Чтобы помочь мигрантам, необходимо работать с диаспорами

Чтобы помочь мигрантам, необходимо работать с диаспорами | Программы | ОТР

Почему нельзя отмахиваться от проблем, которые у них сейчас возникли?

2020-04-20T20:26:00+03:00
Чтобы помочь мигрантам, необходимо работать с диаспорами
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Самострой обернулся самосносом
«Мы всё, что могли, потеряли! За что мы провинились в этой стране?!». Сюжет из Краснодара о погорельцах самостроя и обманутых дольщиках
Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии
Михаил Любимов: Ситуация очень тревожная, прежде всего из-за роста национализма. Мы движемся к миру, какой был перед Первой мировой
Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое
Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так?
Частный космос
Лишние налоги: государство слишком много берёт с бизнеса и населения?
Что хотят читать дети?
Гости
Александр Сафонов
проректор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук

Александр Денисов: Кто-то пишет романы, пишут новые программы, новые законопроекты, новые инициативы предлагаются.

Анастасия Сорокина: Новые инициативы. Это касается мигрантов. Мигрантов и россиян могут уравнять в социальных правах. Правда, не навсегда, а на время пандемии. Агентство стратегических инициатив обратилось к правительству с предложением выплачивать пособие по безработице иностранцам – тем, которые были трудоустроены официально. Инициаторы этой меры ссылаются на мировой опыт. Например, Португалия уравняла в социальных правах с гражданами страны 580 000 мигрантов.

Очевидно, что тем, кто остался без работы и не может вернуться на родину, нужна помощь государства. Что ждет мигрантов в России – это мы и будем обсуждать в ближайшее время. На связи с нашей студией первый эксперт Александр Сафонов, профессор Финансового университета при правительстве Российской Федерации. Александр Львович, добрый вечер.

Александр Сафонов: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Как вы относитесь к инициативе уравнять в социальных правах мигрантов и россиян, и оформить то самое пособие по безработице?

Александр Сафонов: Я начну с того, что все-таки социальные права – это достаточно широкая категория, и надо не забывать то обстоятельство, что Россия ратифицировала 102 конвенцию МОТ. А это значит, что основные права мигрантов в России признаются и реализуются. Это и право на экстренную медицинскую помощь, и право на юридическую помощь. Поэтому здесь придумывать ничего не надо. Это уже существующая данность.

Но когда речь идет о безработных гражданах-мигрантах, надо все-таки понимать, что количество лиц, которые у нас официально трудоустроены – это все-таки меньшинство по отношению к тем, кто у нас оказался здесь на территории, которые были заняты трудовой деятельностью. Не забываем о том, что у нас, по данным Росстата, у самих среди граждан Российской Федерации порядка 14.5 млн человек – это лица, работающие в так называемом теневом секторе рынка труда, где нет никаких документов, подтверждающих трудовой стаж и вообще какие-то обязательства и взаимоотношения между работником и работодателем.

Поэтому, собственно говоря, здесь нельзя разделять на тех, кто работал по трудовым договорам, а кто не по трудовым договорам. Потому что есть еще и работники, которые трудились у нас на основе гражданско-правовых договоров. Это совершенно другой статус.

И тем паче призывать, задействовать сейчас службу занятости для этих действий – это будет абсолютно неправильно. Почему? Потому что дай бог службе занятости справиться с тем наплывом безработных, которые идут со стороны российских граждан.

Александр Денисов: Совершенно справедливое замечание, вопрос вразрез. Но, с другой стороны, эти люди сделали все по закону – оформились, платят эти патенты, платят налоги. И ущемлены в своих правах. То есть не могут встать и получить пособие по безработице, хотя сделали свой вклад в строительство этой страны, свой вклад в страховые взносы, в социальные фонды, в страховые фонды. Почему им отказывают? Логичный вопрос ведь, согласитесь.

Александр Сафонов: Безусловно. Но не забываем о следующем обстоятельстве. Что служба занятости – это все-таки служба, которая работает на определенных технологиях, на определенных регламентах. На сегодняшний день я себе с трудом представляю, как можно за очень короткий период времени перестроить ту технологию, которая рассчитана на российские документы – на российские паспорта, на российские трудовые книжки, на взаимоотношения по ИНН именно в отношении российских граждан. Теперь представьте себе, чтобы реализовать эту по идее правильную мысль, нужно будет затратить огромное количество технологических усилий, чтобы решить эту проблему. И к тому времени, когда это все будет решено (написаны регламенты, выпущены приказы, изменены программные средства), уже и безработных среди мигрантов может не остаться.

Поэтому правильнее в данном случае действовать по совершенно другому принципу, который проще, не разделяя на тех, кто работал и не работал. Потому что работали все на самом деле. Как правило, очень мало тунеядцев, которые здесь находятся, просто ради того, чтобы Россию посетить, посмотреть здесь и где-то посидеть на печке. Эти люди действительно приехали за заработком. Да, они все оказались в тяжелом материальном положении. Поэтому в данном случае нужно идти более конструктивным, быстрым подходом без дикого количества бюрократических технических препон – это работать с диаспорами, то есть с лидерами этих объединений, потому что они знают именно тех, кто нуждается.

Потом, не забывайте о том, что у нас большинство людей, которые приехали сюда – это люди из среднеазиатских республик. И, соответственно, в отношении них можно было бы использовать институт мечетей, где есть информация о том, кто в большей степени нуждается. Тем более они же ведь тоже помогают сейчас друг другу. По нашим данным, по нашим опросам, они пытаются как-то скооперироваться при помощи своих землячеств, собирать деньги, матпомощь.

И для того, чтобы эта помощь пришла быстро… Она нужна сегодня, понимаете – не завтра, не послезавтра, не через месяц и не через два. В принципе можно было бы использовать систему предоставления гуманитарной помощи, то есть это представление, как минимум, например, продуктов питания, самой необходимой одежды. Потом, при помощи 12100 как решить проблему человека, которого выселяют из квартиры, потому что он не может теперь оплачивать, например, арендную плату? Где, на улице жить? Понимаете, здесь значительно больше проблем, которые как раз несистемные, которые не учитывались всем опытом службы занятости. Поэтому здесь нужен особый порядок, особый характер взаимодействия с этими мигрантами.

Александр Денисов: Отмахиваться от решения этих проблем нельзя. Их нужно, на ваш взгляд, решать как можно быстрее. Почему? Социальная напряженность растет, если мы будем закрывать на это глаза?

Александр Сафонов: Понимаете, есть несколько обстоятельств, которые выделяют эту группу. Первое: эти люди приезжали сюда за заработком. Большинство из них все-таки отправляли большую часть заработанного своим семьям в места постоянного проживания.

Соответственно, возможности у них прожить на то, что они там отложили, близятся к нулю. Если у нас у 63% населения практически накоплений никаких нет, что говорить о них? Конечно, есть какие-то счастливые исключения, но, тем не менее, все-таки системная картинка именно такая. Раз.

Во-вторых, эти люди на самом деле, как я уже сказал, в большинстве своем не работали по трудовым договорам. То есть в большей степени это все-таки люди, которые, может быть, и трудились по патентам, но все-таки получали зарплату неформально. Поэтому я еще раз подчеркну. Вот сейчас вваливаться в ворох этих проблем – это просто огород городить и не решить ничего.

Поэтому лучше всего помогать им целенаправленно и быстро. Как я уже сказал, при помощи такой гуманитарной помощи. Ее и проще собрать, и проще доставить.

Александр Денисов: Если мы будем закрывать глаза на эту проблему, не прибегнем к мерам, которые вы перечислили, чем это грозит? Какими опасностями?

Александр Сафонов: Есть краткосрочные, а есть долгосрочные опасности. Первая краткосрочная опасность – это то, что человек, оставленный без средств к существованию, как-то должен выжить. Естественно, в этом случае он будет выживать за счет другого. Кто-то может жить за счет того, что с ним поделились продуктами питания или еще чем-то. Но кто-то останется вообще без всякой помощи. Тогда единственный способ – отнять у кого-то. У кого можно отнять? У того, кто рядом живет. Соответственно, это повышение уровня криминализации. И понятно, что на этом фоне рождаются социальные волнения.

Потом, не забываем о том, что значительная часть – это все-таки выходцы из Средней Азии, где все-таки сильны действия экстремистских исламистских течений. Поэтому на эту почву – озлобленную, то есть оставшуюся без помощи, очень легко в эту почву посеять как раз всякого рода антиправовые действия, в том числе переманивать их в игиловские организации, другие запрещенные экстремистские организации. Это уже последствия не только текущего порядка.

Александр Денисов: Это проблемы будущего. Александр Львович, спасибо большое. Это, пожалуй, самая главная угроза, самая главная проблема. Спасибо вам за этот исчерпывающий комментарий. На связи у нас был Александр Сафонов, профессор Финансового университета при правительстве Российской Федерации. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей Анатольевич
Денег для жителей России нет, есть только для мигрантов!