Есть работа?

Есть работа? | Программы | ОТР

Как справиться с растущей безработицей - обсуждаем с экспертами в Теме дня

2020-05-14T18:20:00+03:00
Есть работа?
Карантин не для всех?
Какой автомобиль - уже роскошь?
Микрозаймам закон - не указ!
Президент увидел реальные доходы
Что нового? Магадан, Калининград, Санкт-Петербург
Обязательная проверка на алкоголь и наркотики для подростков. Конец ипотечного бума. Новые правила для пилотов. Экологическая ситуация. Падение доходов. Доверие к государственным институтам
Каким государственным институтам доверяют россияне?
Кому на руку ипотечный бум?
Что происходит с экономикой. Стоит ли нам ждать роста доходов?
Школьников возьмут под наркоконтроль?
Гости
Нина Кузьмина
ректор Академии труда и социальных отношений, заместитель Председателя Федерации Независимых профсоюзов России
Ксения Печеник
юрист, член профессиональной ассоциации «Юристы за трудовые права»
Вадим Квачёв
доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Оксана Галькевич: Итак, наша последняя тема, финальная совершенно. Дело в том, что нетипичная ситуация сложилась у нас на российском рынке труда. Если прежде, теряя работу, россияне предпочитали все-таки как-то самостоятельно выкручиваться, ну то есть просто сами искали работу, то теперь люди решили заявить о себе государству, да так, что всего за месяц мы увидели цифры, которых наша статистика, может быть, и не помнит, может быть, люди уже подзабыли.

Константин Чуриков: Ну хотя до этого многие эксперты говорили, что с учетом скрытой безработицы, то есть тех, кто не зарегистрировался на бирже труда, данные должны быть выше, но вот тем не менее все равно это все впечатляет. Итак, по данным Минтруда, сейчас у нас на бирже труда официально зарегистрированы 1 миллион 400 тысяч человек, которые ищут работу и ее пока не нашли, при том что в марте, всего месяц назад, их было в 2 раза меньше.

Оксана Галькевич: Ну а есть совсем, вы знаете, грустные прогнозы от весьма, надо сказать, уважаемых и даже высокопоставленных, можно так сказать, экспертов о том, что к концу этого года мы с вами в России можем увидеть в 10 раз больше безработных, в 10 раз, ну как минимум в несколько раз. Как свои права в этой такой ситуации турбулентности защитить? Как не дать себя сократить, как говорится, под шумок? Какие есть юридические нюансы у всех этих доселе неведомых нам режимов самоизоляции, нерабочих недель с сохранением заработной платы? Как себя вести?

Константин Чуриков: Ну и, главное, как за эти такие нерабочие дни должны начислять зарплату. Об этом сейчас поговорим и с вами, и с юристом. У нас на связи Ксения Печеник, член профессиональной ассоциации «Юристы за трудовые права». Ксения Александровна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Ксения Печеник: Добрый вечер, здравствуйте, Оксана.

Константин Чуриков: Нам тут зрители уже активно стали писать, что... Например, был такой случай, человек, значит, работал на каком-то предприятии, работал, потому что он не знал, что, оказывается, предприятие открыли, ему никто ничего не сообщил. Прошло 3 дня, он там почесался кому-то позвонить, ему говорят: «Слушай, парень, так ты уже трижды прогулял, ты уже уволен». Вот как избежать таких ловушек?

Ксения Печеник: Это действительно сейчас стало настолько острым, и работники задают такие вопросы, и в Интернете у юристов спрашивают, и между собой обсуждают это, что делать. Во-первых, не паниковать и немедленно не давать никаких объяснений. То есть работодатели очень часто говорят: «Слушай, ты вот сегодня на работу пришел, ты опоздал или тебя не было 2 дня, быстро пиши объяснение и тут же пиши заявление по собственному желанию, иначе мы уволим тебя плохо». Работник должен знать, что у него есть право на дачу объяснений в течение 2 дней. Пожалуйста, не нужно экстренно писать все, что вам в голову взбрело.

Теперь что касается ситуации. Если вас действительно будут увольнять плохо, увольнять за прогул, пытаться его сфабриковать таким образом, безусловно, нужно идти и обжаловать это решение работодателя в суд, потому что суд будет определять, насколько уважительна была причина вашего отсутствия. И вот здесь очень важно и субъективно с точки зрения судьи будет производиться оценка, как вы вообще были проинформированы о том, что компания начала свою деятельность, завод, компания, производство. И здесь обязанность работодателя доказать, что он вас уведомил, что компания возобновила свою деятельность, что каким-то образом вам принесли, я не знаю, приказ, ознакомили, либо вам позвонили, написали SMS, вам руководитель, не знаю, прислал электронное письмо и вы точно его прочли, должны были выйти завтра на работу. В каждой ситуации все индивидуально, поэтому главное не торопиться и не бояться отстаивать свои права.

Оксана Галькевич: Ксения Александровна, а вот с точки зрения закона у работодателя есть такая обязанность в случае перерыва в работе ставить работника в известность о том, что трудовой режим возобновлен? Или это обязанность самого сотрудника, ну следи за информацией, мы можем хоть на заборе рядом с нашим заводом повесить объявление, вот приходи и смотри каждый день, не можешь прийти? – твои проблемы.

Ксения Печеник: Это обязанность работодателя донести в доступной форме до работника режим и график работы работника. И здесь, как я уже говорила, если дело дойдет до судебного разбирательства, либо вы обратитесь с жалобой в прокуратуру, либо в инспекцию по труду, будут у работодателя прежде всего спрашивать, что он сделал для того, чтобы работник своевременно и достоверно понял, что ему надо было появиться на работе такого-то числа. Ведь, понимаете, у нас сейчас ситуация, в которой многие работники взяли больничные, то есть у нас, например, граждане 65+ обязаны были уйти на самоизоляцию и получить больничные листы, непосредственно эти больничные листы оплачиваются ФСС напрямую, то есть не работодатель платит.

Оксана Галькевич: Ага.

Ксения Печеник: И откуда, например, работодатель может знать, что у работника на сегодня не был закрыт больничный лист? Ну понятно, что эти все обстоятельства нужно выяснять при личной встрече. Поэтому обязанность, отвечая на ваш вопрос, доказать, что работника в доступной форме уведомили, лежит на работодателе в этой ситуации.

Константин Чуриков: Ксения Александровна, президент сказал, что нерабочие дни должны быть оплачены. Нам уже тут полстраны, многие пишут, что у них это либо не так, либо не совсем так, у кого-то все сбылось, но тем не менее. Если человеку не заплатили, недоплатили, ну так, по опыту скажите, есть смысл, извините за выражение, бодаться, или опасно это?

Ксения Печеник: Я очень соболезную, сочувствую всем попавшим в эту ситуацию. Еще больше я, наверное, сейчас буду соболезновать нашим судам, которые столкнутся с таким количеством запросов, с таким валом просто обращений. Я уверена, это тот самый случай, когда в прошлые какие-то кризисные моменты люди не очень-то рвались со своими правами в суд, и в этой ситуации они понимали, что они могут найти работу, какую-то альтернативу. Сейчас, с учетом прогнозируемой в дальнейшем достаточно высокой безработицей, все будут понимать, что надо как-то, каким-то образом хоть какую-то копейку со своего бывшего работодателя получить, нежели получить, я не знаю, пособие.

Оксана Галькевич: Ага.

Ксения Печеник: И, конечно же, суды будут сейчас перегружены, они будут завалены. И у меня единственное, я не знаю, пожелание, просьба: все должны понять эту ситуацию, суды сейчас не работали на протяжении почти 2 месяцев, и, например, в Москве они до сих пор гражданские дела еще не рассматривают до конца мая. И когда все люди придут со своими исками, – а иски можно подавать по почте, но физически попасть туда нельзя, – когда суды откроются, они просто захлебнутся. И, конечно, может и несколько месяцев судебное разбирательство длиться.

Так вот если вы попали в какую-то сложную ситуацию на работе, я вас умоляю просто, заклинаю, объединитесь и совместно подавайте иски, совместно подавайте обращения в прокуратуру, в инспекцию по труду. Не нужно поодиночке это все делать, это просто по сути будет перегружать все суды и правоохранительные органы, куда быстрее и эффективнее бороться вместе. Дай бог, если есть профсоюз в какой-то компании, то есть он вообще имеет возможности куда бо́льшие, чем обычные работники, которые объединились между собой, я имею в виду не организованные в профсоюз.

Оксана Галькевич: Ксения Александровна, вот что нам пишут люди на SMS-портал, очень много приходит сейчас сообщений: люди пошли на биржу, потому что устали платить по 12 тысяч рублей, а до этого это было 900, люди не видели смысла. Москва и Московская область: «За апрель получил 5 тысяч рублей, ни в чем себе не отказываю», – это, видимо, такая грустная ирония. Саратовская область: «Я и моя жена не уходили на самоизоляцию, и нам почему-то не заплатили». Опять же из Саратовской области пишут: «Работу сохранил, но получил «минималку» за апрель».

У нас есть звонок.

Константин Чуриков: Это у нас будет Елена из Самарской области.

Оксана Галькевич: Из Самарской области, соседний регион с Саратовом.

Константин Чуриков: Елена, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вот буквально вчера у меня муж пришел и сказал, что у них фирма закрывается, работает до конца мая, ему 55 лет. То есть у нас... Мы в Кинели живем, пригородный город, в основном у нас живут железнодорожники. Он ездит в Самару работать, у него фирма сейчас закрывается. Очень много у нас безработных молодых людей, то есть, естественно, он даже не знает сейчас, куда и что. Ну встанет он на биржу эту, опять же на бирже тоже очень много народа, и сейчас вот просто невозможно как бы пробиться, это тоже время... Я сама инвалид и получаю копейки, получается, «минималку».

Константин Чуриков: Елена, профиль фирмы, в которой работал ваш супруг? Чем она занималась и конкретно чем ваш муж там занимался?

Зритель: У них строительная... Ну как бы они обслуживали суды, электрика там, сантехника, у них договоры были с этими... Алло?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Зритель: Я вас не слышу.

Константин Чуриков: Да-да-да, мы вас слышим, вопрос в принципе понятен. Я просто так, беседуя сам с собой или с вами, если вы с нами: смотрите, по идее суды же скоро откроются, то есть почему работодатель мужа принял решение уволить людей?

Зритель: Не знаю, он не объяснил, он сказал, что они работают до конца мая, все, «ищите работу».

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Слушайте, просто поступают у нас сообщения, продолжают поступать. Пензенская область: «Моим дочерям перечислили с биржи по 487 рублей». Ульяновская область пишет: «У нас трудовая биржа находится в 85 километрах, чтобы туда доехать, нужно 2,5 тысячи потратить».

И вот еще, кстати, вопрос такой, Ксения Александровна, люди спрашивают: ну хорошо, в суд можно обратиться, но это ведь процедура не бесплатная, она тоже требует определенных издержек. Насколько... Вообще расскажите процедуру, финансовую сторону этой истории.

Ксения Печеник: Для работников суды бесплатные, то есть вам не нужно даже платить госпошлину.

Оксана Галькевич: Ага.

Ксения Печеник: Ситуация у каждого фактически сейчас будет связана с невыплатами, то есть это какие-то совершенно, на мой взгляд, понятно, профессиональный, несложные иски. Вам нужно написать, где вы работали, сколько вы получали, чем это подтверждается, когда вам перестали платить и в каком объеме вам должны денег, все, вот все, что вы должны написать в иске. Соответственно, нужно определиться, в какой суд вы подаетесь: это может быть либо суд по месту вашей регистрации, либо суд по месту юридического адреса работодателя.

Нужно направить, значит, это исковое заявление и направить параллельно этот же иск своему работодателю, то есть вложив в конверт уже, который вы направляете в суд, уведомление, что работодателю такой же иск ушел. То есть по сути все ваши затраты, если вы обращаетесь в суд таким способом, заключаются в отправке двух писем. Ну понятно, что в зависимости от того, сколько у вас приложений, почта вам обсчитает, сколько весит ваш конверт и сколько это будет стоить.

Дальше само судебное разбирательство, туда необязательно приходить с адвокатами, с юристами. Если у вас достаточно простой спор, связанный с требованием взыскать с работодателя такую-то сумму, вам не нужны туда какие-то высококвалифицированные юристы, вы в принципе можете написать ходатайство о том, что вы просите рассматривать это дело без вас, и прислать вам решение суда по почте. Поэтому с точки зрения финансовых затрат...

Я не буду говорить, что это совершенно бесплатно, я не говорю о том, что вам может не потребоваться дополнительная информация в виде консультации с юристом, но сейчас большое количество молодых специалистов, которые за очень небольшие деньги консультируют, есть некоммерческие организации, которые благотворительностью занимаются, но тем не менее очень профессиональные и готовы в режиме онлайн. Да чего там говорить, уже хочется даже пошутить на эту тему, сам Дмитрий Медведев консультирует рабочих на сегодняшний момент, о чем он заявлял, соответственно... Но если есть желание и необходимость, в общем-то, сейчас Интернет, конечно, не панацея, но он, в общем-то, наполнен информацией, можно найти формы.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Короткий вопрос, Ксения Александровна: а сколько длится аттракцион щедрости от государства? То есть пособие по безработице сколько месяцев подряд можно получать, если человек не находит работу, предположим?

Ксения Печеник: Вы знаете, все зависит от ситуации, в которой человек находится. Если там объективно... Я сейчас, к сожалению, не смогу сказать конкретные месяцы, просто не следила за этой темой в последнее время, тем более что сейчас законодательство меняется настолько часто и настолько плотно, в таком графике, что не все успеваю, боюсь быть некорректной. Но, соответственно, если вы встали на биржу и вам не могут найти работу, то какой-то период времени вы можете достаточно смело получать это пособие. Есть регионы, в которых, в общем-то, люди стоят на бирже годами, я точно это знаю и сталкивалась.

Оксана Галькевич: Давайте вместе выслушаем звонок, Надежда из Тульской области у нас на очереди. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ксения Александровна, я хочу вам такой вопрос задать. Вот мы работаем на предприятии, у нас уходит, например, человек в отпуск, и у нас...

Ксения Печеник: Ага.

Оксана Галькевич: Да-да, говорите.

Зритель: ...пишет один человек, значит, за дополнительную оплату, 25% от оклада, работает на его участке, я работаю почтальоном. Но помимо этого нас заставляют еще… У нас, например, еще три почтальона свободные, и мы, три эти почтальона, обслуживаем этот участок, но работаем без оплаты, без заявления. Если, например, с нами что-то случится, мы все время говорим своему начальнику, кто будет за нас отвечать? Нам отвечают, что про нас знают, что мы работаем. Законно ли поступает работодатель в этом случае или нет?

Константин Чуриков: Сейчас ответит Ксения Александровна. Надежда, к вам вопрос: а вот эти +25% к окладу, который вам обещают, – это сколько в рублях, вот эти +25%?

Зритель: В рублях?

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Сейчас скажу. Значит, мы работаем, все четыре почтальона, один почтальон пишет заявление, у нас выходит 20 рублей в день.

Константин Чуриков: Подождите...

Оксана Галькевич: Двадцать...

Константин Чуриков: ...рублей в день?

Зритель: Двадцать рублей в день.

Константин Чуриков: Это дополнительных денег, да?

Зритель: Да, вот это один почтальон пишет и на всех потом, которые почтальоны другие работают без заявления, делятся эти 25% от оклада.

Константин Чуриков: 100 рублей в неделю, 500 в месяц?

Оксана Галькевич: Еще и делится на что-то.

Зритель: Да, и у нас выходит по 20 рублей в день.

Константин Чуриков: Дополнительных денег?

Зритель: Да.

Константин Чуриков: А вообще зарплата сколько?

Зритель: У нас оклад 13 тысяч.

Константин Чуриков: Ну да, обещают, получается, 13 500. Да...

Оксана Галькевич: Понятно, Надежда.

Ксения Печеник: Ну, я, конечно, сочувствую, понимаю, что с этой ситуацией сейчас сталкиваются очень многие. Работодатели под шумок пытаются навязать лишнюю работу, при этом пытаясь сослаться на то, что сейчас кризисная ситуация, нужно всем входить в положение, работаете и слава богу, зарплату получаете. Но справедливости ради надо отметить, что, слава богу, при распределении в этом конкретном случае обязанности другого почтальона установлена надбавка за совмещение. Это неплохо, и здесь, конечно, по договоренностям с работодателем варьируется та самая сумма, которую в этом случае рассматривают. В общем, я думаю, что есть возможность, если бюджет компании подразумевает, есть возможность говорить о включении дополнительных денежных средств.

Но что я хотела бы сказать отдельно, что спрашивает наша замечательная телезрительница? Вас не могут обязать выполнять работу, которая не предусмотрена вашим трудовым договором. Если у вас указано, что вы должны обслуживать такой-то участок, я просто не знаю, чем это у вас регулируется, каким-то внутренним положением, каким образом прикрепляются эти улицы, соответственно, если вам дополнительную работу навязывают без оплаты, то вы имеете в виду право от этого отказаться, то есть с вас не имеют права требовать работу, которая не обусловлена вашим трудовым договором.

Оксана Галькевич: Да. Но у нас обычно, знаете, отказываешься от дополнительной работы – отказываешься от работы вообще.

Ксения Печеник: Это правда.

Оксана Галькевич: Ксения Александровна, спасибо вам большое. Всегда, с вами разговаривая, проникаешься тем, что нужно все-таки отстаивать свои права и их знать, обращаться к специалистам, к профессионалам. Ксения Печеник была у нас на связи, юрист, член профессиональной ассоциации «Юристы за трудовые права».

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, а давайте более предметным сделаем наш разговор. Вот у нас к вам такой вопрос: вам заплатили за апрель? «Да» или «нет». «Заплатили за апрель», имеется в виду полностью заплатили. «Вам полностью заплатили за апрель?» – «да» или «нет» на номер 5445, в конце этого часа подведем итоги.

У нас еще звонок есть, Нина из Ростовской области.

Оксана Галькевич: Нина из Ростовской области, да.

Константин Чуриков: Нина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Зритель: Вот у меня такой вопрос, что были на карантине, ну какие-то там дни работали, какие-то не работали, но практически были апрель на карантине. Зарплата у меня мизерная, 3 тысячи, работаю я неофициально. Имел ли право мне руководитель заплатить только 1,5 тысячи вместо 3?

Константин Чуриков: Нина...

Оксана Галькевич: Нина, а вы где работаете?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Чем занимаетесь? Что за труд у вас?

Зритель: Я уборщицей работаю на заводе.

Константин Чуриков: Завод государственный, частный?

Зритель: Частный, ООО.

Константин Чуриков: ООО. Вот в эти дни, в дни нашей вот этой пандемии, вот этого режима самоизоляции с так называемыми нерабочими днями, вы выходили на работу?

Зритель: Нет, не выходили, завод не работал. Выходили частично, ну от силы где-то, может быть, 12 рабочих дней было.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Знаете, еще в чем тонкость ситуации? Ведь, насколько я понимаю, в нерабочие дни работодатель, согласно тому, что было сказано, должен выплачивать полную зарплату, причем не меньше МРОТ, согласно закону, да, то есть у нас какая-то странная ситуация.

Оксана Галькевич: С сохранением же заработной платы.

Давай попробуем переадресовать этот вопрос нашему следующему эксперту. У нас на связи Нина Кузьмина, ректор Академии труда и социальных отношений, заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов России. Нина Николаевна, здравствуйте.

Нина Кузьмина: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы слышали, да, вопрос нашей зрительницы?

Нина Кузьмина: Да, я слышала.

Оксана Галькевич: Вот что ей можно ответить?

Нина Кузьмина: Слышала. К сожалению, моя тезка оказалась в этой ситуации абсолютно незащищенной. Ее трудовые отношения с работодателем никоим образом не были оформлены, то есть ее трудовые права никаким образом не были оформлены, поэтому работодатель их, мягко говоря, попрал. Что ей можно посоветовать? Ей, конечно, можно посоветовать обратиться, если получится, если есть у нее на предприятии профсоюзная организация, или в трудовую инспекцию. Ей нужно прежде всего оформлять трудовые отношения со своим работодателем.

Я слышала, что часто встречающийся вопрос о том, как оплачивать те дни, которые были объявлены нерабочими, но с сохранением заработной платы. Дело в том, что работники, которые состоят в трудовых отношениях со своими работодателями, они заключают трудовые договоры, и там прописываются условия оплаты их труда – вот все эти условия должны быть соблюдены. Если в трудовом договоре записано, что у человека такой-то оклад, такие-то надбавки стимулирующего характера, такие-то компенсационные выплаты, они должны быть ему выплачены в полном объеме.

Проблема, с которой сталкивается большинство работников, – это или не все выплаты прописаны в трудовом договоре, или трудовой договор вообще отсутствует. К кому идти за защитой своих прав? Как сказала предыдущий эксперт Ксения, нужно объединяться. Самая проверенная временем форма коллективной самозащиты прав наемных работников – это профсоюзы.

Константин Чуриков: Нина Николаевна, но...

Нина Кузьмина: И больше всего обязанности прописаны у профсоюзов, это оптимальный вариант. Да?

Константин Чуриков: Нина Николаевна, вы имеете в виду профсоюз на самом предприятии? Вряд ли отраслевой, потому что вот женщина, которая нам звонила, она уборщица.

Нина Кузьмина: Дело в том, что все отраслевые профсоюзы имеют первичные организации на предприятии, и поэтому женщина-уборщица вполне может быть членом профсоюзной организации, точнее быть членом профсоюза и состоять на учете в профсоюзной организации на предприятии, и именно так и должно быть.

Оксана Галькевич: У нас идет...

Нина Кузьмина: Но вот ей посоветовать можно только одно – обращаться сейчас за защитой своих прав к тем, кто это делает по закону или по призванию, в профсоюзы и трудовую инспекцию.

Оксана Галькевич: У нас идет опрос, уже запущен среди наших зрителей, пишут нам из Москвы и Московской область: «Не заплатили и не зарплатят», – такая, знаешь, вроде ошибка...

Константин Чуриков: Игра слов, да.

Оксана Галькевич: ...но правильно.

У нас есть звонок, Нина Николаевна, давайте побеседуем с Владимиром из Астрахани. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие.

Оксана Галькевич: Добрый вечер.

Зритель: Интересуют многие ваши вопросы, редко можно дозвониться. Вопрос вот какой. Я с октября прошлого года стою на учете в службе занятости, ну как бы стою и жду своей очереди или как-то, подбирают мне работу, в общем, пока ничего нет, мне 57 лет.

И когда я услыхал, что компенсацию и помощь получат люди, потерявшие работу после 1 марта, я вообще не понял. Из уст человека, лицо государственное, которое говорит, что среди, так сказать... Остальные могут подождать, а те, кто попали в этот период, должны быть поддержаны. Это же дискриминация, разве не так?

Константин Чуриков: У меня к вам вопрос. Владимир, скажите, пожалуйста, минуя службу занятости, вы сами какими еще ресурсами, рычагами, может быть, личными какими-то своими, не знаю, связями, у нас так многие ищут работу, пользовались, чтобы найти ее?

Зритель: К сожалению, все рычаги, которыми я пользовался раньше, вообще-то я ими редко пользовался, сейчас уже их нет просто, то есть они примерно моего возраста, кого-то уже нет, кто-то уже ушел из жизни. И, вы знаете, сейчас не то время, когда можно было прийти к другу и сказать: «Устрой меня на работу, я перебьюсь пока у тебя».

Константин Чуриков: «Выручай», понятно. В какой области вы работали? Кем вы работали до этого?

Зритель: До этого я работал в одной организации в Астрахани по благоустройству, но там поступили очень хитро: подошел срок, договора наши аннулировали, и на этом все закончилось.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Владимир, я не знаю, поможет вам это или нет, вот пока вы говорили, я тут вбил, есть такой у нас сайт «Работа в России», кстати, между прочим, рострудовский, минтрудовский, вот поищите, тут есть вакансии, не знаю, правда это, не правда, вымысел, может, они закрыты, но тут есть, вот, датированные даже 14 мая разные вакансии, вдруг это вам поможет. Спасибо вам за звонок.

Оксана Галькевич: Нина Николаевна, я хотела вас спросить еще по поводу одного термина, который наш зритель сейчас употребил в своей речи, – «договоры были аннулированы». Это что за аннулирование договоров? Такое вообще есть у нас в праве трудовом?

Нина Кузьмина: В трудовом праве нет, а вот в практике правоприменения такое есть. Это в чистом виде нарушение закона. Дело в том, что просто так взять и уволить человека по Трудовому кодексу нельзя, и именно поэтому в любой кризисной ситуации первым делом начинаются нападки, попытки ревизии Трудового кодекса. Что касается портала «Работа в России», могу сказать, что это портал рострудовский, все вакансии там «живые».

И по поводу пособия по безработице. Вот Владимир сказал, что он сильно удивлен тем, что у нас есть два сорта безработных, стоящих на учете в службе занятости, те, кто пришли до 1 марта и после 1 марта, – да, такая проблема есть, и я тоже не понимаю, чем они отличаются друг от друга. И я помню ваш разговор предыдущий... по поводу пособия по безработице. Пособие по безработице сегодня платится по следующей схеме: первые 3 месяца в размере 70% среднего заработка, дальше 4 месяца 60% и 5 месяцев 45%. Но средний заработок все равно будет ограничен пределами от 1,5 тысяч, минимальная величина пособия по безработице, до 8 тысяч, максимальная величина пособия по безработице. Для тех, кто потерял работу после 1 марта, установили на 3 месяца пособие в 12 тысяч 130 рублей, это прожиточный минимум второго квартала прошлого года.

Константин Чуриков: Да.

Нина Кузьмина: В Москве 19 500. Почему только для тех, кто после 1 марта работу потерял, я не имею экономически обоснованного объяснения. И по замыслу вроде бы должны были выплачивать полный размер, 12 130, при условии, что предыдущие 2 месяца в текущем году человек до этого работал. Но эту норму включили не в закон о занятости, а в постановление правительства о минимальной и максимальной величине пособия по безработице, и в общем контексте 12 130 стали выглядеть как максимальная величина пособия по безработице для определенной категории граждан. И люди, кстати, получают не 12 130, а...

Оксана Галькевич: ...за вычетом налога.

Нина Кузьмина: ...где-то 8, 6, 5. И еще, поскольку это доход, то с этого еще возьмут и подоходный налог. Это к вопросу о том, как сегодня платится пособие по безработице.

Константин Чуриков: Да, о том, как все работает. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Нина Кузьмина, ректор Академии труда и социальных отношений, заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов России...

Оксана Галькевич: ...была у нас на связи.

Давайте сейчас поговорим вообще на самом деле, какая ситуация на рынке труда у нас, какие вакансии открыты, открываются в последнее время, какую работу можно сейчас найти. У нас на связи Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру». Александр Юрьевич, здравствуйте.

Константин Чуриков: Александр Юрьевич? Сейчас вас включат в эфир, выведут...

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, здравствуйте.

Смотрите, Александр Юрьевич, я вот пытаюсь разобраться. Люди долго сидят на этой бирже труда, на этих причем весьма мизерных пособиях. Вот нам зритель звонит, 7 месяцев, получается, он не работает. Вот я просто бегло взглянул, в очередной раз сравнил базы, не знаю, «HeadHunter», «Работа.ру», trudvsem.ru, и я понял, что это разные базы. Вот сейчас, в период вот этой злосчастной пандемии, может быть, есть вариант эти базы объединить? Ну что такое, люди сидят, работы нет, а им там предлагают не то, что нужно, или...

Оксана Галькевич: Или вам конкуренция не позволит?

Александр Ветерков: Ну про объединение баз, здесь скорее, да, будет действовать закон какой-то о конкуренции, странно объединять наши базы работодателей вместе. Но у всех соискателей есть возможность просто пройти несколько Интернет-ресурсов либо пойти на сайт агрегатора и посмотреть там, где агрегируются все вакансии, на тот же trudvsem.ru. Но если посмотреть то, что происходит на рынке, я не могу сказать, что сейчас нельзя найти работу. То есть мы явно видим спрос в определенных сферах, куда можно трудоустроиться, но, правда, для этого очень часто придется пересмотреть свои текущие желания устроиться именно на ту профессию, где вы в настоящий момент работаете.

То есть, например, если высвобождается бэк-офис и вы теряете работу бухгалтером, бухгалтеру, например, сейчас найти работу достаточно сложно, но при этом большой спрос на медперсонал и помощников по уходу, сотрудников социальной помощи, где в принципе женщина-бухгалтер может себя применить. Или также большой спрос в логистических компаниях и в компаниях по продаже товаров первой необходимости, на комплектовщиков, курьеров, водителей, где тоже могут быть применены навыки. Имея права, вы можете пойти работать водителем в подобную компанию либо водителем такси, где тоже спрос, был период, он упал, но сейчас компании активно начали подбирать свой персонал.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Александр Юрьевич, я сейчас нахожусь как раз на вашем сайте «Работа.ру» и смотрю, поскольку зритель из Астрахани звонил, поиск работы в Астрахани. Смотрите, тут есть интересный пункт «договорная зарплата», то есть это, видимо...

Оксана Галькевич: По договоренности так называемая, да?

Константин Чуриков: ...могут кинуть, да, или нет? И еще, смотрите, вот тут интересная вакансия, смотрю, охранник, 54 тысячи рублей, срочно, и тут маленькое-маленькое примечание: «Переезд в Москву». Что на региональном рынке труда? Какие вакансии там физически сейчас есть, не в Москве?

Александр Ветерков: Вакансия, вот то, что вы видите, «договорная зарплата» – это, как правило, работа на сделке, и сделка фиксируется в трудовом договоре, поэтому вряд ли кинут, то есть вы все равно при оформлении на работу подписываете трудовой договор, где будут описаны все условия труда. И то, что вакансия договорная, это имеется в виду то, что вам зарплату посчитают за то, сколько вы отработаете, то есть будет гарантированная часть и будет премиальная часть.

Вахта, тот пример, который привели, то, что много вакансий в центральных регионах, в Москве, в Питере либо в городах-миллионниках, – да, вахта является очень популярным способом поиска сейчас сотрудников. Она приостановилась на некоторое время в рамках самоизоляции, пандемии, но сейчас опять компании активно ищут вахты, и в принципе тема переезда стоит достаточно остро, и компании готовы перевозить людей к себе из разных регионов России, тем более что в большом количестве производственных компаний работали иностранные рабочие, которые уехали, и сейчас эти российские производственные компании активно ищут россиян к себе на работу.

Оксана Галькевич: А куда они могут переехать сейчас, когда передвижение между, простите, регионами закрыто, нельзя ни въехать, ни выезжать ни в Москву, ни куда-то еще?

Константин Чуриков: Может, они самоизолировались, Оксана?

Александр Ветерков: Ну, я вам могу рассказать кейс. На самом деле для того, чтобы если сотрудник едет на работу трудоустраиваться, например, в Москве в производственную компанию либо на курьера, то ему оформляется пропуск, что он едет на трудоустройство на работу, которая имеет сейчас право работать, и он спокойно доезжает. Точно так же по России, то есть можно купить билет на поезд и спокойно с подобным разрешением, с приглашением на работу проехать, вас никто не остановит.

Константин Чуриков: А еще можно вопрос по вашему же сайту? Сейчас попрошу еще раз коллег показать мой компьютер. Александр Юрьевич, удивительная вакансия, это тоже, по-моему, Астрахань, «машинист бульдозера, от 60 тысяч», смотрю примечание, «удаленная работа» – это вот как?

Александр Ветерков: А это с большой долей вероятности тоже все-таки вахта, компания работодателя удаленно проводит собеседование.

Оксана Галькевич: Ага.

Александр Ветерков: То есть компания, да, при том, что они, когда публикуют вакансии, для того чтобы привлечь внимание, используют разные способы. Мы, как правило, это, безусловно, модерируем и не пропускаем недобросовестных работодателей...

Константин Чуриков: Все, я понял эту хитрость: то есть, когда стоит помета «удаленная работа», это не значит, что транспортная компания такая вау, цифровая, перешла на все эти новые технологии...

Оксана Галькевич: Сидишь дома и джойстиком.

Александр Ветерков: Да-да.

Константин Чуриков: ...это просто она находится в Москве, да, и соответственно Астрахань там видит эти вакансии, да?

Александр Ветерков: Да, и способ поиска сотрудников, которые в том числе ищут сейчас себе удаленную работу, а это достаточно популярно, привлечь внимание к своей вакансии, то есть такая некоторая хитрость.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Да.

Давайте звонок примем, у нас Дмитрий из Хакасии, там уже поздняя ночь, дожидается. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопросик просто. Мы вот тут пишем договора только на год, а нам второй договор не выдают на руки. Это же как бы они обязаны выдать второй договор на руки, чтобы там что-то не случилось, или как это?

Константин Чуриков: Опять-таки все те же вопросы: а где это у вас, в какой сфере вы работаете?

