Что смотрят, слушают и пишут дети в интернете?

Что смотрят, слушают и пишут дети в интернете?
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Грабят банк, не выходя из дома. Могут ли хакеры, кроме личных данных, украсть и деньги со счетов?
Китайцам въезд запрещён. Россия закрыла границу для жителей КНР
Гости
Дмитрий Чистов
директор по специальным проектам Института исследований Интернета

Константин Чуриков: А сейчас о том, где зависает молодое подрастающее поколение, на каких ресурсах проводят или теряют свое время. Владимир Путин на днях поручил изучить поведение молодежи в интернете и создавать контент, направленный на духовно-нравственное развитие молодых. Все это стало итогом заседания Совета по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей. Он подчеркнул, что исследования о том, что делает молодежь в Интернете, должны проводиться на регулярной основе, а первый доклад должен быть на столе президента уже к 1 декабря. Итак, что смотрит, слушает и пишет молодежь в Интернете? Кстати, молодежь нас же тоже смотрит, так позвоните, расскажите. А мы покамест пообщаемся с нашим экспертом. Это Дмитрий Чистов, директор по специальным проектам Института исследования Интернета. Дмитрий Михайлович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Дмитрий Чистов: Добрый день.

Оксана Галькевич: Дмитрий Михайлович, скажите пожалуйста, а как это будет делаться, чисто технически, мне интересно. Какая-то фокус-группа будет выбрана, да? Где будут наблюдать за молодыми людьми в течение определенного периода. Или как? Или будут какие-то данные цифровые брать с наших больших агрегаторов информации и новостей?

Дмитрий Чистов: Будет это происходить по-всякому, как я полагаю. Потому что на самом деле такой исследовательско-аналитический проект уже есть, называется «Детский Рунет». Институт исследований Интернета при поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций его в прошлом году запустил и продолжает делать. Там суть проекта в том, что агрегатор…

Константин Чуриков: Так, Дмитрий Михайлович, да-да, продолжайте.

Дмитрий Чистов: Да. Сколько детей в Интернете и чем они там занимаются, одной методикой не обойтись.

Константин Чуриков: Дмитрий Михайлович, а скажите пожалуйста, какая сейчас есть статистика? Я не знаю, может, Яндекс-метрика или как это называется. Именно поисковое поведение молодежи в Интернете. Что они реально там ищут, на какие ресурсы заходят чаще всего?

Дмитрий Чистов: Наиболее популярные ресурсы – это, конечно, соцсети и ресурсы, связанные с видеоконтентом и с игровым контентом, с играми. Я понимаю здесь достаточно широкий спектр коммуникационных сервисов, которые включают и мессенджеры, да?

Константин Чуриков: Да.

Дмитрий Чистов: И можно наблюдать, например, тренд последних года-двух: это разные платформы коротких видео, типа «Тик-ток» или «Лайк-видео», которые в последнюю пару лет сильно выстрелили. Там аудитория моложе 18 лет больше половины: 70-80%.

Константин Чуриков: Но ведь эта информация носит общий характер и нам ни о чем не говорит. В соцсетях, на разных страничках, в мессенджерах могут быть совершенно разные картинки, фотографии, видео разного характера. Как понять, что конкретно на этих страницах молодежь потребляет?

Дмитрий Чистов: Да они смотрят видео. Они смотрят видеоблогеров, они смотрят таких же ровесников, как и они. Либо смотрят совсем блокбастеры. Это разрекламированный и прокачанный маркетингом контент. Тут в общем все достаточно понятно.

Константин Чуриков: Нет, я просто о чем спрашиваю. Президенту же неинтересно, на какие ресурсы конкретно они заходят. Скажем так: не это интересно. Интересно, что конкретно они смотрят. Т. е. речь шла же о духовно-нравственном развитии, да? Они сейчас «Евгения Онегина» читают или блокбастер какой-то смотрят?

Оксана Галькевич: Да. Разбор задач по алгебре посещают какой-нибудь.

Дмитрий Чистов: Поручение из двух частей. Первая – это создать систему регулярного исследования. И вторая – это создать некую некоммерческую организацию, которая будет контент духовно-нравственный как-то драйвить и развивать. Потому что на самом деле сплошной попкорн и блокбастеры. Молодежь в Интернете. И соцопросы тут, к сожалению, не всегда работают. Потому что когда детей или подростков спрашивают, что они в Интернете делают, у них всегда на первом месте получается ответ, что они учатся и смотрят информацию для учебы, как-то развивающий контент. А на самом деле, когда мы смотрим статистику, оказывается не так.

