Что происходит в Белоруссии?

Что происходит в Белоруссии? | Программы | ОТР

Лукашенко с оружием облетел на вертолёте Минск, а протест в городе собрал более 100 тысяч человек

2020-08-24T12:42:00+03:00
Что происходит в Белоруссии?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Наталья Макеева
заместитель директора Центра геополитических экспертиз

Петр Кузнецов: В Минске состоялся крупнейший с начала белорусских протестов митинг, на нем собрались от 20 тысяч (это по данным государственных СМИ) до 200 тысяч человек (это уже по оценке Telegram-каналов и других средств массовой информации). В свою очередь, Александр Лукашенко ввел в столицу армию.

Дарья Шулик: Днем бойцы силовых подразделений выстроились в цепочку у Дворца Независимости, чтобы участники протестных акций не могли к нему приблизиться.

Петр Кузнецов: Государственные СМИ позже растиражировали видео, как Александр Лукашенко выходит из вертолета в бронежилете и с автоматом без рожка. Рядом – сын Николай в полном обмундировании, в бронежилете, каске и с автоматом.

Дарья Шулик: Позже появилось видео, на котором президент, еще подлетая к резиденции, корректирует курс и, увидев колонну протестующих, сравнивает демонстрантов с крысами.

Петр Кузнецов: А оказавшись на земле, Лукашенко выходит поблагодарить силовиков – на что те ему отвечают: «Мы с вами до конца». Напомним, что ранее глава Белоруссии дал силовикам два дня на «наведение порядка в стране». Именно так он выразился.

О маневре Александра Лукашенко вчерашнем и в целом о том, что на сегодняшний день происходит в Белоруссии, поговорим с нашим экспертом. Наталья Макеева, заместитель директора Центра геополитических экспертиз, с нами на связи. Наталья Владимировна, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Наталья Владимировна.

Наталья Макеева: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте сначала начнем со вчерашнего вида Лукашенко.

Дарья Шулик: С появления.

Петр Кузнецов: С появления, да. Такой маршрут. Как вам кажется, для чего автомат в руках? Для чего бронежилеты? Ну, облет Минска – хорошо, он с высоты птичьего полета оценил ситуацию. А вот то, что этому предшествовало?

Наталья Макеева: То, что он был в бронежилете и с автоматом – мне кажется, совершенно адекватно. Во-первых, бронежилет в ситуации, когда возможны любые провокации – это вообще необходимая и нужная вещь, и не только для президента, а, по большому счету, для каждого человека, у которого в принципе есть это средство защиты.

Что касается автомата без рожка, то я думаю, что здесь очень хорошо продуманный жест. То есть он шел с автоматом без рожка. Скорее всего, рожок у него лежал в это время в подсумке. Таким образом он показывал свою готовность при необходимости применять силу. Но без рожка, потому что он тем самым сигнализировал: «Пока я силу не применяю, но у меня в руках автомат».

Естественно, что, в отличие от бронежилета, который просто имеет определенный функционал, автомат в его руках имел символическое значение. И тут я совершенно не разделяю комментариев некоторых политологов и блогеров российских, которые усомнились вообще в физическом здоровье белорусского лидера. Я вижу в поведении лидеров стран определенные жесты. И это очень важная система – жестовая, знаковая. Этим, кстати, активно пользуется противоположная сторона. В общем, я считаю, что он сейчас…

Петр Кузнецов: Наталья Владимировна, по-вашему, это окажет все-таки воздействие на недовольных скорее или на сторонников, то есть на тех же силовиков?

Наталья Макеева: И на силовиков, и на так называемых недовольных. Понимаете, во многих подобных ситуациях силовики оказываются крайними. В конечном итоге на них обрушиваются обвинения и со стороны властей, и со стороны общества. И то, что Лукашенко приехал поддержать силовиков – это очень мощный жест, очень правильный.

Что касается противоположной стороны, то понятно, что мы здесь имеем дело с технологией. Но показать им, что сила может быть применена – это очень важно. Используется такая формула, что Лукашенко – не Янукович. Он тем самым показывает: «Ребята, я не Янукович. Я на вертолете не сбегаю, а наоборот – надеваю бронник, беру АКС и еду встречаться с людьми, встречаться с силовиками в самое жаркое место».

Петр Кузнецов: «И я не стесняюсь называть демонстрантов крысами».

Но, по-вашему, не толкают ли все-таки эта позиция, его слова и вот этот автомат в руках (он, кстати, за последние дни заметно стал более уверенным) оппозицию к другой, что ли, форме гражданского сопротивления, более непримиримой? Потому что сейчас протесты – это, по сути, мирные прогулки по городу.

Наталья Макеева: Вы знаете, государство на то и государство, чтобы монополия на насилие была у власти. Когда монополия на насилие спускается вниз, то это начало конца государства. Мы это видели в 2014 году на Майдане.

Опять же я обращу внимание, что ничего не было применено, военные просто стояли, Лукашенко просто ходил с автоматом. Это просто демонстрация готовности. То есть я считаю, что за этим не последует перехода к некоему жесткому сценарию, именно со стороны самих протестующих. Хотя, конечно, не удивляюсь, если сценаристы всей этой ситуации пойдут уже на следующий шаг – появятся так называемые анонимные сайты и так далее и тому подобное.

Ну а что касается тех людей, которые там сейчас стоят, учувствуют во всех этих акциях, ходят, что-то требуют, то я не думаю, что с их стороны возможны какие-то жесткие действия – хотя бы потому, что власть пока продемонстрировала только готовность, а не само насилие, именно с применением оружия.

Дарья Шулик: Ну, будем надеяться, что ничего применяться не будет, а это просто были такие, скажем так, показательные выступления.

Наталья Владимировна, а как прокомментируете ситуацию с закрытием заводов? Ведь буквально несколько дней тому назад Лукашенко заявлял: «Ни в коем случае ничего закрывать нельзя, работаем в обычном режиме». А сейчас мы видим совершенно другие заявления и действия.

Наталья Макеева: Вы понимаете, если завод фактически используется как площадка для оппозиции, то власти не остается ничего другого, как временно заблокировать, приостановить работу этой площадки. То есть я думаю, что, конечно, заводы не закрыты в буквальном смысле слова, потому что большинство заводов – это предприятия непрерывного цикла. Например, металлургические, да? Металлургический завод нельзя полностью закрыть. Они просто слегка, грубо говоря, подморожены. И это тоже нормально, потому что не дело использовать предприятия в качестве площадки для митингов.

Петр Кузнецов: Мы телезрителям напомним, что с сегодняшнего дня Лукашенко решил закрыть бастующие предприятия.

Скажите, все-таки не пилит ли он сук, на котором сидит? То есть это не урон экономике наносится вот этим решением?

Наталья Макеева: Я не думаю, что это урон экономике, потому что Лукашенко – достаточно мудрый человек. И опять же, они не закрыты, а работа их, я думаю, временно приостановлена. То есть когда все это более или менее успокоится, заводы будут запущены.

Опять же люди бастовали, не ходили на работу. То есть заводы фактически и так работали в некоем усеченном формате. То есть на них работали те, кого обычно принято в революционной среде называть штрейкбрехерами. То есть и так, в общем-то, работа заводов была неполноценной. Именно оппозиция нанесла удар по экономике, призывая людей бастовать. То есть в первую очередь они, а государство уже просто стало действовать по факту, прикрывая эти площадки, подмораживая.

Петр Кузнецов: Вы знаете, что касается полноценности, то вообще такое ощущение, что в последние дни Александр Лукашенко только начал свою избирательную кампанию, которая в этом году, в этом сезоне как-то была им проигнорирована.

Наталья Макеева: Ну да, совершенно с вами согласна. Он сейчас показал себя как привлекательный и сильный лидер. На самом деле в Белоруссии, как и в России, как и во многих других странах, люди любят именно сильного лидера. Слабый лидер вызывает презрение. Как презирали вечно пьяного, какого-то странного и жирного Ельцина. Вот Путин, например, пользуется авторитетом. То есть, ну да, народ любит сильного лидера. Не знаю, в семье должен быть сильный муж. Ну, это совершенно нормально.

Петр Кузнецов: И напоследок – ваш прогноз. То есть чем все завершится и в какие сроки?

Наталья Макеева: Вы знаете, к сожалению, у меня прогноз неутешительный. После появления в этой ситуации известного политтехнолога, сценариста «цветных революций» Бернара-Анри Леви можно сделать вывод, что Запад взялся за Белоруссию всерьез. То есть, на мой взгляд, все будет идти только по нарастающей. Будет применен со стороны Запада рано или поздно какой-то силовой сценарий, на который белорусские власти будут вынуждены отвечать, потому что не отвечать нельзя. Если ты государство, ты должно отвечать на провокации.

Я думаю, что здесь на самом деле все будет зависеть от позиции России и от того, обратится ли в итоге Лукашенко к странам ОДКБ с просьбой поддержать его и помочь ему. В принципе, с ситуацией можно справиться, но это та ситуация, когда справиться можно только сообща. Если все пойдет действительно по тяжелому сценарию (а НАТО стаскивает свои силы к границам Белоруссии), то я боюсь, что Лукашенко может не справиться.

Петр Кузнецов: Будем следить. Наталья Макеева, заместитель директора Центра геополитических экспертиз, – о том, что продолжает происходить в Белоруссии.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)