Что в России с работой? Где её искать, а где не найти?

Что в России с работой? Где её искать, а где не найти? | Программы | ОТР

Ускорила ли пандемия переход на цифровой кадровый документооборот

2020-11-13T15:44:00+03:00
Что в России с работой? Где её искать, а где не найти?
Помощь бедным. Мусорная чехарда. Пенсионеры и пенсии. Пьяные водители. Вредная соль. Заготовки на зиму. Рубрика «Промышленная политика»
Как помочь бедным? Правительство предлагает новый порядок учёта и поддержки малоимущих
Мусорная чехарда. Почему россияне не замечают положительных изменений в утилизации бытовых отходов?
Как нарастить пенсию до прожиточного минимума?
Достижения и проблемы российского машиностроения
Россияне всё реже делают домашние заготовки
Что консервируете? Сюжет о зимних запасах сибирских хозяек
ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью
В Госдуме предложили маркировать продукты с высоким содержанием соли
Выпил – отдавай машину
Гости
Инна Святенко
председатель комитета Совета Федерации РФ по социальной политике
Владимир Корицкий
коммерческий директор сервиса «Работа.ру»

Дарья Шулик: Мы переходим к следующей теме. Коронавирус внес серьезные коррективы в нашу с вами жизнь, затронув не в последнюю очередь и трудовые отношения. В закон об удаленке вносят поправки, на предприятиях вводят цифровой документооборот и электронные трудовые книжки.

Иван Князев: Изменения, происходящие с марта этого года в сфере трудового законодательства, влияют на большинство вообще процессов в различных компаниях. А вот всем ли эти изменения подходят? Как, например, работают в нынешних условиях вахтовики, сезонные рабочие? Будут ли сохранены повышенные пособия тем, кто пошел на биржу труда? Давайте разбираться вместе с вами и вместе с нашими экспертами. Вы пишите-звоните, что с работой у вас сейчас.

Дарья Шулик: У нас сейчас на связи Инна Святенко, председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике. Инна Юрьевна, здравствуйте.

Инна Святенко: Здравствуйте.

Иван Князев: Инна Юрьевна, я так понимаю, что в этом году в Минтруда не скучали, там столько всего произошло, что только успевай следить за всеми этими процессами, ну и у вас, наверное, работы тоже было... Давайте какие-то основные пункты обозначим, с чем мы сейчас столкнулись в плане трудовых отношений, что нас дальше ждет.

Инна Святенко: Ну, прежде всего новые вызовы, связанные с распространением коронавирусной инфекции, дали возможность изменения законодательства в сфере труда. И сейчас фракция «Единая Россия» работает над изменением Трудового кодекса в части оформления дистанционной работы. Дело в том, что до пандемии в России только 30 тысяч человек официально работали дистанционно. Сейчас, по крайней мере за весенний период, было зафиксировано уже более 3,5 миллионов человек, которые предпочитают и просто не имеют другой возможности, как работать сейчас на удаленном режиме.

Более того, мы видим, что количество людей увеличивается, и в период разгара пандемии весеннего периода 5,5 миллионов человек были на удаленке. Это говорит о том, что эти люди либо вернутся в офисы, либо они поймут, что могут перестроить свой рабочий график. Конечно, это должно быть по соглашению между работником и работодателем, именно поэтому появляются новые новеллы в Трудовом кодексе, связанные с тем, что это не постоянная дистанционная работа, которая была прописана в Трудовом кодексе, а это временная работа на удаленке.

Поэтому важно все нюансы в этом учесть, начиная от организации рабочего места, возможностей, четких правил взаимоотношений работника и работодателя. И конечно, те новеллы, которые связаны с трудовыми отношениями на дистанционном формате, они и повлекли за собой огромную работу Министерства труда в сфере формирования электронного кадрового документооборота, электронных трудовых книжек и многое из того, что сейчас ушло в цифровизацию.

Дарья Шулик: Инна Юрьевна, вы вот как раз затронули тему электронных трудовых книжек. Нам из Кировской области пишут, что электронные трудовые книжки, «а если сбой в системе, где стаж искать?». Вообще как вот это новшество встречают сотрудники? Действительно, не будет ли такой возможности, что весь стаж потом куда-то пропадет?