Оксана Галькевич: Дмитрий Михайлович, вот наши зрители опасаются, что это может обернуться, так скажем, установкой какого-то тотального контроля за нашими гражданами. Развейте опасение или подтвердите, в каком смысле, как получится.

Дмитрий Чистов: Ну, в каком смысле – он и так уже происходит. У нас есть достаточно понятные системы СОРМ. И когда каким-то органам в рамках их следственных действий необходимо этот контроль провести и получить информацию, они это получают.

Константин Чуриков: СОРМ – это следственно-оперативные мероприятия.

Дмитрий Чистов: Да. А здесь речь идет, наверное, все-таки про другое. Про понимание вообще, кто эти люди, что они делают и какое нас будущее ждет, исходя из того, чем они сейчас занимаются и интересуются.

Оксана Галькевич: Скажите, а времени достаточно на выполнение этой задачи? Вот уже к 1 декабря этот доклад должен появиться на столе у президента. Достаточно ли времени, чтобы проанализировать ситуацию и как-то комплексно оценить ее?

Дмитрий Чистов: Как я уже сказал, на самом деле часть этой работы уже проделана. И поэтому сейчас статистическая и социологическая информация в рамках проекта «Детский Рунет» уже есть. И я думаю, что поскольку адресатом этого поручения является Дмитрий Анатольевич Медведев, ему в принципе найдется что положить 1 декабря на стол президента. В том числе, наверное, рассказать о дальнейшем пути.

Дмитрий Чистов: Вы несколько минут назад сказали о том, что надо драйвить патриотические ресурсы. Дмитрий Михайлович, а они драйвятся вообще? И что вы имели в виду?

Дмитрий Чистов: Да не особо они драйвятся. Потому что, мы же все с вами понимаем, что… Я сейчас примерные цифры назову. У нас сайты с детским контентом посещают примерно 25 млн. человек в месяц. Если мы говорим про соцсети и видеоплатформы, то это 41-42 млн. человек в месяц, а это и дети, и их родители, которые вместе потребляют часто. Если мы говорим не только про детей и родителей из России, но и из других русскоговорящих регионов мира, то это примерно 52 млн. человек. Это довольно большая аудитория для того, чтобы на этом выстраивать индустрию. И она худо-бедно за последние 3-5 лет индустрия детского контента выстраивается. Но в основном, конечно, на блокбастерах и попкорне. Потому что эта форма подачи…

Константин Чуриков: …Понятнее и проще, да.

Дмитрий Чистов: …популярна, и дети это смотрят. А если в эту формулу вложить какое-то содержание правильное, то это было бы гениально.

Оксана Галькевич: Военно-патриотическое. Это будет драйвить.

Дмитрий Чистов: Да. Думаю, что для этого как раз этот орган и предложено создать президентом.

Константин Чуриков: Мне вот еще что интересно. Каким образом статистика, вселенский разум поймет, что именно вот молодой человек, подросток это ищет? Как в Интернете это выясняется?

Оксана Галькевич: А не бабушка.

Константин Чуриков: А не бабушка, да. По-видимому.

Дмитрий Чистов: Сейчас достаточно многоуровневые, многослойные, скажем так, системы анализа. И речь идет не только про поисковики, кто что ищет. Есть, понятное дело, статистика, которая собирается на уровне браузера, различные программы, которые шлют эту информацию для тех, кто их установил, и помогают сбору данных. Есть социология, т. е. опросные методы. Методы анализа больших данных, т. е. анализа соцсетей: о чем пишут, что говорят, что комментируют, что лайкают. Это все как раз сводится в единую базу исследований. Т. е., как я уже сказал, много разных методик, и их важно приземлить на одну задачу.

Оксана Галькевич: Кстати, Костя, я по поводу бабушек можно встану? У нас сейчас бабушка может не только блокбастеры. Мы, кстати, друзья, после часу дня в большой теме об этом поговорим, присоединяйтесь.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Дмитрий Чистов, директор по специальным проектам Института исследований Интернета, у нас был в эфире. Пишут: «Почему раньше этого нельзя было сделать?» Тамбов. «Не является ли это вмешательством в жизнь подростка, разглашением его личной информации?» Пишут, что все смотрят, все, кто молод, смотрят «ДОМ-2». Не программу «ОТРажение», а «ДОМ-2».

Оксана Галькевич: Вот Татарстан пишет, что моральное разложение, его истоки надо искать не в Интернете, а на телевидении, потому что с этого все началось и какие-то странные «перадачи» и все такое.

Константин Чуриков: Да, но здесь вы этого не найдете. Сейчас мы попробуем подключить к нашему разговору Анастасию Щелкину. Анастасия – блогер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Анастасия с нами. Здравствуйте, Анастасия.

Анастасия Щелкина: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вот сразу видно по аватарке, что блогер.

Константин Чуриков: Да. Анастасия, скажите, как вы думаете, с какой целью государству понадобилось анализировать эту информацию? Как вам кажется, это для того, чтобы нравственнее сделать контент в Интернете? Или для чего?

Анастасия Щелкина: Я бы сказала, что государство вообще во многом хочет нас контролировать. Но в данной ситуации на платформах Интернета очень много, скажем так, хорошей жизни, к которой мы стремимся, но иногда нам ее не хватает. И вот молодежь следит за некоторыми блогерами, которые не наши, например: они достаточно хорошо живут – и мы хотим жить так же. И вот государство боится, как бы мы чего, мне кажется, не такого, как у нас, у них нашли и переезжать хотели. Мне кажется так.

Константин Чуриков: Анастасия, вот я сейчас смотрю на вашу фотографию. Это, видимо, из Инстаграма, у вас там такая размещена?

Анастасия Щелкина: Да.

Константин Чуриков: Замечательное фото. Скажите, а вы как-то ведете тоже учет, кто к вам зашел на страничку? Молодой, пожилой, ребенок, подросток?

Анастасия Щелкина: Да, на каждой страничке, особенно бизнес-аккаунта, есть своя статистика. Конкретно моя страница – это, конечно, превалируют мужчины…

Константин Чуриков: Конечно.

Анастасия Щелкина: …но женщины им не уступают. И в основном это люди от 16 до 40. Но основная масса это 25-35 лет, где-то так.

Оксана Галькевич: А самые большие просмотры у каких заметок, постов?

Анастасия Щелкина: Естественно, самые популярные посты – это в бикини и прочее такого контента.

Константин Чуриков: Да? И это то, что смотрят, да? Вот от 16-ти, вы говорите?

Оксана Галькевич: Бросьте Косте адресок, пожалуйста.

Константин Чуриков: Оксана!.. Мы все и так знаем. Зачем? Анастасия, хорошо, расскажите, о чем ваш блог, что вы там размещаете, какие картинки у вас там?

Анастасия Щелкина: В основном мой блог – это мои фотографии личные. Иногда у меня просыпается философ, и я пишу посты о своих мыслях, о каком-то своем мнении на какие-то различные темы.

Оксана Галькевич: А покажите Константина, как он прильнул к экрану, пожалуйста. Ну, режиссеры.

Константин Чуриков: Да, но я просто смотрю на картинку. Интересно. Так, ага.

Анастасия Щелкина: И я немного веду в европейско-американском стиле свой инстаграм. Редко именно какие-то прямо сильно информативные посты. В основном у меня своя эстетика меня и природы иногда.

Константин Чуриков: Анастасия, подождите. Вот это, кстати, тоже интересно, уже вопрос содержания, контента, как сейчас говорят. Вы говорите, что размещаете свои фотографии. Но если не секрет, с какой целью?

Анастасия Щелкина: Да. Вы знаете, я для себя использую Инстаграм как платформу по мотивации, что ли. Т. е. я не такой сильно уверенный в себе человек, и это дает мне возможность как-то на себя со стороны смотреть и понимать себе самооценку.

Константин Чуриков: Отлично. Так. Скажите пожалуйста, вот вам пишут мужчины, женщины. Если не секрет, что вам пишут? Так, в общих чертах?

Оксана Галькевич: О чем разговор у вас с этими людьми, с вашими подписчиками, идет?

Анастасия Щелкина: Очень много на самом деле интересных людей. Естественно, пишут мужчины иногда из разных стран, зовут жить к себе. Но у меня есть молодой человек, это не мой вариант, точно. Но встречаются очень часто люди, которые какими-то интересными вещами занимаются, они мне рассказывают о своей жизни. Я делюсь своей жизнью в России, они из других стран, например. И вот эта такая интеркоммуникация с другими странами – мне вот она очень большую пользу приносит. Я много чего узнаю, о себе рассказываю.

Оксана Галькевич: Т. е. это процесс такой, который вам интересен тоже в первую очередь, да?

Анастасия Щелкина: Да, да. Конечно.

Оксана Галькевич: И вы извлекаете из него какие-то уроки. И, собственно, поэтому вам и интересно двигать его.

Константин Чуриков: У меня последний вопрос. Ваше мнение, чего на самом деле, если спросить саму молодежь, чего ей не хватает сегодня в Интернете?

Анастасия Щелкина: В Интернете? Это достаточно сложный вопрос, мне кажется. На мой взгляд, в Интернете очень много всего, и это можно использовать с умом. И для учебы, и для развлечения, и для, может, даже каких-то своих личных, непонятных никому целей. На мой взгляд, у нас есть все. Главное, чтобы нам это не ограничивали.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Анастасия Щелкина, блогер, у нас была на связи. Очень интересно было поговорить.

Оксана Галькевич: Все, я поняла, почему у меня не растет инстаграм. У меня нет ни одного фото в бикини.

Константин Чуриков: Оксана, берите примеры.

Оксана Галькевич: Может, мне тряхнуть всем чем есть?

Константин Чуриков: Об этом в следующем часе. У нас есть звонок. Надежда на проводе. Здравствуйте, Надежда.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Надежда.

Константин Чуриков: Надежда, говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Оксана Галькевич: Надежда? Говорите, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я прочитала у вас здесь: «Где зависает молодежь». Я звоню с Коченева Новосибирской области. Где может у нас зависать молодежь, если у нас дом культуры не работает, детский центр не работает, нет ни танцев, нет ни кинотеатра? У нас даже бани нету, представляете? Как можно жить, нету бани? В советское время все было, а сейчас ничего нет.

Оксана Галькевич: А куда же исчезло? Кинотеатры, дома культуры?

Зритель: А бабушки, военные, все – в своих домах в тазиках моются. Почему никому нет дела? Никто этот вопрос не поднял, и нам отвечают, что не положено.

Константин Чуриков: Т. е. вы хотите сказать: перед тем, как наводить какой-никакой порядок в Интернете, надо хотя бы с реальной жизнью разобраться? И молодежь заинтересовать. Чтобы ей было чем заняться вне Интернета.

Оксана Галькевич: Возможности досуга дать.

Зритель: Да. У молодежи должны быть танцы, должны быть кинотеатры. Куда-то сходить. Но некуда сходить, некуда.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. У нас еще есть один зритель, по-моему, на связи.

Оксана Галькевич: Александр из Курской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, ребята.

Оксана Галькевич: Так, и где же зависает молодежь, по вашему мнению, Александр?

Зритель: Я говорю, что в связи с тем, что все это идет с Запада, мы плохо ее, нашу молодежь, и учим, и образовываем. И занимаемся ее контролем. Потому что это чистый лист. Что мы на нем напишем, то и будет.

Константин Чуриков: А мы же даже ничего не пишем. Все написано в Интернете. Слушайте, но скажите, может быть, какой-то совет личный. Родителям что делать? Вот ребенок в Интернете.

Зритель: Да, да!

Константин Чуриков: Как его контролировать?

Зритель: Надо его заинтересовать. И эти молодые люди бы построили баню в каком-то селе. И мылись в этой бане.

Оксана Галькевич: Так, а зачем баню, извините?

Константин Чуриков: Подожди, сначала надо баню построить. А ты потом посмотришь, что из этого получится.

Зритель: Т. е. они построили бы баню, помогли бы построить какой-нибудь клуб, получили бы за это деньги и в этом клубе бы пускали в Интернет и занимались бы. Вот в том дело, что это нужно организовывать и контролировать. Они еще это не могут сделать. Они, знаете, как сороки, кидаются на…

Константин Чуриков: Спасибо. Спасибо за ваш звонок. Спасибо за все мнения. Мы, конечно, поскольку об Интернете говорили, тут с тобой много всего нагородили. И много иностранных слов употребили. Вы нас уж, простите, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Очень. И сейчас, кстати, об этом пойдет речь, друзья.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски