Что нового? Во Владивостоке, Улан-Удэ и Чебоксарах

Петр Кузнецов: Ну а мы-то продолжаем прямо сейчас, точнее, только начинаем информационный насыщенный час с обзора регионов. Сегодня у нас Владивосток, Улан-Удэ и Чебоксары – на линии Ирина Трофимова, Анна Зуева, Марина Рябцева. Здравствуйте, девушки.

Тамара Шорникова: Девушки?

Петр Кузнецов: Кто первый откликнется – с того и начнем.

Ирина Трофимова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Владивосток!

Тамара Шорникова: О, Владивосток, да.

Петр Кузнецов: Ирина Трофимова.

Ирина Трофимова: Здравствуйте, коллеги. Рада вас видеть, рада вас слышать в добром здравии, прекрасными, красивыми, здоровыми. Будьте здоровы и дальше.

Петр Кузнецов: К чему вы это?

Ирина Трофимова: Это не намек, это лирическое отступление.

Петр Кузнецов: Может быть, заход на какое-нибудь событие первое, о котором вы хотите сообщить.

Тамара Шорникова: Мол, недолго осталось…

Петр Кузнецов: Сейчас все узнаем.

Ирина Трофимова: Нам хотелось бы очень остаться здоровыми в условиях жесткого гололеда во Владивостоке. Сделать это становится все сложнее и сложнее. Сегодня было очень сложно, крайне сложно выйти на улицу просто пешеходам и тем более автомобилистам. Городские власти рекомендовали не пользоваться автотранспортом личным, потому что во Владивостоке прошли очередные осадки, снег с дождем, множество аварий. Более 160 человек за сутки обратились в травмпункты. Десятки единиц дорожной техники работают на трассах, на дорогах.

Но это плохо помогает, очень мало помогает. Горожане просто пытаются помочь друг другу. Например, сегодня один из водителей джипа большого Land Cruiser помогал вытащить автобус на Океанском проспекте. Неподалеку, на другой остановке, тоже автобус не мог тронуться с места на склоне, и его тащила Mitsubishi Delica. То есть люди просто пытаются каким-то образом хотя бы помочь друг другу.

От Владивостока до поселка Мирный выстроилась огромная очередь большегрузов, которые не могут проехать. То есть просто после снегопада город превратился в один сплошной каток, по-другому просто не скажешь. По этому поводу губернатор Приморского края Олег Кожемяко очень жестко высказался. Он сказал, что городские коммунальные службы просто не справились со своими обязанностями. В городе сейчас очень травмоопасно.

Петр Кузнецов: Ну, признать проблему – это одно. А как она будет решаться, если такая катастрофа уже происходит?

Ирина Трофимова: Ну, пока что люди сами вышли на улицы с песок. Вот те 280 тонн песка, которые рассыпали на дорогах, их не хватило. Люди просто выходят с тележками, с санями, с лопатами и пытаются сами помочь себе.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Какие еще новости обсуждают сейчас во Владивостоке?

Ирина Трофимова: Что еще происходит во Владивостоке? Например, сегодня прошел торжественный митинг, посвященный концу блокады Ленинграда, 77-й годовщине. Прошел на Корабельной набережной. Многие герои-тихоокеанцы служили на фронте, прорывали блокаду Ленинграда. И сегодня вообще по всему краю проходят события, мероприятия, посвященные этой дате. Всего сейчас во Владивостоке проживает 99 блокадников. Некоторые из них – те, кто может прийти, те, кто еще здоров более или менее, – они пришли и отметили вот эту дату, важную для всей страны.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Ирина…

Ирина Трофимова: Еще небольшое событие, которое очень важное для края и для всего Дальнего Востока, – это испытание вертолетов в городе Арсеньев. Там находится авиационная компания «Прогресс». Там проходит сейчас испытание новых вертолетов Ка-62, которые Приморский край собирается приобрести для себя, для перевозки пассажиров. Это принципиально новые вертолеты, на них можно и пассажиров перевозить, и делать мониторинг, например, лесных пожаров, в том числе санавиацию перевозить. То есть они могут по разному назначению служить. И планируется, что они будут у нас летать.

Петр Кузнецов: Может, они и песок будут разбрасывать, раз техники у вас не хватает? Ну что делать? Не все же жителям самим решать эту проблему.

Ирина Трофимова: Было бы хорошо. Но я боюсь, что если приземлится, то поскользнется.

Петр Кузнецов: Спасибо. А вот, кстати, дополняют… Спасибо. Ирина Трофимова, Владивосток. Из Владивостока тоже сообщение от наших телезрителей. Тоже наши корреспонденты, но в данном случае народные, как мы их называем. «Кормовой картошки в продаже не видели. Ну и масло с сахаром не дешевеют», – SMS из Владивостока.

Тамара Шорникова: И прежде чем переключиться к другим… Спасибо Ирине Трофимовой. Прежде чем переключиться к другим нашим коллегам, узнать их новости, почитаем новости от наших телезрителей, делятся с нами.

Вот Свердловская область, телезритель пишет, что завтра делает прививку от ковида, переживает: «Есть сахарный диабет и астма, но все равно намерен сделать». «В Уфе власти обещали сделать перерасчет за отопление всем, у кого суммы в квитанциях превысили 40% по сравнению с ноябрем», – то уже новость из Башкортостана.

Петр Кузнецов: И у меня еще одно сообщение – из Тверской области. «В городе Торо́пец…»

Тамара Шорникова: Торопе́ц.

Петр Кузнецов: Торо́пец. Я проверил. Торопе́ц?

Тамара Шорникова: Ну хорошо, ладно.

Петр Кузнецов: Хорошо. «Не возят баллонный газ. Тверь сказала: не возить». Вот такое сообщение. Ну, здесь еще остается загадкой – Торо́пец все-таки или Торопе́ц? Но мы это выясним, я думаю, до конца нашего обзора.

А пока обзор продолжает Улан-Удэ, если у нас есть связь с Анной Зуевой. Просто картинка зависла, я вот к чему. Анна, слышите ли вы нас? Мы вас видим, но в режиме стоп-кадра.

Хорошо, продолжаем читать, что пишут из регионов наши телезрители. Пожалуйста, Дагестан, SMS: «За декабрь не выплачены инвалидам льготы». Хабаровский край, SMS: «С начала года топливо дорожало, а сейчас ни в Хабаровске, ни в Комсомольске-на-Амуре нет бензина. Ждем очередной «подарок» от властей – подорожания топлива и билетов на автобусе», – сарказмом заканчивает наш телезритель.

Продолжайте писать, а мы вас пока послушаем. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: У нас Владимирская область на связи, да?

Петр Кузнецов: Владимирская.

Тамара Шорникова: Архангельская.

Петр Кузнецов: А, Владимир из Архангельской области. Выяснили. А не Архангел из Владимирской области. Бывает и такое. Пожалуйста, Владимир.

Зритель: У меня такой вопрос. Я живу в Высокогорском округе города Архангельска. Алло.

Петр Кузнецов: Да?

Тамара Шорникова: Продолжайте.

Петр Кузнецов: Наверное, хорошо.

Зритель: Как говорится, у нас температура была – 30 градусов мороза. Топили, батареи были горячущие, все нормально.

Петр Кузнецов: Вас поправляют. Не хватало, видимо?

Зритель: А?

Петр Кузнецов: Вас супруга поправляет.

Зритель: Сейчас у нас температура плюс 2 градуса, батареи… Я вчера звонил в мэрию городе Архангельска, Андрею Александровичу, заместителю главы мэрии. Он мне сказал: «Хорошо, мы порешаем». Но ничего не решено. Ночью мы не спали, потому что жарища невозможная, духота в квартире. Мне 75 лет, я лежу, у меня сломана шейка бедра, жду операции по замене сустава. И я никуда не звоню, нигде не могу ничего…

Петр Кузнецов: Послушайте. Вот этот чиновник, к которому вы обратились, он же сказал, что взял под контроль и обещал исправить ситуацию.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: И как?

Зритель: Вчера вечером я звонил вечером, он сказал: «Все взято под контроль. Решим». И ничего не решено.

Петр Кузнецов: Давайте подождем.

Тамара Шорникова: Мне кажется, денек еще дадим.

Петр Кузнецов: Да, давайте подождем. Если что – дозванивайтесь. Давайте договоримся: если к пятнице ничего не будет… Наши редакторы вам позвонят в пятницу и узнают, исправлена ли ситуация или нет. А дальше уже на свой контроль берем. Спасибо вам огромное.

Мы вернулись к нашим корреспондентам. Еще раз попробуем наладить связь… Ну, она налажена. Улан-Удэ, Анна Зуева. Анна, здравствуйте еще раз.

Анна Зуева: Здравствуйте, коллеги. Рада вас видеть.

Петр Кузнецов: Мы тоже.

Анна Зуева: У нас в Улан-Удэ сейчас все мы ждем решения Государственной экологической экспертизы. Эксперты должны дать ответ: можно ли сжигать «фенольное озеро», которое расположено у нас в центре города?

Фенольным мы его называем потому, что там действительно накопитель очень большой, в котором содержится каменноугольная смола, фенолы, галогены. Территория так называемого отстойника раньше принадлежала локомотивовагоноремонтному заводу. С конца 80-х и до начала 2000-х предприятие сливало туда техническую воду и другие продукты отработки. Площадь очень большая – примерно четыре футбольных поля. И там, по подсчетам некоторых ученых, скопилось примерно 83 тысячи тонн фенолсодержащих отходов. Поэтому мы в Улан-Удэ называем это «фенольное озеро». У нас есть озеро Байкал, а есть еще фенольное, которое расположено в центре города.

Так вот, в 2005-м предприятие – локомотивовагоноремонтный завод – наконец модернизировали свои различные процессы. Необходимость в сбросе каменноугольной смолы отпала. И власти Бурятии потребовали рекультивировать этот отстойник, ликвидировать это озеро. Однако в течение многих лет предприятие отказывалось это делать в силу разных обстоятельств. То оно продавало эту землю другой компании и говорило: «Это не наше, мы не будем это утилизировать»…

В итоге по решению суда предприятие ЛВРЗ все-таки должно рекультивировать эту землю. И компания «ЛокоТех», которой принадлежит ЛВРЗ, заказала специалистам из Питера большое исследование. Они нашли способ, как утилизировать эту каменноугольную смолу.

Однако эксперты, экоактивисты и жители Улан-Удэ некоторые считают, что утилизировать каменноугольную смолу методом пиролиза очень вредно и для здоровья, и для окружающей среды. Однако, конечно, компания «ЛокоТех» так не считает. Более того, она уверена, что это единственный доступный способ, который законен на территории Российской Федерации, он входит в список приемлемых и допустимых методов утилизации такого рода отходов.

И сейчас мы все ждем решения Государственной экологической экспертизы. Жители Улан-Удэ и экоактивисты хотят провести альтернативное исследование проекта. Для общественной экспертизы им нужно 200 тысяч рублей. Сейчас у нас в городе идет сбор пожертвований. Опубликовать эту общественную независимую экспертизу активисты должны раньше экспертов в Москве, которые занимаются государственной экологической экспертизой. В этом случае общественная экспертиза может стать приоритетнее, и решение Государственной экологической экспертизы может быть даже отменено.

Однако в этом случае, я добавлю, возможно, не останется вообще никакого способа, как нам убрать фенольную помойку из центра Улан-Удэ. Поэтому мы все замерли в ожидании, ждем февраля, потому что именно тогда мы должны узнать, какой же будет ответ что у одних экспертов, что у других.

Петр Кузнецов: А вот эта независимая, на которую собирают 200 тысяч, по ней два вопроса. Экономическое обоснование есть? То есть на что потратят? И кто проводит эту независимую экспертизу? Кому будут направляться деньги?

Анна Зуева: Конечно, обоснование есть. Это деньги для того, чтобы заплатить специалистам, ученым, специалистам по пиролизу, ну, производственникам, которые что-то знают про то, как утилизируются такие «фенольные озера». Кстати, это единственное «фенольное озеро» во всей стране, потому что такого масштаба… Были какие-то разливы каменноугольной смолы и такого рода, в общем-то, ядовитых химикатов. Но вот чтобы в таком объеме – это, пожалуй, нонсенс для России. Я не знаю, почему сливали в открытый грунт такие ядовитые вещества, и никому не было дела.

Петр Кузнецов: Понятно.

Анна Зуева: Просто было другое природоохранное законодательство.

Тамара Шорникова: Анна, скажите, а риски какие? Можно еще коротко? А риски какие для населения в случае использования такого метода рекультивации?