Инна Святенко: Ну, такая возможность исключена, потому что, конечно, информация дублируется и хранится не только на одном носителе, и здесь нет причин для беспокойства. Второй момент: те люди, которые вот психологически не готовы к электронной книжке, могут сохранять бумажный носитель. Но для тех, кто предпочитает, наоборот, уйти от бумажного носителя, есть возможность, согласно тому документу, законопроекту, который сейчас уже внесен был 7 ноября в Государственную Думу, связанный с так называемой ретроконверсией, то есть есть возможность занести на электронный носитель и предыдущие и стаж, и место работы, то есть оформить электронную книжку, можно сказать, задним числом. И сейчас для тех, кто только начинает свою трудовую карьеру, может заводить на выбор как трудовую книжку бумажного носителя, так и электронную.

Иван Князев: Ну, те, кто начинают трудовую свою деятельность (Инна Юрьевна, прошу прощения, что перебиваю), как раз-таки меньше всего боятся вот этих всех нововведений, всей этой электронной истории. Тут больше речь, наверное, о тех людях, которые привыкли к таким бумажным носителям.

А если на пальцах объяснить, вот этот электронный документооборот, электронные трудовые книжки нам что дают? Насколько это все удобно? Просто чтобы мы понимали, спокойны были.

Инна Святенко: Прежде всего он дает скорость по документообороту. Потому что мы с вами прекрасно знаем, что такое сделать запрос в архив, если у вас, допустим, была утеряна трудовая книжка, я имею в виду бумажный носитель, чтобы подтвердить свой стаж. Например, люди более старшего возраста, которые подтверждали свой стаж еще в советский период, сталкивались с тем, что после ликвидации предприятия очень трудно было найти те или иные документы. Сейчас, так как все в электронном виде, ускоряется процесс поиска, ну и невозможна потеря того или иного стажа или той работы или того предприятия, на котором действительно человек трудился в определенный период.

И отмечу, что вот при электронной книжке больше всего беспокойства вызывало у вахтовиков, которые говорят: «Ну вот как? Мы привыкли, что у нас с собой есть бумажный носитель». Но сейчас более того, что можно даже оформляться на работу, увольняться с работы, готовится такая опция, как электронная кадровая служба, плюс ко всему есть возможность не приходить... Вы представляете, что такое для вахтовика «зайдите, пожалуйста, в отдел кадров»?

Иван Князев: Ага, в Нарьян-Маре.

Инна Святенко: И вот этот термин у него обычно вызывает дрожь. А теперь не надо, это все можно сделать через свой личный кабинет.

Иван Князев: Ага.

Дарья Шулик: Давайте послушаем телезрителей, у нас есть звонок из Твери. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я, значит, частенько смотрю ваши передачи.

Вот эта мадам живет немножко в иллюзиях. Значит, 61-й год мне идет, исполнилось 19 августа, я нахожусь в службе занятости, то есть безработный, уже в принципе меня сняли даже не с учета, а сняли с денежных средств, которые там 1,5 тысячи рублей, которые было 4,5 3 месяца, теперь 1,5 тысячи рублей, и этих денег я уже даже не получаю. И жена стоит у меня в службе занятости, 12 130, 22 ноября тоже эти денежные средства она получать не будет.

Кроме сетей, магазинов «Магнит» и «Пятерки» в Твери и Тверской области работы не найдешь, просто не найдешь. У нас через каждые 100 метров находятся эти магазины, одни гастарбайтеры там работают по 12–15 человек, которые Таджикистан, Узбекистан, русских даже не берут туда на работу.

Один умный человек (или не умный человек) в свое время ляпнул, что будет 25 миллионов рабочих мест. Я в свое время кончил политехнический институт, и первая моя работа была вагоноэскалаторный завод... Алло?

Дарья Шулик: Да-да, мы слушаем вас.

Иван Князев: Да, Сергей, слушаем вас.

Зритель: На нем работало 16 тысяч человек, работал я мастером, значит, в деревообрабатывающем цехе, и, первое, начал выпускать 103 вагона, 103 вагона, потом получилось уже 4 тысячи человек.

И значит, в итоге я взял просто элементарно, думаю, 25 миллионов, разделил на 16 тысяч человек, которые на вагонном заводе работали, получил 1 572 завода. У нас 86 регионов, разделил эти 1 572 завода на 86 регионов, получилось, что 20 таких заводов должны строиться в каждом регионе, в Чечне, в Якутске, в Москве и так далее, по всем регионам 20 таких заводов. Что построено в Тверской области?

Иван Князев: Ничего?

Зритель: Ну памятник поставили, это прекрасно, больше ничего нет. И через каждые 100 метров...

Иван Князев: Понятно.

Сергей, одну секунду, одну секунду подождите. Я хочу понять, почему вам прекратили выплаты делать. Вы какое-то время побыли на бирже труда, потом вам, видимо, предлагали либо не предлагали работу, вы от нее отказывались либо не отказывались, я правильно понимаю, а потом перестали платить?

Зритель: Дистанционно, так же, как это, дистанционно. Я звоню, должен звонить через 2 недели, мне за весь этот период один раз предложили работу, на которую, естественно, меня не приняли в связи с тем, что мне четко сказали: «Молодой человек, вам 60 лет (ну 61-й), если бы вы пришли 20 лет назад, мы бы вас (с двумя высшими образованиями, у меня одно техническое, одно юридическое) с удовольствием взяли бы, но вы нам не нужны сейчас».

Иван Князев: Сейчас что предложили?

Зритель: Ничего не предложили.

Иван Князев: Нет, вы отказались от какой-то.

Зритель: А?

Иван Князев: Вы отказались от какой-то работы, какую предложили?

Зритель: Я не отказался ни от какой работы, мне единственную работу за этот период предложили какой-то..., меня не взяли на работу.

Иван Князев: А, то есть...

Дарья Шулик: То есть предложили и не взяли.

Зритель: Да, меня не взяли просто на работу.

Дарья Шулик: Ага.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: А в магазинах «Магнит» и «Пятерка» меня откровенно говорят: «Вы знаете, вы нам не нужны, потому что, вон, посмотрите, у нас девочки 20-летние, 40-летние максимум работают на этих предприятиях». Дальше работы нигде больше нет. Значит, я обратился с заявлением к ним о том, чтобы меня досрочно отпустили на пенсию, как выступал Мишустин примерно полгода тому назад...

Иван Князев: Ну понятно, да.

Зритель: Ребята, он же четко сказал: те граждане, которые достигли предпенсионного возраста, должны уйти на пенсию, если им ничего предложено не будет и так далее, не будем им мозги полоскать, отправим на пенсию и будем лучше 10–15 тысяч платить, и эти люди...

Иван Князев: Сергей, я прошу прощения, мы все поняли. Спасибо, спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Сергей.

Иван Князев: Инна Юрьевна, ну очень много у нас на самом деле SMS, очень много звонков, и до этого было, по поводу вот работы служб занятости и по поводу пособий. Будут ли снова сохранены повышенные? Будет ли какая-то система их выдачи упрощение какое-то претерпевать?

Инна Святенко: Пособия сохраняются. Но хочу отметить, что в Государственную Думу внесен закон о прожиточном минимуме, и так как у нас все социальные выплаты исходят из прожиточного минимума, то та сумма, которая при новой методике расчета будет увеличена, значит, и выплаты, соответственно, будут увеличиваться. Плюс та индексация, которая обязательна в связи с тем, что индексация пенсий закреплена уже в Конституции Российской Федерации, поэтому законодательная база и тот бюджет, который сейчас уже находится в проекте, в рассмотрении, он также учитывает те коэффициенты инфляции и увеличение по выплатам, о которых мы сейчас с вами и говорили.

Иван Князев: Хотелось бы еще вот у вас прогноз узнать по безработице к концу этого года. Вот у нас есть кое-какие цифры, вот в сентябре она составила 6,3%, в августе чуть похуже было. В ноябре – декабре мы что получим?

Инна Святенко: Дело в том, что вопрос о безработице действительно сейчас одно из основных беспокойств, потому что, с одной стороны, безработица связана с распространением коронавирусной инфекции, и мы видим, что в полном объеме экономика не может функционировать в создавшейся ситуации. Но тем не менее Министерство труда и занятости населения сейчас отрабатывает те социальные гарантии и выплаты, которые возможны вот в этот сложный период распространения пандемии.

Да, я не буду говорить о том, что у нас есть какой-то положительный прогноз, потому что мы все выходим на улицу, мы все следим за новостями, которые, к сожалению, по всему миру одинаковы. Но тем не менее с точки зрения работы Министерства труда и занятости будут отрабатываться все, даже пессимистические прогнозы, для того чтобы население Российской Федерации получило те необходимые выплаты, для того чтобы в перспективе рабочая сила могла найти себе применение в тот момент, когда можно будет говорить об экономическом росте.

Иван Князев: Ну да, самое главное, что у нас есть хотя бы какая-то стратегия, какие-то рычаги, для того чтобы потом ситуацию исправлять. Спасибо, спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо, Инна Юрьевна. Это была Инна Святенко, председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике.

У нас есть звонок из Воронежа, к нам дозвонилась Любовь. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: У нас в Воронеже практически нет работы. Дети закончили вузы, устроиться негде. Заводы все поприватизировали, открыли там маленькие, попадали... Вот хотя бы возьму наш станкозавод бывший, работало 3 тысячи человек, а сейчас открыли холдинг, и кто там работает? – сватья, братья, дети ихние. А рабочих если кого-то возьмут, то за копейки, за мизер, и то без трудовой, безо всего. И что делать нам? Вообще нет работы в Воронеже.

Иван Князев: А сколько, какая у вас средняя зарплата в Воронеже? Какая у вас средняя заработная в Воронеже?

Зритель: Я пенсионерка, у меня пенсия 9 700, я отработала 48 лет, 36 лет на одном месте отработала и заработала 9 600 и инвалидность. Вот можно на такие деньги жить?

Иван Князев: Ну а люди сколько получают, те, которые сейчас работают? Сколько обычно?

Зритель: Ну я не знаю, сколько они там получают. Директора там хорошо получают, …, бухгалтера работают...

Иван Князев: Да бог с ними, с директорами.

Зритель: ...менеджеры, они там хорошо получают, они только и делают, что своих детей...

Дарья Шулик: Рабочие-то сколько получают?

Иван Князев: Обычные люди сколько?

Зритель: Да обычные люди в пределах 20 тысяч получают, не больше.

Иван Князев: Ага. Понятно, спасибо.

Зритель: А дети ихние хорошо очень получают.

Дарья Шулик: Спасибо, Любовь, спасибо за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Дарья Шулик: Мы подключаем нашего следующего эксперта – Владимир Корицкий, коммерческий директор сервиса «Работа.ру».

Иван Князев: Ну вот, кстати, SMS из Белгородской области: «Я работодатель в городе Белгород, ветеринарного врача не могу найти. Где же все они?»

Дарья Шулик: То есть другая проблема, работников не могут найти, да?

Иван Князев: Да, это уже другая сторона медали.

Дарья Шулик: Владимир Александрович, здравствуйте.

Владимир Корицкий: Добрый день.

Дарья Шулик: Ну что, вот действительно, только что мы говорили о том, что работы нет, а Иван сейчас зачитывает сообщение, что работников нет. Так в итоге где правда? Работать некому или работать негде?

Владимир Корицкий: Я думаю, обе точки зрения, оба мнения имеют подтверждение в сегодняшней нашей реальности. Потому что то, что мы видим по нашим данным, существует определенный дисбаланс в разных регионах, в разных отраслях, соответственно, специалистов не хватает, в то же время в тех же регионах, например, достаточно большое количество соискателей, которые ищут работу.

Дарья Шулик: Ну вот в каких отраслях сейчас тяжелее всего найти работу и тяжелее всего найти работника?

Владимир Корицкий: Ну, в данный конкретный момент, скажем, если посмотреть на самые свежие данные за октябрь месяц, легче всего, ну точнее как легче всего, спрос увеличился, скажем так, в октябре по сравнению с сентябрем в транспорте, в логистике, в производственной сфере, в агропроме.

Дарья Шулик: Это там, где тяжело найти работника, или там, где тяжело найти работу? Вот транспорт, логистика, вы говорите?

Владимир Корицкий: Это там, где спрос работодателя выше стал по отношению к сентябрю, вырос спрос. Соответственно, работодатели восстанавливают свою активность после сентябрьского затишья в том числе, и в принципе можно сказать, с одной стороны, что работу как будто бы найти легче. Но работодатели опять же жалуются время от времени, что очень сильно удлиняется срок закрытия вакансий, соответственно, они получают кандидатов, которые не соответствуют их запросам.

Иван Князев: Владимир Александрович, мне просто знаете, что хотелось понять? Насколько в этом году у нас рынок труда по регионам разбалансировался? Сейчас вот так вот если покопаться по различным сервисам, в том числе и по вашему, на вахту поехать куда-нибудь на Амур варианты, пожалуйста, есть, хоть сейчас уезжай, даже зарплата нормальная. Вот в Воронеже, в Твери нам телезрители говорили, что ничего не найти. Вот где у нас вот эта рассинхронизация случилась, разбалансировка?

Владимир Корицкий: Вы знаете, этот год достаточно сложный, я, наверное, не первый, кто озвучит подобную мысль, вот. Соответственно, то, по крайней мере где идет восстановление, где идет наибольший рост, – это, конечно, обе столицы, Москва, Санкт-Петербург с областями, это Свердловская область, Нижегородская...

Иван Князев: Свердловская – вы, наверное, имеете в виду все-таки Екатеринбург, да, вот такие крупные города-миллионники, которые концентрируют рабочую силу?

Владимир Корицкий: Я имею в виду, конечно, в большей степени крупные города-миллионники.

Иван Князев: А в остальных что?

Владимир Корицкий: В остальных, к сожалению, такого яркого восстановления нет. Но в принципе можно сказать, что по результатам октября мы видим, что рост идет во всех регионах. Потому что вот те области и края, которые я упомянул, там идет наиболее значительный рост, то есть выше 20% по отношению к сентябрю по количеству вакансий.

Дарья Шулик: Владимир Алексеевич, давайте послушаем сейчас наших телезрителей. У нас есть звонок из Рязани, Виктория к нам дозвонилась. Виктория, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Вы знаете как... В общем, хочу рассказать свою историю.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Дело в том, что в мае этого года мой муж должен был уйти на пенсию в 60 лет, сейчас ему 58. Мы ИП, закончили московский институт, я инженер-механик, работала на станкозаводе, проектная организация. Затем в 1990-е гг. мы ИП, вот мы 30 лет ИП.

Дарья Шулик: Так.

Зритель: Затем сейчас все, уже мы предпенсионеры, так скажем, работать он не может, кассы..., мы закрываемся, все, разорились. Попытался он встать на биржу, муж, ему предложили закончить курсы рабочей специальности. Потому что ИП, мы оказались в 1990-х гг., окончив институт, в каком-то положении, и сейчас оказались опять выброшены, мы тогда выброшены и сейчас выброшены из страны. То есть у нас ни пенсии, у нас ни стажа нет, у нас...

Вот я уходила на пенсию, у меня пенсия 8 тысяч, я работаю ИП еще, у меня даже минимальной пенсии нет. А он нет. Он бросил документы, пошел устроился на биржу, его не взяли, ему предложили курсы оператора станков ЧПУ, 3 месяца. Три месяца устраивался по окончании, его не берут, ему 58 лет. На бирже труда мы не можем, он опять не мог встать, ему предлагали грузчиком, грузчиком он не может работать, у него здоровье не позволяет.

Иван Князев: Ну по состоянию здоровья, да.

Дарья Шулик: Ага, ага.

Зритель: А сейчас пандемия. Теперь ему говорят, это вот мы звоним, говорят: «Через интернет». Я говорю: «А это что такое, интернет?» Мы не можем зарегистрироваться через интернет даже. То есть одну заявку сына попросили, он сделал, нам отказ, вторую заявку – отказ.

То есть вот и на пенсию нас не берут, и сюда, мы даже не можем эти 1,5 тысячи получить – это что такое? Вот как-то непонятно. То есть это те поколения, которые сейчас предпенсионеры, в 1990-е гг. попали, то есть у нас не получалось работать инженерами, сейчас мы не можем уже работать...

Дарья Шулик: Ага, спасибо, Виктория.

Владимир Александрович, ну вот действительно, такая проблема, куда устроиться гражданину предпенсионного возраста? Вообще какие отрасли предлагают работу именно вот для такого возраста или берут работников такого возраста?

Владимир Корицкий: Ну, наверное, однозначного какого-то ответа я дать не могу, куда идти, куда обращаться. На самом деле...

Дарья Шулик: Извините, что перебиваю. Ну вот когда дают, да, появляется вакансия, насколько часто вот это ограничение по возрасту, в которое попадает как раз Виктория, которая нам сейчас звонила, вот этот предпенсионный возраст? То есть вообще неохотно, да, связываются с людьми этого возраста?

Владимир Корицкий: Я отвечу так: все зависит, конечно, от специальности, насколько широкий выбор кандидатов на ту или иную специальность. То есть если взять рабочие профессии, токарь, слесарь, опять же оператор оборудования, соответственно, где достаточно большой дефицит, реально большой дефицит квалифицированных кадров, квалифицированных специалистов, там в меньшей степени играет фактор возраста.

Иван Князев: Ага. Ну понятно, если в какой-нибудь НИИ, то человек с научной степенью или еще с чем-нибудь, то понятно, возьмут в любом возрасте.

Владимир Александрович, вот интересный еще момент. Отмечают наши телезрители, что молодежи-то тоже на самом деле не устроиться, хотя все говорят, пожалуйста, иди работай курьером, иди работай грузчиком, иди еще кем-нибудь. Работодатели-то почему молодежь не хотят брать?

Владимир Корицкий: Ну, скажем так, если очень обобщенно, то в этом кроется, наверное, причина того самого дисбаланса, когда вроде есть большое количество потенциальных соискателей, но они не могут найти работу, потому что у работодателей требования другие, потому что система образования не готовит специалистов под сегодняшние запросы бизнеса.

Потому что у молодежи нет четкого предпочтения зачастую или понимания, кем они хотят работать и что делать. Уровень заработной платы влияет опять же: молодой человек, парень например, даже не захочет с большой вероятностью работать где бы то ни было за 15 тысяч рублей, потому что человеку нужно создавать семью, думать о семье или уже есть семья. Соответственно, работа курьером, их много, этих вакансий, водителем много, в доставке много, но опять же мы с вами понимаем, какой уровень оплаты за такую работу.

Дарья Шулик: Владимир Александрович, немного времени у нас совсем остается, короткий вопрос. Я когда готовилась к программе, нашла такую интересную информацию, что с начала пандемии в мире отмечается рост безработицы именно среди женщин. Действительно женщин неохотно сейчас берут на работу?

Владимир Корицкий: Я думаю, это выдержка из контекста...

Дарья Шулик: Что они больше всего потеряли работы за этот период и не так охотно их берут, это мировая статистика. Как у нас с этим?

Владимир Корицкий: Да-да, я могу прокомментировать. Причина просто в том, что когда началась пандемия и школы начали переводить на удаленный формат работы, кто в первую очередь остался дома с детьми? Естественно...

Дарья Шулик: ...женщины, да, все на них, понятно. Спасибо, спасибо, Владимир Александрович.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Владимир Корицкий, коммерческий директор сервиса «Работа.ру».

Говорили мы о труде в России в условиях коронавируса, что с работой у нас, где ее искать и где ее не найти. Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Поперёк
Рабство найти можно, работы нет. То, что на западе раздают, как пособия, у нас надо отрабатывать — концлагерь.