Зритель: Мы работаем, у нас фирма как бы, ну, клининговая компания, ездим по всем, везде, на север, туда-сюда, обслуживаем, «Роснефть», «Газпром», что-нибудь такое.

Константин Чуриков: Подождите, Дмитрий, клининговая компания, но «Роснефть» – это не что-то там такое, это «Роснефть». И что, вы когда нанимались, вы не попросили копию договора?

Зритель: Да все просили, они просто как бы, когда подписываешь договор, они тебе дают его подписать, а просто на руки их не выдают.

Оксана Галькевич: Ну вообще должны выдавать копию.

Константин Чуриков: Вообще это рабство какое-то, товарищ.

Оксана Галькевич: Да, договор на руки должны давать.

Константин Чуриков: Да... Не знаю, сможете прокомментировать?

Оксана Галькевич: Александр Юрьевич?

Александр Ветерков: Ну, безусловно, трудовой договор должны отдавать на руки. Срочный трудовой договор – это одна из форм трудовых договоров. Кстати, вот история, когда аннулировали договор, – скорее всего, это история, когда был заключен срочный трудовой договор и его не пролонгировали. Безусловно, его должны отдавать на руки, и вы имеете право в отдел кадров написать заявление с запросом о том, что «прошу предоставить мне форму моего трудового договора», завизировать, что вы подали подобное заявление. Я думаю, что с большой вероятностью вам его отдадут.

Для того чтобы... Если даже у вас нет трудового договора, но вы знаете его содержание, и какой-то работодатель нарушил ваши права, вы имеете право обратиться в суд либо в трудовую инспекцию даже без предоставления вашего текущего трудового договора, и он будет запрошен государственным органом в случае конфликтной ситуации.

Оксана Галькевич: Александр Юрьевич, я вот подумала: а вы не ведете случайно такой, знаете, рейтинг работодателей? К вам же из года в год наверняка в том числе и те же самые люди обращаются, компании, организации, которые ищут людей через вас, и, наверное, есть обратная связь с людьми, которые нанимались, устраивались на работу в эти компании. Рейтинг какой-то добросовестных, недобросовестных: эти кинули с зарплатой, эти не выдали, не знаю, договор на руки?

Александр Ветерков: Да, прекрасный вопрос. Мы запустили как раз сервис «Проверенный работодатель», в котором маркируем текущую ситуацию у работодателей, и можно посмотреть, как этот работодатель платит заработные платы. Мы не публикуем отзывы, а мы берем финансовую информацию, которая есть на рынке, и соответственно предоставляем ее соискателям. То есть можно посмотреть...

Оксана Галькевич: А это что за сервис, расскажите. Это у вас на сайте, да, можно посмотреть?

Константин Чуриков: Сейчас вот можно показать... Сейчас, секундочку, можно пояснение?

Александр Ветерков: Прямо на сайте есть «Проверенный работодатель».

Константин Чуриков: Да-да-да. Смотрите, значит, вот тот же сайт, теперь я уже в Хакасии ищу работу. Значит, вот я сейчас смотрю, вот этот вот значочек, сейчас, я его даже один всего нашел на всю страницу, он есть только у одного... Вот, смотрите, синий-синий такой...

Оксана Галькевич: Проверенный, да?

Константин Чуриков: Да-да-да, синий – значит, проверенный, он только всего один на всю страницу, понимаете, как?

Оксана Галькевич: А все остальные, соответственно... ?

Константин Чуриков: Все остальные непроверенные, это в Хакасии. И то я тоже обратил внимание, что те же самые вакансии, что и в Астрахани.

Александр Ветерков: Вот это, безусловно, в центральных регионах, в Москве или в городах-миллионниках таких компаний будет больше. Мы расширяем этот сервис, количество проверенных работодателей будет расти. Но на этот значок имеет смысл обратить внимание: если этот работодатель проверен, значит, у него с большой долей вероятности все в порядке с оформлением трудовых отношений, с выплатами заработных плат, отчислениями в пенсионные фонды, то, что мы тоже проверяем, отчисления налогов, с большой вероятностью вас не обманут.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Хорошо бы, чтобы это делали все, вы и ваши коллеги, конкуренты, чтобы нам проще было ориентироваться в этом. Спасибо. У нас на связи был Александр Юрьевич Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

Ну а сейчас давайте посмотрим, что с работой в разных городах нашей страны. Наши корреспонденты пообщались с прохожими и вот что узнали.

ОПРОС

Константин Чуриков: Ну и очень богатый выбор корреспондентов у нас на портале. Москва: «Заплатили треть оклада». Краснодар: «Фитнес-клуб (такой-то) не заплатил за апрель ни копейки». Архангельск: «Инженер ОТК, за апрель получила полностью». Рекламщики московские пишут: «За апрель оклад без премий, выручка упала, за май, скорее всего, 2/3 оклада», – ну, «скорее всего» пока не считается, ждем в июне информацию.

Оксана Галькевич: Ленобласть: «За апрель 7 тысяч, в мае отправили всех за свой счет или поставили условие «увольняйтесь». Владимирская область: «За апрель получила так же, как и за март, потому что бюджетник». И Калининградская область: «В среднем зарплата 36, в апреле заплатили только 16. Недоплату руководство объясняет отсутствием денег».

Константин Чуриков: Далее приглашаем к нашему разговору Вадима Квачева, это доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Г. В. Плеханова. Вадим Григорьевич, здравствуйте.

Вадим Квачев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вадим Григорьевич, смотрите, вот та ситуация, которая сложилась у нас в России, равна той ситуации, которая сложилась в странах Европы? Кому сейчас легче, я имею в виду трудящимся, без зарплаты или с частично выплаченной зарплатой, нам или им?

Вадим Квачев: Дело в том, что у наших граждан парадоксально по мировым масштабам маленький уровень накоплений: 60% граждан по опросам сказали, что накоплений им едва хватит на то, чтобы прожить месяц, это в начале внедрения карантина. Поэтому ситуация, без лишних слов можно сказать, что ситуация катастрофическая, ситуация очень серьезная. Это ситуация, в которой огромное количество работников оказались, как и ваши сюжеты свидетельствуют, практически выброшенными за пределы какой-либо возможности обеспечить эффективно, достойно свое существование.

Константин Чуриков: Это вопрос к бизнесу, если речь идет о сотрудниках частных структур, и бизнес, соответственно их работодатель, им не платит, или это в государственной политике что-то было не так до пандемии, что вот на рынке труда у нас и до этого был непорядок, как вы думаете?

Вадим Квачев: На рынке труда и до этого был непорядок, который был, во-первых, связан с очень слабой возможностью работника, как говорили ваши предыдущие спикеры, защитить свои права, отстоять свои права. Во-вторых, вторая проблема заключается в том, что у нас существуют огромные теневые сектора, где работники заняты и о них государство ничего не знает, никак не контролирует, и это отчасти вот такой добровольный способ, то есть государство само на это закрывает глаза. В-третьих, те меры, которые были приняты в рамках карантина, были абсолютно недостаточными, меры для поддержки населения, меры для поддержки бизнеса с точки зрения сохранения рабочих мест.

И, наконец, последнее – это то, что нас десятилетиями убеждали, что вот такое государство, которое устраняется от социальной поддержки, устраняется от каких-то серьезных социальных мер в отношении граждан, эффективно, оно нормально, оно достаточно. И вот первый же крупный такой (не первый, но серьезный) кризис показал, что вот этого государства, которое, используя как мотив жесткую экономию, избавляется от своих социальных обязательств, оказалось недостаточно, оно отказалось помочь людям, и это очень грустно на самом деле.

Оксана Галькевич: Вадим Григорьевич, давайте выслушаем звонок Ксении из Бурятии. Ксения, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Пожалуйста, Ксения, давайте.

Оксана Галькевич: Говорите.

Зритель: Да-да-да. Вы знаете, у меня к вам такой вопрос. Так случилось, что мне 49 лет, я была работником, получается, сферы услуг, комбинат по благоустройству города. Но в связи с региональным оператором, который вошел на все рынки нашей страны, получается, мы были сокращены. В 49 лет встала на биржу труда, и получилось так, что мои полгода продлились, именно в то время закончились, когда началась пандемия, 28 марта. Ту базу, которую я себе немножко наложила, извините меня, но за полгода я ее просто съела.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Просто схрумкала, схрумкала и схрумкала. И сейчас получается, что апрель, уже идет май, я сижу просто на денежные средства своей мамы, то есть на пенсию. На работу устроиться в моем возрасте здесь у нас в городе очень тяжело. Вот как нам теперь быть и что нам теперь делать? Получается, что мы просто никому не нужны.

Оксана Галькевич: Ксения, а вам на бирже труда, раз уж вы официально встали, что-то предлагали в предыдущие полгода за эти 6 месяцев?

Зритель: За полгода ни одной вакансии.

Оксана Галькевич: Ни одной?

Зритель: Я бегала сама по всему городу, предлагала свои услуги, где я только ни была, если честно. Я предлагала свои услуги, за полгода биржа не предложила ни одной вакансии.

Константин Чуриков: Подождите секундочку, я сейчас на сайте trudvsem.ru, как раз я хочу просто посмотреть, нам же говорят, что там все работает. Смотрите... Нет, сейчас, секундочку, это нет, еще пока не смотрите, машинист вам не подходит... Еще раз, кем вы работали до этого, Ксения?

Зритель: Работала агентом денежных средств, по сбору денежных средств.

Константин Чуриков: Так. Ну, насчет возрастной дискриминации это мы все понимаем и знаем, но, смотрите, вот тут... Сейчас... Администратор магазина одежды до 30 тысяч, значит, некий какой-то непонятный специалист чего в некое ООО от 20 тысяч. То есть, подождите, тут вот прямо все у них, это самое, колосится на этом сайте, видите, сколько вакансий? Вам вообще ни одну не предложили, или вам не нашли подходящих под вас? Вот как это выглядело?

Зритель: Ни одну вакансию вообще не предложили, за полгода даже ни одного направления не дали. А вот то, что вы говорите, да, я на этот сайт выходила, я присутствовала на каждых ярмарках у нас в городе, и все приходишь, 49 лет, на тебя смотрят и говорят: «Извините, нам нужны более молодые».

Константин Чуриков: Ну да, «всего вам доброго» говорят, ну понятно.

Оксана Галькевич: Сорок девять лет, слушайте, это же возраст, господи, еще э-ге-гей.

Константин Чуриков: Причем, уж казалось бы, все-таки государственный сайт, должны каким-то образом аккумулировать тех, кто уважает возраст.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Ксения. Вот такая вот грустная история на самом деле.

Константин Чуриков: Вадим Григорьевич, есть как прокомментировать?

Вадим Квачев: На самом деле, действительно, когда мы говорим про такую вот поддержку, то, что нам представляли в качестве поддержки в государственной политике, вот в условиях карантина, да, впрочем, и до карантина этого было недостаточно, и во время карантина этого недостаточно. И с уверенностью можно сказать о том, что вот та система занятости не будет работать эффективно, пока не будут предложены места достойной работы. То есть я не знаю, не могу судить вот о тех рабочих местах, о которых вы говорили, но, возможно, это места не очень хорошего качества, которые не позволяют это обеспечить.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Вадим Квачев, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Г. В. Плеханова, был у нас на связи.

Ты знаешь, Костя, ведь работодатели современные, ну в нынешних условиях, должны еще и приспосабливаться к новым требованиям. В частности, мы сейчас покажем информацию: работодатели, которые сохранили свои рабочие места и сотрудников, теперь должны организовать работу особым образом, в частности, нормы определенные санитарно-эпидемиологические соблюдать. Дистанция между сотрудниками должна быть организована, специальная разметка, как в магазинах, в аптеках, мы это видим, сделали. Нужно проводить постоянную дезинфекцию помещений, измерять температуру своим работникам.

Константин Чуриков: Ну измерять температуру, может быть, и не так сложно, хотя тоже теми термометрами, которыми измеряют, можно не измерять, потому что они всегда показывают у всех 34, фактически комнатную температуру показывают. Да, и отстранять от работы лиц с повышенной температурой.

Мы сейчас подключаем к нашему разговору Алексея Петропольского, это предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Алексей Игоревич?

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Алексей Игоревич, мы еще вот недоговорили, там вторая часть информации есть о том, что за нарушение, за несоблюдение этих норм административная и даже уголовная ответственность, штрафы там какие-то огромные, до миллиона рублей, лишение свободы до 3 лет. Вот сейчас, пока будем с вами беседовать, покажут, наверное, наши режиссеры. Скажите, к таким новым обременениям индивидуальные предприниматели, малый и средний бизнес готовы?

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Ну конечно, не готовы. Я уже сейчас вижу пилотные так называемые проекты выхода из режима повышенной готовности и самоизоляции, такие как… Допустим, все салоны красоты в Нижегородской области предлагают оборудовать камерами видеонаблюдения, которые должны будут быть подключены к городским службам, Департаменту торговли и услуг, Роспотребнадзору и МВД, и в случае, если клиенты этого салона красоты будут каким-то образом нарушать те самые меры предосторожности, не носить маску, перчатки, не соблюдать дистанцию, то такой салон будут автоматически штрафовать вместе с гражданами, кто внутри.

Ну, далеко ходить не надо, как вы знаете, сегодня большой скандал был в Москве, когда продуктовые магазины перестали пускать людей без масок и перчаток. Почему? Потому что штраф в случае, если юридическое лицо, торговый зал, внезапно, что называется, выявится, что он нарушает те самые требования Роспотребнадзора, штраф начинается от 300 тысяч рублей! И приостановку деятельности может сделать кто угодно, и МВД, и из департамента человек, и для этого совершенно не нужно будет решения суда, то есть просто выпишут штраф либо просто вообще приостановят деятельность.

И, конечно, такие меры, во-первых, провоцируют самих хозяев бизнеса со своими клиентами вести не самые приятные разговоры, а во-вторых, вообще ставят под риск открытие этого бизнеса, потому что ну никто не пойдет на депиляцию там чего-нибудь, зная, что его снимают на камеру, эту камеру смотрит полмира.

Оксана Галькевич: Это правда, кстати.

Константин Чуриков: Какая интересная новация...

Оксана Галькевич: Да, Константин.

Константин Чуриков: Те, кто собрался, задумайтесь.

Алексей Игоревич, вот нам звонила зрительница 49-летняя, мы понимаем, что по закону у нас много чего запрещено, по возрасту, по каким-то другим признакам человеку отказывать, ну а по практике? Вот вы как предприниматель скажите. Я понимаю, что мы в эфире и всего вы нам, может быть, не хотите сказать, но в принципе вот почему так не любят людей в возрасте работодатели?

Оксана Галькевич: Ну слушайте, 49-летняя женщина, почему не берете на работу-то? Ну не вы конкретно.

Алексей Петропольский: Ну, 49 – это еще нормальный по-настоящему возраст, вполне себе продуктивный. Но после 60 лет действительно найти работу довольно тяжело. При этом человек может быть действительно даже профессионалом в своей области, с такими академическими знаниями, но он не сможет исполнять те вызовы времени, которые сегодня присутствуют: это быстро ориентироваться, работать на компьютере, многозадачность, постоянные стрессовые ситуации, то есть то, на сколько вызовов, и мозги должны, что называется, свежо их воспринимать (без обид) и быстро адаптироваться, подстраиваться и отвечать, пожилые люди, но это именно после 60 лет, они тяжело все это воспринимают. А те вакансии, где им проще было бы работать, их просто на сегодняшний момент очень мало, с которыми бы они могли справиться. Сейчас кто нужен? Менеджер по продажам, кто-нибудь, кто делает сверх нормы услуги какие-либо, и любые вопросы с административным персоналом, который тоже очень многозадачен. Конечно, туда стараются брать молодых.

Оксана Галькевич: Ой, как много у нас сегодня сообщений на SMS-портале... Брянск пишет: «Второй месяц без зарплаты, общепит не платит. Чем жить, чем оплачивать коммунальные услуги?» Новгородская область пишет: «Да не то что за апрель вы спрашиваете в опросе, за март ничего не дали». Ставропольский край пишет: «Я ИП, передайте своим экспертам, которые говорят, что я должен иметь подушку безопасности, что моя подушка – это государство, которому я платил налоги и страховые взносы».

Алексей Игоревич, по поводу подушки безопасности, по поводу каких-то сбережений. Мы часто говорим, что у нас физические лица не имеют возможности, в силу разных причин у них нет этой подушки. Ну а бизнес наш, собственно, как жил до этого момента?

Алексей Петропольский: Да любой бизнесмен всегда инвестирует любые заработки: появились деньги – ты их сразу вкладываешь в развитие. Поверьте, если у тебя полно денег и тебе на все хватает, скорее всего, ты прикормленный государством, около чиновника такой коммерсант. А если ты обычный бизнесмен, индивидуальный предприниматель, у тебя фирмочка, то ты постоянно в поиске денег и знаешь, куда их реализовать.

Оксана Галькевич: Подождите, Алексей Игоревич, это в силу каких причин? Нет, я понимаю, что надо развиваться, но это почему? Это потому, что еще очень короткий цикл жизни у нашего бизнеса, непуганые в основном люди в малом и среднем бизнесе? В силу каких причин? Вы же, наверное, дома у себя имеете какой-то запас, я не знаю, хотя бы на неделю, на две, бизнес, наверное, тоже какими-то человеческими категориями должен мыслить.

Алексей Петропольский: Ну конечно. Все элементарно. Смотрите, бизнес сейчас – это не рентабельность 70% от выручки, это в лучшем случае 10–15% от того, что ты выручку принес, в худшем случае, так у подавляющего большинства именно малых бизнесменов, они зарабатывают от общей выручки 5%. Вот представьте, сейчас 3 месяца выручки ноль, а расходная часть вся та же. Как можно технически, имея такие расходы, вот эти 5% накопить на то, чтобы просуществовать даже 2–3 месяца? Ну это надо было 4 года ничего не...

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, а те самые, значит, кредиты на выплаты зарплат, вот эта вот помощь пострадавшим отраслям?

Алексей Петропольский: Это полный популизм и профанация. Во-первых, пострадали абсолютно все отрасли, проще 3–4 назвать, которые не пострадали. Вот у меня, я сам имею бизнес в трех разных областях, из них одна всего пострадавшая, остальные почему-то не пострадали, хотя выручка одинаково упала везде. И чтобы взять кредит сейчас у банка, ты приходишь, пишешь заявление, допустим, по кофейному бизнесу, они мне говорят: «Ребят, да вы из этого кризиса не вылезете, нам невыгодно вам давать кредит даже без процентов, даже с госгарантиями, потому что долг останется долгом, вы нам деньги не вернете». Поэтому спасение утопающих есть дело рук самих утопающих.

Оксана Галькевич: Алексей Игоревич...

Алексей Петропольский: И вот эту прокладку поставив, банк, убили полностью эту хорошую, здравую идею, потому что банк – коммерческая организация.

Оксана Галькевич: И все-таки мы вам желаем как-то выплыть из этой истории, выбраться и оставаться на плаву, в жизнеспособном состоянии. Спасибо.

Алексей Петропольский: Спасибо!

Оксана Галькевич: Алексей Петропольский был у нас на связи, предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса.

Константин Чуриков: Смотрите, что получается по итогам нашего опроса: 35% зрителей ОТР зарплату за апрель выплатили, 65% не выплатили. Мы не знаем, почему так, тут, во-первых, нет никакой выборки, во-вторых, хочется верить, что завтра-послезавтра выплатят, либо я чего-то не понимаю.

Оксана Галькевич: Но тем не менее тревожная история какая-то, да. Ну вот такая...

Константин Чуриков: Либо наиболее, наверное, скажем так, пострадавшие и писали, и голосовали в этот момент. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, друзья, всем, кто отвечал на наш вопрос, кто звонил и писал нам.

Продолжаем эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как справиться с растущей безработицей - обсуждаем с экспертами в Теме дня