Да ты гонишь!

Гости
Юрий Юдич
руководитель аналитической группы «Алкоэксперт»
Михаил Зобин
врач-нарколог
Александр Басин
коммерческий директор компании «ДИСТИЛЛЯРУС»

Петр Кузнецов: Бизнес-омбудсмен объявил войну самогонным аппаратам. Аппарат Бориса Титова (но не самогонный) предложил запретить открытую продажу таких конструкций и устройств, чтобы побороть нелегальный алкогольный рынок. В этом увидели зло наши законодатели, в общем, там, на верхах.

Оксана Галькевич: А вот на что ссылается Титов – на поисковые запросы россиян. Оказывается, все больше людей интересуются покупкой самогонных аппаратов. В «Яндексе» число таких запросов за прошлый год выросло до 1,5 миллиона.

Петр Кузнецов: Аппарат бизнес-омбудсмена считает эту цифру тревожной – значит, потребление алкоголя смещается в теневой сектор. Спрос на самогонные аппараты, по мнению авторов доклада, вырос на 30% после резкого сокращения числа магазинов с лицензией на розничную продажу алкоголя.

Оксана Галькевич: Вот как вы считаете, можно ли только по поисковым запросам судить о росте продаж самогонных аппаратов? Кто их в итоге покупает? И сколько можно выгнать литров, загнать или нагнать? И вообще как это сказывается на легальном алкогольном рынке в нашей стране?

Все эти вопросы вам, уважаемые зрители. Выходите с нами на связь. Телефоны у вас на экранах – бесплатные. Очень ждем!

Петр Кузнецов: Пока самогонные аппараты не запретили, можно признаваться, что у вас там получается, для чего вы его купили, что вы с ним делаете.

Александр Басин, коммерческий директор «Дистиллярус», у нас в гостях. Здравствуйте, Александр.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, здравствуйте.

Александр Басин: Добрый день.

Петр Кузнецов: «Дистиллярус» – это тот самый интернет-магазин, который продает запчасти или сами аппараты.

Александр Басин: Оборудование, запчасти.

Петр Кузнецов: Расскажите нам, пожалуйста. Раз запрос вырос, вы у себя наблюдаете возросший интерес аудитории к таким устройствам, как самогонный аппарат?

Александр Басин: Ну, количество запросов выросло, это правда. Но если посмотреть по году, то это количество росло в период именно пандемии и самоизоляции. То есть год назад, когда все сидели по домам, грубо говоря, количество запросов выросло ровно в два раза. Далее шел спад – то есть 90%, 70%, 50%, 30% и так далее.

Если сравнивать, допустим, последние месяцы с прошлым годом, то есть март-февраль, то ровно на том же уровне с прошлым годом по количеству запросов. То есть было связано именно с тем, что люди сидели дома, еду они могли себе заказать, а алкоголь в Интернете купить нельзя.

Петр Кузнецов: То есть чисто для себя?

Александр Басин: Аппарат Титова в том числе предлагает разрешить именно интернет-торговлю алкоголем, то есть легализовать именно интернет-продажи, потому что на данный момент это запрещено. Я изучил их предложение. Именно запрет продажи оборудования для самогоноварения – это одно из предложений.

Оксана Галькевич: Ой, ну пошли звонки! Вы посмотрите, уже сразу начали обрывать телефон.

Петр Кузнецов: Подождите, Александр… Нет-нет-нет, перед звонками мы сейчас тоже свою картину, какой-то средний портрет выявим. По-вашему, потенциальные покупатели самогонных аппаратов – это кто? Это люди состоятельные или наоборот? Ну, чтобы сложить какое-то представление.

Александр Басин: Каждый преследует свои задачи. Кто-то действительно пытается сэкономить, производя алкоголь для себя сам. А кто-то пытается просто сэкономить, не покупать в магазине алкоголь.

Петр Кузнецов: Но это дорого. Ну сколько стоит вложиться в это устройство? А потом же еще нужно ждать…

Александр Басин: Самый простой самогонный аппарат будет стоить… Ну, дело 10 тысяч рублей.

Петр Кузнецов: 10 тысяч?

Александр Басин: Да. Литр самогона, грубо говоря, будет стоить в пределах одного килограмма сахара.

Оксана Галькевич: Так, друзья, мы должны здесь сказать, что употребление алкогольных напитков, в том числе и собственного производства, вредит вашему здоровью.

Андрей нам из Свердловской области звонит. Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте. Я пытался покупать самогонный аппарат, но я сам сделал и сейчас гоню самогон.

Оксана Галькевич: Так? Вот чисто для себя?

Зритель: Да, для себя гоню. Я сам сделал себе самогонный аппарат, не покупая в магазине.

Оксана Галькевич: Понятно. Андрей, скажите, а объемы вашего домашнего производства каковы? Чисто для себя? Ну, за раз ведь много не выпьешь. Я не знаю, как это меряется. Ну, тем не менее.

Зритель: Нет, ну понятно, что для себя выгоняю где-то в пределах 10 литров.

Петр Кузнецов: 10 литров? Это сколько времени нужно на изготовление? И в течение какого времени у вас эти 10 литров тю-тю?

Зритель: У меня уходит три с половиной часа на изготовление самогона.

Петр Кузнецов: Три с половиной часа? Но у вас же нет при этом цели – чрезмерное употребление алкоголя, правда?

Зритель: Нет, нет такой цели, чтобы чрезмерно пить.

Оксана Галькевич: Так, понятно. Спасибо, Андрей.

Вот Андрей сказал, что он даже сам соорудил себе аппарат. Понятно, что народных умельцев у нас много. Ну и предложение у нас сейчас достаточно велико. Вы знаете, кроме того, что появились такие специализированные магазины в Интернете, и не только в Интернете, но и в офлайне, традиционно вдоль трасс стоят еще эти аппараты, когда едешь по стране.

Александр Басин: Абсолютно верно. То есть это продается на уровне автоклава для производства домашних консервов и так далее. И любой автоклав или даже домашнюю мультиварку можно простым способом переделать в самогонный аппарат. Поэтому…

Оксана Галькевич: Ну, наверное, в этом же есть какие-то риски? Я к тому, что, знаете, наверное, не надо прямо совсем какие-то кустарные вещи. Уж если что-то брать, то обращаться надо к специалистам. Нет? Или так можно соорудить из любой, как вы говорите, скороварки, мультиварки?

Александр Басин: Абсолютно верно. То есть если взять, открыть Интернет и почитать несколько статей, посмотреть на YouTube ролики, как сделать самогонный аппарат, то это можно сделать из подручных средств. Или зайти в соседний магазин сантехники. Не знаю, что угодно.

Оксана Галькевич: Нет, я «спалилась». Я просто выдала, что… Во-первых, мне тут в ухо кричали: «Оксана, ну что ты говоришь?» Ну извините, друзья, не разбиралась я с этим вопросом.

Петр Кузнецов: Нет, просто давайте разберемся по поводу бизнеса на самогонных аппаратах.

Александр Басин: Давайте.

Петр Кузнецов: Мне кажется, что при таких объемах и все-таки затратах, если мы говорим о замахе на какие-то промышленные производства, то здесь о бизнесе на продаже самогона говорить не приходится. Это совершенно не выгодно – на продажу.

Александр Басин: Ну, не все… то есть не то что не все, а, я думаю, очень малая часть пользователей такого оборудования занимаются, так сказать, сбытом своей продукции. Они сами вправе устанавливать цену за свою продукцию. Но это опять же связано… Даже аппарат Титова утверждает, что это связано с тем, что во многих регионах или на деревне, на селе нет даже магазинов с лицензией по продаже крепкого алкоголя. И чтобы купить алкоголь, нужно на автобусе полчаса в горку, грубо говоря, пилить. Поэтому…

Оксана Галькевич: А вот скажите. Наш зритель Андрей из Свердловской области сказал, что у него за три с половиной часа 10 литров выходит. Я не знаю на самом деле, самой ли большой мощности этот аппарат. Вот как они отличаются – от минимума до максимума?

