Что будет с ценами на нефть? Прогноз эксперта на осень

Что будет с ценами на нефть? Прогноз эксперта на осень
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Александр Пасечник
руководитель Аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Александр Денисов: Мы переходим к первой теме нашего обсуждения. Вот у немецкого писателя Ханса Фаллады есть такой роман – «Кто хоть раз хлебнул тюремной баланды?» Вот хоть раз пережил финансовый кризис, тревога где-то на подкорке будет ждать в конце августа – начале сентября. Приглядываясь к курсам валют, цене на нефть, не пророчит ли они нам беды?

Анастасия Сорокина: Саш, беды не будет. По крайней мере, нас так успокаивает глава Минэкономики Максим Орешкин: «Даже если цена нефти упадет до 40 долларов, то нас это никак не коснется. Наша экономика устоит, и бюджет не пострадает».

Александр Денисов: То есть бюджет, получается, такой, как бюджетный автомобиль, его можно даже заправлять дешевым топливом, дешевой нефтью.

Анастасия Сорокина: Да. И сегодня мы поговорим, успокаивают ли нас обещания министра или же цена на нефть окажется критичной для нашей экономики. Об этом мы говорим с нашими гостями, которые теперь в новом сезоне будут с нами с первого часа на связи по скайпу. И первый наш гость – это Александр Пасечник, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности. Здравствуйте.

Александр Денисов: Александр, здравствуйте. Александр у нас на связи по телефону.

Александр Пасечник: Добрый день.

Александр Денисов: Да. Вас успокаивает заявление Максима Орешкина, что даже если $40, не страшно. А что страшно тогда?

Александр Пасечник: Смотрите, недавно Орешкин был на приеме у нашего президента. И ясно, что встреча прошла достаточно напряженно. То есть Владимир Владимирович высказался о том, что он недоволен такими темпами роста экономики. Там 0.1% ВВП. То есть это никуда не годится. Причем, цены на нефть на весьма комфортных уровнях – близко к 60. Несмотря на такую благоприятную конъюнктуру мировых цен на нефть, у нас экономика стагнирует. И интересно было бы порассуждать о 40, что тогда будет. Так что думаю, что Орешкин слишком опрометчив в своих высказываниях. И здесь все-таки надо быть настороже.

Анастасия Сорокина: Александр, он сказал, что цена $40 за баррель нас не пугает. Возникнут сложности, но катастрофы не случится. И он сказал, что у нас есть какие-то защитные механизмы. Что он имел в виду? Как вы это понимаете?

Александр Пасечник: Бюджет терпит такие уровни. То есть у нас 3-летний бюджет. И расчет такой есть, что в целом будем держаться, учитывая тем более, что, допустим, когда существует снижение цен на нефть, у нас девальвируется рубль. И в этом смысле рублевая масса будет, что называется, скомпенсирована таким сценарием. Вопрос только ставок Центробанка и вопрос макроэкономический в смысле инфляционных рисков. То есть все равно задача властей, задача правительства, Кабмина – удерживать инфляцию в рамках 4-5%. То есть чтобы это не было двузначным все-таки показателем, который и без того может усугубить ситуацию.

Анастасия Сорокина: А вот ситуация сейчас, которая всплывает вокруг Соединенных Штатов. Известно, что Фонд национального благосостояния большей частью состоит именно из валюты в долларах. И, конечно же, курс, который сейчас будет меняться или не меняться… Неизвестно, что решил сделать Трамп.

Александр Пасечник: Корзину мы поправляем. Эти компенсационные какие-то моменты по поводу перетоков из одной валюты в другую. На этих процедурах Минфин потерял солидные деньги, измеряющиеся в миллиарды долларов.

Анастасия Сорокина: Александр, говорил же про юани. Но у нас там юаней вроде как и нет.

Александр Пасечник: Сейчас юань тоже слабеет искусственно ввиду торговых войн с США. И давайте здесь будем исходить из ситуации, как будут строиться цены на нефть. Я считаю, что на рынке нефти риски затоваривания растут, учитывая, что конфронтация там Пекин-Вашингтон усиливается. И здесь в торговых войнах какой-то не тупик, а, возможно, они будут усугубляться. С 1 сентября еще более ужесточены налоговые истории со стороны Трампа по отношению к Пекину. И, соответственно, замедление мировой экономики тоже по сути неизбежность, из-за того что будет замедляться Пекин.

Александр Денисов: Александр, а давайте объясним, как взаимосвязаны…

Александр Пасечник: А это уже риски потребления нефти.

Александр Денисов: Как взаимосвязаны цены на нефть и торговые войны США и Китая? Чтобы зритель понимал, как это связано.

Александр Пасечник: Да. Очень просто. Логика проста. Смотрите, если торговые войны США и Пекина усиливаются, соответственно, китайская экономика будет замедляться. А Китай – основной потребитель мировых энергоресурсов. Соответственно, если они меньше выбирают с глобального рынка сырья, соответственно, падает и цена. В этом смысле надо смотреть. Единственное, что может подстегнуть цены на нефть – это, конечно же, геополитические сценарии, там, в локации Персидского залива. Но сейчас они отошли на второй план. Заметьте, уже танкеры не так часто атакуются. То есть США сейчас концентрируется, конечно, на китайском направлении.

Анастасия Сорокина: Александр, вот вопрос от наших зрителей из Амурской области: «Если нефть упадет – не страшно. А вот если зарплаты и пенсии поднимут хотя бы в 2 раза, то вот это будет кошмар». Получается, что никаких изменений, никаких добавок, никаких прогнозов, улучшающих жизнь населения, в связи с таким курсом просто быть не может.

Александр Пасечник: А чего бояться, кстати? Поднимут пенсии – думают, тут же подскочат цены? Почему так…

Анастасия Сорокина: Потратим весь фонд благосостояния?

Александр Денисов: Почему так пишут зрители? Как думаете?

Александр Пасечник: Социальная среда пока сложная. Безусловно, у нас есть проблемы. Но это все зависит от финансового блока – от Центрального Банка, от политики Минфина, казначейства. В этом смысле мы пока не видим достаточной эффективности. И здесь надо это дело поднимать, пересматривать и как-то усиливать эти процессы. Есть счетная палата, которая смотрит за эффективностью. И я думаю, что какие-то рычаги будут власти искать.

Возможно, за счет тех же накопленных достаточных резервов (допустим, в прошедшем полугодии) от нефти возможно пустить на социальные программы. Вопрос приоритетов. Стоит ли? Может, где-то стоит пересмотреть статьи расходов…

Анастасия Сорокина: Мы услышали прогноз Максима Орешкина тоже по поводу изменения курса, 2020-2024 годы. Но некоторые эксперты говорят о том, что курс уже может к концу года вырасти до 69 рублей за доллар. Что это означает?

Александр Пасечник: Естественно. Может и 70 быть. Здесь, смотрите, буквально за несколько недель рубль потерял (волатильность очень серьезная) 5-7%. Курс был близок к 60, и вдруг порой превышал 67 рублей. Так что до 70 совсем недалеко осталось.

Анастасия Сорокина: Но ваш прогноз – действительно такая ситуация может случиться?

Александр Пасечник: Если нефть в моменте будет уходить к 50 долларам, то рубль вполне может стоить и дороже 70. Вопрос в другом. Что на 50 долларов за баррель уже будет реакция «ОПЕК плюс» по-любому, где мы и Саудовская Аравия можем менять квоты на добычу, то есть еще больше возможно снизить их и таким образом как-то выправить рынок. Такая ситуация была похожа в конце 2018 года, когда цены на нефть ушли ниже $50 за баррель по маркерам. И, соответственно, сразу же решение «ОПЕК плюс» было адекватным, и все это дело выправилось.

Александр Денисов: Александр, а какая цена на нефть окажется для нас критичной, мы сразу почувствуем? Были же времена, когда баррель и по $20 стоил. Если мы до $20 откатимся…

Анастасия Сорокина: Были и по $115.

Александр Пасечник: Давайте апокалипсис рисовать не будем. Все-таки исходим из здравых сценариев. Такие вещи допустить довольно сложно на рынке в нынешних условиях. Мы не берем 1980 года, когда баррель стоил и $10, с чем связывают в принципе развал СССР и так далее. Это уже в прошедшем времени можно вспоминать. Сейчас просто рынок нефти иной. И конфигурация его иная. И американцы уже на нем присутствуют, и довольно солидно. То есть американская сланцевая нефть при прочих равных… Америке выгодно иметь достаточные цены на нефть. Американским добытчикам. В условиях, когда Трамп ставит на энергетическую экспансию.

Но, с другой стороны, всей экономике Америки выгоден дешевый баррель. Понимаете, да? Потому что у них экономика не завязана на энергоресурсы так сильно, как, скажем, наша.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр. Выяснили, что не нужно строить таких уж пессимистичных прогнозов. Успокоили. Поверим вам. На связи у нас был Александр Пасечник, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Переходим к следующей теме. Но перед этим хочется напомнить, что мы работаем в прямом эфире и очень ждем ваших звонков. Высказывайте свое мнение, пишите в наши социальные группы, мы готовы к обсуждению вместе с вами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски