Что такое день 7 ноября: трагедия или праздник?

Что такое день 7 ноября: трагедия или праздник?
Ксения Печеник: В нашей стране оказаться на пенсии – это практически прекратить существовать
Алексей Кыласов: Рекорды только дополняют общую картину привлекательности спорта, но не меняют или отменяют её
Не жизнь, а пенсия! О долгосрочном прогнозе благосостояния российских пенсионеров
«Тесла» по-русски: зачем нам отечественный электрокар за 6 млн рублей?
О вкусах спорят: россияне предпочитают отечественные продукты
Алкоголь по графику: строго до 22 часов?
Минимальную зарплату бюджетников хотят повысить
Национальная идея: итоги опроса ОТР. Охрана — ни в какие рамки. Рецессия отползла. Пилотов обвинили посмертно. Миллионы на праздник
Какой должна быть национальная идея? Итоги недельного опроса зрителей ОТР в проекте «Реальные цифры»
Социальная справедливость – какая она для разных слоев населения? Наш сюжет
Гости
Александр Колпакиди
глависторик спецслужб

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, и сегодня в рубрике «Личное мнение» давайте вспомним о дате сегодняшней. Седьмое ноября – день Октябрьской революции 1917 года. У праздника давняя история, знаком он, наверное, любому человеку, особенно тем, кто родился и жил хоть какое-то время в Советском Союзе. И долгое время этот праздник был главным в Советском Союзе, в течение всей советской эпохи был красным днем календаря и государственным праздником, который отмечали особым цветом в ежедневнике, обязательными демонстрациями и так далее. Но сейчас все изменилось, не совсем сейчас, но изменилось.

Петр Кузнецов: История праздника закончилась с распадом Союза, развенчанием коммунистической идеологии. В современной России праздник был переименован сначала в День согласия и примирения, намек на необходимое примирении сторонников разных взглядов, потом его упразднили.

Ольга Арсланова: Ну и мы хотим сегодня поговорить о том, что думают о событиях вековой давности россияне сегодня. Об этом в рубрике «Личное мнение».

Петр Кузнецов: И это личное мнение Александра Колпакиди, историка спецслужб. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Александр Иванович, здравствуйте.

Александр Колпакиди: Добрый день.

Ольга Арсланова: Действительно, 7 ноября долго был главным праздником страны, и многие наши зрители, кстати, сегодня даже нас поздравляли с 7 ноября и отмечали, что содержательно заменить его ничем не получилось. Вот вы что об этом думаете?

Александр Колпакиди: Ну конечно, не получилось. Попытались перенести на 4-е, вот этот пресловутый День единства, но всем же абсолютно понятно, единство кого с кем? Вексельбергов, Ротенбергов, Абрамовичей с 21 миллионом по официальным данным нищих, 21 миллион нищих, вот этот мальчик несчастный, которого только что показали, на которого вся страна должна деньги собирать?

Какое национальное единство? У тех, у кого дети в Лондоне, там, значит, не знают, куда деньги девать, и те, которые просто умирают. Каждый 4-й ребенок растет у нас в стране в семье за чертой бедности – какое национальное единство? А этот праздник, 7 ноября, его сознательно замалчивают, смотрите, никакой информации, вы единственный канал. Ну нет, правда…

Ольга Арсланова: Все же помнят и так…

Александр Колпакиди: Нет, не все. По опросам, большинство уже думает, что это дата свержения царя, то есть они не знают, что это дата свержения Временного правительства, ничтожное меньшинство знает. То есть тут уже большинство не помнит, что это и как. Эту дату целенаправленно замалчивают. Единственный канал, который весь день сегодня будет крутить сюжеты на это, угадайте какой.

Петр Кузнецов: ОТР.

Александр Колпакиди: «Спас»!

Ольга Арсланова: Там будут другие…

Александр Колпакиди: «Спас» будет крутить там такую шизофреническую бредятину, это…

Петр Кузнецов: Александр Иванович, давайте вот начнем с того, почему революция и почему праздник. Историки до сих пор не могут прийти к единому какому-то выводу относительно того, какой ценой вообще обошлась эта революция, но они сходятся в едином уж точно, что это одна из величайших трагедий в нашей истории.

Александр Колпакиди: Нет, они не сходятся в том, что это одна из величайших трагедий.

Петр Кузнецов: Ну, видимо, речь идет о последствиях.

Александр Колпакиди: Часть историков, так скажем, ангажированных, проплаченных, в государственных структурах…

Петр Кузнецов: Называются голод, репрессии, красный террор…

Александр Колпакиди: …которых называют некрасивым словом «грантососы», они как раз сходятся в том, что это… Они бесплатно совершенно сходятся в том, что это трагедия, те историки, которые независимы, для которых честь дороже гранта, они считают, что это самая великая дата в истории нашей страны.

Потому что именно после этой даты наша страна впервые в своей истории вырвалась на первое место в мире, она какое-то время обгоняла Соединенные Штаты по темпам развития и стала одной из двух супердержав. Был создан целый блок государств, которые нас поддерживали, Совет экономической взаимопомощи, Варшавский договор. Было создано национально-освободительное движение в Африке, в Азии, на днях, кстати, приезжали все, и если вы помните, они по-русски многие говорили. Почему? А последние 30 лет с ними никто не работал.

То есть это для неангажированных, непроплаченных историков самая величайшая дата в развитии не только нашей страны, но и человечества. Посмотрите, каждый день новости: в Чили какие-то ужасные вещи, в Каталонии, Гонконг, Ирак…

Ольга Арсланова: Там свои революции.

Петр Кузнецов: Понятно. Я ни в коем случае не ангажирован…

Александр Колпакиди: Мир буквально трясет, войны…

Петр Кузнецов: Это «Личное мнение» как раз ваше, чтобы…

Александр Колпакиди: Посмотрите, с 2012 года, когда кончился запас Великой Октябрьской революции, дело в том, что она была не только для нашей страны, для всего мира. Посмотрите, растет разница между бедными и богатыми, как у нас отменяется пенсионный возраст, растет пенсионный возраст. То есть социальные льготы, которые люди получили под влиянием этого примера, Запад увидел, что не только в России, но у них может это произойти, что их рабочие пойдут по примеру русских рабочих, и все это рабочие получили. Теперь это все отменяется, это очевидно.

Петр Кузнецов: Но люди же погибли.

Александр Колпакиди: Какие люди погибли? Где?

Петр Кузнецов: В результате…

Александр Колпакиди: В результате гражданской войны погибло в 3 раза меньше, чем в результате Первой мировой войны.

Петр Кузнецов: Хотя вот есть другие данные, что в результате Первой наших миллион, а в результате гражданской войны, которую развязали, от 12 до 15 миллионов.

Александр Колпакиди: Ну да, это смотря кто как считает, есть…, у него дана цифра 850 тысяч, и есть цифра погибших в Первой мировой войне, там 2,5 миллиона.

Ольга Арсланова: Вот то, о чем вы сейчас говорите, это действительно борьба разных точек зрения. И помните, когда 7 ноября Ельцин пытался сделать днем, как там, согласия и примирения…

Александр Колпакиди: Ну да, да.

Ольга Арсланова: …это как раз была попытка примирить разные взгляды, разные отношения к революции…

Петр Кузнецов: И статистику.

Ольга Арсланова: И по сути немножко эту тему замять, то есть сделать ее не только актуальной. Вот как вам кажется, почему не получилось с Днем согласия и примирения? Потому что 4 ноября, которое вы упоминали, уже было следующим этапом, когда у Ельцина не получилось поменять этот праздник.

Александр Колпакиди: Да.

Ольга Арсланова: Почему не получилось? Идея-то, в общем-то, здравая.

Александр Колпакиди: Почему-то вот буквально вчера или позавчера опубликованы опросы «Левада-центра» и Московского Центра Карнеги. Значит, больше…

Ольга Арсланова: У нас был эфир об этом как раз.

Александр Колпакиди: Да-да, вы видели, то есть большая часть, почти 90% россиян, выступают за перемены, больше половины выступает за перемены вне этой системы, это страшная цифра, вдумайтесь, вне системы. Что это значит? Что они все должны идти по статье экстремизма.

Ольга Арсланова: Да нет, люди всегда хотят жить лучше в любой стране.

Александр Колпакиди: Да-да, но вне системы, то есть они выступают за новую Октябрьскую революцию, потому что они не видят…

Ольга Арсланова: Не совсем, не совсем.

Александр Колпакиди: Ну что такое «вне системы»? Это значит убрать эту систему и поставить новую. Что такое Октябрьская революция? Была свергнута капиталистическая система, и начала строиться социалистическая система. Эта система, как Ленин и говорил, как он и обещал, позволила сконцентрировать все силы и совершить огромный рывок для нашей страны.

Она ведь была буквально в результате войны в руинах, Временное правительство почему отдало власть? Оно практически… Ведь кто вышел? Женский батальон, какие-то сорок инвалидов и так далее. Потому что развалена была экономика, все социальные связи распались, большинство населения, крестьянство, ненавидело уже власть. Вы знаете цифры? Когда в армии отменили обязательное причастие, там, по-моему, только 14% солдат причащались, то есть оказалось, что они просто неверующие, то есть вообще не верили ни во что, ни в черта, ни в бога, ни во что.

И вот здесь нашлись люди, я бы сказал, самая лучшая часть… А почему? Потому что Октябрьскую революцию совершили советы, это революция советов. Понимаете, Временное правительство было нелегитимно, его никто не выбирал, выборов-то не было, они тянули с выборами, Учредительное собрание, то есть это самоназначенные люди непонятно кем. А советы – это были люди, которых выбирали. Вот, например, кто в солдатские советы попадал? Георгиевские кавалеры, самые мощные, самые сильные, самые активные солдаты и офицеры, они становились депутатами.

Ольга Арсланова: Просто безоценочно, не то что лучшие, худшие, а самые активные, да?

Александр Колпакиди: Самые активные, самые пассионарные.

Ольга Арсланова: А эта сила и победила.

Александр Колпакиди: Да, и эта сила была легитимна, потому что выбирали-то и солдаты, и рабочие, и крестьяне, то есть их выбирало большинство населения, то есть легитимная сила взяла власть и свергла нелегитимную силу, которая развалила страну.

Петр Кузнецов: Развалила страну. Смотрите, не только у нас было все сложно в этот период. Почему, по-вашему, европейские элиты не допустили переворота в своих странах?

Александр Колпакиди: Ну, потому что наша страна оказалась самым слабым звеном в мировой системе империализма, в ней была масса нерешаемых проблем… Земельный вопрос, который не хотели решать, а вы представляете, этот же вопрос касался подавляющего большинства населения страны, не какие-то там 10–20%, а подавляющее большинство. Рабочий вопрос, национальный вопрос. Вы знаете, что в 1916 году, за год до этого, вся Средняя Азия восстала, сотни тысяч людей, там десятки тысяч убитых, сотни тысяч откочевали в Китай, то есть национальный вопрос.

Потом во время войны вылезла масса таких мелких вопросов, ну как мелких… Представьте, маленький пример приведу. Мы были рекордсменами по производству зерна, да? У нас во время войны было более 200 голодных бунтов. А вы представьте, ведь во время войны мы хлеб не вывозили, он весь здесь оставался. Ну как же это можно было сделать? Экспорт прекращается, а народ бунтует с голода? Система полностью разложилась, то есть хлеба в стране теоретически было завались, а народ голодал.

Высокие цены, транспортный кризис, кризис… Короче, миллион проблем вызвала вот эта война. Кризис системы управления, то есть система управления прогнила. И вот эта буржуазия, которая создала Временное правительство, они сказали: «Дайте нам порулить, мы лучше можем», – ну и 8 месяцев они так нарулили, что вообще уже край, дальше некуда.

Ольга Арсланова: Зрителей послушаем.

Петр Кузнецов: Ну здесь SMS: «Большевики утопили в крови народы для сохранения власти». «Жертвы расстрелов куда девать? Во имя чего, ради чего?» – это уже Хакасия пишет. Еще есть вопросы у в том числе несогласных на нашей телефонной линии, давайте послушаем… Кого?

Ольга Арсланова: У нас сейчас Евгений сначала, начнем с Евгения.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Евгений.

Ольга Арсланова: Калужская область, кажется, да? Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да. Ваше отношение к 7-му ноября, к этому празднику?

Зритель: Ну вот мне 60 лет, а моя бабушка была с 1900 года, и многие, вот я еще застал то поколение, которое именно пережило революцию.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: И они рассказывали, что такое была Россия до революции. Это была лапотная, аграрная страна, они не умели ни читать, ни писать. Только когда пришла советская власть, создавали…, заставляли читать, они при лучинках учились читать. Вы понимаете, 70% населения было безграмотным. Вот у нас показывают фильмы, офицер читал солдатам письмо, которое пришло, – о каком развитии до 1917 года говорить, что была Россия развита? Кто это говорит?

