Что скрывают тарифы

Что скрывают тарифы | Программа: ОТРажение | ОТР

За что и почему мы платим?

2021-03-29T21:08:00+03:00
Что скрывают тарифы
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
Гости
Дмитрий Хомченко
эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Марина Калинина: Ну а мы переходим к следующей теме, как и обещал...

Константин Чуриков: Вот смотрите, вот наша следующая тема, вот, вот эти вот письма, мы их просто... Вот это за сегодня мне принесли, свеженькое, по поводу тарифов ЖКХ.

Марина Калинина: А какие там бывают интересные штуки... Вот сотрудники Генпрокуратуры провели проверки ЖКХ по всей стране и удивились. Например, незаконные дополнения к тарифам и платежкам за воду: в Татарстане, Алтайском и Краснодарском краях, Омской, Томской областях и других регионах компании включали в тариф на воду, как вы думаете, что? – выплаты топ-менеджменту, обслуживание автомобилей и дорогостоящую аренду офисов. Вот и хотим разобраться, знаем ли мы, за что платим, и кто и как устанавливает эти тарифы.

Константин Чуриков: Насколько я понимаю, эта проверка еще продолжается, ее инициировала Генпрокуратура. Вот буквально на днях прокурорам поставил задачу генпрокурор Российской Федерации Игорь Краснов. Он сказал: «Поручаю всем прокурорам принять личное участие в решении проблем. Люди живут в неподобающих условиях, с дырявыми крышами, без тепла и воды. Поставьте себя на их место», – сказал Игорь Краснов. Вот все что осталось, поставить себя на место людей.

К нам сейчас присоединяется Дмитрий Хомченко, эксперт Аналитического центра при Правительстве. Дмитрий Юрьевич, здравствуйте.

Дмитрий Хомченко: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну, так устроена жизнь, нас постоянно вот как бы повестка, какие-то новые расследования держат в состоянии какого-то перманентного изумления. Здесь что, честно говоря, удивляет вас? И еще очень важный вопрос, откуда вообще у этих сбытовых компаний может быть в принципе доход, это же, скажем так, наверное, так сказать, не какие-то там акулы, так сказать, бизнеса, это государственные сбытовые компании или полугосударственные.

Дмитрий Хомченко: Константин, вы, безусловно, правы в том, что у любой организации, и у жилищной, и у коммунальной, всегда два источника дохода: это платежи потребителей и бюджетные средства, которые эта компания получает, неважно, напрямую ли либо через тех же самых потребителей. И других источников в коммунальном комплексе и в жилищной сфере нет и не предвидится. Поэтому средства, которые платят...

Константин Чуриков: Ой, у нас связь пропала, сейчас мы попробуем ее заново установить.

Значит, нам сейчас вот полстраны уже пишет о том, сколько они платят. Нам пишут уже на эмоциях: «Зачем нам капитализм?» Нам присылают суммы... Знаете что? Вот эта гора писем на самом деле – это не просто для того, чтобы вам ее показать, у нас вот реальные жалобы. Например, житель поселка Одинцовского района Московской области Клещенков писал, что его уже целый год принуждают к двойной оплате за техническое обслуживание газового оборудования, то есть он уже заключил договор с одной компанией, а его там прежняя продолжает, так сказать...

Марина Калинина: Не отпускает.

Константин Чуриков: Да-да-да, не отпускает, спасибо за приличное слово. Пишет нам еще Тамара Степанова из Саратова. Пишет, что, значит, за водоснабжение горячее по нормативу все начисляют, в то время как в доме установлен общедомовой прибор учета платы за отопление. В общем, короче говоря, полный цирк, товарищи, тем временем мы узнаем то, что мы узнаем.

К нам вернулся Дмитрий Юрьевич. Дмитрий Юрьевич, продолжайте, пожалуйста.

Дмитрий Хомченко: Да. Коллеги, я не понимаю, на каком моменте оборвалось, но тем не менее два источника, средства потребителей и бюджет. Соответственно, средства потребителей у нас...

Марина Калинина: А смотрите, можно сразу вопрос, Дмитрий Юрьевич? Извините, что перебиваю. Бюджет у нас из чего формируется изначально?

Дмитрий Хомченко: Бюджет точно так же формируется за счет отчислений, за счет наших с вами налогов.

Марина Калинина: Вот, ха-ха.

Дмитрий Хомченко: Поэтому все то, что мы не заплатим напрямую в жилищно-коммунальной сфере, мы так или иначе заплатим путем бюджетных средств. Вот что принципиально важно? Когда мы жалуемся на тарифы ЖКХ, наверное, все мы, и я, и вы, и телезрители, прекрасно знаем одну категорию населения, которая никоим образом не возражает против этого роста тарифа, более того, приветствует любое повышение в данной сфере. Понятно, что это сами сотрудники жилищно-коммунальных организаций.

Константин Чуриков: Ну и те, кто просто вообще не следит за этими коммунальными новостями, у кого, знаете, зарплата, рента хорошая и можно вообще не обращать внимания на эти мелочи жизни.

Давайте мы сейчас вам расскажем, и вам, и нашим зрителям одну небольшую историю, которая как раз пришла к нам из Перми. Дело в том, что в Пермском краевом суде сегодня начались предварительные слушания по делу о завышенных тарифах за вывоз мусора, ответчик – правительство края. Вот это очередной иск чиновникам от ассоциации городских ТСЖ, первый подавали еще в 2019 году. Собственников квартир возмутили цифры в платежках за уборку и вывоз отходов: вывоз 1 тонны мусора обошелся в 5 300 рублей.

Судебное дело было решено в пользу местных ТСЖ, тариф пересчитали, но снизился он на 58 рублей с копейками, и то только после апелляционного суда. В ходе разбирательства выяснилось, что в тариф чиновники заложили размер средней зарплаты для сотрудников регионального оператора по вывозу мусора 70 тысяч рублей...

Марина Калинина: Какая прелесть.

Константин Чуриков: А что, не люди? Люди, да. В 2020 году вдруг стали учитывать налог на прибыль.

Виталий Степанов: В 2020 году совершенно, на мой взгляд, поразительная, удивительная такая вещь произошла, когда в состав тарифа были включены расходы на уплату налога на прибыль в размере более 130 миллионов рублей. Это увеличило размер тарифа, вот эта сумма, для конечного потребителя около 4%. Он рассчитывался от субсидии, которая предоставлялась региональным правительством этому регоператору. Уже трижды суды отражают этот момент, что, уважаемые, если были допущены нарушения при проведении соответствующих аукционов, проведении торгов на заключение таких контрактов, то эти нарушения надо устранять.

Илья: Я плачу за твердые бытовые отходы где-то по 10 тысяч в месяц. Я не понимаю, за что я плачу каждый месяц 10 тысяч, я не понимаю. По сути у меня как бы нет такого количества бытовых отходов твердых, чтобы я платил за них 10 тысяч. Я в любом случае обязан платить за них 10 тысяч минимум.

Марина Калинина: Краевой суд еще в декабре признал тарифы за вывоз мусора в Перми необоснованно завышенными и за 2020 год тоже, обязал профильные ведомства в течение 3 месяцев привести тарифы в порядок. Но в Министерстве тарифного регулирования и энергетики края заявили, что будут обжаловать это решение. Ну а пока идут тяжбы, платить жителям и предприятиям за вывоз отходов приходится по старым ценам.

Константин Чуриков: Дмитрий Юрьевич, в общем, куда ни кинь, всюду клин, да? Как из этой ситуации выбираться? Как вот, знаете, вот это благое намерение сделать сферу ЖКХ прозрачнее, повернуть ее к потребителю, вот как ее, за какое место ее надо взять, чтобы ее повернуть лицом к потребителю?

Дмитрий Хомченко: Ха-ха-ха. Ну, если возьмемся все вместе, наверное, повернем.

Но, коллеги, проблема в чем? Во-первых, не беремся, а во-вторых, те же регуляторы, которые устанавливают тарифы... Прокуратура, безусловно, важна и нужна, для того чтобы проверять обоснованность тех цифр, которые этим регуляторам предоставляются, но почему администрация пытается обжаловать решение суда по тарифу, который уже по суду признан незаконным? Да потому что есть простая альтернатива: либо будет высокий тариф и вывоз мусора, либо тариф будет низкий и мусор как валялся везде, так и будет валяться. А с точки зрения прозрачности, ну 10 тысяч – это, наверное, действительно перебор, но надо смотреть, как они рассчитаны для данного конкретного домохозяйства, исходя из каких нормативов и что легло в основу.

Для того чтобы понимать, справедливый тариф или несправедливый, мы должны, наверное, все вместе поинтересоваться, а как же они устанавливаются, что ложится в основу этих тарифов и как этот тариф потом применяется после того, как предприятие получило средства. Но не устаю повторять, в том числе и в эфирах, о том, что собрать жильцов многоквартирного дома на отчет управляющей компании или поинтересоваться на сайте водоканала, как были потрачены средства, что же было сделано за этот тариф, – это отдельная большая проблема.

