Цифровые пропуска из Москвы отправляются в регионы

Цифровые пропуска из Москвы отправляются в регионы | Программы | ОТР

Это поможет контролировать перемещение людей и обойтись без изоляции

2020-04-23T13:53:00+03:00
Цифровые пропуска из Москвы отправляются в регионы
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о covid-19
Что нового? Якутск, Санкт-Петербург, Нальчик
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Гости
Виктор Зубарев
депутат Государственной Думы
Александр Малькевич
член совета Общественной палаты РФ.

Петр Кузнецов: Мы продолжаем. И мы вас накануне предупреждали: цифровые пропуска из Москвы все-таки отправляются в регионы. Электронная платформа появится в 21 субъекте. Первым к ней подключиться Центральный округ – это Костромская, Тульская, Тамбовская, Ярославская, Владимирская, Белгородская и Орловская области. Это речь идет о первом этапе подключения.

Ольга Арсланова: Но это еще не все. Со следующей недели пропуска введут 14 регионов Поволжья, Сибири, Дальнего Востока и Северного Кавказа. Ранее Сергей Собянин, московский мэр, предложил распространить уже опробованный опыт Москвы на всю страну.

Петр Кузнецов: Мэр считает, что это поможет контролировать перемещения людей между регионами – и таким образом, можно обойтись без изоляции регионов. Так считает Сергей Собянин.

Ольга Арсланова: Давайте еще раз посмотрим на карту регионов, где появится новая система. Если вы увидели там свой регион и вам есть что об этом сказать – позвоните в прямой эфир. Как вам идея московского мэра? Что вы об этом думаете? Будут ли эти меры действенными? И каких сбоев и проблем в работе этой системы вы ожидаете?

Петр Кузнецов: Александр Малькевич, член Совета Общественной палаты, с нами сейчас на связи. Александр Александрович, здравствуйте.

Александр Малькевич: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: О сбоях как раз, давайте с них начнем. Можно ли сказать, что Москва, в принципе, без особых трудностей ввела пропуска? Да, были очереди один день, но быстро с ними справились на самом деле. Ну, поняли, где была ошибка, она была достаточно элементарной. Были зависания ресурсов, но сейчас вроде бы привязывается, считывается и прикрепляется.

Так вот, вопрос: смогут ли регионы так безболезненно провести электронные платформы у себя?

Александр Малькевич: Ну смотрите. Общим местом стали разговоры о том, что, конечно, коронавирус стал стресс-тестом для региональных и местных органов власти. Мы видим сейчас, кто тянет, кто справляется, кто не справляется. И рассчитываем, что по итогу будут сделаны определенные выводы.

Ведь сколько говорилось о проекте «Цифровая экономика», сколько говорилось о развитии IT-сферы, IT-индустрии, соответствующих технологий в регионах. И вот мы видим, где деньги были потрачены с умом. И сейчас речь не только о Москве. Естественно, понятно, столица. Но ведь очень давно историю с QR-кодами, с пропусками реализовали в Татарстане, например. Там они это сделали вообще первыми. И это неудивительно, потому что там есть этот Иннополис – знаменитый цифровой город, где вообще жители общаются с властями своими через Telegram-чаты. В Нижегородской области очень удачно и тоже, по-моему, раньше Москвы подобную историю запустили.

Поэтому те регионы, где власть много сил – не только средств, но именно сил и усилий – прикладывала к развитию IT, там все происходит нормально. Вот посмотрим, как это будет.

Петр Кузнецов: Вот! Смотрите. Так что же получится-то? Будут вводить там, где просто цифровизация более или менее налажена? Получается, что не основываясь как раз на самом главном – на тех же самых индексах самоизоляции и вообще на коронавирусной истории. То есть если регион сложный в этом плане, а с цифровизацией все не так, то будет сложно. И наоборот – регион благополучный, с коронавирусной точки зрения, и цифровизация «прокачана», и там введут цифровые пропуска, которые, в принципе, и не нужны будут в этом случае.

Александр Малькевич: Здесь я в чем вас поддержу? Очень важна (собственно, это наша сфера деятельности как раз в Общественной палате) нормальная, качественная, профессиональная информационно-разъяснительная работа с людьми. Вот у вас прозвучали очень важные слова о том, что как раз пропуска должны помочь снять все эти карантинные или условно карантинные меры, чтобы люди могли спокойно перемещаться по стране и между регионами, но будет понятно, где они находятся, с кем, возможно, вступали в контакт, для того чтобы удержать эпидемиологическую обстановку.

Но если это не разъяснять, то у людей, конечно, появляется тревожность, которую «фейкометы» подогревают через социальные сети: «Смотрите – пошел второй месяц самоизоляции! И она никуда не денется. Наоборот – еще будут пропуска, цифровые какие-то коды, чипы».

Вот нагнетание тревожности здесь недопустимо. Почему я все время говорю, что нагрузка дополнительная ложится на первых лиц в регионах? Не нужно необдуманными словами (а этим грешат у нас некоторые губернаторы) еще больше подогревать подобные настроения.

Что касается неготовности цифровой. Ну, мы знаем, что был в Приморском крае уволен министр, отвечающий за эту отрасль. И действительно очень некрасивая история получилась, по-моему, в Сахалинской области, когда камеры установили, что женщина нарушила режим самоизоляции, потому что на 61% совпадение ее лица с каким-то лицом из базы. А это, вообще-то, была не она.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, как вам кажется, а население вообще у нас достаточно информировано об этих мерах? Достаточно ли все доносится? И готовы ли, с технической точки зрения, наши граждане к этим новым системам? Потому что пишут: «Кто предлагает по всей России сделать цифровые пропуска, пусть покупает всем смартфоны. У многих пенсионеров простые кнопочные, они не дружат с интернетом. И что нам теперь делать? Сидеть дома без пропуска и помирать?»

Даже в Москве, где уже, в общем-то, эта система обкатана, многие пенсионеры вообще не в курсе даже, как этот пропуск получить. И имеют ли право они получить этот пропуск?

Александр Малькевич: Смотрите. На самом деле вы абсолютно правы, разъяснение нужно. Мы выступали с предложением, чтобы у нас каждый день в прайм-тайм полчаса или час некие ответственные люди вообще проводили в том числе терапевтические разъяснительные беседы, рассказывая о тех мерах, которые принимаются, и, может быть, знаете, на пальцах, картинками показывая, как это все работает. Это именно для тех категорий, которые в интернете это не могут понять.

Конечно, QR-код не только же на смартфонах. Это можно получать в режиме эсэмэски даже на свой старенький телефон. И не только QR-код, а именно цифровой буквенно-численный пропуск – то есть код, который потом можно просто «вбивать» и проверять.

Но объяснять, конечно, необходимо, чтобы не запугивать. Потому что тех, кто запугивает, хватает. Мы только сегодня утром смотрели мониторинг, потому что реализуется проект «На контроле – 2020», в Общественной палате отдельный огромный блок по фейкам. Сотни постов однотипных в разных регионах страны в пабликах вбрасываются по одной и той же теме. То есть идут скоординированные кампании, и они ложатся на подготовленную почву.

Если в каком-то регионе, например, инфицированных 10 человек, даже не заболевших, а инфицированных, а губернатор выходит в маске, такое решительное выражение лица, все вокруг него в масках, и он говорит: «Все! Мы закрываем все границы. Мы закрываем наш регион, потому что на наш миллионный субъект федерации 10 человек инфицированных. Мы все умрем!» – зачем он это делает? Для чего? Этим горе-пиарщикам надо руки отрубить просто, которые советуют подобные устрашающие заявления.

Петр Кузнецов: Может быть, для них какие-то пропуска отдельные придумают. Кто знает? Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Александр Малькевич, член Совета Общественной палаты, с нами был на связи.

А сейчас на связи Ксения, наша телезрительница. Здравствуйте, Ксения.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Регион какой, Ксения?

Зритель: У меня такое мнение. Сейчас этот QR-код. Я вообще не понимаю, почему нужно вводить это для всего населения. Мы сидим на самоизоляции. Вообще, знаете, из здоровых людей сделать людей больными, посадить их всех дома. А люди, которые приезжают из других городов, из той же Москвы, я не знаю, да хоть откуда – почему им не сделать вот этот QR-код и отслеживать их? Зачем всех людей делать больными? Объясните, пожалуйста.

Реально уже нервы сдают! Мы сидим на самоизоляции. И нас еще будут контролировать? Но с какого перепугу? Это что вообще такое? Давайте вообще людей тогда запугаем, уже вообще всем подряд. Уже и дети сидят дома, и мы сидим дома. У нас соседи сверху ругаются. Ну представляете? А сейчас еще отслежки какие-то, прослежки. Вы знаете, по-моему, уже чересчур.

Петр Кузнецов: Я так понимаю, Ксения, что раз вы жестко так сидите на самоизоляции, вам этот QR-код и не нужно будет получать. Он как раз для тех, кто вынужден перемещаться.

Зритель: Ну, я понимаю. Но вы же понимаете, что это, возможно… Сколько мы еще будем сидеть? Я не пойму. Обещали до конца апреля. Теперь – до конца мая. Откуда я знаю, как у меня поменяются обстоятельства? Может быть, придется какую-то работу искать, потому что, вы же понимаете, сейчас у нас с деньгами туго.

Петр Кузнецов: Понимаем.

Зритель: И вообще я не знаю, что два месяца мы будем делать. Вообще неизвестно. И еще вот эти контроли какие-то. Бред вообще! Вы понимаете? Ну смешно!

Петр Кузнецов: Спасибо вам. Ксения просто подтвердила те опасения граждан, о которых мы с первым экспертом говорили. Они есть, и народ просто не понимает, что за QR-код. Это значит, что еще дальше будем сидеть? То есть ужесточения продолжаются. Не хватает информированности.

Ольга Арсланова: Продолжаем беседу.

Петр Кузнецов: Виктор Зубарев.

Ольга Арсланова: Депутат Госдумы Виктор Зубарев с нами на связи. Виктор Владиславович, здравствуйте.

Виктор Зубарев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрите. У нас отмечают зрители: «Статус и полномочия мэра Собянина, – чья идея прозвучала о том, что нужно распространить опыт на все регионы, – не позволяют ему делать вообще подобные заявления». Тем не менее многие регионы подключились к московской практике. Можно ли говорить о том, что это все-таки решение федеральных властей – ввести единые меры по всей стране?

Виктор Зубарев: Я думаю, что это и федеральная, и региональная инициатива, совпадающая, с точки зрения Сергея Семеновича. На самом деле люди могут недооценивать, вернее, недооценивают те риски и опасности, которые есть. Понятно, что все мы устали находиться дома, находиться без работы. Но президент страны Владимир Владимирович Путин дал полномочия губернаторам краев и областей самостоятельно сейчас давать такие послабления по мере опасности эпидемии в регионе – открывать предприятия, отрасли те, которые жизненно необходимые, и те, которые не представляют наибольшую опасность, с точки зрения распространения вируса.

Ольга Арсланова: Но не получается ли так, что регионы разобщаются и у нас страна перестает быть единой? Вот нам пишут: «Как мне въехать во Владимирскую область из Московской?» «Живу в Ярославской, а работаю в Москве вахтой». Получается, что теперь для пересечения каждой из этих границ нужен код.

Петр Кузнецов: Еще один код.

Виктор Зубарев: Нет, сейчас вообще свободное перемещение. И вопрос же кода не для того, чтобы запретить переезд из Владимирской области в Тверскую или Московскую, а для того, чтобы можно было человеку, который имеет QR-код и имеет право, ехать туда, куда он захочет. Но нужно, чтобы он был на контроле у тех служб, которые следят за распространением вируса.

Я думаю, что проблема вируса сегодняшняя – она как репетиционная перед другими вызовами, которые могут стоять перед обществом, перед страной, перед миром в целом. Мне кажется, механизмы отработки мобилизации всех усилий, которые сейчас демонстрирует наше общество, наше руководство, наш президент, они очень важны. Понятно, что здесь есть пробелы сейчас, и их нужно изучать и ликвидировать. Над этим, в общем-то, законодательно мы и работаем.

Петр Кузнецов: Виктор Владиславович, до пропусков и после пропусков индекс самоизоляции в Москве не изменился, то есть он где-то весь апрель в районе 3,2–3,4. Так вот, вопрос: если эффективность пропускной системы в Москве той же статистикой и цифрами не доказана, стоит ли ее выводить на всю страну?

Виктор Зубарев: Стоит, стоит. Сначала, когда ввели пропуска, столкнулись с пробками в метро, на въезде в Москву. Понимаете, столкнулись и, по сути дела, отступили, не стали это использовать. Но в будущем, конечно, эту систему надо совершенствовать, еще раз говорю, и применять. Я сторонник такого подхода.

Ольга Арсланова: Интересует размер штрафов, которые законодатели, например, принимают. Исходя из чего принимаются такие штрафы, которые многие россияне считают очень большими?

Виктор Зубарев: Понимаете, маленькие штрафы – это только нагрузка на административную работу. И маленькие штрафы не останавливают наших людей. Ну, у нас люди такие смелые. Поэтому, конечно, те штрафные санкции, которые применяются, они максимально возможны, с точки зрения обоюдной – для того, чтобы и отрегулировать процесс нераспространения вируса, а с другой стороны, чтобы люди все-таки понимали, что штрафы…

Помните, когда мы принимали штрафы за нарушение правил дорожного движения, нас критиковали? И мы с вами с 30 тысяч погибших в год снизили эту цифру – сейчас около 15–16 тысяч. Понимаете, штрафы сыграли важную роль. Это опыт сохранения жизни людей. Хотя человек, садящийся в машину, конечно, он не думает, что с ним может что-то случиться.

Точно так же человек, выходящий сегодня вне зоны дома, он не думает, что он может заразиться или заразить кого-то, его это точно не коснется – процент маленький. Хотя когда смотришь те данные, которые поступают к нам из Америки, из Италии, из Испании, когда людей уже хоронят не в могилах, а в братских могилах, ну, становится страшно.

Ольга Арсланова: Скажите, очень многих интересует, как штрафы будут выписываться. Например, камеры на дорогах, вылавливающие нарушителей на автомобилях. Человек проехал несколько камер – он получил несколько штрафов? То есть наказание за одно и то же нарушение он получает несколько раз. Это законно?

Виктор Зубарев: Нет конечно. Кстати, такое я слышал, но пока не сталкивался с людьми, которые на каждой камере получали бы штраф. Штраф все-таки берется один раз за одно нарушение.

Ольга Арсланова: Так должно быть. Понятно.

Петр Кузнецов: У меня еще вопрос небольшой по штрафам. Скажите, штрафы за превышение скорости, за нарушение ПДД должны идти в дорожный фонд, да? Штрафы за курение в неположенном месте вроде бы как должны идти на совершенствование системы здравоохранения. То есть – профильные направления. А вот штрафы за нарушение самоизоляции куда идут?

Виктор Зубарев: В бюджет Российской Федерации. Вернее – в бюджет субъекта Российской Федерации, именно в региональный бюджет.

Петр Кузнецов: Как говорится, твердо и четко. Спасибо вам огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваши объяснения.

Петр Кузнецов: Виктор Зубарев, депутат Госдумы. А мы переходим к еще одной теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Это поможет контролировать перемещение людей и обойтись без изоляции