«Цифровое» обучение заменит традиционную школу?

«Цифровое» обучение заменит традиционную школу? | Программы | ОТР

Как добиться качественного образования на удалёнке?

2021-01-12T22:23:00+03:00
«Цифровое» обучение заменит традиционную школу?
Россияне мечтают о загородной жизни. лоукостеров будет больше? Должники и коллекторы. Центробанк ищет информаторов. Досрочная пенсия
Надоели человейники!
Евгений Коган: Через 2-3 года на рынке будет огромное количество недвижимости, которую люди будут вынуждены продавать, не справившись с ипотечными обязательствами
Врачам - досрочную пенсию!
Российская косметика: что помогает ей успешно конкурировать с зарубежной?
Где вырастил, там продаю
Дом или квартира: где лучше жить?
Зачем ЦБ ищет в банках информаторов?
Кто выбивает долги?
Будем летать дёшево? В России могут появиться новые лоукостеры
Гости
Алексей Половинкин
директор онлайн-школы «Фоксфорд»
Александр Милкус
обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией НИУ ВШЭ

Александр Денисов: С этого дня с полным правом можно заявить, что слова «школа» является устаревшим, так в словарях можно и помечать «устар.», ну как, например, бурса, раньше так называли духовные семинарии. Вместо школы будем теперь говорить «цифровая образовательная среда», такое понятие фигурирует у Минпросвещения в опубликованном проекте стандарта цифрового образования в России. Там прописано все: сколько точек Wi-Fi должно быть в классах, какой компьютер у учителя, к чему он должен быть подключен, к каким программам и системам.

Елена Медовникова: И вот о готовности школ к работе в онлайн-режиме зашла сегодня речь и на встрече президента с министром просвещения Сергеем Кравцовым. Президент уточнил, успеваем ли мы за год подключить все школы к высокоскоростному интернету и в каких регионах ученики остаются на дистанционном режиме до сих пор.

Сергей Кравцов: Сегодня точечно, если возникает необходимость, школы вводят формат дистанционного обучения. Мы уже создали цифровую образовательную среду, которая дополняет традиционное обучение, отвечает на те вызовы и усиливает классическое образование. Цифровая образовательная среда включает отечественную систему видеоконференцсвязи, чтобы отказаться от зарубежных аналогов, отечественную социальную сеть для общения учеников, родителей, учителей.

Александр Денисов: Если с отчетом про цифровую образовательную среду министр справился без затруднений, то вот с доплатами за классное руководство вышла заминка. Мы помним традицию президента собирать жалобы, которые приходят во время пресс-конференций, прямых линий, жалобы по отдельным папкам собираются, потом предъявляются ответственным лицам. Министру просвещения были переадресованы вопросы с недавней пресс-конференции президента, там его спрашивали, почему преподаватели не получают доплаты за классное руководство, часто спрашивали.

Сергей Кравцов: Мы контролируем этот вопрос с казначейством и с Федеральной налоговой службой. Скорее всего, речь идет о выплатах в техникумах, колледжах. Действительно, такая проблема есть, мы ею занимаемся.

Владимир Путин: Что значит «проблема есть», я не понял?

Сергей Кравцов: Дело в том, что квотируются дополнительные выплаты учителям средних общеобразовательных учреждений.

Владимир Путин: Я понял.

Сергей Кравцов: Есть техникумы, где также работают и занимаются воспитательной работой.

Владимир Путин: Платят только в общеобразовательных школах?

Сергей Кравцов: Да, только в общеобразовательных школах. Что касается доплат в техникумах, этот вопрос мы в правительстве решаем.

Александр Денисов: Ну вот наглядный пример, ситуация такая красноречивая: с компьютерами и точками доступа легко и просто разобраться, они денег не просят, так сказать, один раз заплатил; когда дело доходит до зарплат-доплат, тут уж по традиции все путано, с какими-то оговорками, объяснениями и обещаниями все довести до ума. Ну, обо всем по порядку поговорим.

Прежде чем перейти к разговору с нашими корреспондентами и экспертами, задаем вам вопрос: цифровая школа – это шаг вперед? Отвечайте «да» или «нет».

И у нас на связи три региона: поговорим, где ученики остались на дистанционном режиме, где учатся уже в традиционной форме, а где родители, наоборот, попросили вернуть дистанционный режим.

Елена Медовникова: Кто бы их услышал, Саш.

Александр Денисов: Да, услышат, да, по ОТР услышат.

У нас на связи корреспонденты: Анна Исаева из Екатеринбурга...

Марина Бедорфас: Неправильно нас подписали.

Александр Денисов: ...Марина Бедорфас из Петрозаводска, а также Татьяна Симоненкова из Курска. Татьяна Симоненкова у нас уже начала говорить. Татьяна, ну раз уж взяли слово, как раз и расскажите, это у вас родители попросили вернуться к дистанционному обучению? Расскажите, что произошло и почему.

Марина Бедорфас: Коллеги, добрый вечер, но нас неправильно подписали, поэтому я передаю слово настоящей Татьяне, я из Петрозаводска.

Александр Денисов: Да, простите.

Елена Медовникова: Да, просим прощения. Да, Татьяна?

Татьяна Симоненкова: Здравствуйте, коллеги.

Расскажу, как у нас в Курской области. У нас заранее было известно, что сразу после новогодних каникул все школы вернутся к обычному режиму работы. Я напомню, у нас на дистанционном обучении находились ученики 5–11-х классов за исключением малокомплектных школ, в которых учится до 100 человек, они продолжали работать очно.

Но на прошлой неделе появилась в интернете петиция, в которой родители попросили продлить дистант, и эту просьбу поддержали более 2,5 тысяч человек. Родители говорили о том, что переживают из-за COVID, потому что у нас сейчас по официальной статистике прирост даже выше, чем осенью, вот когда вводили дистант. И также родители уточнили, что они просят именно продлить дистант, то есть они не хотят, чтобы их детей переводили на семейное обучение с индивидуальным планом, потому что в таком случае вот эти обязанности объяснять новый материал, проверять домашнее задание полностью ложатся на родителей. И эти бурные обсуждения из интернета перешли на планерку к губернатору...

Александр Денисов: Да, продолжайте, Татьяна.

Елена Медовникова: Да-да-да, Татьяна, мы вас слушаем.

Татьяна Симоненкова: Сейчас, извините... Глава региона попросил, дал поручение пообщаться с инициативной группой, и вот у нас буквально сегодня днем прошло заседание оперативного штаба как раз по коронавирусу и озвучили решение. То есть для меня довольно неожиданно, у нас пошли навстречу родителям, детям разрешили учиться удаленно, для этого родителям нужно будет написать заявление. На сегодня пока только 90 таких заявлений.

И еще такая интересная деталь. У нас в регионе появится новый вид волонтерства – педагогическое. Дело в том, что вот школьников, которые будут удаленно учиться, их будут учить студенты-старшекурсники.

Александр Денисов: Взяли пример с лечебных, с медучреждений, там как раз учащиеся медвузов тоже вышли поработать, помочь?

Татьяна Симоненкова: Да-да-да.

Елена Медовникова: Татьяна, совсем на самом деле нетипичная, на мой взгляд, у вас ситуация, чтобы родители просили о дистанционном образовании. О качестве что-то говорится при этом?

Татьяна Симоненкова: Ну, дело в том, что у нас до этого, когда только вводили дистанционку, родители писали петицию против нее.

Елена Медовникова: Ага.

Татьяна Симоненкова: Поэтому у нас все периодически меняется, видимо, вошли во вкус. Сейчас уже говорят о том, что как бы если они сами будут этим заниматься, то как бы качество образования точно пострадает.

Александр Денисов: Татьяна, а может быть, теперь качество никого уже не интересует, не до качества?

Елена Медовникова: Лишь бы дети были заняты дома?

Татьяна Симоненкова: Ну, однозначно большинство... Нет, не большинство, есть родители, которые рады, что дети вернулись в школу.

Александр Денисов: А какова ситуация у вас с вирусом? Почему испугались, почему стали писать? Что, так все опасно у вас в регионе?

Татьяна Симоненкова: Нет, на самом деле у нас примерно одна и та же картина, у нас пока динамика сохраняется, но никакого резкого скачка и роста, все стабильно. Просто то, что именно 11-го числа, в этот понедельник дети вышли на учебу.

Александр Денисов: Да, Татьяна, спасибо большое.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Слово передаем Анне Исаевой. Анна, расскажите, у вас школьники вернулись к прежней очной форме обучения или нет?

Анна Исаева: Здравствуйте.

Да, за несколько дней до окончания каникул губернатор как раз-таки объявил о том, что после каникул ученики вернутся к очной форме обучения. Два месяца школьники с 6-го по 10-е классы были лишены возможности посещать учебные заведения, то есть учились только дети из начального звена, а также одиннадцатиклассники.

