Что нового? Владивосток, Красноярск, Саратов

Александр Денисов: О новостях из других регионов России поговорим с нашими корреспондентами: Ириной Трофимовой из Владивостока, Максимом Галатом из Красноярска и Романом Базаном из Саратова.

Ирина, давайте с вас начнем.

Оксана Галькевич: Коллеги, здравствуйте, мы вас приветствуем. Я вот буквально коротко только обращусь к нашим зрителям.

Друзья, давайте подключайтесь тоже к нашему разговору. В качестве народных корреспондентов вы можете поучаствовать в нашем эфире. Расскажите, что у вас происходит, в вашем городе, поселке, регионе, о чем вы сейчас там говорите, что обсуждаете, что пишут ваши новостные порталы.

Александр Денисов: Ирина, добрый день. Вот у нас на ВДНХ, если посмотреть, расцвели вишни вообще сплошняком, люди ходят смотреть. Ну и погода теплая, и прочее. У вас с этим проблемы в регионе? Расскажите, что случилось с вашими вишневыми садами. Казалось бы, самый тот край, Япония рядом.

Ирина Трофимова: Здравствуйте, коллеги, Александр и Оксана. Да, начинаем всегда с востока.

Что касается вишневых садов, то у нас в вишневые сады люди тоже ходят, но с этим-то и возникла проблема. Специалисты Дальневосточной опытной станции Института генетики растений приступили к восстановлению вишневых садов во Владивостоке. Дело в том, что в ноябре вишневые сады повредил этот наш знаменитый ужасный ледяной шторм, и повредил настолько, что 90% деревьев оказались поврежденными, оказались вообще под угрозой выживания. Ученые в небольшом шоке оказались, жители Приморья тоже.

Надо сказать, что на территории вишневых садов цветут вишни, цветут сливы, цветут другие культуры. И во время цветения приморцы очень любят туда приходить. Это такое очень популярное место для фотосессий, для свадебных фотосессий. Но оказалось, что и люди, кроме ледяного шторма, тоже наносят этим культурам непоправимый вред. Главная цель работ Дальневосточной опытной станции – это сохранить этот генетический фонд. Там более 7 тысяч различных культур и более 4 тысяч только плодово-ягодных.

Александр Денисов: Ирина, судя по картинке, вообще кажется, что деревья вырубают и прямо закидывают (сейчас мы наблюдаем) в машину, в кузов. Что это за восстановление? То есть будут новые высаживать?

Ирина Трофимова: Да, сейчас специалисты занимаются черенкованием. То есть главное – эти деревья сохранить. Черенки возьмут, посадят их в новое место. Там, где сейчас стоят эти старые деревья, деревья уберут, распашут все, и там поле будет стоять, что называется, под паром, то есть отдыхать. Несколько десятков лет земля выращивала эти культуры, потребляла из почвы вещества, которые необходимы растениям. И теперь почва, к сожалению, должна отдохнуть. Именно поэтому…

Оксана Галькевич: Ирина, вы сказали о том, что это любимое времяпрепровождение владивостокцев – приходить, фотографировать. Тем не менее, а какой вред они наносят? Я думала, вы сейчас скажете, продолжите тем, что у вас есть такая же традиция – время любования сакурой, цветением вишневых садов.

Ирина Трофимова: Да, действительно, время любования цветущими деревьями у нас, конечно, есть. Но дело в том, что люди приходят на территорию опытной станции, фотографируются, а некоторые даже разводят огонь. По вине людей возникали там пожары. И специалисты, ученые даже говорят о том, что эту территорию, где находятся эти деревья, которые в мае расцветают очень красиво белым облаком, ее придется огородить просто от людей, для того чтобы сохранить эти уникальные растения.

Оксана Галькевич: И даже пускать не будут? Вот так просто хотят ограничить доступ?

Ирина Трофимова: получается, что не будут, да.

Оксана Галькевич: Ой, как жалко, жалко.

Александр Денисов: Ирина, урожай вишен, наверное, придется ждать – ну сколько? – несколько лет-то точно, пока подрастут, пока заплодоносят.

Ирина Трофимова: Более десяти лет понадобится на восстановление, как говорят ученые.

Александр Денисов: Десять лет? А чтобы попробовать знаменитые дальневосточные морепродукты, десять лет не нужно. Расскажите, что за фестиваль у вас намечается.

Ирина Трофимова: Он не намечается, он уже в самом разгаре. С 19 по 30 мая во Владивостоке проходит традиционно уже Фестиваль мидий. Это гастрономический фестиваль. У нас вообще очень популярны гастрономические фестивали: Фестиваль мидий, Фестиваль корюшки, Фестиваль краба. Вот сейчас проходит Фестиваль мидий. Как говорят организаторы, каждый желающий, который поучаствует, он может стать настоящей мидийной личностью (через «и»). Участникам выдают «мидийные паспорта».

Можно посетить целый перечень ресторанов, о которых говорят организаторы, и в них шеф-повара готовят специальные блюда из мидий, соревнуются друг с другом. Выдают их по фиксированной цене. Таким образом, можно поучаствовать и попробовать самые разные блюда из мидий.

Александр Денисов: Ирина, надо заметить, что мидии – такой афродизиак хороший. Это же белковая пища, да?

Ирина Трофимова: Да.

Александр Денисов: Владимир Путин однажды на пресс-конференции сказал, что улитки – афродизиак. У него сельхозпроизводители попросили поддержать их. Он говорит: «Мужики, все на улиток!» Поэтому можем подключиться к президенту и сказать: мужики, все на мидии, на Дальний Восток!

Ирина Трофимова: Да, абсолютно. Мидии – это такой уникальный двухстворчатый моллюск. Сейчас как раз идет нерест. И сейчас мясо мидий наиболее полезное.

Александр Денисов: А расскажите, как нужно есть. Я видел, как за границей это делают. Сам не ел. Я немного брезгую, конечно. Раскрывают в сыром виде, тут же лимонный сок на набережной – и, пожалуйста, все это вылизывают. Так тоже у вас?

Оксана Галькевич: Дикие люди они там, да?

Ирина Трофимова: Вы немножко путаете с устрицами. Мидия – это не устрица. Мидии проще всего, конечно, бросить в кипяток и сварить. При этом самая безопасная устрица… самая безопасная мидия – та, которая раскрылась в кипятке. Это значит, что с ней все хорошо, она свежая, ее можно употреблять пищу. А повара изобретают совершенно разные соусы – от грузинских до корейских. Соус том ям применяют к мидиям.

Оксана Галькевич: Ирина, а почему именно сейчас проводит этот фестиваль мидийный? Сезон, да? Они что в это время, я не знаю, раскрываются, созревают?

Александр Денисов: Они готовы к Фестивалю мидий, созрели, да.

Ирина Трофимова: Да-да-да, они готовы к Фестивалю мидий. Сейчас, в это время года, идет большой урожай мидий, их можно поймать. Их поймать и в мире. Их выращивают на аквафермах, тем самым увеличивая продуктивность добычи мидий в регионе. Сейчас мясо их наиболее полезное. Большое содержание белка и полезных веществ именно сейчас в мидиях.

Оксана Галькевич: Эх! Знали бы мы заранее – билеты бы купили во Владивосток и на фестиваль бы махнули! Тем более что у вас там сейчас и тепло, и прекрасно, и замечательно, можно погулять. Спасибо, Ирина.

Давайте переместимся дальше, к следующему нашему коллеге. Я предлагаю в Красноярск отправиться к Максиму Галату. Максим, здравствуйте. Какие у вас новости, какие темы?

Максим Галат: Здравствуйте, Оксана. Здравствуйте, Александр.

Ну, у нас, наверное, главная новость – это то, что готовятся к очередному половодью. У нас в крае кое-где оно уже началось, жители северных районов, северных территорий уже, так скажем, столкнулись с ним в полном районе. Так в Енисейском районе вышла из берегов река, которая называется Каш. Там вода затопила небольшой населенный пункт, который называется Александровский Шлюз. Несколько домов оказались подтопленными.

В итоге власти района совместно с МЧС приняли решение эвакуировать из поселка 14 детей на всякий случай. При этом, конечно же, наблюдали, как будет дальше разворачиваться эта ситуация с половодьем, потому что критическая отметка была превышена на реке. На сегодняшний день, по оперативной информации, вода постепенно уходит. Возможно, все обойдется, так скажем, мелкими потерями.

Тем не менее специалисты МЧС не исключают того, что в ближайшее время половодье и паводки станут общей бедой жителей Красноярского края, потому что в крае, на многих территориях идут очень сильные дожди сейчас. Если, допустим, у вас хорошая, теплая и классная погода, то у нас она дождливая и достаточно такая… В общем, много осадков выпадает.

Александр Денисов: У нас тоже испортится, Максим. Показывали, ваши съемки шли, параллельно вы рассказывали. Шел житель деревни по такому мостку узенькому. То есть видно, что в населенных пунктах готовятся, знают, с чем столкнутся. И дорожки поднимают. А поднимают ли дома? Потому что каждый раз его просушивать – так и жить-то невозможно будет. Что с домами? Как жилье готовят к половодью?

Максим Галат: Ну, обычно жилье готовят к половодью сами жители этих домов. Насколько я знаю, роют различные канавы, также обкладывают мешками с песком на некоторых территориях. Кое-где просто оставляют это на авось – авось пронесет. Ну, когда-то проносит, а когда-то не проносит. Так скажем, когда повезет.

Оксана Галькевич: А как дом поднять? Это только надо при закладке, при строительстве, наверное, понимать, будет ли там вода большая или не будет. Проблема-то ежегодная, я так понимаю. Наверное, тоже не первый раз люди с этим сталкиваются.

Максим Галат: Да. Люди в основном абсолютно спокойно относятся к этим паводкам. Но, конечно, когда происходит такое глобальное подтопление, то начинают думать совершенно по-другому. Вот чтобы такого, допустим, не произошло, в городе Дудинка (а это самый северный город в мир, там самый северный речной порт в мире) придумали даже такую штуку. Ежегодно, когда у них Енисей вскрывается, у них эта территория порта затапливается водой. Ну, лед идет и, в общем, все ломает на своем пути.

Соответственно, что они придумали? Они все свои сооружения, все свои краны перенесли на рельсы и каждую весну все это дело поднимают выше, ну, чуть выше уровня реки. Соответственно, проблем у них обычно с этим не бывает.

Вот такая же история произошла в Дудинке буквально на днях. Сейчас я не знаю, показывают эти кадры или нет. Это очень эпично.

Александр Денисов: Да, вот мы видим как раз эти краны, вот они стоят.

Максим Галат: Да. Соответственно, это происходит каждый год. Люди готовятся к этому всему делу и пытаются предпринять какие-то меры. Допустим, в Дудинке паводок ожидается только через неделю. Сейчас Енисей замерзший, вскроется он через неделю, может быть, даже чуть-чуть больше.

Александр Денисов: Максим, как удачно рассказали! Это ведь Заполярье считается – Дудинка? И у нас сегодня как раз тема будет про таяние вечной мерзлоты, про проблемы и плюсы. Как раз тоже про ваш край поговорим. В 14:30 у нас будет эта тема.

Оксана Галькевич: Что еще? Какие темы обсуждаете, кроме того, что готовитесь к паводку, в зависимости от температурного режима и климатических особенностей территорий? Что еще?