Анна Зуева: Ну, специалисты из «ЛокоТеха» и нанятые ими специалисты из Питера хотят поставить пять установок прямо на берегу этого «озера» и сжигать эти отходы на месте. То есть не вывезти куда-то эти установки, а сжигать на месте, в центре города. Специалисты из Питера говорят: «Пиролиз – это не сжигание. Вам нечего бояться, друзья». Но экоактивисты, видимо, разобрались в этой теме поглубже и все-таки считают, что риски высокие. Во-первых, будет там много выбросов, выхлопов…

Тамара Шорникова: Понятно. То есть режим «черного неба», да?

Петр Кузнецов: Ждем решения экспертизы так или иначе, какой бы ни была экспертиза. Анна, а вторая новость?

Анна Зуева: Вторая новость. Улан-удэнские ветеринарные врачи сейчас едва справляются с наплывом желающих зарегистрировать своих собак. В день на городскую станцию по борьбе с болезнями животных приходят до 300 горожан. Это в 20 раз больше, чем обычно. Спрос на услугу чипирования домашних животных в столице Бурятии резко увеличился после того, как городские власти усилили борьбу с безнадзорными животными. Это случилось из-за серии нападений животных на собак, в том числе на детей. У нас в последнее время несколько случаев просто ужасного нападения на людей.

Зарегистрировать собаку можно двумя способами: закрепить на ошейнике жетон с уникальным номером или чипировать. Стоимость жетона – 50 рублей, чипирование стоит чуть больше 300 рублей. Несмотря на то, что нагрузка на специалистов серьезно увеличилась, они справляются, потому что процедура длится буквально две-три минутки. Благодаря регистрации и носимым на шее жетонам или чипированию городская клиника за все время существования смогла найти несколько потерявшихся животных. Поэтому услуга регистрации очень важна для того, чтобы тех, у кого есть собаки.

На сегодня в Улан-Удэ 15 тысяч зарегистрированных собак. А вот сколько незарегистрированных – никто не берется сказать и посчитать. Однако их очень много, поскольку наш город Улан-Удэ разрастается не в высоту, как многие другие города, а в ширину, вширь. У нас строится очень много частного сектора, люди переезжают из деревень поближе к Улан-Удэ, в пригород, строят дома. Естественно, берут собаку и, к сожалению, не всегда ее регистрируют в клинике, не всегда ее чипируют и, к сожалению, не часто стерилизуют. Из-за этого у нас очень много животных.

И сейчас мэрия даже предлагает ввести налог на тех, у кого есть домашние питомцы. Более того, есть даже предложение отменить федеральный закон, который существует у нас в России, по гуманному обращению с животными. Сейчас мы тоже все замерли в ожидании, будет ли принят такой закон, будет ли отменен федеральный закон, будет ли введет такой мораторий или все останется по-прежнему. Мы будем все-таки…

Петр Кузнецов: В общем, вы в ожидании экспертиз, законов. Спасибо. Анна Зуева – о «фенольном озере» и море собак, я бы так сказал.

Чебоксары, Марина Рябцева с нами на связи снова. Здравствуйте, Марина

Тамара Шорникова: Загрустила Марина, потому что очень долго провела в ожидании эфира.

Марина Рябцева: Здравствуйте, Тамара. Здравствуйте, Петр. Здравствуйте, телезрители.

В Чебоксарах, в Чувашии вообще сейчас самая обсуждаемая тема – это возможный переход в другой часовой пояс. Сейчас в Чувашии московское время. Депутаты Госсовета предложили добавить час еще один. Ссылаются на то, что сельские жители часто обращаются с такой просьбой. Говорят, что в данном случае они смогли бы ежедневно увеличивать время своих полевых работ.

И вот сейчас власти республики в соцсети на своей официальной страничке организовали голосование. Там четыре варианта ответа: «за», «против», «мне все равно» и «верните сезонный перевод часов». На самом деле проголосовало около 20 тысяч человек: «против» – 45, 5, «за» – 37%, и около 13% просят вернуть сезонный перевод часов. Голосование продлится до 29 января. После этого по его результатам будут проходить парламентские слушания. Тогда будет ясно – переведут, не переведут часы.

Сама замечала, например, что в Чувашии закат минут на 40–45 раньше, чем в Москве. Соответственно, быстрее темнеет. Поэтому сельским жителям, видимо, выгоднее было бы поменять. А многие не хотят путаться, потому что удобнее по московскому времени жить. Это у нас так с часами.

