Что такое вклады для бедных и банки для бедных?

Гости
Лазарь Бадалов
доцент департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве РФ

Оксана Галькевич: Число бедных в нашей стране не сокращается, увы, и власти разных уровней теперь придумывают все новые инструменты, которые могли бы помочь людям переступить черту низкого уровня жизни в сторону благосостояния, конечно же. Могли бы помочь, вот я сказала, но вот помогут ли, если будут приняты? Об этом мы, конечно, спросим сейчас экспертов, а вы к рассуждению, пожалуйста, уважаемые зрители, тоже присоединяйтесь, мы в прямом эфире, звоните нам или пишите.

Константин Чуриков: Ну, суть идеи я бы вообще описал так, «куда бедным девать деньги», так если сразу.

Оксана Галькевич: Так прям уж девать.

Константин Чуриков: Да. Значит, Центробанк предлагает проработать механизм специального вклада для людей малообеспеченных, то есть с низким уровнем доходов, с привязкой к инфляции или к ключевой ставке. Ну, варианты еще пока прорабатываются, это пока только такая большая идея, big idea, как говорят, вот, но предположительно вклад такой у человека будет только один и сумма каким-то образом будет лимитирована, ограничена.

Оксана Галькевич: Ну вот это да, интересный момент. Там еще знаете, в чем загвоздка? Одна из них состоит в том, как определять, собственно, кому такой вклад можно будет открывать, а кому нельзя. Центральный банк предлагает для этого использовать Единую государственную информационную систему социального обеспечения, но ее в стране пока нет.

Константин Чуриков: Ну да, ее еще надо разработать, внедрить. Предложения правительства есть, но на это, как вы понимаете, тоже нужно время. Так или иначе, как вам такое предложение? На каких условиях вы бы, например, скажем так, открыли бы этот вклад, если бы вам позволили его открыть? Вообще есть ли, собственно, что туда класть, как это в том фильме, да, это самое, «Сними со сберкнижки» – «Много ль клала, чтоб сымать?», вот.

У нас в студии наш уважаемый эксперт Лазарь Бадалов...

Оксана Галькевич: Лазарь Бадалов, доцент Департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Здравствуйте, Лазарь Ашханович.

Лазарь Бадалов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Лазарь Ашханович, скажите, ну мы понимаем, что мы так контурно совершенно обрисовали эту идею, собственно, так же контурно, как она была представлена в средствах массовой информации. Но вот по вашему взгляду специалиста, она может быть наполнена каким-то рабочим содержанием?

Лазарь Бадалов: У меня, знаете как, такая выгодная ситуация, я вчера это предложение услышал, у меня было время обдумать, и вчера очень много действительно в СМИ обсуждали, предложение прозвучало от зампреда Центробанка Ольги Поляковой. Ну вот я в итоге пришел к такому мнению. Если такой продукт, скажем так, появится на рынке, в банковской системе, он, конечно, вреда никому не принесет, и это уже неплохо.

Оксана Галькевич: Так.

Лазарь Бадалов: Но здесь главное, чтобы не получилось так, что это такое некое предложение кушать пирожные для тех, у кого не хватает денег на хлеб. Я опять-таки внимательно несколько раз прослушивал выступление, мотивацию появления такого инструмента, там есть определенная мотивационная, скажем так, составляющая с точки зрения того, что, скажем так, люди сталкиваются с проблемами какими? Процентные ставки выросли, а депозиты, действующие в прошлом, не меняется ставка, и если человек приходит и хочет получить, скажем так, процентную ставку по банковскому вкладу повыше, ему начинают навязывать какие-то непонятные условия... В общем, это такая попытка защитить интересы граждан.

Но опять-таки возникают разные «но». Вот приведу такой пример. В начале этого года ключевая ставка Банка России была в районе 4,25%, ну вот с небольшим.

Оксана Галькевич: В начале этого года, да, 4,25%, ага.

Лазарь Бадалов: Да. И изменения начались, повышение ключевой ставки началось примерно с весны. При этом я могу сказать так, что банки уже к весне отреагировали и не дожидаясь повышения ключевой ставки стали повышать процентные ставки и по депозитам, и по кредитам, кстати. Поэтому прямо вот говорить о том, что супер такая проблема серьезная, что банки не реагируют... Да, они реагируют, но почему они не меняют процентные ставки по старым вкладам? Во-первых, у нас Гражданский кодекс этого не допускает, вот, а во-вторых, нужно ведь понимать, банк привлекал у меня средства год назад в одних рыночных условиях... Что такое банк? Это кредитная организация, которая привлекает и размещает средства. Они у меня, например, привлекли деньги под 4% годовых и тут же разместили под 8% годовых, а если я приду и потребую через полгода «вот ставки выросли, вы мне тоже, пожалуйста, добавьте».

Константин Чуриков: Но нельзя недооценивать роль личности в истории, как вот мой тесть мне говорит: «Чей креатив?» Так вот креатив этой истории чей? Я-то вспоминаю, мне первым делом приходит на ум вот эта история, встреча в Саратове на улице Вячеслава Володина и вот этой старушки. Я сейчас даже нашел, это было весной, в мае, по-моему: «5,8% инфляция (пронастальгируем, 5,8% инфляция), а вот, понимаешь, у меня там гробовые лежат, там 3,5%. Ты мне скажи, умный мужик, это надо быть каким аферистом, чтобы вот таким методом обдирать людей?» Вот, собственно, я так понимаю, что Вячеслав Володин тоже как раз об этом, собственно, говорил.

Ну хорошо, понимание проблемы пришло, о чудо, попалась старушка, потом, значит, время шло, Эльвира Сахипзадовна выступает в Думе, как раз вот этот вопрос начали решать. Теперь как бы вот эту историю не слить? Потому что понимаете что? Ну хорошо, ключевая ставка, ну сейчас сколько она, 7,5%? Вот что эти 7,5% вот этой, будем представлять саратовскую бабушку, что они ей дадут?

Лазарь Бадалов: Первое. Мы любим, так сказать, зацикливаться на каком-то моменте. Сейчас момент, когда ключевая ставка растет, а до этого был момент, когда ключевая ставка снижалась. И люди, которые сейчас в надежде, что будет все хорошо, появится такой продукт, я разместил вклад в банке, а ключевая ставка будет расти и процент по моему вкладу будет расти. А мы не забываем про ситуацию, банк ведь будет четко действовать по условиям. Если мы допускаем ситуацию, что ставка растет, когда растет ключевая ставка, то мы понимаем, что будет и наоборот ситуация, ключевая ставка начнет снижаться, и вот эти вот средства у бабушки, они полгода лежат под 7,5%, а потом начнет все это снижаться. Поэтому тут тоже как бы такой момент неоднозначный, не всегда ставки будут расти, придет момент, они будут снижаться, мы от этого тоже никуда не уйдем.

Оксана Галькевич: Вы знаете, если обратиться к тому, как работает социальная система в нашей стране, то я так понимаю, что никакая бабушка, потому что она пенсионер, и никакой дедушка в этот список малообеспеченных и бедных не попадет просто потому, что пенсионерам должны индексировать до уровня прожиточного минимума в регионе, соответственно, это другие категории людей, бабушки уже здесь никак не котируются, это будут другие люди. Вы знаете, я еще на что обратила внимание? Вот я обратила внимание на то, что вроде как идея какая-то у людей возникает, надо помочь, надо что-то сделать, возможно, где-то в верхах, и сразу сами себе начинают какие-то ограничивающие флажки ставить, что, ага, сумма будет ограничена, ага, это будет не каждый человек, который может сделать вклад...

Лазарь Бадалов: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Я вот думаю: а почему у нас государство такое, как бы сказать, даже не жадное, а почему оно так боится, что человек разбогатеет, вот чуть-чуть?

Лазарь Бадалов: Давайте так, тут я бы сказал не государство, а конкретные чиновники. Мы ведь понимаем, что... Ну вот вчера эта ситуация, она с чем была связана? Топ-менеджмент Центрального банка пришел в Государственную Думу ради чего? Ради того, чтобы их утвердили, пролонгировали их должности, вот. Соответственно, все предложения, которые они делали, они делали для того, чтобы понравиться там.

Оксана Галькевич: Ага.

Лазарь Бадалов: Но в то же время они у себя в голове держат какую ситуацию? «Мы сейчас тут наобещаем, вернемся на свои рабочие места и будем работать с банками». А банки потом скажут: уважаемые чиновники Центрального банка... Ну, они чиновниками де-юре не являются, но тем не менее...

Константин Чуриков: Госслужащими, да.

Лазарь Бадалов: Но тем не менее. Вы обещали, а как нам теперь вот это вот все внедрить? И за счет чего мы будем эту разницу компенсировать?

Константин Чуриков: А еще очень важно – цель какая конечная? То есть это чтобы что? Чтобы, я не знаю... ?

Лазарь Бадалов: Чтобы защитить как бы интересы граждан. Но я вот, знаете как, я же об этом сказал в самом начале, что у меня был запас времени поразмыслить, подготовиться, а перед этим мне еще на глаза попалось выступление, доклад господина Бастрыкина. И там прозвучала очень интересная мысль, он сказал, что вот у нас есть крупные госбанки, которые сейчас действительно рапортуют о сверхприбылях, это исторически, да, такие огромные прибыли эти госбанки получают, и хорошо бы было, чтобы эти банки проявили некую социальную ответственность. Вот да, наверное, здесь, с одной стороны, вот я тоже об этом задумался, может быть, не скажешь, что это какая-то популистская идея, ведь социальная ответственность бизнеса, она, собственно говоря, как нам трактует западная модель...

Оксана Галькевич: Вы знаете, я вот даже всегда думаю не столько о социальной ответственности, сколько это вот как быть в одной команде. Вот такое ощущение, что мы как бы не то чтобы там не в одной лодке, не в одной команде играем ни за свою страну, ни за своих людей...

Константин Чуриков: И вот та команда...

Оксана Галькевич: У них какие-то другие цели? Надрать и свалить, я не понимаю?

Константин Чуриков: Та команда, которая играет, должна вроде бы играть за нас, а получается, что нашим таким правозащитником-омбудсменом является Александр Иванович Бастрыкин, за что ему, кстати, спасибо, потому что хоть кто-то...

Лазарь Бадалов: То есть да...

Оксана Галькевич: Зачем ты сказал Бастрыкину спасибо, Костя, ха-ха?

Константин Чуриков: Мы вчера, кстати, обсуждали, зрители говорят спасибо.

Лазарь Бадалов: Нет, мне просто удивительно, что да, такие вот идеи уже звучат не от людей из банковского сектора, даже не от нашего финансового блока, а тут как бы... Вот у нас...

Константин Чуриков: Со стороны видней, понимаете.

Лазарь Бадалов: Наверное, да. Но, с другой стороны, у нас Центральный банк любит лучшие зарубежные практики применять, внедрять, брать на вооружение, а почему забывают... Вот на самом деле для людей с низкими доходами, им действительно вопрос сбережений не особо актуален, там стоит вопрос того, чтобы...

Константин Чуриков: Сведение концов с концами.

Лазарь Бадалов: Совершенно верно. И вот такую проблему, кстати, решили на удивление, это всемирно известный пример, Бангладеш, так называемый Grameen Bank, может быть, когда-нибудь слышали про такой. У него даже слоган такой «банк для бедняков».

Константин Чуриков: Бангладеш?..

Лазарь Бадалов: Бангладеш, да, Grameen Bank, the bank for poor, «банк для бедняков». Чем он прославился...

Константин Чуриков: Вот вы сейчас продвинули идею Центробанку, там сейчас нас смотрят, ха-ха.

Лазарь Бадалов: Да. Им, кстати, даже вручили Нобелевскую премию мира. А за что? За то, что они в свое время придумали («придумали» я громко говорю), в общем, внедрили у себя в стране, как вы правильно сказали, в одной команде сыграли. Людям с низкими доходами очень важно свести концы с концами, а для того чтобы свести концы с концами, нужны микросуммы, которые не будут загонять людей в какую-то долговую кабалу, в какие-то проблемы. И появились микрокредиты под микропроценты, условно говоря, один доллар под какой-нибудь один цент, один процент. И вот за вот эту идею, собственно говоря, в дальнейшем и Нобелевская премия получилась... У нас есть МФО, но они когда кредитуют...

Оксана Галькевич: Это совсем не то.

Лазарь Бадалов: ...они загоняют...

Константин Чуриков: Нам до Бангладеш еще расти и расти.

Оксана Галькевич: В обратную сторону причем...

Лазарь Бадалов: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: ...они как раз загоняют людей.

Лазарь Бадалов: То есть загнать людей в долговую яму. Но если мы заботимся о повышении хотя бы, да, я не сказал бы благосостояния, хотя бы помочь людям стараемся, дать той категории, которая с низкими доходами, которая в трудной ситуации, может быть, действительно вот эти вот банки с крупными прибылями рассрочат...

Константин Чуриков: Равнение с Бангладеш. Давайте звонки слушать.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, так надо, наоборот, не просто помогать, надо, чтобы люди богатели. Ну слушайте, жить среди бедных опасно, в конце концов, да? Когда люди более-менее богатые, они и книги начинают читать...

Константин Чуриков: Более-менее обеспеченные.

Оксана Галькевич: ...на концерты начинают ходить... Обеспеченные, да, это совершенно по-другому...

Константин Чуриков: Да. Олег из Брянска. Олег, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Брянска.

Оксана Галькевич: Прекрасно.

Константин Чуриков: Как вам идея?

Зритель: Ну, есть такой вклад, «ВТБ» банк дает, до 100 тысяч рублей, вы получаете пенсию через этот банк и получаете 7,5% в месяц.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Но надо обязательно пенсию получать именно на вот эту пенсионную карту.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ну понятно. Но это еще надо где-то раздобыть, я так понимаю, пенсионеру со счетом в «ВТБ» где-то еще 100 тысяч надо раздобыть, да?

Оксана Галькевич: Это только для пенсионеров, кстати, предложение.

Зритель: Зачем, зачем? Вы получили пенсию, там сразу начисляются 7,5% на эту пенсию. Когда надо сколько надо снимаете.

Оксана Галькевич: А, вот так.

Константин Чуриков: Как интересно.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Странно, что вы об этом знаете, а в Центробанке об этом что, получается, не знают?

Оксана Галькевич: Нет, ну это другая история, это просто продукт конкретного банка. Спасибо.

Лазарь Бадалов: Знают, но это то, о чем я сказал, что в принципе продукты на рынке достаточно гибко изменяются под условия, под ситуацию.

Константин Чуриков: Тогда извините, пожалуйста, с точки зрения, ну хорошо, давайте так, пиара зачем тогда нужно было это заявлять, если это уже есть на рынке? Странно.

Лазарь Бадалов: Ну да, это уже, скажем так, вопрос не экономического характера.

Константин Чуриков: Я понял, да-да-да.

Лазарь Бадалов: Я не пиарщик, честно.

Константин Чуриков: Так, еще вопрос. Андрей.

Оксана Галькевич: Да, у нас несколько звонков в очереди. Андрей из Москвы. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Доброго вечера.

Я полностью согласен с гостем в студии, который сказал, что вклады для бедных – как это предлагать пирожные, когда не хватает на хлеб. Это выглядит несколько издевательски, по моему мнению. И очень хотелось бы услышать мнение гостя в студии по поводу того, когда у нас Центробанк превратится в госбанк и прекратится выплата бюджетного правила. Все, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Лазарь Ашханович?

Лазарь Бадалов: Ну нет, во-первых, у нас... Поэтому Лазаря Ашхановича в Центральный банк никогда не возьмут, потому что, ха-ха...

Константин Чуриков: Ну подождите, вот на этом же месте один такой тоже эксперт сидел, а теперь в Центральном банке работает.

Лазарь Бадалов: Нет, у нас Центральный банк по закону государственный банк, то есть тут слушатель, зритель может открыть закон о Центральном банке, там все написано. Здесь не надо ни в какие теории заговора верить, что наш Центральный банк кому-то принадлежит и никому не подчиняется. Независимость Центрального банка, этот термин говорит только лишь об одном, что наш Центральный банк не печатает просто так деньги и не передает эти деньги просто так Минфину, чтобы Минфин просто так их тратил, разбрасывал «вертолетные деньги», покрывал дефицит бюджета, если он возникает, и т. д., вот почему есть этот принцип независимости Центрального банка, вот почему руководство Центрального банка утверждается Государственной Думой, там вот эта вся процедура, представляются президентом, утверждаются Государственной Думой и т. д., вот. Поэтому нет, он у нас государственный, в этом плане...

Константин Чуриков: А у нас сейчас идет такая цифровизация, значит, Большой Брат следит, знает обо всем, обо всех и т. д., у кого какие доходы, в общем, собственно, на этом-то и зиждется вся вот эта идея помогать бедным, открывать вклады. Но вот нам сейчас зрители пишут, что они в долгах как в шелках, вот. Таймыр, кстати, не спит в эти минуты, Красноярский край: «Где взять бедному деньги, чтобы их вложить? На продукты и «коммуналку» занимаем». А могут там где-то, не знаю, в Центробанке, в Минфине, где, в налоговой службе вообще понять, что гражданин Иванов на Таймыре занимает на продукты и на «коммуналку»? Я не знаю, как минимум, может быть, не знаю, простить ему эти долги? Или что, что вот сделать?

Лазарь Бадалов: Знаете, еще в чем проблема...

Оксана Галькевич: Отменить налог на вклады, например, о!

Лазарь Бадалов: Ну, налог на вклады – это для богатых, свыше 1 миллиона рублей...

Оксана Галькевич: Подождите... Ну да, но тем не менее, свыше 1 миллиона 200 тысяч, по-моему.

Лазарь Бадалов: Нет, миллион рублей, свыше 1 миллиона рублей и при условии, еще есть налоговый вычет в размере ключевой ставки, действующей на начало года.

Оксана Галькевич: Ага.

Лазарь Бадалов: То есть это как бы на ту категорию, которая...

Оксана Галькевич: Далеко, в общем.

Лазарь Бадалов: В общем, это другая, да, это далеко от бедных. Вот то, о чем я, почему я про этот Grameen Bank из Бангладеш и вспомнил...

Константин Чуриков: Grameen Bank?

Лазарь Бадалов: Grameen Bank.

Константин Чуриков: Как премия «Грэмми», да?

Лазарь Бадалов: Сельский банк он переводится, скажем так.

Константин Чуриков: Сельский.

Лазарь Бадалов: Собственно говоря, почему я про него вспомнил? Потому что вот эти микрозаймы под микропроценты, не грабительские проценты, не ради того, чтобы людей загнать в долги, но почему бы не пойти навстречу такой категории людей и не выдавать некие рассрочки? Почему не...

Вот с Таймыра написали о том, что «коммуналку» за счет займов погашают, а ведь эти займы получают в МФО под гигантские процентные ставки. А Центральный банк сейчас ведет политику ужесточения, количественного такого ограничения, опять-таки Госдума разрешит, я думаю, в конечном итоге, и у Центрального банка появится новый инструмент ограничивать и банковское кредитование, и МФО с точки зрения долговой нагрузки заемщика и т. д. Но если у человека есть спрос на вот эти заемные средства, а спрос очень простой, просто не хватает денег, говоря простым языком, и человеку откажет банк, человеку даже откажет МФО под 300% годовых, он пойдет вообще к каким-нибудь «серым» кредиторам, интернет у нас сегодня существует, в поисковиках забиваешь поиск, и появляются разного рода вообще мошенники.

Константин Чуриков: Да. Вот, кстати, я сейчас зашел как раз на сайт этого банка. Наверное, можно сейчас показать, сейчас перезагружу страницу. Вот, даже слоган Bank for the poor, то есть «Банк для бедных».

Лазарь Бадалов: Для бедных, да.

Константин Чуриков: Grameen Bank, и вот, видите, это то ли их глава Центробанка, то ли счастливый, я не знаю, житель, ха-ха...

Лазарь Бадалов: Да, это как раз...

Константин Чуриков: Или нацлидер, не знаю, кто это, но все счастливы действительно.

Лазарь Бадалов: Ну, есть критика к этому банку, да, это не идеал, но тем не менее как идея. То есть некие рассрочки, некие займы... Опять-таки, пусть это будет какая-нибудь государственная программа кредитования, в месяц не более одного размера, не знаю...

Константин Чуриков: Но, справедливости ради, тенденцию все-таки мы видим. Конечно, еще не Grameen Bank Центробанк и не банк для бедных, а пока еще Центральный банк Российской Федерации, но с высокой трибуны Эльвира Набиуллина все-таки вышла и сказала: да, граждане, инфляция двузначная на продукты.

Оксана Галькевич: Продовольственная инфляция, наконец отдельно выделили и отметили ее двузначность, да.

Константин Чуриков: Наконец-то это прозвучало.

Лазарь Бадалов: Понимаете как, вот тут есть тоже определенные нюансы. Наш Центральный банк и инфляция... Конечно, я понимаю, откуда эти модели берутся, это западные модели, модели для развитых экономик. Их критикуют, Эльвира Сахипзадовна защищает эту модель поведения, таргетирование инфляции, к ней очень много, скажем так, претензий с этой точки зрения, есть «за» и «против».

Но нужно не забывать, что все-таки Центральные банки даже на Западе не только управляют инфляцией, у них такие два индикатора, которые позволяют им держать равновесие, потому что, если ты будешь заниматься только управлением, таргетированием инфляции, тебя будет все время косить на какую-то сторону, а у тебя должен быть баланс. И этим балансом выступает каждый Центральный банк, ФРС, если мы уж берем западные модели, ФРС, они обращают внимание на безработицу, на уровень безработицы и на инфляцию, и ты здесь должен балансировать. Нужно проводить такую денежно-кредитную политику, чтобы, с одной стороны, не разгонять инфляцию, а с другой стороны, не доводить бизнес до стагнации, до кризиса, чтобы поддерживать экономический рост.

Константин Чуриков: А народ от греха, да.

Спасибо, спасибо. Лазарь Бадалов, доцент Департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Узнали, что такое «вклады для бедных», что такое «банки для бедных», и поняли, на кого нам равняться.

Оксана Галькевич: И где они работают, а у нас их нет, да.

Спасибо всем, кто участвовал в этом разговоре. Друзья, оставайтесь с нами, впереди у нас тоже интересная тема, поговорим о грамотности наших чиновников.

Константин Чуриков: Их научат русскому языку.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)