Максим Галат: Еще тема уже гораздо более приятная и менее тревожная, так скажем. Каждый год у нас с приходом весны обновляют зеленые скульптуры, их у нас в городе порядка двух десятков. Конечно же, это не уникальная фишка нашего города, но тем не менее горожане очень сильно любят своих слонов, жирафов, оленей и прочих зверушек, которые изображены.

Александр Денисов: Зеленый Гена же у вас там. Ну какому еще быть? Конечно, понятно, что зеленый. И Чебурашка. Наверное, самый знаменитый в Красноярске, да?

Максим Галат: Гена, Чебурашка. Здесь у нас каждая скульптура имеет своего фаната, поэтому, какая из них самая знаменитая и самая…

Александр Денисов: То есть вы не фан, Максим? Судя по такому снисходительному тону, вы не фанат Гены. Я правильно понял?

Максим Галат: Вы знаете, мне больше нравятся архитектурные вещи. В частности, у нас есть одна из скульптур, где изображен символ города – часовня Параскевы Пятницы и пушка, которая ежедневно у нас раньше стреляла. Вот такая красивая штука из зелени сделана.

В общем, все эти зеленые скульптуры начинают приводить в порядок, начинают оформлять. Специалисты делают обходы, смотрят, что после зимы нужно обновить, подлатать, где нужно досыпать грунта, для того чтобы уже начать высаживать в этот грунт цветы. Между прочим, такая очень серьезная и кропотливая работа, потому что все это высаживается вручную каждый раз, только вручную высаживается. На один квадратный метр требуется не менее 1 200 подобных ростков. Представляете?

Александр Денисов: А что это за зелень, Максим? Это что? Трава или что это? Как скульптуры выглядят? Что там высаживают?

Максим Галат: Растение называется седум.

Александр Денисов: Седум?

Максим Галат: Да. Разные сорта этого растения высаживают. И получается такой… Ну, делают какие-то рисунки, заранее придуманные. Причем эти рисунки всегда уникальные, поэтому каждый год наши цветочные скульптуры меняют свои наряды.

Оксана Галькевич: Слоны цветут по-разному, да? И жирафы тоже. А зимой они как выглядят? Их никуда не переносят с этих мест, с улиц и скверов? Они там стоят? Их как-то заматывают, не заматывают, берегут? Или просто стоит как есть?

Максим Галат: Зимой их накрывают целлофаном и стараются, чтобы погода, различные снегопады и другие осадки как можно меньше вреда причинили этим зеленым скульптурам, чтобы меньше сил потребовалось на их восстановление в следующем году.

Оксана Галькевич: Спасибо. Ну а что? Кстати, будем говорить сегодня как раз о глобальном потеплении. Когда-то в ваших краях и мамонты, и прочие…

Александр Денисов: Зеленели.

Оксана Галькевич: Да-да-да, зеленели. Вполне все это было.

Перемещаемся в Саратов, Роман Базан у нас на связи. Роман, здравствуйте. Так, а что у вас?

Роман Базан: Здравствуйте, коллеги и телезрители.

У нас что? У нас вот-вот достроят новый собачий приют. Происходит все на окраине города. И это будет второй по счету питомник и самый большой. Рассчитан он на 300 с лишним четвероногих. На днях территорию осмотрели власти с зоозащитниками. Ну и последние не удержались, они раскритиковали строителей. Дело в том, что вольеры продувает со всех сторон, то есть зимой, разумеется, животные будут замерзать. Да и сам приют обшит профнастилом дешевым. По словам активистов, это «ад собачий, концлагерь» (это цитата). В общем, как всегда, не без недочетов. Сам питомник предложили отдать зоозащитникам. Ну кому как не им?

Как решит это проблему бездомных собак в городе? Как минимум дело должно сдвинуться с мертвой точки. Быстрее и больше будут прививать, стерелизовать. К тому же новый приют может быть увеличен до 500 собачек.

Александр Денисов: Роман, а собаки-то в городе есть у вас, бегают? Вот приют есть. А собаки есть?

Оксана Галькевич: Ну, судя по всему, есть, раз приют строят.

Роман Базан: Ну конечно, конечно. Я мониторил ситуацию. В других городах то же самое. Мы не отстаем, у нас очень много бродячих собак на улицах.

Оксана Галькевич: Роман, скажите, строят это за счет городского бюджета? Я правильно понимаю? Соответственно, тогда собственник-то кто? Обычно этим занимаются частные лица, привлекают волонтеров, как-то собирают средства на содержание этих собак. А тут такая красота возводится. Кто будет ее содержать? Кто будет финансировать?

Роман Базан: Это строится на деньги, скажем так, частного инвестора.

Оксана Галькевич: А, частного инвестора?

Роман Базан: Это благотворительные деньги, да. Но содержать будет город

Оксана Галькевич: Вот так. Интересно!

Роман Базан: Ну, в целом, если помните… Не знаю, помните или не помните. Месяц назад в городе был введен карантин по бешенству. Он будет действовать еще месяц. Новых очагов пока не было. Питомцев активнее стали прививать, это точно. В клиниках, я помню, первые недели даже наблюдался ажиотаж. Это говорили сами ветеринары.

Если честно, эта тема немного подзабыта, и многие горожане, думаю, уже и не вспомнят, что у нас карантин. Как-то все подутихло. Ну, может, оно и к лучшему.

Оксана Галькевич: Да. Но, с другой стороны, я так понимаю, что это ускорило процесс возведения этого нового приюта, может, как-то подтолкнуло. Нет?

Роман Базан: Нет, никак вообще.

Оксана Галькевич: Все по плану идет? Ну, это тоже хорошо. Так, какие еще новости у вас? Чем поделитесь?

Роман Базан: В Саратове на один памятник стало больше. В центре города у областного медицинского колледжа установили новую конструкцию, посвященную военной медсестре. Еще четыре года назад камень заложили, но все, да никак. В прошлом году чиновники городские получили «разгуляй» от федеральных властей, скульптуру все-таки заказали саратовскому скульптуру Владимиру Пальмину. Это известный в городе мастер. В целом, мне кажется, довольно красиво получилось. Он автор, в принципе, многих работ в городе, они известны среди горожан. Я думаю, что тут главное, чтобы они были притягательные. Мне кажется, что как раз военная медсестра такой и будет.

Александр Денисов: По-моему, неожиданно… точнее, давно пора было такой памятник сделать. По-моему, единственный в своем роде. Я вот не слышал про памятники медсестрам военным.

Оксана Галькевич: А где он будет стоять, Роман?

Роман Базан: Он стоит в центре города.

Оксана Галькевич: В центре города?

Роман Базан: Да. У областного медицинского колледжа. То есть учащиеся идут на пары и, разумеется, они подходят, трут на удачу. Я не знаю – что.

Оксана Галькевич: Что будут натирать? Понятно.

Александр Денисов: Туфлю, как обычно.

Оксана Галькевич: Медицинскую сумку.

Александр Денисов: Да-да. Вот у Ахматовой туфлю трут. Наверняка неслучайно у колледжа поставили. Он давно существует? Может быть, как раз на войну и уходили медсестры из этого учреждения? Расскажите.

Роман Базан: Да. Если мне не изменяет память, то – да.

Оксана Галькевич: Спасибо. Спасибо, коллеги. Красноярск, Саратов, Владивосток у нас были на связи: Ирина Трофимова, Роман Базан и Максим Галат.

А сейчас у нас на связи Александра…

Александр Денисов: …из Сахалина.

Оксана Галькевич: Да, Сахалинская область у нас на связи. Здравствуйте, Александра.

Зритель: Добрый день, добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Меня слышно?

Оксана Галькевич: Да, слышно. Слушаем вас.

Зритель: У нас проблема такая. С весенними проблемами пришла к нам вода. Именно в моем поселке Краснополье, по улице Советская, 17 оказались подтопленными участки огородные и придомовая территория дома двухэтажного, одноподъездного, деревянного. Там живут преимущественно пенсионеры.

Вчера мы боролись с этой водой в плане привлечения МЧС. Звонили в область, звонили в район. МЧС прибыла к 9 часам, чтобы поинтересоваться, намокли ли вещи на первом этаже, зашла ли вода, оказали психологическую помощь и поддержку: нужно расселение или не нужно? Но на данный момент ни техника никакая не прибыла в населенный пункт, никакие работы по поводу, допустим, ликвидации данного маленького ЧС. Я не вижу как житель села. И вот мы не знаем, куда нам обращаться.

Александр Денисов: Вода в квартире есть?

Зритель: Вот именно, что воды в квартире нет, но дом деревянный, и он уже аварийный, ветхий. Там перекрытия сейчас все погниют. И вода может прибыть, потому что у нас перевал рядом, он просто начнет таять, вода прибудет. Речки полные стоят вокруг деревни.

Оксана Галькевич: Александра, а это у вас впервые такая ситуация в жизни? или все-таки каждый год как паводок, так постоянно все это происходит?

Зритель: Нет. В этом году получилась такая ситуация чрезвычайная на речке. Может быть, где-то образовался затор. Вода пошла через дорогу, именно к этому жилому дому, через огородные места. Вот мы оказались в воде. У нас огороды стоят, у нас вода в подъезде стоит, допустим. Как-то ее надо или отводить, или что-то прокапывать. Ничего со вчерашнего обеда (к 11 часа вода стала прибывать), к нам никто не выехал навстречу. Хотя прокуратура вроде бы взяла на контроль. Это в Instagram было прописано и опубликовано. Но нам никто помощь не оказал.

Александр Денисов: А муниципальные власти что вам говорят? МЧС – понятно, посмотрело и, наверное, что-то там соображает.

Оксана Галькевич: Ну, МЧС спасает, а не прокапывает.

Александр Денисов: Муниципальные власти что делают?

Зритель: Ну что они скажут? Вот я хожу по селу и спрашиваю, к кому мне обратиться. В селе нет старосты, в селе нет никого. К кому обратиться? Я не знаю, к кому обращаться. Вот я человек, работающий педагогом. Я не знаю, куда писать. Сразу президенту, что ли? Или куда-то в область? Я не знаю!

Оксана Галькевич: Губернатору попробуйте написать. Он, кстати, был у нас в эфире неделю назад. Попробуйте связаться с ним.

Зритель: Я отслеживаю программы ваши, всегда слушаю с удовольствием. Мы хотели бы заявить, чтобы на нас кто-то обратил внимание, потому что вода будет стоять и месяц, и больше. Она же под домом. Это кошмар!

Александр Денисов: Понятно. Под домом ни до чего хорошего не доведет, конечно.

Оксана Галькевич: Александра, может быть, посмотрят наш эфир на самом деле. Такое часто бывает. Действительно, как-то отреагируют, и ваша ситуация будет разрешаться. Спасибо вам за ваш звонок.

Вот несколько сообщений с нашего портала. Челябинск пишет, что в Челябинске установлен тоже памятник». Саратовская область пишет, что очень интересно слушать новости от наших корреспондентов. Спасибо. Белгород… В основном почему-то делятся цветением и хорошей погодой. «Сирень, сады цветут. Красота!» Нижний Новгород – сильный дождь у них там было. «В Старом Осколе тело, цветут каштаны», – тоже Белгород нам пишет.

Ну что, друзья, спасибо всем нашим народным корреспондентам и не народным корреспондентам.

Александр Денисов: Профессиональным корреспондентам.

Оксана Галькевич: Да. Мы меняем тему, идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)