Что нового? Владивосток, Иркутск, Воронеж

Что нового? Владивосток, Иркутск, Воронеж | Программа: ОТРажение | ОТР

Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем от наших корреспондентов в регионах

2021-03-30T12:06:00+03:00
Что нового? Владивосток, Иркутск, Воронеж
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Надежда Рыжкова
корреспондент ОТР (г. Воронеж)
Ирина Трофимова
корреспондент ОТР (г. Владивосток)
Екатерина Перевалова
корреспондент ОТР (Иркутская обл.)

Иван Князев: Разные регионы – разные новости и события. Что интересного происходит в некоторых из них – сейчас расскажут наши корреспонденты.

Просим помочь и вас дополнить информационную картину дня в стране. Что нового в вашем городе или поселке происходит? Что лично у вас, может быть? Позвоните в прямой эфир прямо сейчас и расскажите.

Тамара Шорникова: Представляем коллег: Екатерина Перевалова, Ирина Трофимова и Надежда Рыжкова. На связи с нами сегодня Иркутск, Владивосток и Воронеж. Приветствуем, коллеги.

Иван Князев: Здравствуйте, коллеги.

Начнем мы с Иркутска. Екатерина Перевалова, вам слово. Какие новости сейчас у всех на устах?

Екатерина Перевалова: Сегодня власти Иркутска у нас ввели режим повышенной готовности, потому что появилась угроза подтопления талыми водами отдельных территорий. Коммунальщики будут круглосуточно мониторить уровень воды во всех реках города, расчищать их русла и водостоки, а при необходимости откачивать воду.

В двух садоводствах у нас по Плишкинскому тракту уже подтоплено больше 80 участков. Воды в домах пока нет, поэтому жители отказались от эвакуации. Там участки подтапливает река Солянка. В течение дня сегодня сотрудники двух муниципальных предприятий – «Автодор» и «Безопасный город» – чистили ее русло ото льда, чтобы был свободный пропуск воды. В самом городе у нас на выходных три улицы были затоплены талыми водами. Сотрудники «ИркутскАвтодора» откачали ее и сейчас следят за ситуацией.

Если говорить в целом об Иркутской области, то именно от талых вод уже пострадали пять населенных пунктов – в Иркутском и Усольском районах. Это помимо Иркутска пять населенных пунктов. Это официальная информация нашего управления МЧС по состоянию на сегодняшнее утро. Опять же спасатели говорят, что подтопленных жилых домов пока нет.

Иван Князев: А мне интересно, люди, которые там живут, они свое имущество обычно страхуют или нет, Екатерина? У вас нет такой информации?

Екатерина Перевалова: У меня нет такой информации. Ну, наверное, от потопов навряд ли страхуют.

Иван Князев: Все-таки каждый год это происходит. Ну ладно. Продолжайте.

Екатерина Перевалова: Дальше идем. В Иркутске у нас задержали бывшего чиновника мэрии – начальника юридического отдела земельного департамента. Ему вменяют превышение должностных полномочий, совершенных с причинением тяжких последствий.

Что значит «тяжкие последствия»? Ну, чтобы понимали. По версии следователей, он знал, что застройщик незаконно возводит многоэтажный, одиннадцатиэтажный жилой дом по Пискунова, 40. Это знаменитый на всю нашу страну жилой дом, который жители теперь сами за свой счет должны снести. Таких историй в России еще не было.

Так вот, этот чиновник знал, что дом строится без разрешительных документов, но дал застройщику возможность свободно распоряжаться этим объектом. Более того, этот чиновник заключил мировое соглашение с застройщиком, где стороны отказались от исковых требований, по которым как раз этот самый застройщик должен был сам снести самовольную постройку.

Ну а итог, в общем-то, такой: больше 70 семей купили квартиры в этом доме, много лет они вынуждены были судиться, защищая свое право на жилье, доказывая, что они добросовестные приобретатели квартир. Крайний суд они проиграли. И вот должны снести свой дом. Примерная цена вопроса – 350 миллионов рублей. А люди платят ипотеки. У многих это единственное жилье. Понятно, что таких денег нет. Суд давал им несколько раз отсрочку, а осенью прошлого года отказал в очередной отсрочке.

Но приставы не смогли заставить людей выселиться из дома и снести его, потому что у многих есть регистрация в этом доме. Как оказалось, это своего рода защита такая. Вот сейчас люди в новом суде, администрация Иркутска пытается лишить их регистрации и принудительно выселить.

Но это еще не все. В этой истории есть еще один фигурант уголовного дела – старший судебный пристав. Следователи установили, что начальник Октябрьского отдела службы судебных приставов получила взятку в особо крупном размере. Что здесь понимается под этим «особо крупным размером»? Это право собственности на две квартиры в этом самом доме. Ну, если сказать просто, женщины не спешила обеспечивать исполнение решения суда о запрете строительства дома по Пискунова, 40. Ну и взяткодатель – застройщик – достроил дом без разрешительных документов.

Тамара Шорникова: Вот интересно, теперь в связи с новыми делами о взятках как-то это повлияет на исход судебных тяжб жителей? По сути, уже нашли тех, кто ответственен за данную ситуацию. Почему люди должны за свои деньги сносить свое жилье, в котором законно приобрели квартиры?

Екатерина Перевалова: Возможно, это как-то отразится на том, что все-таки не они будут сносить этот жилой дом. Но от того, что они потеряют квартиры в этом доме – от этого, я думаю, не спасет, по сути специалистами дом признан не пригодным для проживания, он угрожает жизням не только людей, которые в нем живут, но и окружающим.

Иван Князев: Вот это очень важный момент. Потому что хотелось бы понять, действительно ли там невозможно дом привести в порядок, в соответствие со всеми нормативами, чтобы люди спокойно уже там жили. Действительно, многие платят ипотеку за квартиру, которую придется еще сносить.

Тамара Шорникова: А это госкомиссия? Может быть, стоит заказать независимую в связи с тем, что все новые и новые лица появляются, которые за определенные суммы где-то ставили галочки?

Екатерина Перевалова: Комиссия была в рамках судебного разбирательства. Прошу прощения…

Иван Князев: Просто по внешнему виду с домом вроде бы вообще все в порядке как бы.

Екатерина Перевалова: Ну да. И сами жильцы говорят, что дом их крепкий. Наверное, все помнят, что у нас в конце декабря и в этом году уже было несколько землетрясений таких серьезных. Они говорят: «Ну вот, выстоял же дом, все в порядке. Не нужно его сносить. Мы немножко тут доделаем, лифт запустим и будем жить».

Иван Князев: А по независимой экспертизе? Вот то, что Тамара спросила.

Екатерина Перевалова: Независимая экспертиза? Вот не подскажу. Я знаю, что спасатели вроде бы как проводили, у них есть комплекс «Струна». Это исследование вроде бы как показало, что дом-то можно эксплуатировать. Но почему-то все-таки решение…

Тамара Шорникова: Понятно. История спорная.

Иван Князев: История интересная. Держите нас в курсе, Екатерина, чем там все закончится, потому что много абсурдного во всем этом. Спасибо вам большое. Екатерина Перевалова из Иркутска была с нами на связи.

Тамара Шорникова: И действующих лиц немало. Да, спасибо еще раз.

Послушаем Ирину Трофимову из Владивостока. Ирина, вам слово.

Ирина Трофимова: Добрый день, коллеги. Рада вас видеть, слышать в добром здравии и в хорошем настроении. Очень интересные новости из Иркутска у коллег.

Что у нас происходит? У нас тоже много разных новостей. Например, выпустили в дикую природу двух редких японских журавлей. Это впервые в практике ученых. Они перезимовали в центре реабилитации диких животных «Тигр», есть у нас такой. Одного из журавлей зовут Квотер, он прибыл из Амурской области. Когда он полете на зимовку, почему-то сбился с маршрута, и вместо того чтобы улететь на юг Китая, оказался в Приморье. Пришлось этой редкой птице проводить зиму в центре реабилитации диких животных.

Иван Князев: Навигатор у него сбился, наверное.

Ирина Трофимова: Да, да.

Иван Князев: Китайский был.

Ирина Трофимова: Что-то с маршрутом случилось, карта сломалась, наверное. Другого же журавля, молодого, подобрали птенцом жители Еврейской автономной области. И чтобы ему подрасти, вырасти… Вот мы видим, как они полетели на волю. Чтобы ему подрасти, пришлось также провести зиму в центре реабилитации диких животных «Тигр».

Что говорят специалисты? Говорят, что сейчас очень подходящий период для того, чтобы выпускать этих редких птиц. И погода, температура такая соответствующая. Они уже могут искать пищу, воду для себя и контактировать с другими дикими журавлями в природе, чтобы социализироваться в своей среде. Будем надеяться, что у них будет все хорошо.