Есть еще новость, тоже очень обсуждаемая. Недавно стало известно, что компания «АвтоВАЗ», которая в республике занимается автовокзалами и перевозками, решила сменить свою сферу деятельности. Сейчас в Чебоксарах у них два автовокзала, а по республике еще семнадцать. Ходят слухи, что они центральный автовокзал хотят переделать в торговый центр. Сейчас объявлено, что ищут они заинтересованного контрагента, который займется автовокзалами, перевозками. Автовокзал будет сдаваться в аренду, а транспорт продается.

И жители республики сейчас очень переживают. Вообще найдется ли кто-то? Будут ли эти автовокзалы или вообще пропадет? Потому что у нас есть горький опыт. Относительно недавно, в последние годы закрылось два автовокзала в Чебоксарах, еще два в республике. Власти не нашли никакую замену. И чтобы выехать людям в другие города республики или в деревню, горожане едут на одну из остановок на краю города и там без павильона стоят в любую погоду и ждут транспорт. Там организована стихийная остановка маршруток – что запрещено. Периодически их там штрафуют. Ну что делать? Где забирать пассажиров? Где людям ждать свой транспорт? И два оставшихся автовокзала тоже теперь в таком подвешенном состоянии. Люди очень переживают, что будет дальше.

Тамара Шорникова: А в связи с чем перепрофилируют? Невыгодно возить?

Марина Рябцева: Ну, видимо, невыгодно, как на сайте пишут. Рассказывают, что владелец бессменный многие годы, он умер какое-то время назад. А вот новый не особо не заинтересован. И совет директоров решил сменить сферу деятельности.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Вот такие новости.

Петр Кузнецов: Спасибо. Это события Чебоксар, Владивостока, Улан-Удэ от наших корреспондентов. Спасибо. До встречи. Хорошего дня вам, коллеги!

Пишут нам телезрители. Из Раменского только что: «Расселение ветхого жилья. Без горячей воды проживает 90-летняя бабушка. Улица Кирова, 24, квартира 4». И сообщение из Карелии, город Питкяранта: «Наша управляйка почему-то очень часто банкротится. В 2020 году, в марте – банкрот. Пришла в апреле платить – взяли плату только за апрель. В конце года пришла оплата не за март, а за апрель, с угрозой срочно заплатить, иначе эти 800 рублей взыщет суд», – Татьяна.

Это наши телезрители. И у нас сейчас на связи Новосибирск. Валентин, здравствуйте.

Зритель: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте, Тамара. Здравствуйте, Петр. Слышите меня?

Петр Кузнецов: Да, прекрасно.

Тамара Шорникова: Валентин? Это все, что вы хотели сказать? Вопрос, мнение?

Зритель: Здравствуйте. Хочу поделиться из Новосибирска с вами положительными эмоциями. То, что у нас сейчас минус 8, а было минус 40, мы выжили. Идет снежок. Мы не останавливаемся, город живет. Но самое положительное то, что наш мэр сделал для нас линию, так сказать, народную, где мы выбираем, что же мы хотим иметь. В конце того года, 2020-го, были такие положительные результаты. Мы проголосовали за то, чтобы обновить транспорт муниципальный. В этом году мы ожидаем 30 автобусов из Белоруссии. В прошлом году к нам пришло 8 автобусов из Белоруссии. Это положительно.

И положительно то, что мэр города советуется с народом. А также благодаря этой линии, так сказать, народной линии у нас в городе построен новый автовокзал, запущен, красивый, удобный. И я бы хотел сказать всем, которые, может быть, жалуются, чтобы администрация, именно исполнительная власть больше обращалась к народу, слушала народ. Вот тогда не будет у нас как во Владивостоке, как сейчас передают, как в Чебоксарах, а будет именно то, что желает народ. Всего доброго!

Петр Кузнецов: Всего доброго! Спасибо вам. Здорово, что такие народные линии работают.

Владимирская область: «Соседка в этом году получила «повышенную» пенсию – было десять тысяч, а стало девять». «В Дагестане все подорожало. Практически каждый день повышаются цены на продукты питания, топливо: 45–50 рублей – бензин, газ – 25–26 рублей».

Спасибо, что вы пишете. Оставайтесь с нами. А прямо сейчас – первая тема для обсуждения с нашими экспертами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)