Второе. После всех этих была индустриализация, страна пошла вперед. Великая Отечественная война, выстояли. Восстановили хозяйство, полетели в космос, квартира бесплатно, образование бесплатно, учеба бесплатно. И что мы сейчас получили? Образование платное, квартиру не купишь, медицина загнана, пенсионный возраст добавили. Ради чего, скажите, это?

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Ради того, вот как правильно сказал товарищ, чтобы Абрамович яхту купил, еще 1% населения ограбил всю Россию.

Ольга Арсланова: Ну слушайте, Евгений, справедливости ради надо сказать, что многое поменялось…

Зритель: И суды сейчас… Мы вообще как рабы!

Ольга Арсланова: Евгений, давайте справедливости ради скажем, что многое поменялось, потому что народ, да, во время перестройки сделал другой выбор, часть народа значительная. Ошиблись там вы или правильный выбор сделали, другой разговор, то есть народное волнение…

Александр Колпакиди: Это другая совсем тема.

Ольга Арсланова: Но тем не менее, это же не кто-то извне нам соорудил.

Александр Колпакиди: Ну в том числе и извне тоже постарались.

Ольга Арсланова: Бывает, но тем не менее без предпосылок внутренних ничего бы не случилось. Вот об этом хотелось бы поговорить. Смотрите, 7 ноября как зарождение власти советов, как зарождение Советского Союза во многом и система, которая держалась более 70 лет. Но тем не менее постепенно что-то стало меняться. Вот в какой момент стало понятно, что происходит стагнация, что все потихоньку разваливается? И в какой момент 7 ноября как символ перестает быть действительно искренним главным праздником?

Александр Колпакиди: Мы точно знаем эту дату, 1974–1975-е гг.

Ольга Арсланова: Ага. Что там произошло?

Александр Колпакиди: Советский Союз развивается вот так, потом начинает тормозить и потом уже идет вниз, вот эта дата. У меня есть своя теория, но это отдельная программа, что это в результате предательства… Кстати, об это сказал Яковлев, если вы помните, правая рука Горбачева, он просто… Даже в Интернете любой может набрать, в Википедии его биографию, и там эта цитата есть, что был заговор, они специально компрометировали Сталина, Ленина, свергли советскую власть и так далее, и этот заговор тянулся давно, он прямо это признал. И есть, если вы посмотрите, много по поводу Андропова и других, очень много странных вещей.

Ольга Арсланова: Ну а что произошло в 1974 году?

Александр Колпакиди: На мой взгляд, вот моя теория, что элита наша решила конвертировать свою политическую власть, новая номенклатура, постепенно руководители государства, партийные руководители после смерти Сталина превратились в партноменклатуру, они оттеснили хозяйственных руководителей и советских и стали главными. А как могут быть партийные руководители быть главными? Они же не разбираются в этих вопросах.

И началась стагнация в идеологии, ничего нового не предлагалось. Вот тогда началось развитие кибернетики, а у нас как раз оно пресеклось. То есть, например, многие ученые, тот же, например, гроссмейстер, чемпион мира Ботвинник, у него была своя лаборатория, он говорил, что на почве развития кибернетики мы можем реанимировать социализм, но это было никому не надо. Они хотели сделать то, что они сделали в 1991 году, но народ их не поддерживал.

Поэтому с 1975 года, посмотрите, сколько лет это все еще длилось, вот этот вялотекущий их саботаж и заговор. Но даже в эти годы темпы экономического роста, любой экономист скажет, были выше, чем сегодняшние, и вот этого мальчика несчастного никто по телевизору в Советском Союзе бы не показал, а если бы показал, весь бы канал уволили с работы за такие вещи, понимаете? Потому что государство находило деньги для этого и было развитие даже в эти годы. Но была массированная пропаганда, была какая-то подрывная буквально деятельность. Например, многие темы как-то неправильно подавались и так далее.

И вот четкая дата, я это точно говорю, 1974–1975-е гг. И кстати, это совпадает, как ни странно, с реальным отходом Брежнева от руководства страной, у него был приступ, он клиническую смерть пережил и так далее, Брежнев уже фактически не руководил. И вот специально, чтобы компрометировать власть, вот этого умирающего человека, который… Ну это что такое? Они компрометировали страну в международном сообществе и компрометировали власть внутри, ведь все каждый день этого Брежнева видели, какой мог быть авторитет у власти? Хотя я к Брежневу отношусь с огромным уважением, это был действительно выдающийся деятель, но вот эти люди, которые заставили его остаться, которые, прикрываясь его именем, руководили страной с 1975 года, Андропов и компания, – вот они, на мой взгляд, привели к этому развалу.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а сейчас получается, Александр Иванович, к слову о детях, в учебниках, если говорить о современных учебниках, роль революции, вообще меняется значение, роль? И давайте так: как вам кажется, через 100 лет как мы будем воспринимать все то, что произошло?

Ольга Арсланова: Мы точно не доживем, но…

Александр Колпакиди: Я уверен, что через 100 лет это будет…

Петр Кузнецов: То есть до какого дойдет.

Александр Колпакиди: В учебниках через 100 лет будет написано, что это была первая попытка человечества построить не то что справедливое, а научное общество. Ведь вы видите, что происходит сейчас: войны, я уже говорил, эти беспорядки…

Петр Кузнецов: В таких общих формулировках?

Александр Колпакиди: С климатом что происходит. Ведь не только у нас, вы посмотрите, и Амазония побила рекорды пожаров, вы посмотрите, что происходит. И это связано с капитализмом, с тем… В Европе даже уже большинство, недавно, на днях опрос был, в Европе большинство граждан сказали, что они не считают либерализм привлекательным. То есть капиталистический мир себя исчерпал, происходит развитие новых технологий. Вот помимо пролетариата IT-шники – это тоже те люди, которые будут против капитализма. Зачем им нужны все эти «папики», олигархи, которые их грабят? IT-шники тоже пополняют армию пролетариата.

Я уверен, мы идем к новому обществу через развитие средств производства, и это новое общество, конечно, будет обществом, которое показали братья Стругацкие, Ефремов и другие наши писатели, – это общество будет коммунистическое, где не будет войн, где не будет насилия, где не будет эксплуатации, «умиротворенный мир, мир без насилия и эксплуатации», это не я сказал, это фраза Карла Маркса.

Ольга Арсланова: Послушаем Михаила.

Петр Кузнецов: Белгородская область.

Ольга Арсланова: Не такой авторитетный, как Карл Маркс, хотя… Белгородская область, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Михаил. Я могу говорить?

Ольга Арсланова: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Так вот я хочу ответить вашему гостю, что мне как-то странно слышать от него. Революция – это была страшная трагедия, она уничтожила массу людей, потом гражданская война. И самое страшное, она уничтожила Россию. Появилось государство, как говорят, собрали государство… Ну а какое государство они собрали? Они собрали Советский Союз, расчленили Россию, русские сейчас стали в этих республиках некоренными. То, что происходит, кстати, в Донбассе, – это результат их деятельности, когда русская губерния стала республикой, Украиной, теперь мы пожинаем плоды вот этого вот. А потом что? Ну да, вы говорите, что реформы плохо идут. Ну а кто их проводит, эти реформы? Бывшие коммунисты да комсомольцы и проводят, поэтому так вот они и проходят.

Да, это была трагедия. Кстати, моя бабушка, простая крестьянка, ненавидела коммунистов, они считали, что все босяки туда шли, а это на ее глазах было, вся босота, все бездельники и пьянь туда записывалась, в коммунисты, странно, что вы об этом ничего не говорите. Она простая крестьянка была, жила бедно, а царя, кстати, любила. Вот вам, пожалуйста, ее мнение.

А то, что собрали то государство, да, действительно, оно многого достигло, но рассыпалось как карточный домик в Беловежской пуще. Странно… Российская империя тоже рассыпалась, да, но там 5 лет шла гражданская война, а тут моментально, вышли три человека, и нет страны, вот вам и государство.

Да, это была страшная трагедия. Да, была малограмотность, но из этой малограмотности вышли такие, как Зворыкин, изобретатель вертолета Сикорский, такие, как Понятов, который в Америке какую-то фирму собрал, магнитофоны навыпускал, Александр Матвеевич… Ушли такие выдающиеся люди! Какая же это была малограмотная, если такие люди появлялись?

Да, это была трагедия, но я всегда при этом добавляю: эта трагедия была закономерна. Нельзя обижать народ! Вот крепостное право сделало страшную вещь, оно обидело русский народ, и поэтому он, к сожалению, увы… Власть должна быть примером для народа, просвещать его, одухотворять его, она такой не была никогда и сейчас, к сожалению, не является. Вот мое мнение по этому вопросу, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Михаил, спасибо.

Александр Колпакиди: Чернуха, чернуха.

Ольга Арсланова: Но в чем-то, видите, Михаил с вами согласен.

Александр Колпакиди: А как можно быть несогласным после Гагарина, после электростанций, после выхода в космос, после всего, что достигли? Как можно быть несогласным? В царское время этого не было. Это сейчас придумывают на канале «Спас» и морочат голову старушкам, а реально этого не было.

Ольга Арсланова: Да бог с ними.

Александр Колпакиди: Не было. А реально, вот он же все это помнит и видел, он может сравнивать с тем, что произошло сейчас, 30 лет спустя, небо и земля.

Ольга Арсланова: Александр Иванович, «Личное мнение», у нас время подводить итоги. Как вам кажется, когда 7 ноября, которое еще кто-то в нашей стране отмечает как праздник, вообще будет забыто? Случится ли это?

Александр Колпакиди: Никогда не случится ни у нас, ни в мире. Вот недавно умер, такой был антисоветчик ярый, один из лидеров событий 1968 года, Эдуард Гольдштюкер, у нас тут детей пугали его именем, сионист, изучал Кафку и так далее. И вот он перед смертью сказал, что он, конечно, очень сильно ошибался: самое великое событие в истории человечества – это 1917 год, Октябрьская революция, а самое печальное – это 1991-й, крах этого проекта.

Человечество развивается от дикого капитализма, который дикий, он становится после краха СССР более диким. Ведь мы сдерживали эту дикость, понимаете? В чем историческая роль СССР? Мы сдерживали. У них 8-часовой день, равноправие женщин, все эти социальные блага были именно из-за нас, они им до этого не давали этого всего.

Ольга Арсланова: А они нас сдерживали, как нам казалось.

Петр Кузнецов: Нет, просто не совсем понятно, кто же будет его праздновать. То есть сейчас пока еще живы люди, которые как-никак последствия…

Александр Колпакиди: А это все рухнет. Это все не может продолжаться.

Ольга Арсланова: А-а-а, появятся новые адепты, да?

Александр Колпакиди: Вы посмотрите, все идет в раздрай. Вы посмотрите, Brexit, Трамп, вообще дикость какая-то, кругом эти беспорядки…

Ольга Арсланова: То есть будет реинкарнация?

Петр Кузнецов: Не зная, что на самом деле произошло, будут все равно…

Александр Колпакиди: Да, люди видят… Вы посмотрите, даже в Америке бо́льшая часть молодежи выступает за социализм, в Америке большая часть молодежи, ведь это невозможно.

Ольга Арсланова: То есть вы предсказываете реинкарнацию социалистической идеи?

Александр Колпакиди: Конечно.

Петр Кузнецов: В виде моды.

Александр Колпакиди: Не в виде моды, нет, а потому что они видят реальные проблемы и понимают, что только на разумных научных началах можно их решить, а это называется социализм, вот и все.

Петр Кузнецов: А, понятно. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваше «Личное мнение». Это был Александр Колпакиди, историк спецслужб. Мы говорили о сегодняшнем дне, о 7 ноября, о том, что произошло чуть больше века назад в этот день. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Яков
У Вас появилась цензура? Повторю: никакого разоблачения коммунистической идеологии не было. А случилась попытка приравнять ошибки и благоглупости Советской власти и отдельных лиц из числа партийной номенклатуры к коммунистической идеологии как таковой. Попытка, к сожалению, успешная. Но в исторической перспективе обречённая на провал. Ибо нельзя вытравить у людей тягу к социальной справедливости. Да уже и сейчас - спустя 28 лет после государственного переворота в Вискулях - большинство участников социологических опросов высказываются за плановую экономику, ибо за это время смогли убедиться в мерзости и аморальности капитализма, который по всем статьям проигрывает даже несовершенному - советскому - варианту социализма. Так что пока существует человечество коммунистическая идея будет жить. И наверняка рано или поздно воплотиться в реальности. Потому что альтернатива этому только уничтожение и планеты Земля, и людей её населяющих.
Яков
P. S. Спасибо за гостя. К счастью, Вы не повторили ситуацию двухлетней, если не ошибаюсь, давности: тогда обсуждать годовщину Великого Октября был приглашён человек, который крайне негативно относиться и к этому событию, и к Советской власти. Однако выскажу и замечание: если уж вы следуете принятым в исторической науке правилам и пишете в расшифровке беседы "Временное правительство" и "Учредительное собрание", будьте последовательны и пишите "Советы" и "Советская власть", то есть также с большой буквы, как принято всё в той же исторической науке. Даже если Вам лично не нравятся Великий Октябрь и Советская власть.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски