Что нового? Южно-Сахалинск, Тюмень, Сочи

Гости
Карина Закирьянова
корреспондент ОТР (г. Тюмень)
Ирина Сафонова
корреспондент ОТР (г. Сочи)
Екатерина Фёдорова
корреспондент ОТР (г. Южно-Сахалинск)

Оксана Галькевич: Друзья, мы действительно сейчас дополним информационную картину дня с помощью наших коллег из разных регионов. У нас на связи сейчас будут Южно-Сахалинск, Тюмень и Сочи. Мы сегодня вот так широко забросили эти информационные сети. Ждем наших коллег: Екатерина Федорова, Карина Закирьянова и Ирина Сафонова. Сегодня у нас такой женский состав. Здравствуйте, коллеги.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: Так, ну что? С кого начнем, Дмитрий?

Дмитрий Лысков: Я думаю, Южно-Сахалинск.

Оксана Галькевич: Ну давайте Южно-Сахалинск. Екатерина, рассказывайте, что у вас обсуждается, какие темы в топе новостей.

Екатерина Федорова: Добрый вечер, коллеги.

Оксана Галькевич: Добрый.

Екатерина Федорова: У нас уже вечер, поэтому расскажу вам, что прошло сегодня, какие события сегодняшнего дня были в повестке в Сахалинской области.

Сегодня в Южно-Сахалинске стартовал Дальневосточный форум экологичного транспорта. Масштабное мероприятие открыла выставка газомоторных электрических автомобилей. Она прошла прямо на площади в Южно-Сахалинске, возле Дома правительства, на одной из главных наших площадей.

Дело в том, что за последние пять лет в Сахалинской области становится все больше автомобилей, которые заправляются газом. Может быть, для вас это и не новость, но для Сахалина это важная новость, потому что у нас не так популярны машины, которые заправляют газом. Кроме легкового транспорта, на островах появляется коммунальная спецтехника, автобусы на голубом топливе.

Но есть и проблемы. Дело в том, что все машины, которые заправляют газом, могут ездить в данный момент только по югу Сахалина. Дело в том, что нет у нас специализированных заправочных станций.

Оксана Галькевич: А, вот так? Далеко не уедешь, да? Далеко не уедешь без инфраструктуры.

Екатерина Федорова: Да. Всего две в Южно-Сахалинске. И одна находится в Корсакове – это тоже город недалеко от Южного, буквально 40 километров.

В прошлом году правительство Сахалинской области закупило шесть передвижных станций, их отправят в разные районы, в том числе и на север Сахалина. Ну, как правило, автомобилисты, которые переводят свои автомобили на газ, они имеют возможность переключаться: часть пути проехать на газу, а часть – все-таки на бензине. И планируется…

Оксана Галькевич: Екатерина, извините, а что значит – мобильные передвижные автозаправочные эти станции? Это как? Ну, обычно, когда едешь, например, и тебе показывает автомобиль, что пора заправиться, ты забиваешь где-то в навигаторе, и он тебе говорит, что через 20 километров заправка. А если они мобильные и передвижные – значит, они в разное время в разных местах будут стоять? А как мне узнать, где она стоит и где я смогу заправиться?

Екатерина Федорова: Они будут находиться в шести районах области, которые я вам озвучила, о которых вам сказала. Собственно говоря, будут в районных центрах находиться эти станции. И автолюбитель, когда он понимает, что у него закончился газ, позвонит по специальному телефону и скажет: «Я нахожусь здесь».

Оксана Галькевич: А, вот так даже?

Екатерина Федорова: Районы достаточно обширные у нас. Например, самый северный район, в котором будет такая заправочка работать, – это Тымовский район, это примерно 500 километров от Южно-Сахалинска. Но вот на север, еще дальше, в город Оху, пока не планируют отправлять. Ну, надеемся, что будет это все развито, потому что это, конечно же, экология. Ну и в Южно-Сахалинске дышать, надеемся, будет легче, когда больше автолюбителей начнут переводить свои машины на газ. Наш Дальневосточный форум как раз тому и посвящен.

Оксана Галькевич: Екатерина, а у вас какие-то проблемы с чистым воздухом? То есть мы знаем, что есть какие-то города, действительно, с такими сложностями – Красноярск, например. В центральной части России тоже. Ну, Москва, естественно, мегаполис, не самый чистый воздух. А у вас в Южно-Сахалинске? Я слышала от людей, которые у вас бывали, что у вас такой воздух, что просто хоть ложкой его ешь.

Екатерина Федорова: Нет, действительно, на Сахалине очень чистый воздух. Южно-Сахалинск находится просто между гор, поэтому здесь все равно скапливаются выхлопные газы. И очень много автомобилей. У нас в среднем на одного человека зарегистрировано два, а то бывает и три автомобиля. Поэтому, конечно, если они не на газу перемещаются, а на бензине, то вот эти выхлопные газы создают определенные неудобства людям. Но в целом, конечно, выезжая за пределы Южно-Сахалинска, воздух потрясающий.

Оксана Галькевич: Отлично!

Дмитрий Лысков: Ну а автолюбители-то хоть охотно переходят на газ?

Екатерина Федорова: Вы знаете, у нас есть несколько мер государственной поддержки. То есть если автолюбитель захотел перевести свой автомобиль на газ, то ему возмещается… ну, не буду врать, но точно в районе 90% затрат от всей стоимости. Если, допустим, это стоит около 200 тысяч рублей, то примерно 180 тысяч ему вернут.

Дмитрий Лысков: Ничего себе!

Екатерина Федорова: Пока не все соглашаются на это, потому что автомобили у нас преимущественно японские, они не совсем располагают к этому виду топлива. Но в процессе, работаем над этим, чтобы осознание людей проявилось и ради экологии нашего родного острова переходили люди на газ.

Оксана Галькевич: Ничего себе, какие вы привередливые! 180 из 200 вам возвращают, а вы еще…

Дмитрий Лысков: Да, при этом еще и не хотят переходить. Удивительное дело!

Оксана Галькевич: Какие еще у вас новости в Южно-Сахалинске?

Екатерина Федорова: Еще хочу вам рассказать одну новость на медицинскую тематику. У нас буквально недавно появилась информация, что сахалинские медики научились, освоили новый метод оперирования глаз. Такая операция называется «эндовитреальное вмешательство». Это исправление отслоения сетчатки. Раньше подобное вмешательство, подобная операция необходимо было делать на материковой части России. То есть для нас это обязательно вылетать в соседние города: Владивосток, Хабаровск.

В прошлом году впервые под руководством московских специалистов наши сахалинские врачи попробовали эту операцию сделать. И вот сейчас один из наших специалистов городской больницы в Южно-Сахалинске прошел обучение специализированное, и теперь он проводит такие операции. Около 20 уже сейчас сделали, все пациенты чувствуют себя хорошо.

Операция сложная, она проходит в течение нескольких часов, задействованы анестезиологи, проходит она в несколько этапов. Сначала закачивают в глаз силиконовое масло, по словам врачей, а потом его удаляют через несколько месяцев. Пациенты, как я уже сказала, чувствуют себя хорошо сейчас. Надеемся, что такие операции будут продолжаться и нашим сахалинцам не придется летать на материк для того, чтобы сделать порой элементарную операцию на глаза.

Оксана Галькевич: Ну замечательно! Что же, успехов вашим медикам тогда. Спасибо.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Екатерина Федорова из Южно-Сахалинска. Идем дальше.

Дмитрий Лысков: Идем дальше. Карина Закирьянова из Тюмени. Что у вас нового?

Карина Закирьянова: У нас на самом деле уже вторую неделю подряд остается главная новость – это лесные пожары. К сожалению, уже появились первые пострадавшие – это тракторист и два сотрудника лесопожарных формирований. Все они доставлены в больницы с ожогами разной степени тяжести.

Также у нас крупный пожар произошел в СНТ «Солнышко» (это Тюменский район, столичный район), пострадало пять участков. И вот вчера губернатор Тюменской области Александр Викторович Моор во время пресс-конференции рассказал, что будет выплата пострадавшим.

Оксана Галькевич: Карина, можно вопрос? Ну понятно, там, где СНТ – это явно человеческий фактор. Что-то там убирали, сжигали, костры какие-то разводили. Понятно. А вот там, где сотрудники лесопожарной охраны, как вы сказали? То есть они где-то в глубине региона, в тайге где-то работали?

Дмитрий Лысков: Ну в чем основные причины пожаров?

Карина Закирьянова: Основные причины – это человеческий фактор. У нас более 50 человек задержаны, которые посещали лес, несмотря на запрет. И более 2 миллионов рублей штрафов административных уже выписано.

Плюс у нас еще осложняется все погодой. У нас с начала мая вообще нет дождей, плюс ветрено и +35 практически каждый день. Вот сегодня похолодало до 24.

Дмитрий Лысков: Хорошо звучит – похолодало до 24.

Оксана Галькевич: Посвежело так немножко, да? Екатерина Федорова из Южно-Сахалинска сделала такое удивленное лицо. Я так понимаю, что там жары еще только дожидаются.

Карина Закирьянова: У нас такая история. И к нам уже прибыли спасатели на подмогу из Пермского края, из Курганской, Свердловской областей. Также сейчас к нам прибыл в регион первый заместитель министра МЧС Александр Чуприян, он руководит вообще всей этой операцией. Естественно, прибыли не только люди, но и оборудование. В частности, к нам из федерального центра уже прибыл самолет МЧС Ил-76.

Оксана Галькевич: Ничего себе! Это говорит о том, какие масштабы серьезные.

Дмитрий Лысков: Как раз хотел спросить. Карина, а это насколько экстраординарное событие для региона? Или это каждый год такое происходит?

Карина Закирьянова: Нет, это не каждый год. Я в Тюмени живу с 2004 году, и я не помню таких пожаров. Но те пожарные, которые в МЧС давно работают, они говорят, что подобные, но все равно не такие крупные, лесные пожары у нас были больше десяти лет назад. Поэтому это на самом деле экстраординарная ситуация для нашего города, для нашей области.

Я говорю, что у нас даже были… то есть произошел такой случай на этой неделе, что у нас эвакуировали пациентов реабилитационного центра. Дело в том, что в том направлении – Ялуторовский тракт у нас это называется – очень много санаториев. Там сосновый бор с лечебным воздухом, как считается. И жители этих… точнее, не жители, а персонал и пациентов, их всех эвакуировали из этих санаториев. Ну, до санатория пожар не дошел, но все равно меры были предприняты.

Дмитрий Лысков: Люди реагируют с пониманием, что такая природная стихия? Нет ли панических настроений, может быть?

Карина Закирьянова: Паническая настроения в основном у дачников, потому что на самом деле… Вот вы, Оксана, сказали, что это человеческий фактор. Ну, на самом деле это не на дачах разгорелся пожар, а из леса пришел пожар.

Оксана Галькевич: Из леса пришел пожар?

Карина Закирьянова: Да. Потому что у нас дачи по этой части тракта находятся как бы в лесах, окруженные лесами. И пожары добрались до дачных участков. Я говорила о том, что разработана целая схема, как будут людям компенсировать. Если у человека прописка на даче была и это его единственное место жительства, то будет 50 648 рублей за каждый метр потерянной площади. Если это был дачный дополнительный домик, а в городе есть квартира, то там будет единоразовая компенсация, выплата в размере 1 миллион рублей. Если только хозпостройки пострадали, то 200 тысяч рублей. А если насаждения, то где-то 50 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Это нужно быть застрахованным, простите? Или это у вас такой коммунизм, всем пострадавшим дают?

Карина Закирьянова: Нет, это не застрахованное, я думаю.

Оксана Галькевич: Надо же! Класс!

Дмитрий Лысков: Ну, на самом деле очень приятно, что так оперативно реагируют и компенсируют ущерб для пострадавших.

Оксана Галькевич: Такая поддержка на самом деле серьезная. Я еще Южно-Сахалинску тоже хотела сказать: ничего у вас там меры по социальной поддержке разных проектов! Но и в Тюмени тоже, в общем, неплохо. Ну, это, надо сказать, и не самые бедные регионы в нашей стране – что хорошо, прекрасно!

Карина, еще какие новости у вас? Что еще обсуждаете? Может, на фоне такой жары что-нибудь такое позитивное?

Карина Закирьянова: Вторую новость я постаралась подобрать позитивную. У нас сегодня стартовал купальный сезон.

Оксана Галькевич: О-о-о!

Карина Закирьянова: Открыл глава администрации нашего города Руслан Николаевич Кухарук. С этого дня у нас три, скажем так, пляжные зоны организовано: озеро Верхнее Кривое, Пруд Лесной и озеро Липовое. Но интересно то, что вода, скажем так, еще не прошла отбор сотрудниками Роспотребнадзора, то есть там еще не сделали все анализы. То есть можно туда приехать, можно загорать, но купаться еще пока нельзя. Также еще восемь зон с водоемами открыты, но там нет пляжа. То есть ты можешь прийти к этим, скажем так, водоемам, я не знаю, с пледом, посидеть, погулять вокруг и прочее. Ну, учитывая, что у нас на выходные обещают 35, ясно и ни капли дождя, то я думаю, что люди…

Дмитрий Лысков: Людям будет приятно наконец охладиться в водоемах.

Оксана Галькевич: У нас буквально вчера был Челябинск, который говорил: «Слушайте, у нас такая жара! Мы уже не знаем, что делать. У нас открылся пляжный сезон». Сегодня у нас Тюмень говорит: «Господи, мы не знаем, куда деваться от этого яркого солнца». Я не знаю, что нам Сочи будет рассказывать. Почему люди едут туда, а не в Челябинск и не в Тюмень? Какая такая проблема?

Карина, спасибо большое. Очень интересно.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну что, хорошего вам пляжного сезона!

И перемещаемся теперь в Сочи. Вот и узнаем. Ирина Сафонова, какие у вас новости?

Ирина Сафонова: Здравствуйте.

Ну, я на самом деле не про пляжные новости, у меня скорее транспортные. На этой неделе очень активно в пабликах идет обсуждение одной инициативы, которая была озвучена местными властями. Инициатива связан с тем, чтобы ограничить временно на летний сезон въезд иногородних машин – машин с не сочинскими номерами – на территорию города.

Скажу сразу, что это только инициатива, то есть это пока только слова. Тем не менее связано это с тем, что инфраструктура города просто не справляется с потоком гостей, которые приехали на личном транспорте. Вот так выглядят наши дороги. Если на дороге две полосы, как вы видите, одна из них превращается в стихийную парковку, а по второй пытаются двигаться водители. Если это предприниматели, которым нужно что-то выгрузить, они могут посреди дороги на аварийке встать и что-то выгружать, потому что других вариантов просто нет. Город – это одна сплошная пробка.

Мы разговаривали с автолюбителями по поводу этой инициативы. И интересно… Думали, что однозначно они будут «за», потому что дороги действительно разгрузятся. Но у автолюбителей, видимо, включилась какая-то водительская солидарность, и практически все категорически против. Объясняют это тем, что это негостеприимно – так поступать с туристами.

Оксана Галькевич: Ну да. Ирина, смотрите. Мало того что это негостеприимно, но у меня как у гражданина тоже Российской Федерации возникает сразу вопрос: пардон, простите, а почему это меня, жителя другого региона, на моем автомобиле, по какому такому закону Российской Федерации не пустят в другой город? Вот как это объяснить? Это как вообще в законодательство единое страны вписывается?

Ирина Сафонова: Пока это только инициатива. И пока информация запущена, чтобы порассуждать. Действительно, федеральный закон – это очень долго. И у него будет много-много различных деталей. То есть пока мы обсуждаем, разговариваем. Действительно, даже сочинские водители говорят о том, что: «Мы же тоже семьями ездим». Ну, в тот же Крым ты едешь сутки по дороге с семьей. Въезжаешь в Крым, а тебе говорят: «Извините, у вас непригодные для Крыма номера. Оставайтесь за границей города». Да?

Дмитрий Лысков: Я вот удивляюсь! Вроде бы у нас развивают внутренний туризм. Сочи – один из лучших, если не лучший российский курорт. Все для привлечения туристов в регион. Это и деньги, и популярность. Ну неужели добавит престижа сочинскому курорту вот такая мера?

Ирина Сафонова: Ну, пока это только разговоры. И пока мы только собираем мнения. Я говорю, в пабликах очень жаркие споры, потому что, с одной стороны…

Оксана Галькевич: А какие там еще мнения есть? Вот кроме того, что закрыть, какие еще решения предлагаются? Может, я не знаю, развязки, дороги надо бы построить?

Дмитрий Лысков: Может, дороги расширить?

Оксана Галькевич: Да.

Ирина Сафонова: Ну, я быстренько только скажу, сейчас дополню, что интересно было поговорить с туристами, потому что одни, действительно, категорически «против», говорят: «Нам удобно путешествовать на машине, с детьми, не тратить деньги на такси». А некоторые туристы высказывались, что они, наоборот, «за». Почему? Потому что город горный, развязки сложные, дороги сложные, крутые повороты, высокие подъемы. И они говорят, что, например, въезжая в чужой город, им спокойнее и комфортнее ездить с водителем такси, который знает специфику дорог. То есть, действительно, мнения очень разные.

Но опять же повторюсь, что это инициатива. И те же сотрудники ГИБДД рассказывали нам, что очень много подводных камней. Например, я живу в Сочи, у меня есть регистрация, но мне дядя из Владивостока подарил приморскую машину с приморскими номерами. И как? Я буду иметь право ездить или нет? Или человек едет из Санкт-Петербурга и имеет, например, летнюю квартиру в Сочи. Он такой же житель, у него есть регистрация. Как его не пустить в его же дом? То есть, действительно, пока это что-то космическое, нереальное.

И хочется сказать про реальные инициативы, потому что проблема стоит очень остро. Буквально сегодня у нас будет круглый стол, где будут говорить об обустройстве дополнительных парковок, перехватывающих парковок, так называемых хабов, чтобы, например, семья могла въехать на машине и поставить на какую-то перехватывающую парковку свой автомобиль на длительный срок, и желательно бесплатно. Это как раз для привлечения туристов, чтобы люди не тратили на это деньги и спокойно уже ездили, например, на общественном транспорте по самому городу. Об этом тоже идет речь.

Хочется на следующую тему перейти, она тоже касается транспорта, разгрузки дорог. Это уже не инициатива, это уже реальное действие, которое произошло. В Сочи будет запущено морское такси как между районами, так и между городами. Если говорить про районы, то это будет небольшой катер вместимостью 15–20 человек, который будет ездить, например, от Имеретинского района до Лазаревского.

А если говорить про междугороднее, то уже завтра мы встречаем первый пример такого такси. В Сочи прибудет большой катамаран, он прибудет из Новороссийска с остановкой в Геленджике. Он будет вмещать 150 человек. И если по дороге от Новороссийска на автобусе ехать до Сочи, это очень трудная дорога, 7–8 часов пути, то катамаран домчит буквально за 3,5 часа. Ну и за окном будет вот такая картина живописная, море. Завтра мы будем встречать первых пассажиров и будем спрашивать об их эмоциях, настроении. То есть какие-то действия уже существуют, уже реализуются.

Оксана Галькевич: Ну, по крайней мере, решения какие-то есть. И это здорово, отлично!

Спасибо большое, коллеги.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Южно-Сахалинск (Екатерина Федорова), Тюмень (Карина Закирьянова) и Сочи (Ирина Сафонова) были у нас на связи.

И у нас еще звонки есть от наших зрителей. Николай из Краснодарского края. Николай, здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Рассказывайте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Что у вас? Расскажите, поделитесь.

Зритель: Да у меня много чем делиться, девушка. Вопрос серьезнейший! Начну с предыстории. В декабре 2010 года Дума приняла антинародный закон – ввели платную рыбалку. Ну, я написал большое письмо Дмитрию Медведеву, оно попало 4 апреля, а 7 апреля он отменил этот закон о рыбалке. До сих пор закона о рыбалке нет. Сейчас мы руководствуемся Правила рыбалки… Сейчас я в газете посмотрю, тут районная газета, тут написано. От 9 января 2020 года.

Ну, жители района… Вот представляете, станица Батуринская – больше 4 тысяч человек. Это красивейшая станица, старинная, казачья. Река Бейсуг омывает. Ширина – до километра. Острова – 600 гектаров. Нам запретили на основании этого правила рыбу ловить – и детям, и старикам.

Оксана Галькевич: На какой срок запретили? Есть ли какие-то перспективы, что это будет отменено?

Зритель: Нет, никаких перспектив.

Оксана Галькевич: Никаких перспектив?

Дмитрий Лысков: То есть просто нельзя ловить рыбу, и все?

Зритель: Что?

Дмитрий Лысков: Просто нельзя ловить рыбу, и все?

Зритель: Да, нельзя рыбу ловить. Я буду предлагать, что делать с этой ситуацией. Вы понимаете, я не выдумываю, это я из газеты читаю. Отвечал на вопросы жителей района главный инспектор Азово-Черноморского территориального управления по рыболовству…

Оксана Галькевич: Николай, а причина-то в чем? Может быть, я не знаю, какая-то рыба у вас там исчезает? Что?

Зритель: Нет, именно правила.

Оксана Галькевич: Нет, ну правила должны быть чем-то обоснованы, поэтому я и пытаюсь добиться какой-то причины от вас. В газете не пишут? Ничего не пишут?

Зритель: Еще раз. Вместо закона… До сих пор Дума не соизволила написать закон настоящий, чтобы можно было рыбу ловить. Министерство сельского хозяйства подписало 9 января 2020 года…

Оксана Галькевич: Николай, а у вас там все рыбаки, конечно, естественно, да? И это такая важная часть вашего уклада жизненного? Тяжело без рыбалки?

Зритель: Конечно! Сейчас главу сняли – того, который упирался и тоже не поддержал народ. Сейчас новый. Атаман собирается встречать. Но опять же, еще раз, закон нужен. Это не просто так. Вы выслушайте меня дальше. Что такое человек?..

Оксана Галькевич: Если можно, коротко просто. У нас есть еще зрители, которые тоже хотят рассказать о своих темах, Николай.

Зритель: На основании правила, которое неизвестно кто писал… Ни Дума, ни президент не подписывал. Правило где-то кем-то принято, и нам запретили. Так вот, согласно этим правилам арендатор берет речку в аренду, и он решает, разрешать или не разрешать.

Дмитрий Лысков: А, вот в чем дело!

Зритель: Поняли, да?

Оксана Галькевич: Понятно.

Дмитрий Лысков: Ну что же, нас на самом деле слышит буквально вся страна. И мы надеемся, что ваша проблема тоже будет услышана и будут приняты необходимые меры.

Оксана Галькевич: Но сначала надо попробовать на региональном уровне, конечно, а потом дальше уже, если что, и на федеральный уровень выдвигаться.

Еще один у нас звонок – Валентина из Тульской области. Здравствуйте, Валентина.

Дмитрий Лысков: Валентина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день. У нас такая проблема – питьевая вода. У нас в селе колодцы находятся. Вот мы пишем везде, потому что в колодцах вода непригодная для употребления. Ну и нам сказали, что вопрос решается, будет подвозиться вода. С февраля месяца никакого результата.

Дмитрий Лысков: Валентина, а что случилось с водой? Почему она вдруг стала непригодной для употребления?

Зритель: Ну не знаю, что с ней случилось. Давно, наверное, нельзя ее употреблять. Просто ее то бывает, то не бывает в летний период.

Оксана Галькевич: Это после того постоянная такая проблема, да? Каждое лето такая история?

Зритель: Да, да, это каждое лето, каждый год.

Оксана Галькевич: А в Тульской области это где? Насколько далеко от областного центра?

Зритель: Ну, мы не так далеко – может, 60 километров, где-то так.

Оксана Галькевич: Какой-то городок небольшой у вас, да?

Зритель: Ну, у нас село Мясоедово, Щекинский район.

Оксана Галькевич: Село. Понятно.

Дмитрий Лысков: И как организован подвоз питьевой воды, вот чтобы мы понимали? Как решается эта ситуация?

Зритель: Никак.

Дмитрий Лысков: Никак не организован?

Зритель: Никак.

Дмитрий Лысков: Простите, а как же вы обходитесь без воды? То есть что вам приходится делать для того, чтобы получать питьевую воду?

Зритель: У кого-то есть свои частные колодцы. Употребляют ли они там, я не знаю. А нам лично возит брат мой из поселка.

Оксана Галькевич: Понятно. Спасибо, Валентина. Вот так каждый сам решает свои проблемы.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну что же, друзья, спасибо всем нашим зрителям, кто писал и звонил, спасибо нашим корреспондентам. Ну а мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем от наших корреспондентов в регионах