Константин Чуриков: Да, а на что они потратили эти средства, а они там так прямо и пишут, то есть они отчитываются, все нормально, мы там сразу видим, это там на зарплату... ?

Марина Калинина: То есть все по-честному?

Дмитрий Хомченко: Коллеги, может быть, отчетность сложна, потому что постановления, которые заставляют и жилищные, и коммунальные организации раскрывать экономическую информацию, они все-таки исходят из того, что потребитель грамотен, подкован и понимает, чем переменные затраты отличаются от постоянных и текущий ремонт от реновации либо капитальной реконструкции тех же сетей...

Константин Чуриков: Да, мы уже выучили этот птичий язык, да.

Марина Калинина: Смотрите, Дмитрий Юрьевич, а как человек обычный, который платит по тарифам, может проверить, сделал водоканал какой-нибудь там ремонт труб или замену труб или нет фактически?

Дмитрий Хомченко: А это уже не его задача, это как раз задача прокуратуры. То есть если водоканал отчитывается, что было собрано столько-то миллионов рублей и эти миллионы потрачены на замену сети, насколько сеть эта правильно поменяна, и какие технологии, и соблюдены ли требования при ремонте. Вот незакрывающийся мусоропровод либо какие-то недостатки в доме человек вполне может оценить сам, что называется, на глазок, в коммунальной сфере все несколько сложнее, поэтому здесь нужны профессиональные подходы и профессиональная оценка. Но мы даже не интересуемся, что в нашем доме происходит, у нас во дворе, у нас в подъезде, в нашей мусорокамере.

Константин Чуриков: Неправда, мы интересуемся, мы просто не знаем, что с этим делать, понимаете, куда с этим идти, как и куда пожаловаться, чтобы перестала протекать крыша, чтобы у тебя, так сказать, перестала канализация разливаться по подъезду, ну и так далее.

Марина Калинина: Просто мы-то интересуемся, но ответов мы, к сожалению, не получаем вразумительных.

Дмитрий Хомченко: Коллеги, с развитием интернета ситуация вообще существенно упростилась. Если раньше надо было сидеть, писать, отсылать, ждать ответа, ходить на почту, сейчас взаимодействие происходит в электронном виде. Да, не всегда удовлетворительно, но вот если мы подали электронную жалобу и нам не ответили, вот это повод для жалобы в прокуратуру.

Константин Чуриков: Спасибо. Дмитрий Хомченко, эксперт Аналитического центра при Правительстве.

Сергей у нас на связи из Подмосковья. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Вот хотел объяснить такую ситуацию по обращению с ТКО. Я живу в частном доме, мне за 2019 год начислили с 200 рублей до 850. То есть при инфляции 4% у меня с октября по настоящее время с 515 рублей до 800 подняли ставки, тариф.

Константин Чуриков: Круто.

Зритель: Да. Начал писать не в управляющую, а в компанию ТКО, ноль эмоций. Дошел до заместителя министра Московской области Чинихина по ЖКХ, задаю вопрос, на каком основании повысили тариф сразу не на 4%, грубо говоря, как инфляция, а на 30%. А он мне объясняет, что вот повысили и все.

Марина Калинина: Хороший ответ какой!

Зритель: Почему, как...

Константин Чуриков: Ну да, слушайте, здорово.

Марина Калинина: Сергей, а вы говорили до этого, что ни слуху ни духу, – это просто вам не отвечали или что-то отвечали, но... ?

Зритель: Не отвечали.

Марина Калинина: А, вообще не отвечали.

Зритель: Да. У нас компания «МСК-НТ», к ним достучаться можно как? – только написав по электронному, на электронную почту. Написал.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Звоню, узнаю, у меня есть номер входящего, это самое, письма. Они мне объясняют: «Ну девочка, которая принимала, она сейчас уволилась, поэтому не можем мы рассмотреть ваше заявление».

Константин Чуриков: А-а-а...

Зритель: «Когда-нибудь мы его рассмотрим».

Константин Чуриков: Слушайте, а на каждую девочку новую надо, так сказать, новую жалобу писать, да, имеется в виду?

Зритель: Да, новую жалобу.

Константин Чуриков: Удобно.

Зритель: Я и в экологию обращался к нам. Мало того, у нас на основании постановления главы города площадки, которые оборудованы раздельным сбором мусора, на основании этого компания, которая ведет это обращение с ТКО, должна сразу, автоматически 20% снижать за раздельный...

Константин Чуриков: Ну да, за отдельный сбор мусора.

Марина Калинина: Да-да-да.

Константин Чуриков: Сергей, это вот вы такой один возмущенный, или у вас там тоже ваши соседи, в общем, это целый, я не знаю, поселок дачный?

Марина Калинина: У вас это коллективная какая-то жалоба была или только ваша?

Зритель: Я не знаю, я вот борюсь с ветряными мельницами пока один, потому что к кому я ни обращаюсь к соседям, соседи почему-то... Там кто-то «я не сам плачу, платит жена», у жены Вася, сосед платит, кто-то там чего-то, какие-то находятся причины. Поэтому я пытаюсь бороться один, но у меня ничего не получается.

Константин Чуриков: Давайте мы сейчас спросим у Андрея Широкова из Торгово-промышленной палаты, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере ЖКХ, что вам делать. Андрей Вячеславович, здравствуйте.

Андрей Широков: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Дайте, пожалуйста, совет нашему зрителю, как ему хотя бы, я не знаю, как минимум добиться ответа на вопрос, что ж так дорого, что произошло в стране, что так вырос этот тариф проклятый, а во-вторых, ну какого-то, не знаю, уважения к себе, внимания к проблеме человека и так далее?

Андрей Широков: Ну, в первую очередь вам надо обращаться не в ресурсоснабжающую организацию или не в ту, которая вывозит у вас твердые коммунальные отходы, а обращаться надо к регулятору, который утверждает эти тарифы. Он должен по-хорошему показать, почему тарифы повысились на те или иные проценты.

Константин Чуриков: А это кто регулирует, скажите, пожалуйста?

Марина Калинина: Это кто?

Андрей Широков: Вообще тарифы – это..., и надо сегодня на соответствующих сайтах вывешивать тариф, что в него входит и почему он такой, и тогда людям будет ясно, почему именно таким тарифом они пользуются...

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, извините, пожалуйста, а регулятор – это кто? Кто регулирует тариф?

Андрей Широков: Ну, это государство, это региональные энергетические комиссии, теперь это соответствующие подразделения муниципальной или государственной власти, которым поручено регулировать тарифы. И мы должны всегда помнить, что любые тарифы на коммунальные ресурсы утверждает у нас с вами государство, государство утверждает, а не ресурсоснабжающие организации.

Марина Калинина: Андрей Вячеславович, а почему так исторически сложилось в нашей стране, что у нас сфера ЖКХ вообще настолько непрозрачная, вот эти все тарифы настолько непрозрачны, никто не знает, откуда они берутся, почему они именно такие, а не такие? Вот как так? Почему? Как эту ситуацию можно было бы исправить?

Андрей Широков: Ну, давайте с вами, во-первых, начнем с того, что в стране, хоть мы и говорим ЖКХ, а на самом деле существуют жилищная и коммунальная сферы экономики. Это совершенно две разные экономики. В жилищной сфере по-хорошему сам собственник должен утверждать ежегодно отчеты управляющей организации и устанавливать стоимость содержания общедолевого имущества дома, сам собственник. А вот в коммунальной системе государство является основным регулятором тарифов, которыми пользуется население, причем в каждой территории России этот тариф будет отличаться друг от друга, потому что у каждого региона своя специфика.

Константин Чуриков: Ага. Андрей Вячеславович...

Андрей Широков: Мы должны с вами понимать, что стоимость содержания общедолевого имущества в доме собственник сам может определить, посмотреть, влезть и, как говорится, оценить, как работы ведутся. А вот коммунальные ресурсные организации, они готовят тарифы, предоставляют их регулятору, и регулятор должен очень четко их просматривать и смотреть, что прошло в производственную часть тарифа, что попало в инвестиционную часть тарифа.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, а в чем тогда специфика... ?

Андрей Широков: И инвестиционная часть тарифа должна быть закреплена соответствующими планами работ.

Константин Чуриков: У каждого региона своя специфика, хорошо, а в чем тогда специфика наших регионов, если это по факту, это уже выявляет Генпрокуратура, на минуточку, эти деньги идут непонятно на что, на аренду автомобилей, на выплаты руководителям, видимо, не копеечные выплаты, если это попало в отчет генпрокурора, да? В чем специфика такая?

Андрей Широков: Ну к кому претензии-то должны быть? К ресурсоснабжающей организации или к регулятору?

Константин Чуриков: Не знаю.

Андрей Широков: Претензии должны быть к регулятору. На сегодняшний день Генпрокуратура, и прокуроры, и специалисты прокуратур, которые проверяют те или иные тарифы, они должны не РСО наказывать и не об РСО говорить...

Константин Чуриков: Нет, подождите, Андрей Вячеславович...

Андрей Широков: ...они должны говорить о тех чиновниках, которые обязаны были проверить достоверность тарифа.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, вот я сейчас, предположим, пойду мелочь по карманам тырить, вы скажете: «Это вопрос к полиции, это не вопрос к Чурикову Константину Николаевичу»? Понимаете, это примерно такая логика-то. Мне кажется, что вопросы и к тем, кто совершает.

Андрей Широков: Нет, логика правильная.

Константин Чуриков: Нет?

Андрей Широков: Я с вами не согласен, логика правильная. Сегодня ресурсоснабжающая организация понимает, какие затраты им надо понести на отпуск того товара, который они должны, значит, в балансе энергетическом подготовить, для того чтобы мы с вами хорошо проходили зиму, чтобы мы хорошо пользовались водой, в полном объеме, чтобы мы в полном объеме пользовались горячей водой, ХВС и ГВС, как говорят коротко специалисты. И при этом, значит, они готовят тарифы, они несут эти тарифы в органы власти, которые должны эти тарифы проконтролировать, влезть, как говорится, вовнутрь этого тарифа, посмотреть, как правильно он формируется, какие вопросы, значит, будут оплачены за счет этих тарифов, точнее не вопросы, а какие позиции при производстве соответствующего товара, и после этого только утвердить. А когда у нас на сегодняшний день по поручению генерального прокурора Игоря Краснова прокуратура страны проверяет тарифы и находит те или иные отклонения, то в первую очередь это претензии к регулятору: «Регулятор, а ты чего пропустил-то машины и так далее?»

Константин Чуриков: Ну то есть не регулятор, губернатор, да, например? Глава региона, например, да?

Андрей Широков: Нет, это не глава региона, это соответствующее подразделение, которое работает в регионе по утверждению тарифа. Раньше это было...

Константин Чуриков: Ну слушайте, вот опять начинаем, извините, Андрей Вячеславович, вот опять тень на плетень. Вот мы не понимаем, что это за соответствующее подразделение. Оно как-то может единым образом в стране называться? Потому что вот мы не понимаем, мы сидим, ведущие этой программы, не понимаем, куда нам обращаться.

Марина Калинина: Кто эти люди?

Андрей Широков: Да очень просто оно называется. Раньше это называется Федеральной энергетической комиссией, в регионах это были региональные энергетические комиссии. Ну а потом в это вмешался антимонопольный комитет и немножко все по-другому стало называться.

Константин Чуриков: Ну да.

Андрей Широков: По-хорошему все понятно, и каждый регион знает, кто у него ответственен за контроль тарифов, за содержание тарифов и за их утверждение.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте послушаем звонок.

Марина Калинина: Давайте зрителей послушаем. Николай из Саранска с нами на связи. Николай, здравствуйте.

Зритель: Я скажу вот так. Лет 10 назад я был председателем ТСЖ одного из домов, ну малогабаритный, условно скажем 16 квартир. Ну вот, у нас сделали по плану капитальный ремонт в доме. Затем, значит, ну то есть поставили счетчики на воду, на газ, на...

Константин Чуриков: Да, так.

Андрей Широков: На ГВС, на отопление и так далее.

Константин Чуриков: ХВС, ГВС.

Зритель: Вот. И когда мы стали платить снова, условно у нас был тариф 7 кубометров в месяц на человека, тогда, когда не было счетчиков, мы платили по тарифу, 7 кубических метров...

Андрей Широков: Нет, это вы платили по норме потребления.

Зритель: Когда же поставили счетчики, у нас получилось ну гораздо меньше, около тонны, ну то есть около кубометра в месяц на человека, люди стали экономить. Я так и понимал, что, если мы делаем эту реформу ТСЖ, то есть энергосберегающие вещи, все это делать. И оказалось, что мы платим снова такие же практически суммы и на электричество...

Я стал ходить по инстанциям, электроснабжающую организацию посетил, прокуратуру, жилищную комиссию и стал доказывать: почему, скажем, за воду у нас берут определенную сумму за кубометр, показатели счетчиков и еще дополнительные расходы на дом, как будто у нас из домовой трубы водяного снабжения вода куда-то утекает. Когда я начал доказывать им, я говорю, вот почему это с нас такая же сумма, они мне говорят: «Так это еще уборщица пришла, ведро воды набрала убирать у вас в подъезде (а их всего два подъезда), так вот». И получается, они тот же тоннаж воды на дом практически еще до установки, что мы платили, то же самое. На электроэнергию, четыре электросберегающих лампочки...

Константин Чуриков: Понятно, произвольно, от фонаря устанавливают какие-то приписки. Андрей Вячеславович?

Марина Калинина: Андрей Вячеславович?

Андрей Широков: Нет, никто от фонаря не устанавливает.

Константин Чуриков: Так.

Андрей Широков: Это просто несколько лет тому назад некие умные люди, которые, кстати говоря, всем известны профессионалам, провели через правительство так называемое постановление, в котором ввели понятие ОДН, на общедомовые нужды, и туда просто списывать начали все небалансы. Еще когда Андрей Владимирович Чибис, нынешний губернатор Мурманской области, был замминистра и вел эти вопросы в Министерстве строительства и ЖКХ, мы эти вопросы поднимали и просили ОДН в стране отменить. На входе должен быть общедомовой прибор учета и четко понимать, мы понимаем, сколько дом потребил коммунальных ресурсов, и уже собственники эти коммунальные ресурсы оплачивают в полном объеме. И четко мы понимаем, сколько мы в доме съели коммунального ресурса.

Константин Чуриков: Чтобы вот еще разобраться с пониманием, что и почему мы платим, давайте сейчас посмотрим небольшой видеоопрос. Наши корреспонденты интересовались у людей, вообще они понимают, что в этих квитанциях по ЖКХ написано.

Марина Калинина: Да, спрашивали в трех городах, в Калининграде, в Казани и во Владивостоке. Давайте посмотрим и послушаем, что получилось.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот так вот.

Марина Калинина: Вот что люди говорят, никогда концов не найдешь. Что с этим делать? Какой комментарий?

Андрей Широков: Ну, вот я со всеми, я прослушал внимательно вместе с вами всех выступающих и хочу сказать, что надо вести разъяснительную работу среди населения. Потому что 30 лет прошло, как Советский Союз исчез и ушел в историю, а мы все никак не можем разобраться в жилищном и коммунальном хозяйстве страны. Видимо, это кому-то надо.

Марина Калинина: Андрей Вячеславович, а кто должен образовывать людей, чтобы они понимали? Кто этим должен заниматься?

Андрей Широков: В том числе и вы с экранов телевидения. А вообще, по-хорошему, я давно хожу с такой идеей: надо снять вместо полицейских фильмов хороший фильм об управлении многоквартирными домами и в этом фильме дать подробные, через игровые способы, разъяснения по управлению домами – каким образом утверждаются тарифы, каким образом проводятся собрания, кто какие решения должен принимать. Я думаю, что смотрибельная аудитория будет очень большая.

Константин Чуриков: Это же будет сплошной мат-перемат, Андрей Вячеславович, как в каждом втором сообщении, которое приходит на наш SMS-портал. Спасибо вам большое, спасибо. Правда, хорошая идея.

Марина Калинина: Спасибо.

Андрей Широков: Ну, понимаете, это же идет от чего, мат-перемат? Идет от того, что у нас доходы населения падают, пенсии маленькие, и поэтому люди очень много платят от той суммы, которую ежемесячно получают для жизни и зарабатывают для жизни, понимаете? А если бы доходы были приличные, никто бы не замечал жилищно-коммунального расхода.

Константин Чуриков: Да, и жили бы мы, как в Швейцарии.

Андрей Широков: Товарищи, жилищно-коммунальные расходы все равно всегда будут, потому что нам нужны тепло, горячая вода, холодная вода...

Константин Чуриков: О да, ГВС и ХВС, как вы сказали. Спасибо большое, Андрей Вячеславович. Андрей Широков...

Марина Калинина: А есть еще, знаешь, ХВ для ГВ.

Константин Чуриков: ХВ для ГВ, да. Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства.

Ростовская область, как и многие регионы, обращает внимание, что МРОТ уже меньше ЖКХ.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Тариф вообще состоит из навязанных услуг. Никто договора не заключал, но по мошеннической схеме первый платёж считается офертой и согласием, но платёжка не предложение оферты. Собрание собственников противоречит конституции в части свободы воли и принуждения к вступлению в объединения. Это всё незаконные поборы.