При этом теперь, после возвращения в школу усилились меры безопасности, чтобы предупредить распространение коронавируса: в каждом классе поставили рециркуляторы, которые работают в присутствии детей, обеззараживают воздух; проводится постоянно влажная уборка после каждого учебного дня, а также обрабатываются помещения при помощи ультрафиолетовых облучателей. Школы уже обеспечили всеми средствами защиты, в том числе антисептиками, а также бесконтактными термометрами.

На входе также теперь проверяется у каждого температура; помимо этого, у детей спрашивают фамилию, имя и класс, все это фиксируется документально, какая температура, кто пришел, кто не явился. Власти региона также распорядились организовать отдельные входы и выходы для определенных классов и провести коррекцию в расписании, то есть некоторые классы начинают учиться позже, например, 9-е классы начинают в 8 утра, приходят на занятия, другие в 08:50 и так далее.

Александр Денисов: Родители рады у вас в Екатеринбурге?

Анна Исаева: Да, родители у нас на самом деле очень сильно рады, многие просили...

Елена Медовникова: Наверное, не только родители.

Анна Исаева: Ну и не только родители, конечно, да и школьники сами на самом деле говорят, что они рады вернуться к учебе, потому что очень много на дистанционном обучении им самим непонятно, теперь они могут задавать вопросы учителям по темам, которые были им непонятны во время дистанта, а также радуются тому, что наконец-то могут общаться со своими одноклассниками, делиться впечатлениями о дистанционном обучении, о том, как они провели зимние каникулы.

Елена Медовникова: Анна, а как обстоят дела со студентами?

Анна Исаева: Да, вот как раз на дистанционной форме у нас по-прежнему остаются студенты средних специальных учреждений, пока по ним решение не принято, когда они вернутся к занятиям, непонятно. Что касается студентов высших учебных заведений, то у них пока сессия, кто-то сдает дистанционно, какие-то курсы и факультеты занимаются также очно, поэтому...

Елена Медовникова: То есть вот как раз смешанная форма, видимо, присутствует.

Анна Исаева: Да, в феврале будет понятно, какая форма ждет студентов высших учебных заведений.

Елена Медовникова: Спасибо, Анна.

Александр Денисов: Марина... Передаем слово Марине Бедорфас. Марина, расскажите, у вас в регионе школьники как учатся?

Марина Бедорфас: У нас 7 января глава Карелии подписал указ о том, что дистанционное обучение продолжается, то есть его продлили до конца января, и только с 1 февраля школьники пойдут очно в школу. Но это касается не всех учеников. Каникулы для начальной школы продлили до 18 января, то есть 1, 2, 3, 4-е классы сейчас находятся дома, продолжают отдыхать, и с понедельника они уже выйдут в традиционном формате в школу. При этом будет сохраняться масочный режим, несколько входов открыто в школы, все заходят в разное время, чтобы исключить по максимуму контакты. Также в школу пойдут очно с понедельника выпускники 9-х и 11-х классов, а с 1 февраля уже ученики всех классов будут обучаться в обычном режиме.

Александр Денисов: А почему приняли такое решение? Я вот не слышал, чтобы в Карелии с вирусом что-то такое происходило, из ряда вон.

Марина Бедорфас: Вы знаете, у нас как раз наоборот, у нас были очень большие показатели по заболеваемости, в ноябре – декабре мы были среди лидеров среди российских регионов. Вот сейчас, после новогодних праздников еще ожидается волна, поскольку многие уезжали отдыхать, могли привезти вирус с собой, но пока первые сводки после новогодних каникул, немножко снижается заболеваемость. Поэтому в связи с этим было решено продлить дистанционное обучение.

Александр Денисов: Марина, спасибо вам большое за рассказ.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: На связи с нами были наши корреспонденты Анна Исаева, Марина Бедорфас и Татьяна Симоненкова.

И переходим к разговору с нашими экспертами, поговорим и про онлайн-образование, и про очное образование, вообще про то, что ждет нашу школу, учитывая, что на днях появился стандарт «Цифровая школа», опубликован он был Министерством просвещения, Министерством цифрового развития. Обо всем этом побеседуем с Александром Милкусом, обозревателем Издательского дома «Комсомольская правда», завлабораторией Высшей школы экономики. Александр Борисович, добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Александр Милкус: Добрый вечер.

Александр Денисов: Александр Борисович, вы человек сдержанный, взвешенно подходите, разъясните нам происходящее. С одной стороны, министр просвещения говорит, что дистанционная форма – это временная мера, безусловно, мы ее не рассматриваем как в принципе такой вариант для российской школы. С другой стороны, появляется стандарт того же самого Министерства просвещения, где все описывается подробно, какие кабели нужно прокладывать, какую технику ставить, в общем, тут 26 страница, и как-то одно с другим не вяжется. Или, может быть, я что-то неправильно понял.

Александр Милкус: Вы знаете, это, я боюсь, у вас в голове не вяжется.

Александр Денисов: У меня не вяжется, да?

Александр Милкус: Да, я боюсь, что тут проблема в том, что очень многие люди или частично не очень понимают и делают, ставят на одну доску цифровое образование и дистанционное образование. Вот у вас SMS-опрос называется «Цифровая школа – шаг вперед?». Что такое цифровая школа? Вот дайте определение, что это такое.

Елена Медовникова: Нет, лучше вы дайте.

Александр Милкус: А, то есть вы задаете вопрос, вы провоцируете слушателей, зрителей на какие-то ответы, не очень объясняя, что вы хотите от них получить? Ведь это так.

Александр Денисов: Александр Борисович...

Елена Медовникова: Давайте тогда поясним.

Александр Денисов: Разъясним-разъясним. Александр Борисович, цифровая школа, мы объясним, что мы имеем в виду. Мы имеем в виду ровно то, с чем сталкиваемся в действительности, – переход образования в дистанционный режим, когда учимся сидя перед монитором.

Александр Милкус: Понятно. Смотрите...

Александр Денисов: Да, вот это мы имеем в виду цифровое, все остальное мы не знаем, что имеется в виду, поэтому если вы говорите, что мы не понимаем, мы с удовольствием послушаем.

Александр Милкус: Да. Значит, смотрите, в чем принципиальное отличие. Дистанционное обучение сейчас введено было в школах в виде форс-мажора в связи с распространением коронавирусной инфекции. Это дистанционное обучение введено практически во всех школах мира, для того чтобы избежать распространения коронавирусной инфекции, потому что дети ее, хотя дети не так часто болеют, как взрослые, но взрослых выбивает очень серьезно, и педагогические коллективы болеют, учителя болеют. Никакого отношения к цифровой школе это на самом деле не имеет, это такая история срочная, когда нам пришлось в последнюю минуту что-то делать.

Слава богу, что Россия оказалась страной, в которой цифровые технологии, дистанционные технологии развиты, это начало у нас развиваться лет 5–8 назад, когда появилось достаточно много цифровых сервисов, которые дополняют и помогают учителям в процессе обучения, очного обучения. Это в Москве «Московская электронная школа», в стране «Российская электронная школа», которую очень быстро настроили, для того чтобы помогать учителям в дистанционном формате обучать.

Но она работала и до того, когда не хватало учителя, когда нужно было получить, ну в сельской местности не очень сильные учителя бывают, но можно получить в онлайн урок сильного столичного или, может быть, не столичного, у нас прекрасные учителя в Кемерово, в том же Кирове, Петрозаводске, другого учителя. Это такое подспорье, помощь учителю в очном образовании, в очном занятии.

Александр Денисов: Александр Борисович, то есть вот эта вся техника...

Александр Милкус: И вот эти все ресурсы кинули сейчас на поддержку школы, это...

Александр Денисов: Да, вот эта вся техника, которая перечисляется...

Александр Милкус: ...и много-много других сервисов.

Александр Денисов: Да, на 26 страницах подробно мелким шрифтом с техническими характеристиками – это только в помощь ученику. Зачем тогда нужны все учебники из библиотеки, к чему нам вот эти шкафы с терабайтами информации?

Александр Милкус: Да подождите, давайте не смешивать. Дальше история такая: нам нужно, чтобы все дистанционные возможности, то есть вот эти онлайн-уроки, возможность дистанционно проверить домашнее задание, дать ребенку домашнее задание, включить искусственный интеллект в помощь учителю при проверке этих тетрадей несчастных, когда учитель сидит ночью, теряет зрение, должен проверить 100, а то и 150 тетрадок с единым домашним заданием, – зачем, когда это можно сделать через интернет, через специальный портал? Он выдаст учителю уже реальную картину по каждому ученику, какие темы он пропустил.

Для того чтобы мы эти возможности дали современной школе, и говорится о том, что нам нужно туда провести интернет нормальный, широкополосный. Нам нужно устанавливать в школах нормальные быстрые компьютеры; нам нужно обеспечить школу техникой. Какие-то школы обеспечены, какие-то школы не обеспечены. Вот эксперимент по цифровой образовательной среде, там включены 14, по-моему, если я не ошибаюсь, регионов. Это никакого отношения к дистанционному образованию в том виде, в котором оно существует сегодня, не имеет.

Мы должны все школы, все 45 тысяч российских школ обеспечить современными средствами обучения. Современные средства обучения включают нормальный доступ к интернету, нормальную технику, чтобы дети могли заниматься и с искусственным интеллектом, и с роботами, и делали лабораторные виртуальные работы, если у них нет химического или физического кабинета дорогого в каждой школе. То есть мы...

Александр Денисов: Александр Борисович, ну видите...

Александр Милкус: То есть мы... всем детям дать единые возможности обучения, и тогда мы будем говорить про качественное образование, современное образование в нашей школе.

Александр Денисов: Александр Борисович, видите, тем не менее раз за разом вы все-таки в своем ответе невольно, да сбиваетесь на дистанционное образование. То вы объясняете, что где-то в Кемерове учитель хороший, а где-то в глубинке плохой, вот бы там подключить, и он будет обучать там, где нет хороших. Видите, вы сами так или иначе на эту тему съезжаете.

Александр Милкус: Я говорю сейчас... Подождите, давайте тогда мухи отдельно, котлеты отдельно.

Александр Денисов: Давайте, давайте.

Александр Милкус: Значит, сейчас дистанционное образование, как правило, обучение проводит учитель того класса, в котором дети учатся. Идет же разговор о том, чтобы некоторые уроки в некоторых классах вести с помощью дистанционного обучения тех учителей, которые сильные учителя, которые находятся, может быть, в других регионах, записанных уроках и так далее, подставить плечо тому же самому учителю, понимаете разницу?

Александр Денисов: Александр Борисович, вот сейчас мы пообщаемся со зрителем. А вот такой принципиальный вопрос: а что лучше, сильный учитель за тридевять земель по компьютеру или просто учитель, которого никто не называет сильным, но который может подойти к каждому ученику и ткнуть пальцем на нужную страницу, посмотреть, заглянуть ему в тетрадку, может быть, достать у него тетрадку из портфеля, если он не достал, дать ему ручку, если он не принес? Что лучше?

Елена Медовникова: Это как раз та самая социализация.

Александр Денисов: Что лучше, Лен, что лучше?

Александр Милкус: Вы сейчас про учителя говорите или про гувернера?

Александр Денисов: Про учителя, Александр Борисович, про учителя.

Александр Милкус: Нет, подождите, вот то, что вы говорите, достал ручку, развернул тетрадку – это что? Это учитель?

Елена Медовникова: Нет, ну это утрированно, Александр Борисович. Понятно, что...

Александр Милкус: Мы что хотим? Мы хотим, чтобы детям было интересно в школе, да?

Александр Денисов: Нет-нет-нет, я не утрирую, учитель хозяин в классе, он ну не должен сделать все, но при возможности сделать все.

Александр Милкус: Нет, конечно, хотелось бы, чтобы во всех классах были интересные, умные, современные, толковые учителя, и сейчас идет большая программа по переподготовке учителей, это очень серьезный проект, который Министерство просвещения запустило, вот сейчас академия для учителей и так далее. Но мы сами прекрасно понимаем: вы хотели бы, чтобы ваш ребенок учился у учителя, который закончил педагогический вуз, условно говоря, на тройки? Вот ответьте мне сами.

Александр Денисов: Александр Борисович, а я отвечу просто – а нечего держать в педагогическом вузе студента, который учится на тройки, и не нужно ему выдавать диплом, троечнику.

Александр Милкус: Он тетрадку достанет, ручку достанет...

Александр Денисов: Нужно подтягивать, чтобы сдавал хорошо, «иди пересдавай».

Елена Медовникова: Давайте послушаем, что об этом думают наши телезрители. У нас есть звонок из Московской области. Ольга, добрый вечер, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Слышно меня, да?

Елена Медовникова: Да-да-да, вы на связи.

Зритель: Ага. Добрый вечер.

Вы знаете, вот я хотела высказаться по поводу цифровой школы и по поводу дистанционки, поскольку все время, когда вы говорите на эту тему, в основном отрицательно высказываются зрители, хотя это я, например, категорически с этим не согласна. У дистанционного обучения, следовательно, как части цифровой школы, много и положительных сторон.

