Цветной пластик хотят запретить

Гости
Любовь Меланевская
исполнительный директор ассоциации «Промышленность за экологию»
Александр Иванников
эксперт по обращению с отходами и пластиковому загрязнению

Иван Князев: Сейчас вот о чем. Цветной пластик нужно запретить, с таким предложением выступил глава Минприроды Александр Козлов. Его невозможно переработать, и из-за того, что этот пластик просто красивый, нравится детям, например, игрушки из него делают, но это еще не основание, для того чтобы убивать нашу экологию. Как минимум, если уж не запрещать полностью, то хотя бы указывать на бутылках из цветного пластика, что они никогда не переработаются, что они навечно останутся в нашей земле и так далее, и тому подобное. На пачках сигарет пишут же, что курить вредно, это убивает легкие.

Тамара Шорникова: Поддержала инициативу и вице-премьер Виктория Абрамченко, добавив при этом, что пора бы отказаться и от производства пластиковой посуды, всяких трубочек, пластиковых вилок и тому подобного. Тем более что, согласно указу президента Владимира Путина, к 2030 году 100% отходов в стране должно сортироваться, не более 50% отправляться на полигоны, остальное на переработку, чего сегодня не происходит. По словам Абрамченко, 94% всего мусора, а это больше 60 миллионов тонн твердых коммунальных отходов в год, просто зарываются в землю.

Иван Князев: Ну да, и нашим поколениям, поколениям наших детей со всем этим потом жить и что-то делать. Когда эта инициатива сможет заработать? Насколько быстро можно отказаться от производства цветного пластика? Как-никак целые предприятия все-таки работают. Смогут ли они перестроиться в какой-то момент, поменять свою экономическую и производственную модель? Да и мы, люди, все-таки уже привыкли ко всему одноразовому. Ну правда, ну кто не пил и не ел из пластиковых стаканчиков, тарелок, покупал напитки в пластиковых бутылках? Каждый день это делаем. И еще: какой эффект запрет даст вообще в деле спасения экологии? Поговорим об этом с экспертами. Вы тоже, уважаемые друзья, звоните и пишите нам, что думаете об этом, готовы отказаться от пластика?

Тамара Шорникова: Приглашаем к разговору экспертов. Александр Иванников, эксперт по обращению с отходами и пластиковому загрязнению. Александр Юрьевич?

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Александр Иванников: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Александр Юрьевич, вот для начала с цветным пластиком определимся. Попробовали сегодня составить список, где его видели, вот действительно упаковка различная, игрушки. Что еще, где он используется, тот вид пластика, который не перерабатывается?

Александр Иванников: Да, смотрите. Пластики, которые являются трудноизвлекаемыми и трудноперерабатываемыми, – это очень широкий спектр. Это могут быть как отдельные товары какие-то, могут быть игрушки детские, все что угодно, так и вспомогательные дополнительная вторичная упаковка, которая используется при упаковывании, оборачивании тех самых товаров. То есть это очень широкий спектр не только типов товаров, но еще и самих материалов, потому что цветной, допустим, ПЭТ, вот бутылки, которые вы упоминали, да, это действительно является проблемой. Но когда мы говорим о, допустим, цветном ПНД так называемом, полиэтиленом низкого давления, то, допустим, у переработчиков здесь особых проблем не возникает, если он является цветным. То есть все зависит от конкретного типа материала и товара.

Но да, в целом пигментированный пластик имеет место быть как действительно такая глобальная проблема и локальная на национальном уровне с точки зрения переработки. То есть здесь нам тоже важно обратить внимание еще на природоохранный, как вы говорите, эффект определенный. Например, по данным независимых исследований природоохранных организаций, до 65% всего мусора и отходов, которые находятся на прибрежных территориях в России, – это как раз пластик, и 94% этого самого пластика, который на прибрежных территориях находится и воздействует на окружающую среду негативно, – это одноразовый пластик. Поэтому нам необходимо добиться того, чтобы правительство включилось в работу.

Мы видим первые такие шаги, хотя отмечу, что у нас по федеральному закону об отходах подобные меры, которые являются предотвращением образования отходов, они являются приоритетными с 2014 года, а на дворе, между прочим, уже 2021-й, и мы только сейчас видим более-менее такие осмысленные заявления со стороны ведущих ведомств. Но я считаю, что все-таки работы предстоит довольно много, здесь много согласовательной работы потребуется, потому что Минпромторг должен включиться, не только в ведении Минприроды лежит данный вопрос, потому что это еще и вопрос потребителя и потребления.

Но также хотел бы подчеркнуть, что вот эти регуляционные механизмы, которые могут оказать определенный эффект, они должны быть сбалансированы с рыночными инструментами. Я имею в виду, что тем же ретейлерам, тем же производителям, тем же переработчикам необходимо оставлять определенное пространство для маневра, то есть для выполнения собственных функций по оптимизации упаковки. И даже среди крупнейших ретейлеров России сейчас мы уже видим определенные рекомендации, подготовку неких стандартов для поставщиков..., чтобы экологизировать упаковку.

Иван Князев: Просто сколько лет им понадобится на то, чтобы перейти на экоупаковку, если, как вы говорите, люфтом давать какие-то варианты для маневра.

Тамара Шорникова: И сколько денег, потому что очевидно же, что это один из самых дешевых видов упаковки.

Александр Иванников: Да, вы совершенно правы, здесь необходимо озадачиться на предмет альтернатив, потому что альтернативы могут быть другими одноразовыми, что не очень хорошо часто бывает для окружающей среды, или они могут быть многоразовыми. Тот же пластик, но, допустим, многоразового использования, он снизит экологический след при долгосрочном, длительном использовании. Однако здесь вот как раз нужно обращаться в профильные ведомства и в Росстандарт, которые могут задать определенные стандарты для российского рынка по переходу на те или иные альтернативы, потому что пока мы не видим довольно прозрачного обсуждения как с промышленным сектором, так и с сектором FMCG и даже с общественностью. Вот эти стратегии, о которых говорит министр Козлов, не всегда можно сейчас догадаться, о какой именно он стратегии говорит.

Потому что у нас, например, в России имеется стратегия развития химического и нефтехимического комплекса до 2030 года; согласно данной стратегии, утвержденной правительством, потребление пластика в России к 2030 году должно быть увеличено в 2 раза по сравнению с текущим показателем. Видите, нам придется здесь очень где-то филигранно производить определенные изменения на законотворческие инициативы.

Я очень хочу важный момент такой подчеркнуть, что нам нужно озадачиться также и правоприменением, то есть как раз составить вот эти планы, о которых вы говорите. Потому что в Евросоюзе на это дают 5 лет, допустим, на переход, или если говорить по выводу из оборота одноразовых трубочек, всевозможной, то это уже с 2020 года в Евросоюзе реализуется, но этому предшествовало около 3–4 лет...

Тамара Шорникова: Длительная работа, да.

Иван Князев: Да.

Александр Иванников: Да, чего мы не наблюдаем на самом деле.

Тамара Шорникова: Александр Юрьевич, давайте прервемся, у нас есть телефонный звонок, послушаем телезрителей и дальше продолжим. Наталья из Астрахани сначала.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вот вопрос. Вы знаете, я часто смотрю вашу передачу, и так часто вы подымаете вот эту тему по поводу мусора. Ну почему как бы не придумать пункты? Вот если металл, например, везде его принимают, ну ржавого гвоздя вы нигде не найдете, почему не организовать вместо вот этих мусоросжигающих заводов мусороперерабатывающие? Там ведь тоже работает масса людей.

Иван Князев: Да.

Зритель: Приемные пункты, казалось бы, чего проще?

Иван Князев: Наталья, скажите, пожалуйста, а вы пластиковые тарелки покупаете? Приемные пункты, да, это немножко отдельно...

Зритель: Нет.

Иван Князев: А в магазин с пакетом ходите, в магазинах пакеты берете?

Зритель: Вы знаете, нет, я покупаю пакет и пользуюсь им несколько раз, до того состояния, когда его надо уже выкинуть. Максимально стараюсь ограничить себя. Но вот эта стеклотара, ведь это дешевое удовольствие, нигде ее не принимают, вообще как таковое исчезло, а ведь в советское время каждая бутылка, каждая банка имело хождение, она неоднократно проходила через консервные заводы.

Иван Князев: Ну да, понятно. Да, хорошо, спасибо, спасибо вам, Наталья.

Тамара Шорникова: Давайте еще следом послушаем Николая из Самарской области. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, уважаемая передача.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Ну что? Я вполне согласен, на 100%, с предыдущими товарищами. Пора его запретить, сделать, как раньше было, во вторсырье принимать пластик. Почему бы не сделать пункты приема тех же бутылок пластмассовых, пакетов и так далее, и тому подобное? Вполне разумно, я считаю, это все. А так мы гадим кругом...

Тамара Шорникова: Николай, расскажите, а в Самарской области есть отдельные контейнеры для того же пластика, который потом уедет на переработку?

Зритель: Ну, в принципе-то я так видел мельком, но в этих контейнерах не пойми что бросают люди.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Я думаю, что если бы принимали бы пластик бы...

Тамара Шорникова: За деньги?

Зритель: Конечно, соответственно. Если мы за бутылку пустую платим, допустим, пускай будет новая бутылка, она, если не ошибаюсь, где-то около 10 рублей стоит, но, если бы ее принимали хотя бы за те же 8 рублей, да в разы бы уменьшилась бы тара, которая валяется на улицах и в тех же контейнерах, каждый бы пошел и сдал.

Иван Князев: Ну да, это если можно переработать эту пластиковую бутылку. Мы сейчас говорим еще о том пластике, который еще нельзя перерабатывать.

Александр Юрьевич, ну вот смотрите, здесь же все-таки еще, как вы говорили, психологию потребления менять нужно. Давным-давно уже мы перестали ходить в магазин со своими авоськами, со своими сеточками, корзиночками и так далее. Удобно купить за несколько рублей пакет и так далее. Я так понимаю, и торговые сети, и производители вот этим пользуются. А здесь все-таки что первично, наше отношение к этому или то, что нам постоянно навязывают это и это нам удобно?

Александр Иванников: Смотрите, из такой довольно токсичной среды можно выходить, я имею в виду, когда мы потребителя считаем человеком, который исключительно ведом маркетинговыми какими-то приемами, которые имеют торговые сети. Нет, сейчас торговые сети меняются, и они идут на диалог с потребителем, потому что видят общественный запрос. Безусловно, здесь роль природоохранных организаций очень важна, когда создаются определенные тренды и запросы. В 2004 году мы видели историю с пакетами, когда общественные организации инициировали запрос, то есть создали возможность потребителям попросить у своих торговых сетей изменить их, так скажем, пакетную политику. И ситуация изменилась, потому что крупнейшие торговые сети в России отказались от бесплатной раздачи пакетов, и это стало действительно не только трендом на, так скажем, экологизацию упаковки, но и природоохранный эффект в этом был непосредственный, потому что десятки «КамАЗов» с этими полиэтиленовыми пакетами даже не были произведены и не доехали до...

Иван Князев: Ну действительно, прямо вот мне просто удивительно, действительно ли был такой эффект, потому что от бесплатных отказались, но за 5 рублей продается в любом магазине.

Александр Иванников: Смотрите, эта ситуация вообще была апробирована еще в Ирландии, когда поэтапным введением налога на пакеты удалось сократить их потребление на 95%. И дальше уже либо это государство регулирует... Кстати, в 127 странах уже регулируется оборот одноразовых пластиковых пакетов и Россия пока является одним из белых пятен, так скажем, на карте мира в этом вопросе. Но тем не менее крупнейшие торговые сети в России, которые вот эти топ-20 сетей, которые отказались от бесплатной раздачи пакетов, они практически в 2 раза сократили потребление этих пакетов. Так что это никакой не миф, это действительно влияет на потребление, вот. Но помимо этого это такие первые самые шаги. Важно давать и более такие сложные, но в то же время приятные для потребителя возможности, когда вы можете взять, допустим, многоразовую сумку, попользоваться ей и принести ее обратно в торговую сеть, они ее примут, дальше отправят на переработку...

Тамара Шорникова: Да, Александр Юрьевич, а вот тоже еще о приятном для потребителей, вот о чем говорят наши телезрители, вспоминая советский опыт. Сейчас же, например, во многих странах, например в той же Германии, действительно есть пункты по приему пластиковой посуды, упаковки и так далее, и там тебе выдают деньги за сдачу такого пластика, и можно, в общем-то, неплохо заработать. Да, можно говорить о том, что мы, мол, как бы не все хотим сознательно сами разделять, хотим за деньги, но это действительно хороший стимул, это работает.

Почему этим не занимаются те же перерабатывающие предприятия? Они хотят бесплатно получать от нас тару, заниматься маржинальным бизнесом и так далее. Если бы, например, они устанавливали свои точки, чтобы увеличить поток пластика к себе же, выплачивали пусть небольшие деньги, я думаю, что многие бы в городах присоединились к этому движению, сдавали бы пластиковую тару, всем было бы хорошо.

Александр Иванников: Да, я как бы согласен с вашей позицией, так оно в принципе в некоторых странах и работает. Но в России есть определенные детали, и реформа так называемой системы расширенной ответственности производителя, этого института, все еще буксует, только-только принята новая модель. И мы посмотрим, возможно, к этому мы и придем. Но важно обратить внимание, что, когда мы берем примеры у Германии или Норвегии по вопросам работы вот этих фандоматов, которые принимают у нас какую-то пластиковую тару...

Тамара Шорникова: Да.

Александр Иванников: ...то на самом деле не вся та же пластиковая тара туда идет. Для российских даже переработчиков очень, допустим, ценной является ПЭТ-бутылка или какие-то от бытовой химии, возможно, контейнеры и так далее. Но когда мы говорим о всевозможной одноразовой посуде, трубочках и прочих вот таких вот довольно маргинальных с точки зрения переработки товарах и материалах, то за ними никто в очередь не стоит, то есть в России не более 5–6% переработчиков готовы работать с такими материалами, тарой и одноразовыми всевозможными упаковками. То есть очереди здесь как бы за этим нет, это очень сложно собрать даже через систему раздельного сбора, именно поэтому это надо выводить. Но очень важно не заигрываться в вопросе и не пытаться проявлять какой-то популизм социальный и политический, это принципиальный момент. То есть если даже мы выведем из оборота сейчас одноразовую посуду, трубочки, то это даст в сумме нам не более 1–5% тех отходов, которые образуются.

Иван Князев: Ага.

Александр Иванников: Но при этом мы видим, что в России в правительстве лежит сейчас проект на рассмотрении по строительству заводов, которые будут сжигать до 20% отходов. Это крайне опасная инициатива, вот... главное тут не подменять... все-таки образования только вот такие...

Тамара Шорникова: Да, есть проблемы со связью, мысль поняли. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Александр Иванников, эксперт по обращению с отходами и пластиковому загрязнению.

Давайте послушаем телефонный звонок. Валентина, Московская область.

Зритель: Здравствуйте.

Я живу в Королеве и хотела рассказать об опыте молодых людей, которые в нашем городе создали организацию под названием «Мой чистый город». Ребята заинтересованы в том, чтобы люди сдавали как можно больше различных фракций пластика. Кроме того, собирают бумагу, макулатуру, разные виды, даже нашли тех, кто готов принимать у них стекло. То есть молодые семьи, имеющие детей, я вижу, собирают все это еженедельно, не только собирают для того, чтобы сдать, разумеется, все это делается, как вам сказать, на безвозмездной основе, но даже тратят свои личные средства, для того чтобы организовать вывоз чистого, отсортированного, разложенного по пакетам так называемого вторсырья для переработки в московские пункты. Такими пунктами в Москве являются «Собиратор», «Сборка». И ребята еженедельно, как минимум 2 раза в месяц, организовывают выезд экомобиля за свой счет, понимаете? Они не получают ничего...

Тамара Шорникова: Валентина, расскажите, а вот эти молодые люди, это их мусор они собирают семьями и свой вывозят, или они принимают от других соседей? Как эта выстроена работа?

Зритель: Да. Ребята организовали группу под названием «Мой чистый город» в WhatsApp, несколько адресов в городе и в соседних адресах. Я живу непосредственно в Королеве, но знаю, что эта организация работает и в Щелкове, и в ближайших, Валентиновке, Ивантеевке, Мытищах. Они через WhatsApp назначают дни, когда они будут принимать так называемые разные виды вторсырья, и занимаются обучением тех, кто заинтересован в том, чтобы наш город стал действительно чистым.

Иван Князев: Да, Валентина, понятно, спасибо вам большое. Ну все-таки меняется психология людей, меняется отношение к тому, в какой экологии, в каком мире мы живем, будет он чистым или нет.

Тамара Шорникова: Давай еще поизучаем психологию.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: «Сможете ли вы отказаться от пластиковой посуды?» – спросили корреспонденты жителей Перми, Иркутска и Самары. Вот что люди отвечали.

ОПРОС

Иван Князев: Да. Ну, от пластиковой посуды, не знаю, как тебе, Тамара, а мне-то на самом деле достаточно просто отказаться, а вот что сделать с пакетами, когда приходишь в магазин, тебе буквально любой продукт заворачивают в пакет либо кладут в пакет, либо еще в два пакета. У меня просто дома какой-то целый ворох этих пакетов...

Тамара Шорникова: Ну как же, я с рюкзаком хожу в магазин.

Иван Князев: Нет, это само собой, я тоже с рюкзаком, просто любой купил сыр, тебе его в пакет запихнули, при этом он сам уже...

Тамара Шорникова: Отказывайся.

Иван Князев: Да, вот просить доставать только разве что.

Тамара Шорникова: Любовь Меланевская, исполнительный директор ассоциации «Промышленность за экологию», давайте узнаем мнение производителей.

Иван Князев: Здравствуйте, Любовь Александровна.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Любовь Меланевская: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Любовь Александровна, вот есть, как мы уже выяснили, очень противоречивые настроения правительства, с одной стороны, по увеличению пластика, с другой стороны, по полному его запрету как вредного элемента в структуре нашего общего мусора. А как производители относятся к такой тенденции общемировой к сокращению пластика и к запрету?

Любовь Меланевская: Крупнейшие производители с пониманием относятся к тому, что сейчас происходит в мире пластиковой индустрии. Например, члены ассоциации «РусПЭК» на уровне своих глобальных корпораций давным-давно согласовали такие так называемые дорожные карты, по которым в соответствии с их целями к 2025-му, к 2023-му, кто-то к 2027–2030-м гг. распланировали либо переход на полностью перерабатываемые материалы, либо постепенную замену неперерабатываемых перерабатываемыми материалами с добавлением вторичного сырья.

С точки зрения крупных производителей, тут, как мне кажется, проблема только одна, чтобы были действительно переходные периоды. Потому что, когда слышишь призывы «Давайте запретим», обычно за этими призывами следуют абсолютно нереалистичные сроки, например, с 2022 года давайте все отменим. Это очень легко сказать, гораздо сложнее разработать какую-то понятную программу, для того чтобы не выплеснуть, так скажем, ребенка вместе с грязной водой. То есть, запретив одно, мы же можем своей же рукой разрушить производства, которые сегодня действительно живут и выживают за счет того, что они производят.

Или, например, замена технологических линий, чтобы перейти какому-то крупному производителю, например, молочной продукции от использования полистирола, который не перерабатывается или с трудом перерабатывается, ведь это не просто так взять и запретить и завтра у тебя появится технологическая линия, которая будет использовать другой вид материала, это же техническое перевооружение, огромная комплексная работа, инженерная работа, установка новых линий, которая занимает несколько лет и требует огромных, капитальных инвестиций.

Иван Князев: Любовь Александровна, но у больших компаний на это деньги есть, как раз-таки они могут позволить себе перестроить технологическую линию, они даже сейчас включают это в свои какие-то, я не знаю...

Тамара Шорникова: ...стратегические планы.

Иван Князев: Да, стратегические планы.

Любовь Меланевская: Стратегические планы, верно.

Иван Князев: Они свой бренд позиционируют как экобренд, что «я вот та компания, которая в принципе не наносит вред окружающей среде». Что делать производствам поменьше? Вот вы говорите, помимо того, что время нужно, для того чтобы перестроиться, но ведь не только время, они просто физически не смогут перейти на экопроизводство, отказаться от...

Любовь Меланевская: Смотря что подразумевать под экопроизводством. Дело в том, что я бы хотела, может быть, не буду столь популярна, как предыдущий спикер, но реабилитировать сам пластик как очень удобный, легкий и безопасный материал. Дело в том, что не все виды цветного пластика не перерабатываются. Если взять тот же самый полиэтилентерефталат, который бывает прозрачный, коричневый, зеленый, и вспомнить вообще, так скажем, о цели упаковки, которая заключается в том, чтобы доставить продукт, который находится в упаковке, до потребителя в безопасных условиях… Так вот некоторые виды пластика обязаны быть цветными хотя бы потому, что они своим цветом защищают продукт, который внутри находится, от воздействия световых лучей, от ультрафиолета, и при этом сохраняют качество продукта, который требуется с точки зрения безопасности, и они при этом перерабатываются, вот те виды пластика, которые я назвала, они отлично сортируются, перерабатываются, никаких с ними проблем нет.

Другое дело, вы говорите про маленьких производителей, которые сегодня производят тот самый пластик, который, так скажем, не интересен государству и от которого хотят отказаться, – вот таким производителям я бы все-таки посоветовала последовать пути крупных компаний, по пути крупных компаний пойти и разработать какую-то стратегическую политику свою: изучить рынок, посмотреть, что производится внутри на производстве, и выработать меры с точки зрения адекватности производимых материалов, которые необходимо заменить, и ожиданий государства. Потому что рано или поздно мы понимаем, что...

Иван Князев: ...запрет будет.

Любовь Меланевская: ...через 3–5 лет запрет будет, и как бы от этого не уйти. И поэтому те, которые сегодня понимают, что под их материалы как раз-таки и готовится этот запрет, вот в их задачу входит спасение бизнеса и перестройка бизнеса на более экологичные материалы.

Тамара Шорникова: Любовь Александровна, а вот по поводу более экологичных материалов – что наиболее такая логичная и дешевая возможная замена для пластика?

Любовь Меланевская: Вы знаете, мне кажется, заменить пластик можно только самим пластиком. Если кто-то использует, например, ПВХ, вот от него следует отказываться, это действительно материал, который не перерабатывается, никто не хочет с ним возиться, потому что он вредный, соответственно, даже собирать его никто не хочет.

Тамара Шорникова: Ну а как же то же стекло, в котором раньше продавали все подряд в советское время?

Любовь Меланевская: Все правильно, да, но если... Понимаете, в какое время мы жили и какие сейчас логистические запросы. Если мы говорим о том, что производитель находится где-нибудь в Центральном регионе, а его продукцию безопасно необходимо доставить на тысячи километров куда-нибудь в Сибирь, то речь о стеклянной упаковке здесь не будет идти, потому что необходима легкая, подъемная, небьющаяся тара, которая доставит потребителю продукт. Поэтому вот огульно перейти, что вместо пластика давайте использовать стекло, вместо пластика давайте использовать алюминий, каждый материал характеризуется какими-то своими особенными свойствами, которые подбираются исходя из требований потребителя, ожиданий потребителя и с точки зрения безопасности сохранения продукта, который в нем находится.

Тамара Шорникова: Да, и коротко: а во сколько нам, потребителям, покупателям, обойдется переход производственников с пластика на что-либо другое? Ведь деньги, которые потратят производители в переоснащение своих производство, они же...

Иван Князев: ...захотят их вернуть, конечно.

Тамара Шорникова: ...в цене товара уже.

Любовь Меланевская: Да, они захотят заложить их в цену товара, это совершенно верно. Затрудняюсь назвать точную цифру, и я думаю, что все-таки переход от пластика на какой-то другой материал тотально не состоится исходя из конъюнктуры рынка, да даже если вспомнить ожидания правительства, что нам нужно удвоить количество производимой пластиковой продукции. То есть мы понимаем, что это огромная отрасль и никто не откажется от всех инвестиций, которые идут в эту отрасль, которая производит абсолютно, наверное, несопоставимое, может быть, с другими отраслями количество налогов, уходящих в бюджет Российской Федерации. То есть мы не можем рубить сук, на котором мы сидим.

Соответственно, переход тотальный я не предвижу, а вот замену неперерабатываемых материалов, вовлечение вторичного сырья в то, что мы сегодня используем, – вот здесь необходимо, конечно, сосредоточить все усилия. Потому что у нас, понимаете, парадоксальная ситуация: мы, с одной стороны, говорим о том, что всех необходимо стимулировать, для того чтобы собирать раздельно пластик и снова его использовать, но при этом у нас на уровне законодательства существуют стандарты, до сих пор действующие ГОСТы, которые запрещают использование вторичного сырья в пластиковой упаковке, пищевой в частности. Так вот прежде чем запретить, может быть, все-таки наладить какой-то стимулирующий механизм для тех, кто уже сегодня пытается использовать вторсырье, и вот такими обоюдонаправленными движениями все-таки следовать к тому, к чему мы стремимся?

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Любовь Меланевская, исполнительный директор ассоциации «Промышленность за экологию». Говорили мы о том, что делать с пластиком, да?

Тамара Шорникова: А продолжим говорить уже о том, как мы лечимся, где мы ищем диагнозы, – в интернете нередко. Почему там? Насколько это безопасно?

Иван Князев: Ну вот примерно то, что пишут в Башкортостане: «Медики утверждают, что пластик влияет на потенцию, вот и рождаемости нет».

Тамара Шорникова: Ха-ха-ха!

Иван Князев: Вот такому, друзья, верить не надо.

Тамара Шорникова: Сенсационные новости и симптомы, которые вы наверняка найдете у себя, буквально через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Насколько выгодны и экологичны его альтернативы