За ними будут следить. Их окольцевали и на них надели специальные передатчики для того, чтобы отслеживать место, где они находятся в данный момент. Это такой первый опыт в истории Приморского края, именно с японскими журавлями. Это редкая краснокнижная птица.

Тамара Шорникова: Интересно. Какие еще новости?

Ирина Трофимова: Что еще хотели рассказать? В Красноармейском районе Приморского края, в селе Богуславка впервые тоже открылся этнокультурный центр «Удэгейский мастер». Открыли его на деньги гранта. Грант подготовили и защитили члены удэгейской общины, общественной организации. Получается, что они сами добыли деньги на это дело. Теперь вот такое учреждение будет работать в селе и вообще во всем крае. Оно предназначено для того, чтобы заниматься удэгейской культурой.

Это коренные малочисленные народы, которые живут в Приморье. Сейчас в Приморском крае всего чуть более 700 удэгейцев. Они будут заниматься резьбой по дереву, восстановлением и шитьем традиционного удэгейского костюма, а также планируют разработать маршрут по следам Владимира Арсеньева. И, конечно, языком будут заниматься, который грозит исчезнуть. Вот такие хорошие новости сегодня, позитивные.

Иван Князев: Я так понимаю, все они потомки Дерсу Узала?

Ирина Трофимова: Да, вроде того.

Иван Князев: Спасибо, Ирина. Ирина Трофимова из Владивостока была с нами на связи.

Переносимся в Воронеж сейчас. Надежда Рыжкова, вам слово.

Надежда Рыжкова: Здравствуйте, коллеги.

В Воронежской области наступила весна, у нас наконец-то с каждым днем все теплее. Вместе с тем на подходе и пожароопасный сезон. Уже зарегистрированы первые ландшафтные пожары, всего шесть. Это горение травы и камыша. Площади сравнительно небольшие, но сам факт их появления весьма примечателен. Первый потушили в одном из районов Воронежа еще 4 марта.

А вот пару дней назад в Воронежской области горел камыш возле реки Савала. Появилось как раз видео в Интернете. Судя по кадрам, опасности жилым домам нет, но пожар охватил некоторую часть поля. Огонь также распространялся и в сторону железнодорожного моста. Потушить его удалось вовремя, огонь не распространился дальше.

Спасатели как раз сейчас напоминают, что у жителей частных домов и у дачников есть время, чтобы обезопасить свои участки, убрать прошлогоднюю траву со своих участков и, если есть необходимость, сжечь лишнее, соблюдая при этом, естественно, все меры безопасности.

В прошлом году в Воронежской области были катастрофические последствия из-за пожаров. Как отмечают в МЧС, все это из-за неубранных участков. Ко всем сгоревшим домам и строениям огонь подходил именно по сухой траве. И особый противопожарный режим в Воронежской области в этом году планируется ввести досрочно с 15 апреля. Однако все будет зависеть еще и от пожарной и метеообстановки. Скорее всего, сроки сдвинутся, и противопожарный режим начнется гораздо раньше. Власти рассчитывают, что это предотвратит многочисленные поджоги травы, которые жители региона устраивают каждую весну перед началом сельскохозяйственных работ.

Также особый режим вводится рано из-за страшных пожаров 2020 года. За тот год на территории Воронежской области было зарегистрировано 110 лесных пожаров. Это почти в четыре раза больше прошлого года, в 2019-м их было 28. Это что касается первой новости.

И вторая новость тоже с хорошим концом. В феврале в Интернете появился ролик, в котором были показаны нечеловеческие условия в психоневрологическом интернате. О разрухе и санитарии рассказал санитар Григорий. По словам медработника, в учреждении водятся тараканы, отсутствует вентиляция, нет нужного количества душевых и санузлов, туалеты постоянно забитые, а убирать их тяжело, потому что нет элементарных моющих средств.

Вот как раз мы видим сейчас эти кадры. В душевой стоит обогреватель, с помощью которого приходится отапливать комнату, чтобы принять душ. Отопление работает в палатах также с перебоями. И при этом в интернате живут около сотни постояльцев, они размещены в палатах, рассчитанных на 10–15 человек. В таких условиях приходится жить пациентам и работать персоналу.

В департаменте соцзащиты Воронежской области тогда заявили, что ситуация в этом психоневрологическом интернате, который работает с 1969 года, находится под контролем, и она не настолько плачевная, как кажется. Чиновники отметили, что уже несколько лет подряд принимаются какие-то меры, чтобы улучшить условия проживания в этом учреждении. И добавили, что и в 2018 году был проведен ремонт, и в 2020-м также построили газовую котельную и сделали косметический ремонт.

Несмотря на это, после жалоб на разруху, специалисты Росздравнадзора проверили интернат, а также Роспотребнадзор выдвинул несколько требований к руководству учреждения. И теперь Павловский районный суд удовлетворил иск Роспотребнадзора, который потребовал отремонтировать психоневрологический интернат в Верхнемамонском районе. Решение уже вступило в законную силу. Теперь нужно дождаться, когда отремонтируют и душевые, и санузлы, и, что немаловажно, сделают палаты, которые будут рассчитаны не больше, чем на 5–6 человек.

Тамара Шорникова: Надежда, а есть уже предварительная информация о сроках, о том, сколько средств потребуется на ремонт.

Надежда Рыжкова: Вы знаете, пока нет. Но есть информация, что в 2022 году вообще в планах было сделать капитальный ремонт этого интерната, поэтому я думаю, что сроки эти сдвинутся, уже будет намного раньше все это. Ну, надеюсь, что все-таки отремонтируют достойно, потому что, судя по кадрам, это, конечно, ужасающее видео.

Тамара Шорникова: И по-прежнему все постояльцы живут там, в интернате? То есть какое-то временное место не найдено?

Надежда Рыжкова: Да. Даже, судя по видео, санитарий Григорий переговаривается с жителями, с постояльцами этого интерната через окно, спрашивает: «Как у вас отопление?» Подбадривает, говорит: «Держитесь, ребята. В общем, скоро придет какая-то помощь». Хорошо, конечно, что все закончилось хорошо. Все-таки увидели, что действительно в таких условиях невозможно проживать.

Несмотря на то, что соцзащита утверждает, что, в принципе, ситуация не плачевная, но, как мы видим на кадрах, мне кажется, ситуация не то что плачевная, а она… Ну, страшно даже представить, что люди могут находиться… что люди могут принимать душ именно здесь. Ну не знаю, это ужасно.

Иван Князев: Да. А соцзащите, видимо, стоит пересмотреть еще раз повнимательнее эти кадры.

Спасибо вам большое. Надежда Рыжкова из Воронежа была с нами на связи, Екатерина Перевалова из Иркутска и Ирина Трофимова из Владивостока. Спасибо вам, коллеги.

Пробежимся по SMS немножко?

Тамара Шорникова: Да. Многие пишут о погоде. Чувствуется, чувствуется весна уже во многих регионах.

Иван Князев: Пензенская область: «На улице тепло. Ждем, что скоро будет тепло и в доме. Вот такое интересное наблюдение». Ростовская область, город Красный Сулин: «Дороги ужасные», – пишет телезритель. «В Волгограде второй раз за месяц подняли цену на бензин незаконно», – считает наш телезритель. Из Краснодарского края: «В очередной раз отключили воду. Сидим без воды, терпим и надеемся», – Новороссийск.

Тамара Шорникова: Так, а теперь новости у нас от Валентины, это Пензенская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Мы из Спасского района, село Свищево у нас. У нас, как говорится, ни дорог, ни ремонта никакого не делают, мосты у нас аварийные.

Иван Князев: А сколько человек у вас в селе проживает? И далеко ли какие-нибудь крупные города?

Тамара Шорникова: Райцентр, город.

Зритель: Ну, в 15 километрах мы живем от Спасского. У нас и в Спасске ничего, как говорится. Чиновники получают зарплату, а ничего не делают. За все лето, за прошлый год ничего – ни мостов, ни ремонт не делали. Ничего!

Тамара Шорникова: А обещали? В планах было?

Зритель: Отписки только, и все, больше ничего.

Иван Князев: Валентина, мы как раз завтра будем обсуждать тему – инфраструктура в сельских поселениях, вообще в принципе на селе, в деревне. У нас будут эксперты, которые постараются ответить на вопрос: почему так происходит? Вы тоже присоединяйтесь к эфиру, позвоните и еще раз расскажите свою историю. Попробуем поподробнее разобраться в ней. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. А сейчас – следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем от наших корреспондентов в регионах