В первую очередь это, допустим, то, что ребенок, особенно в старшей школе, вот у меня старший ребенок в старших классах учится, в 10 классе, мы живем в Московской области, а он, например, учится в Москве, мы выбрали ту школу, которая ему действительно нужна, он с техническим уклоном, где сильные преподаватели, где он может заниматься именно программированием, то есть тем, чем он увлекается. И понимаете, во-первых, сама дорога, добраться, у нас здесь нет такого уровня преподавателей, таких классов, которые нужны ребенку, ему не нужно тратить время на дорогу, он может заниматься дома.

Он может заниматься теми предметами углубленно, которые ему нужны в первую очередь. Допустим, если это связано с программированием, компьютером, то понятно, что он в школу приедет и будет заниматься на тех же самых компьютерах, на которых он может заниматься дома.

Александр Денисов: Ольга, судя по всему, у вас дети толковые и вы им доверяете, можно посадить перед компьютером, он что в классе будет учиться с детьми, что перед компьютером будет учиться, я правильно понимаю?

Зритель: Да, слава богу да, он учится на пятерки, все хорошо в этом плане, да.

Елена Медовникова: Ольга, а с другими предметами помимо каких-то компьютерных, информационных технологий тоже ребенок хорошо успевает, тоже, в общем, доволен обучением?

Зритель: Ну да, пока мы учимся на пятерки.

Ну и я несколько еще с другой стороны могу это рассмотреть, я сама учитель и могу и с этой точки зрения посмотреть. Да, дистанционное обучение для учителя – это трудно в общем-то, потому что нам пришлось перестраиваться, работать совсем по-другому. Но с другой стороны, вы понимаете, я понимаю, что ребенок, который хорошо учится, он и дистанционно учится, и не дистанционно учится, а тот, которому ничего не нужно, которому, как вы говорили, нужно пальцем показывать, «открой книжку, закрой тетрадку» и так далее, он что в классе сидит бездельничает, что на уроках.

Поэтому, может быть, это даже и в этом положительный момент, потому что я... Допустим, если мне присылают работы, я вижу работы тех детей в первую очередь, которые хотят учиться. Если ребенок не хочет, да, родителей я, с одной стороны, понимаю, что это проблема, им приходится больше заниматься детьми...

Александр Денисов: Но в первую очередь они беспокоятся за себя, что им нужно суетиться, налаживать компьютер, следить.

Зритель: Да-да-да.

Александр Денисов: Да-да-да, они не за них болеют, а за себя.

Зритель: Они хотят, чтобы только учителя этим занимались, а это дорога с двусторонним движением.

Александр Денисов: Да-да, согласен. Ольга, спасибо большое, интересное мнение.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Александр Борисович, а может быть, действительно, ну что мы тут в лепешку расшибаемся, плохое это или хорошее, толковый ученик будет учиться и так и сяк, тут и страдать нам нечего, бояться этого дистанционного образования, даже если оно и появится в какой-то форме и в каком-то виде.

Александр Милкус: Ну понимаете, главная проблема современной школы не связана с тем, что мы сейчас говорим про дистант, – это мотивация детей. Есть большое количество исследований о том, что дети приходят в школу с удовольствием, они прекрасно учатся с 1-го по 4-е классы, а потом у них начинается провал.

У нас самая сложная проблема – это с детьми в средней школе, особенно 6–7-е классы, там идет абсолютный провал, им неинтересно учиться. Начинается подростковый возраст, начинаются другие проблемы, гормоны играют и так далее. Школьная программа во многом не настроена на то, чтобы мотивировать. Дети современные должны понимать, зачем они учатся, а вот когда большое количество достаточно сложного материала, не очень понятного, зачем он им нужен, вот тогда начинается скука, тогда они не хотят учиться, тогда приходится учителю быть вот таким Угрюм-Бурчеевым или гувернером. Это не учитель, это как раз совсем другая задача.

И эта задача должна быть решена, может быть, я так думаю, это мое предположение, с помощью дистанционных цифровых технологий, когда можно индивидуализировать учебный процесс, когда можно настроить обучение каждого ребенка так, чтобы ему было интересно и понятно. Может быть, тогда мы справимся с этими немотивированными детьми. У нас очень большая потеря детей именно в средней школе, которые потом уже и в старшей школе не очень хорошо учатся, потому что они уже отвыкли от учебы, и это очень серьезная проблема.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр Борисович, да, надо мотивировать. Спасибо.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Александр Милкус, обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», был у нас на связи.

И сейчас поговорим с Алексеем Половинкиным, основателем онлайн-школы «Фоксфорд». Алексей, здравствуйте.

Алексей Половинкин: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Алексей, вот нам сейчас Александр Милкус привел пример, как можно использовать современную технику в школе, вот, оказывается, искусственный интеллект будет проверять тетради. Я, честно говоря... Ну, наверняка все учителя обрадуются, хотя, может быть, и не все, но я себе это с трудом представляю, каким образом это делать.

Алексей Половинкин: Ну смотрите, во-первых, хочется немножко прокомментировать то, о чем вы говорили. Важно разделять дистанционное обучение и цифровые технологии или цифровую школу, вот как вы говорили. Дело в том, что вот тот опыт дистанционных занятий, который был, это по сути те же самые классические занятия, просто проводимые по средствам видеоконференцсвязи, и это совсем вот не то, что называется цифровой школой, не то, что называется технологиями.

Очень правильно было замечено, что ключевая проблема – это мотивация школьников, и если дети, которые были традиционно в школе помещены в обычный класс, присутствовали там, они не могли отвлекаться на какие-то посторонние раздражители, телефоны у них, возможно, забирали на входе в школу, то когда они оказались дома во время дистанционного обучения, оказалось, что их мотивации участвовать в классическом занятии, которое проходит с помощью компьютера, не хватило, они переключались, они занимались какими-то другими делами.

Александр Денисов: Алексей, а приведите пример. Хорошо, вот мы смешиваем, ну мы так воспринимаем, люди все в принципе обыватели, мы судим по-обывательски: да, цифровая школа, мы видим ее проявления, это вот удаленный режим, как бы нас там вы ни ругали. Приведите пример: хорошо, если цифровая школа – это не удаленный режим, то что это? Что, всем раздали планшеты? А чем планшет отличается от учебника в таком случае? Я вот не понимаю, в чем тогда заключается цифровая школа.

Алексей Половинкин: Смотрите, тут есть важный момент, что есть понятие технологии образовательной. Существующая система классно-урочная, по которой проходят школьные занятия, она вот устроена таким образом, что учитель ведет занятия, рассказывает школьникам какую-то теорию, потом они вместе что-то как-то разбирают, кого-то вызывают к доске, вот. Технология может быть другой.

Александр Денисов: Ну какой, Алексей, какой? Расскажите, просто очень все это интересно, «технология может быть другой» – какой? Чем ваша современная технология лучше традиционной? Вот я ни в коем случае вас не обвиняю, чем это лучше учителя, учебника и указки у доски?

Алексей Половинкин: Смотрите, классический формат, когда учитель учит весь класс целиком, означает, что у нас нет персонализированного подхода, все учатся примерно на каком-то среднем уровне. В результате те дети, которые обладают способностями и мотивацией изучать предмет на углубленном уровне, они учат на среднем, теряют мотивацию. Те дети, которые отстают, они в итоге не понимают, тоже им требуется индивидуальный подход, они отстают, тоже теряют мотивацию. Поэтому, когда весь класс учат условно по одной и той же траектории, с одним и тем же темпом, это не есть хорошо.

Александр Денисов: А я вам приведу пример, наверняка вы учились когда, в 1980-х гг., помните, был такой подход, были спецклассы, так сказать, для продвинутых по физике, по математике, я вот учился в литературном классе, куда собрали ребят, которые хотят поступать в гуманитарные вузы, ну я на журфак пошел, я знал, что я пойду. Вот, пожалуйста, на другом уровне. Это не значит, что любого бы взяли, но мы выбирали. Чем это… ?

Алексей Половинкин: Да. Но смотрите, в крупных городах действительно есть возможность сделать профильные школы, профильные классы. Когда вы находитесь в сельской школе, то такой возможности уже нет, то есть вы не сможете реализовать профильные классы в среднестатистической школе, которых более 40 тысяч, как уже сегодня было сказано.

Елена Медовникова: Алексей...

Алексей Половинкин: И здесь мы сталкиваемся с проблемой, что если ребенок талантлив и мы можем выявить его таланты, например, во время проведения каких-либо онлайн-олимпиад либо каких-то прочих мероприятий, то дальше вопрос, как его можно развивать.

У нас был опыт в Московской области, мы в этом году проводили школьный тур Всероссийской олимпиады школьников, в котором участвовало более 300 тысяч школьников. Мы в принципе выявили этих детей, мы понимаем, кто из них имеет определенные способности, желание развивать свои таланты в этих предметах, и сейчас мы запустили отдельные занятия в формате дополнительного образования с лучшими преподавателями Московской области. Эти школьники уже на базе нашей платформы в формате онлайн изучают эти предметы углубленно, им ведутся занятия в режиме онлайн, они могут задавать вопросы, они решают некие задачки на онлайн-тренажерах.

Александр Денисов: Видите, Алексей, вот каждый раз нам каждый эксперт говорит, что цифровая школа – это не удаленный режим, и каждый раз мы в беседе съезжаем опять на этот удаленный режим, опять все онлайн, онлайн, онлайн. Я уж ни в коей мере не говорю, что это плохо обязательно, но обязательно к этому сводится цифровая школа, видите, вы сами привели пример.

Алексей Половинкин: Да-да-да. Классическая форма занятия привычна, безусловно, мы ее используем. Но во время нашего классического занятия мы, во-первых, можем проводить занятие на 200–300 школьников и сделать формат занятий интерактивным, таким образом, что школьникам будет интересно в нем участвовать, они будут действительно чувствовать, что они живут, участвуют в этом занятии. Эффективность занятия поднимается, когда у нас хороший преподаватель работает не с 20 школьниками, а с 200, например.

Во время занятия мы можем задавать школьнику вопросы, и преподаватель может видеть, как 200 школьников ответили на тот или иной вопрос, и понимать, насколько они освоили то, что он до этого говорил, нужно ли это повторить, или можно перейти на следующий уровень. И вот собирая такую постоянную обратную связь от всех школьников, это в каком-то смысле уже использование технологий, преподаватель может адаптировать дальнейший ход занятия. Это когда мы говорим о живых занятиях.

Также есть подход, когда занятие бьется на несколько атомов, логических кусочков, и школьник переходит к следующему кусочку после того, как он освоил предыдущий и ответил на какие-то вопросы правильно. При этом в зависимости от того темпа, с которым идет школьник, в зависимости от того, как он отвечает на вопросы, он может переводиться на более высокий уровень и переходить на более углубленную траекторию образовательную.

Александр Денисов: Алексей, вот мы спросили наших зрителей, цифровая школа, уж понятно, мы имели вкупе все тут, и удаленный режим, и всю эту технику, которую собираются поставить в школах: «Цифровая школа – шаг вперед?» – «да» ответили 6%, «нет» 94%. Совершенно очевидно, что цифровой школе нужно доказать право на существование. Мы уж привыкли, что с образованием и так беда, а тут еще что-то придумали цифровое, уж жди тем более... Как прокомментируете вот эти данные?

Алексей Половинкин: Ну смотрите, это связано с тем, что вот под цифровой школой люди понимают дистанционные технологии, саму форму проведения занятий. То есть для них цифровая школа означает, что ребенок должен находиться дома, дома ему нужно оборудовать рабочее место, пространство какое-то рабочее. И вот тот опыт, который был весной и осенью, он скорее негативный, и вот это отторжение от цифровой школы связано с тем, что родители увидели то, что не работает дистанционная форма проведения классического занятия. Если все делать по уму и нормально организовывать процесс, то результат можно получить другой.

У нас учатся десятки тысяч школьников, в том числе на программах дополнительного образования и на программах основного образования. За прошлый год у нас в 5 раз примерно выросло количество школьников, которые учатся на программах домашней школы-экстерната, это те, кто по какой-либо причине выбрали не ходить в обычную школу, а решили учиться дистанционно, как вы говорите, но с помощью цифровых технологий. То есть они учатся у лучших преподавателей, которые ведут занятия в онлайн, школьник решает домашнее задание с помощью тренажеров. И эта форма эффективна, ее выбирают, и когда...

Александр Денисов: А как вы оцениваете эффективность? Они потом все поступают в хорошие вузы? Как вы оцениваете эффективность?

Алексей Половинкин: Да, мы оцениваем по средним баллам, которые сдают наши школьники ЕГЭ, вот, и результаты школьников, которые учатся у нас, в среднем на 20–30 баллов выше среднего. То есть понятно, что это уже категория школьников, которые мотивированы, они бы и так, наверное, сдали лучше, но вот с нами они не проваливаются.

Александр Денисов: Алексей, спасибо вам большое, интересный рассказ. Наверняка продолжим эту тему, часто мы ее затрагиваем. Алексей Половинкин, основатель онлайн-школы «Фоксфорд», был у нас на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)