Что подорожает?

Что подорожает? | Программа: ОТРажение | ОТР

Цены на автомобили вырастут, а на вторичное жильё - упадут

2020-06-11T18:48:00+03:00
Что подорожает?
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Дмитрий Заворотный
руководитель Центра экономических стратегий Института Нового общества
Андрей Карпов
председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла

Тамара Шорникова: «Когда продавцы начнут снижать цены?» – вот такой вопрос в лоб хочется задать. В Роскачестве обещают: скоро мы сможем увидеть в магазинах скидки и акции. Наши доходы падают, покупаем мало, поэтому, считают эксперты, как минимум рост цен замедлится, а некоторые товары и вовсе подешевеют. Правда, в самом отчете на сайте ведомства – в основном о подорожании.

Иван Князев: Вверх пойдут цены на товары класса «люкс», электронику и бытовую технику, стоимость которых зависит от курса доллара. Новые автомобили подорожают. А вот жилье на вторичном рынке, напротив, в ближайшие месяцы может подешеветь Нового года 10–12% относительно докризисного уровня.

Тамара Шорникова: А теперь обращаемся уже к вам, дорогие телезрители. Расскажите, что с ценами в ваших магазинах. Что дорожает или, наоборот, дешевеет, может быть? Есть ли скидки в магазинах? Давайте вместе обсуждать.

Иван Князев: Успели заметить их уже?

Тамара Шорникова: Ну да, где-то давно сняли ограничения, уже появилась даже возможность походить по магазинам, если, конечно, есть на что туда заходить.

Свяжемся с нашим экспертом. Андрей Карпов выходит с нами на связь, председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла. Андрей Николаевич, слышите нас?

Андрей Карпов: Да, слышу. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Николаевич.

Тамара Шорникова: Андрей Николаевич, достаточно такой куцый список пока у Роскачества. В общем-то, очевидные вещи: то, где есть какие-то импортные составляющие, будут дорожать, «вторичка» может подешеветь. Давайте расширим там список, пройдемся по тому, что нам действительно необходимо – может быть, вещи, еда. О чем мы можем говорить? Какие тенденции будут все-таки?

Андрей Карпов: Вы знаете, в ближайшее время, например, на продукты питания подорожания не ожидается. Мало того, на целую группу продуктов питания – на овощи, на фрукты – цены будут снижаться, потому что сейчас наступает сезон, начинает появляться собственная продукция, российская продукция. Соответственно, цены будут идти вниз в части продуктов питания. В части бытовой техники и электроники, в принципе, тоже какого-то заметного роста не ожидается. Я думаю, что изменения будут ниже падения курса рубля, поэтому здесь ожидать какого-то серьезного рывка цен, я думаю, абсолютно точно ждать не нужно.

Тамара Шорникова: Вы знаете, Андрей Николаевич, сразу перебью. Просто буквально месяц назад, когда еще границы были у всех на замке, пугали, что как минимум китайская техника может до трети прибавить в цене, особенно это почувствуем к концу года, например, когда вынуждены будут магазины новые покупки делать. То есть закончится все, что на складах, и, соответственно, закупаться будет все по-новому.

Андрей Карпов: Абсолютно не так. Мало того, границы с Китаем, в принципе, закрыты не были полностью. То есть продукция из Китая шла и в карантинном режиме, так же как и из других стран. Да, отдельные цепочки поставок были нарушены, но большая часть продукции на рынок поступала, поэтому проблем именно с этим не было никаких. Таким образом, это никак не отразилось.

Есть целый ряд другой продукции, есть целый ряд других стран. То есть цены в Китае зависят в том числе от цен на товары, производимые в других странах, поэтому есть конкуренция, есть предложения на рынке. И ожидать какого-то значительного изменения цен на продукцию, производимую в Китае – ну абсолютно ожидать такого не нужно.

Иван Князев: Андрей Николаевич, хотелось бы поговорить об экономическом обосновании роста цен на те товары, которые мы уже перечислили: опять же электроника, одежда какая-то. От чего это зависит, помимо курса доллара, конечно же?

Андрей Карпов: Вы знаете, на самом деле это зависит от огромного количества различных обстоятельств, от вообще различных ситуаций, начиная от того, какой у нас потребительский спрос. Есть, конечно, отдельные группы товаров, надо понимать, если мы говорим про премиум. А у вас, например, прозвучало в начале передачи как раз то, что на премиальные группы товаров цены будут расти. Ну, в общем-то, это было всегда. Просто есть люди, которые привержены к определенным брендам. Соответственно, им сложно переключаться на другие марки. Они, попросту говоря, не готовы. Поэтому бренды, как правило, растут быстрее. Не всегда прямо сразу цена коррелируется, например, с какой-то валютной составляющей. Ну, так или иначе некоторое изменение цен в сторону повышения вполне возможно.

Основная группа товаров, которые потребляет большая часть населения, на нее влияет целый ряд других факторов. То есть потребительский спрос, о котором мы уже говорили. Мы понимаем, что у людей денег больше в карманах за этот период времени не стало. Соответственно, конкуренция за кошельки потребителей будет обостряться. Соответственно, дальше все зависит от того, как собираются отвечать на это предприниматели.

Иван Князев: Ну понимаете, пока конкуренция и борьба за кошельки потребителей не наблюдается. Все дело в том, что ведь спроса-то не было последние два месяца как минимум, люди не ходили в магазины. Соответственно, какой-то товаров у продавцов скопился, и им нужно его реализовывать. Казалось бы, логично было бы, если бы цены снижались.

Андрей Карпов: А дальше все зависит именно от того, какого поведения будет придерживаться ритейлер дальше. Первый момент: например, если ритейлер планирует уходить с рынка, то вот у него, например, глубина скидок может быть заметна достаточно сильно для покупателей. И он, в свою очередь, как раз будет создавать проблемы для своих конкурентов, потому что те, кто рассчитывают работать дальше, они не будут готовы делать очень большие скидки. Действительно, предпринимателям сейчас нужно получить оборотные деньги.

Например, в направлении fashion, в fashion-ритейле фактически продажи «весна-лето» были сорваны. А предприниматели имеют достаточно большие запасы этой продукции. И действительно, они не понимают, что они будут делать. Например, буквально недавно в Крыму заявили fashion-ритейлеры, что они не планируют новые коллекции завозить, а будут распродавать то, что у них имеется. И можно понять небольшой бизнес, потому что, действительно, с оборотными средствами у них сложно. Они, как правило, работают с колес: они получили товар, его реализовали, закупили следующий товар и так далее.

Иван Князев: Ну, наверное, тут не только небольшой бизнес, а все-таки и крупные продавцы. Вот смотрите, наш телезритель пишет в чате прямого эфира на сайте ОТР: «Нужна летняя обувь, но нет денег на покупку». Ритейлеры учитывают, что у народа падают доходы, и в скором времени они просто не пойдут в магазины, потому что не на что будет покупать? Тогда в связи с этим вопрос: изменится ли подход к тому, какие товары они поставляют? Просто скоро до люксовых товаров… будет, что называется, не до них.

Андрей Карпов: Просто есть категория покупателей, у которых, грубо говоря, финансовая ситуация никак не изменилась, а может быть, даже и улучшилась. Мы видим какую-то статистику, которая показывает, что какая-то группа богатых людей стала еще более богаче. Поэтому премиум, наверное, вообще даже трогать не нужно.

Иван Князев: Ну, там у них как бы своя жизнь. Они как покупали, так и будут.

Андрей Карпов: Своя жизнь, да.

Иван Князев: А вот те, кто попроще?

Андрей Карпов: Если относительно остального населения, то примерно проецируется ситуация, какая была в 2014 году, когда резко упал рубль, у потребителей стало меньше денег. Соответственно, потребители стали меньше покупать товаров, которые не нужны им прямо сегодня, здесь и сейчас. Продукты питания пользовались большим спросом, а, соответственно, все остальное – та же обувь, например, – люди откладывали покупку этой продукции. Примерно то же самое мы наблюдаем уже и сейчас.

Вообще в целом fashion-индустрия подошла к 2020 году, еще не оправившись от кризиса 2013 года. Соответственно, текущая ситуация только усугубляет эту ситуацию, и далеко не все ритейлеры ее пройдут. Их ценовая политика будет зависеть от их возможностей, в том числе и закупочных цен.

Надо понимать, что ниже определенной доли рентабельности, конечно же, сложно падать тому ритейлеру, который рассчитывает работать дальше. Тому, кто уже, например, поставил крест на своем бизнесе и планирует уходить, с одной стороны, ему проще. Конечно, он сейчас планирует распродать то, что у него осталось, выйти в какой-то кэш и, соответственно, дальше принимать какие-то иные решения.

А все остальные, к сожалению, ну уж совсем прямо дисконтировать не могут, потому что фактически эта ситуация со скидками – это тоже достаточно большая проблема для ритейлеров. То есть нужно искать иные какие-то способы бизнесу, чтобы приманивать к себе покупателей, потому что фактически они будут продолжать конкурировать глубиной скидки, а это для бизнеса не очень хорошо.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок – Мария, Архангельск. Здравствуйте. Мария, слушаем вас. Расскажите, какие цены в магазинах.

Зритель: Здравствуйте. Это город Архангельск, Мария.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Что в магазинах? Что с ценами?

Зритель: Что с ценами у нас? Ну, дешевле у нас ничего не становится. Раньше нас очень много выручали акции, как-то магазины к этому… Ну, в общем, много было акций: то там купим, то там. Сейчас цены во всех магазинах примерно одинаковые. Овощи и фрукты – дорого. А это Север. Ну, груши мы не можем вырастить в Архангельске, поэтому надо покупать. Как бы дороговато.

Тамара Шорникова: Мария, а стандартно дорого для Архангельска? Ну, действительно, там фрукты подороже.

Зритель: Раньше можно было намного дешевле купить по акциям. Вот ели и наедались. Не чувствовалось такого, что мы на Севере, без витаминов. Мандарины в майские месяцы у нас были по 59 рублей, а сейчас – больше сотни. И бананы были по акциям, и все. А сейчас дешевле 100 рублей не купить ни груш, ни яблок не купить. Черешня у нас 350–400. Клубника – то же самое. И все привозное. В общем, дешевле не становится.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Зритель: И макароны у нас можно было купить по акциям за 30 рублей, которые 45 стоили, например. А сейчас…

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Вот как раз хотела тоже спросить про продукты питания. Просто у нас целый шквал SMS! Смотрите, Волгоградская область: «Удивился сказанному, что продукты не подорожают. Они уже подорожали, как и все остальное». Алтайский край: «Сегодня в магазине «Лента» (город Бийск, Алтайский край) сгущенное молоко «Рогачев» стоит 109 рублей, а стоило 87 рублей». Еще одни примерные расчеты, как чек изменился конкретной семьи: «Растительное масло (то, которое мы покупаем) стоит 110 рублей, а по акции раз в месяц 77–80». И Ульяновская область: «Если месяц назад сыр стоил 500 рублей за килограмм, то сейчас – 650. Один и тот же сыр, одна и та же торговая сеть. Макароны были 40 рублей за 450 граммов, а теперь 52 рубля».

То есть многие эксперты говорят: «Нет, все хорошо, все нормально. И сейчас все хорошо. И нет повода для удорожания товаров». А зрители при этом пишут, что во многих магазинах уже это идет.

Андрей Карпов: Ну, тут есть такая проблема, что потребитель, как правило, замечает только изменение цен в сторону увеличения. Мало того, он еще не всегда замечает то, что он покупал товар по акции. Соответственно, он считает, что вот эта некая цена была постоянной – то, за сколько он купил еще вчера. А акция, например, закончилась – цена изменилась, цена стала выше.

Я, например, хожу в магазины в Московской области. Честно говоря, я никакого такого изменения цен в сторону повышения не вижу. Наоборот, наблюдаю, что скидки, в общем-то, присутствуют. Если есть желание сэкономить, то можно всегда найти магазины, которые предлагают на те или иные товары скидки, и те товары, к которым потребитель привык, он может купить по более низкой цене.

Мало того, я не устаю рекламировать, просто есть приложения различные, которые…

Тамара Шорникова: …показывают скидки в разных магазинах.

Андрей Карпов: …которые показывают скидки в разных магазинах, да. И этим надо просто пользоваться. И там не какие-то совершенно неизвестные бренды, а там абсолютно понятные и всем привычные продукты питания. И можно для себя составить определенную картинку покупок в том или ином магазине. Благо, что опять же магазины у нас находятся, как правило, достаточно рядышком. Можно в два магазина зайти и, в общем-то, купить нужную себе потребительскую корзину.

Иван Князев: Сравнение сделать и выбрать. Андрей Николаевич, а все-таки, может быть, есть ошибки в этом анализе? Потому что сам-то анализ делается, вы понимаете, на какой-то отдаленной аналитике, которая отличается от того, что происходит на самом деле в том или ином конкретном регионе. Вот Новгородская область пишет: «Продукты подорожали аж на 50%. Что уж говорить о промтоварах». Может, анализ учитывает какие-то общие тенденции, а то, что происходит на самом деле в реальности, в конкретном городе – это совершенно другая история?

Андрей Карпов: Вы правы, действительно, есть какой-то средний анализ, средняя температура по больнице, где не учитывается достаточно много различных составляющих. Очень сильно страдают, во-первых, небольшие населенные пункты, в которых, например, нет сетевых магазинов. Это очень сильно сразу меняет потребительское состояние на рынке, то есть цены, как правило, выше. Северные территории, там тоже, действительно, количество поставщиков продукции небольшое – соответственно, это отражается на ценах на товары, что на продовольственные, что непродовольственные группы товаров.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Андрей Карпов: Вот недавно был у вас в эфире…

Тамара Шорникова: Договорите.

Андрей Карпов: Я недавно был у вас в эфире, и там женщина жаловалась, что они ездят в другой населенный пункт и, соответственно, покупают там какую-то потребительскую продукцию, непродовольственную группу товаров. Тогда тоже время закончилось, не успел сказать. Просто есть различные маркетплейсы, есть возможность заказывать продукцию онлайн. И можно опять же ту же самую одежду очень спокойно заказать дистанционным образом, и она будет дешевле.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Андрей Карпов, председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла.

Иван Князев: Давай посмотрим, что подорожало в Майкопе, нам Любовь дозвонилась. Любовь, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сорвался звонок.

Иван Князев: Тогда подождем следующего звонка, а пока представим нашего следующего эксперта.

Тамара Шорникова: Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич.

Тамара Шорникова: Любовь, а вы пока перезвоните. Возможно, все-таки сумеем вас услышать.

Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич.

Дмитрий Заворотный: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Вы знаете, я хочу повторить вопрос Ивана, только по-другому его задам. Когда такие прогнозы составляются, дело даже не в том, что есть какая-то разница по регионам от одного к другому, а в том, что, может быть, часто экономисты следуют, знаете, такой чистой логике развития процессов – вот как должно быть, то есть исходя из экономических обоснований, но не учитывая то, что, я не знаю, в конкретном городе, в конкретном регионе тот же ритейлер или владелец магазина просто хочет заработать больше денег.

Иван Князев: И придерживается какой-то своей экономической логики.

Тамара Шорникова: Абсолютно. Вот просто урвать сегодня, потому что вот что там будет завтра – непонятно. Вот таких скачков цен по таким причинам мы не увидим ли?

Дмитрий Заворотный: Причины, действительно, очень разнообразные, причины увеличения цен. Тут я хочу отметить, что когда мы говорим, к примеру, об индексе потребительских цен, который рассчитывает Росстат, то это всегда показатель агрегированный – он сочетает в себе различные цены на различные товары. И в этом отношении у нас никаких проблем сейчас с инфляцией, с ростом цен нет. У нас инфляция по итогам января-мая составляет где-то 2,7%.

Но когда мы начинаем говорить об отдельных категориях товаров, то мы можем увидеть, что изменение цен будет происходить, например, сейчас под влиянием девальвации рубля, когда есть категория импорта, которая однозначно уже подорожала после курсового всплеска. И даже отечественные товары, которые вроде бы производятся из отечественного сырья, но у них есть некая импортная составляющая в виде оборудования, которое используется для их производства, или в виде каких-то, если мы говорим о пищевой промышленности, например, различных пищевых добавок, которые мы не производим в достаточном объеме, мы их импортируем. Соответственно, это тоже скажется на цене.

В различных регионах, у разных производителей могут возникать такого рода ситуации, когда играет свою роль и курсовая разница, и, к примеру, удорожание топлива, потому что, несмотря на снижение цен на нефть, мы видели, что в марте-апреле цены на топливо, в общем-то, росли довольно стремительно. И это тоже, естественно, отразится на некоторых производителях различных товаров.

Иван Князев: Дмитрий Сергеевич, а сыграет ли свою роль то, что сокращается количество продовольственных сетей? Вот это подметил наш телезритель в Ленинградской области. Это так на самом деле? Не все переживут пандемию?

Дмитрий Заворотный: Насчет продовольственных трудно сказать. Конечно, наверное, и на этом рынке какие-то игроки уйдут. Скорее это коснется непродовольственных товаров, этот сегмент сейчас гораздо более уязвимый. Наверное, вот так.

Иван Князев: Я просто думаю, что телезритель написал как раз не о крупном ритейле, а о более мелких магазинах.

Дмитрий Заворотный: Нет, ну мелкие – безусловно. А особенно отдельные, такие небольшие магазинчики, которые появлялись в больших количествах в различных спальных районах крупных городов и некрупных городов. Конечно, маленькие магазины могут пострадать, потому что у них нет такого запаса прочности, как у ритейлеров. То есть они элементарно не выдержат какой-то дополнительной долговой нагрузки или снижения потребительской активности. То есть для них все эти события будут в два-три раза сильнее сказываться, чем на крупных сетях.

Тамара Шорникова: Понятно. Давайте послушаем телезрителей, сразу два звонка примем. Сначала – Виктор, Саратов.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Виктор, слушаем вас.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Я позавчера ходил за хлебом. Батон у нас стоил 34 рубля, а сегодня пошел – уже 37 рублей.

Тамара Шорникова: Что-то еще отметили для себя?

Зритель: Я больше ничего не покупал, только хлеб покупал, батон. Сразу на 3 рубля подорожал на сутки.

Тамара Шорникова: А хлеб тот же самый, да?

Зритель: А?

Тамара Шорникова: Хлеб тот же самый?

Зритель: Хлеб тот же самый, да, тот же самый батон.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо вам, Виктор, за эту информацию.

Давайте тогда уже и Владимирскую область выслушаем, Наталья нам дозвонилась. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, я тоже хотела бы сказать, потому что я сама работаю в торговле. Продукция подорожала, особенно фрукты. Все знают, вся страна, что в сетях такие скидки – это специальные для них линии. То есть там идет удешевление всей продукции абсолютно.

Тамара Шорникова: Объясните поподробнее.

Иван Князев: Да, хотелось бы подробностей.

Зритель: Я не знаю, как это объяснить. Допустим, если нормальные фабрики делают то же масло подсолнечное – там одни идут ингредиенты, то для сетей идут другие, которые более удешевленные.

Иван Князев: А, ну понятно.

Тамара Шорникова: Ах вот оно что!

Иван Князев: Менее качественное сырье.

Тамара Шорникова: Потоковое такое.

Зритель: Да-да.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Наталья, скажите, пожалуйста… Вы говорите, что подорожали фрукты. Речь о привозных, импортных или наших?

Зритель: Привозные, особенно яблоки. Вы понимаете, что яблоки стоят 200 рублей. Ну, это как мясо.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: К сожалению, это так.

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое за звонок.

Давайте поговорим еще о том, где выгоду найти. Мы все о том, что дорожает. Например, те же квартиры. Я, конечно, понимаю, что сейчас маленький сегмент, наверное, задумывается о покупке квартир, но все же, если есть удачный момент сделать это, то, возможно, действительно, стоит воспользоваться ситуацией. Вот говорят, что квартиры на вторичном рынке. А что еще? Что сейчас можно купить по хорошей цене?

Дмитрий Заворотный: Скажем так, в некоторых сегментах, конечно же, мы увидим скидки. В первую очередь – непродовольственные товары. Допустим, одежда, какая-нибудь бытовая техника. И по той причине, что многие продавцы, многие фирмы сейчас будут стараться избавиться от каких-то своих запасов, которые были, от той техники, которую они купили, может быть, еще в конце года или в начале текущего года. Будут делаться на эту продукцию скидки, потому что продавцам этих товаров нужно платить различные…

Иван Князев: Дмитрий, простите, я сразу перебью. Все-таки будут эти скидки делаться? Все-таки какую стратегию изберут продавцы – «отбить» то, что они потеряли за последние два месяца, либо все равно держать цены?

Дмитрий Заворотный: Ну, тут на самом деле будет зависеть от конкретной ситуации. Ну, к примеру, какая-то компания в прошлом году закупила большое количество… ну, например, автосалон закупил большое количество автомобилей какой-то конкретной марки. Их слишком много, при текущем спросе это все не будет продано по прежней цене, поэтому они будут делать скидки, чтобы как можно скорее обновить свой парк автомобилей. Какие-то новые модели появляются, и им нужно избавляться от того, что приобретено ранее.

Вот в таких частных случаях, возможно, будут какие-то довольно заметные скидки. В каких-то случаях их, возможно, не будет, потому что, к примеру, какие-то компании, различные ритейлеры будут закупать товары сейчас, будут импортировать что-то. Курс рубля стабилизировался, и им ничего не мешает, скажем так, в ближайшие месяцы реализовывать продукцию по примерно прошлогодним ценам без особых скидок.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Дмитрий Заворотный был у нас в гостях на прямой связи, руководитель Центра экономических стратегий.

Тамара Шорникова: Масса SMS! И звонок сейчас. Подождите, примем обязательно. Ростовская область: «Подорожали кефир, хлеб, бананы, яблоки». Томская область: «Фрукты дорогие – можно понять, так как привозные. Непонятно одно: почему при наличии огромной территории и земли в России картофель – 61 рубль за килограмм? При желании могли бы не только зерно продавать, но и картошкой закидать всю Европу».

Послушаем, что думают по этому поводу в Московской области. Валентин?

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Московская область. До коронавируса ходил в парикмахерскую, стригся за 150 рублей. Сегодня, после окончания коронавируса, пошел в ту же парикмахерскую, та же стрижка – 350 рублей

Тамара Шорникова: Ого!

Иван Князев: Ах вот они какие! Значит, они знают, что обросли люди, никуда не денутся, надо быстренько под шумок заработать.

Тамара Шорникова: «Куда же они денутся без нас?» – думают. Понятно. Спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Ну что? Поживем – увидим, что там будет с ценами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Цены на автомобили вырастут, а на вторичное жильё - упадут