Александр Басин: Ну да, производительность – один из показателей, характеристика.

Оксана Галькевич: Ну какие самые производительные? И самый минимальный уровень.

Александр Басин: Производительность зависит от прикладываемой мощности, так сказать, нагрева и так далее. То есть можно получать и 20 литров в час, и пол-литра в час – в зависимости от аппарата, от того продукта, который мы готовим.

Оксана Галькевич: Ну, это как раз к вопросу о том, как это может повлиять на рынок продаж, скажем, сертифицированного алкоголя. Ну, 20 литров в час. Если только для себя, то один раз в два года.

Петр Кузнецов: Да.

Оксана Галькевич: Норма потребления на душу населения в России какая? Порядка 11–13 литров в разные годы.

У нас еще один звонок – Александр из Московской области. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Что скажете?

Зритель: Ну зря такой закон будут принимать, конечно.

Оксана Галькевич: Это пока не закон, это такая, знаете, мысль у бизнес-омбудсмена Титова.

Зритель: Это плохая мысль, честно скажу.

Петр Кузнецов: Почему?

Зритель: Ну, потому что тогда, как раньше, все будут просто в подполье, грубо говоря.

Петр Кузнецов: А сейчас где?

Зритель: Ну, сейчас можно спокойно дома, сидя.

Петр Кузнецов: А вы это самое, да?

Оксана Галькевич: Гоните?

Петр Кузнецов: Гоните?

Зритель: Ну да.

Петр Кузнецов: Расскажите о ваших объемах. Как вы его собрали? Вы покупали или самостоятельно? Слюнки уже текут.

Зритель: Ну, детали разных производителей – это раз. Во-вторых, я не так часто делаю, где-то примерно раз в полгода.

Петр Кузнецов: На праздники родным и близким, да?

Зритель: Ну конечно, да, своих побаловать качественным продуктом.

Оксана Галькевич: Александр, а не проще, допустим, в том же магазине отовариться? Сейчас, знаете, уже карантина нет, все спокойно можно купить.

Петр Кузнецов: Ну да. Тем более выбор такой.

Оксана Галькевич: Вы из каких соображений этим делом занялись?

Зритель: Ну не знаю, можно озвучить или нет. Нет доказательства, что не из одной бочки это все разлито – дорогой и дешевый спирт, водка.

Петр Кузнецов: Недоверие к качеству.

Оксана Галькевич: Интересно! Спасибо.

Петр Кузнецов: Да, спасибо большое. И еще одна версия, убеждение, Тверская область пишет: «Люди не хотят переплачивать государству за алкоголь». Татарстан: «Самогонный аппарат мы сами делаем». «Лучше самогон, чем водка из магазина», – это пишет Ленинградская область.

Оксана Галькевич: Пенза пишет: «Зато не отравишься».

Петр Кузнецов: Коллеги, кстати, с «Бизнес FM» выяснили, что цена на самогон тоже разная. Есть за 600 рублей, есть за 900.

Александр Басин: Есть и за полторы тысячи, и за две тысячи.

Петр Кузнецов: При этом они смотрят на «Белугу», которая считается водкой премиум-класса, и она стоит полторы тысячи в магазине. Понятно, что переплата за красивую упаковку, за подачу.

Александр Басин: Ну, там не только упаковка. Там же акциз еще – очень существенная часть. И так далее. В предложении господина Титова – в том числе зафиксировать или понизить акциз, для того чтобы увеличились опять продажи легального алкоголя. А покупая самогон, вы покупаете именно у производителя, непосредственно у дедушки Вани или у бабы Нюры, ну или просто у человека, который действительно из хобби превратил это в свой какой-то дополнительный доход.

Оксана Галькевич: Подпольный бизнес, так скажем, который незаконный в нашей стране, да?

Александр Басин: Касательно качества. В любом случае вы будете уверены, что это сделал именно он. И он отвечает за это перед вами непосредственно.

Оксана Галькевич: А насколько это самогонное производство в нашей стране может действительно сказаться на рынке легального, так скажем, серьезного алкоголя? Спросим в том числе у нашего еще одного собеседника – руководителя аналитической группы «Алкоэксперт» Юрия Юдича. Юрий, здравствуйте.

Юрий Юдич: Приветствую.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Юрий, скажите, вот это самогонное производство на дому – это, по большому счету, действительно какое-то некое развлечение, отдушина для части населения? Никакой угрозы для крупных производителей, для производителей с лицензией это не представляет? Или тут следует, так скажем, поднапрячься?

Юрий Юдич: Ну, какую-то часть рынка, конечно, забирают самогонщики у официальных, но в целом легальный продукт, домашний продукт, скажем так, для разных ситуаций жизненных используется людьми. Все равно на свадьбах ставят заводскую продукцию. Это считается более богатой свадьбой, чем когда на ней ставят самогон.

Поэтому я считаю, что эта инициатива… Ну знаете, во-первых, все время говорят о Титове. Инициативе внес его аппарат, а именно Игорь Косарев, который недавно пришел на эту должность, руководитель Комитета по подакцизным товарам. И он среди прочего заморозку акцизов предлагает на интернет-торговлю. Ну знаете, одну скандальную инициативу еще добавить, чтобы ее, как говорится, не приняли, а остальные пропустить. Вот такой прием, на мой взгляд.

Ну что же, мне кажется, не будут никого трогать. На мой взгляд, знаете, это у народа вызовет только ненужную агрессию, а рынка никому не добавит, потому что будут гнать так же, как и гнали, просто подпольно. Вот так я думаю.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста… Понятно, что алкоголь – это акцизы, это поступления в бюджет. В каком виде, не знаю, в каком отношении государству все-таки выгодно присутствие алкоголя в нашей стране на рынке? Потому что мы никак не можем понять, в чем заключается и вообще есть ли алкогольная политика государства, алкогольная стратегия, потому что то алкомаркеты растут, то пиво забираем со стадионов, то возвращаем. То же самое непонятное и с рекламой. Возраст продажи меняют – то повышают, то понижают. Время продажи. Совершенно непонятно! Вот по поводу выгоды от присутствия алкоголя в стране и отношения государства.

Юрий Юдич: Ну, такой очень многогранный вопрос.

Петр Кузнецов: Ну да.

Юрий Юдич: В рамках моего короткого включения я вряд ли отвечу. Я могу сказать только одно: программа действительно есть, она опубликована на сайте Росалкогольрегулирования, вы можете ее посмотреть, во-первых.

Во-вторых, вообще нужен ли алкоголь в стране? Я считаю, что таким странам, как Италия, Франция, Германия, наличие легального алкоголя не мешает быть развитыми странами. В то же время страны, в которых «сухой закон», а это в основном мусульманские страны – они отсталые и часто бедные, и экономика у них слабенькая.

Поэтому, как видите, при наличии правильной культуры употребления алкогольных напитков мы можем достичь любых результатов как страна, как общество, и наши дети будут учиться нормально, и мы будем всего достигать. То есть не в алкоголе дело, а в создании правильных социальных условий для людей. Вот и все.

Оксана Галькевич: Юрий, создание правильных социальных условий – это такая достаточно общая смысловая конструкция. Что вы имеете в виду? И что нужно делать, чтобы эти православные социальные условия создавались?

Юрий Юдич: Надо, чтобы люди не бухали, а работали, учились и пили хорошие напитки по чуть-чуть, с хорошей едой. Вот и вся история.

Петр Кузнецов: А лучше – не пили. Спасибо. Юрий Юдич, руководитель аналитической группы «Алкоэксперт».

Александр Басин: Я хотел бы добавить несколько слов касательно стран – Франции, Германии и других европейских стран развитых.

Оксана Галькевич: Да, давайте.

Александр Басин: Касательно их отношения именно к алкоголю. У них же очень распространены именно небольшие домашние частные винокурни, которые абсолютно легально занимаются продажей крепкого алкоголя.

Оксана Галькевич: Вот как раз я хотела спросить об этом Юрия, но мы его уже, к сожалению, отпустили. А вопрос, так скажем, стоимости, цена входа на рынок? Действительно, и в Португалии, и в Испании так или иначе все эти бизнесы начинались часто с каких-то семей, с какого-то семейного производства.

Александр Басин: Абсолютно верно.

Оксана Галькевич: Потом стали большими производителями, заводами и так далее, Bottega и все прочее. Вопрос входа на этот рынок, чтобы стать таким производителем, в нашей стране какой?

Александр Басин: Ой, в нашей стране обычному, то есть домашнему частному винокуру это сделать абсолютно нереально в принципе. То есть там суммы достаточно большие – и уставного капитала, и лицензии на производство, и так далее. То есть в принципе маловероятно, что кто-то из частных винокуров сможет себе позволить такую лицензию.

Если бы был какой-то законопроект именно о небольших объемах, о частных винокурнях, позволяющий легально продавать, допустим, хотя бы в радиусе ста километров от своей винокурни… Он даже вряд ли смог бы попасть на полку, допустим, гипермаркета, потому что туда попасть тоже достаточно сложно. Он бы сам занимался продвижением своей продукции на каких-то ярмарках, рынках и так далее.

Петр Кузнецов: Давайте еще одного винокура послушаем. Брянск на связи, Андрей, наш телезритель.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Я хочу сказать, что винокурение – это истинно русская традиция. Даже Екатерина II не стеснялась посылать в подарок коронованным особам – Иммануилу Канту, например, Карлу Линнею – продукцию отечественных винокурен.

Значит, что могу сказать? В условиях пандемии совсем нетрудно соорудить абсолютно безопасный самогонный аппарат. Берешь скороварку. На ней есть клапан предусмотренный. Конденсат… Ну как он называется? Дистиллятор. Его можно приобрести в любом магазине ученических товаров.

Оксана Галькевич: У нас получается, слушайте, такой кружок «Умелые руки» в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Вы еще нам расскажите, как бомбу собрать.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо за страничку истории, с чего вы начали.

Михаил Зобин, врач-нарколог. Михаил Леонидович, здравствуйте. Он тоже с нами на связи.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слышите ли вы нас?

Михаил Зобин: Да, слышу. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Михаил Леонидович, видят на верхах зло именно в самогоноварении.

Оксана Галькевич: Может, это все борьба больших с маленькими? Знаете, самогон варят маленькие какие-то, так скажем, производители бытового уровня и бытовых объемов, а большие производители ведь то же самое зло, только в других объемах варят, гонят.

Михаил Зобин: В чем вопрос? Я не понял.

Петр Кузнецов: Домашний алкоголь – зло? Нужно с него начинать? Это из-за него население спаивается?

Михаил Зобин: А, ну нет. Думаю, что нет. Как-то странным образом в последнее время все больше инициатив имеют общее направление – «вперед в прошлое». Слушайте, это уже было в 48-м году. Ну, мы получили огромное количество, до сих пор неведомое число отравлений со смертельными исходами от технических жидкостей, а не от самогона, этилового спирта. Поэтому я не думаю, что самогоноварение – это самое большое зло.

Петр Кузнецов: Скажите, для нас вообще насколько серьезная проблема сейчас, в 2021 году, для россиян чрезмерное злоупотребление? Что происходит с картиной общей?

Михаил Зобин: Ну, злоупотребление алкоголем всегда было одной из российских проблем, не только медицинских, но и социальных. К сожалению, достаточно убедительных эпидемиологических исследований того, что происходит в России по употреблению, у нас в настоящее время нет. Это все-таки затраты определенные. У нас есть представление о том, что, скажем, в эпоху пандемии у нас увеличилось количество употребления крепких напитков. Там по-разному зависит употребление: по винам – одно, по пиву – другое. По крепким напиткам у нас есть рост, но не очень значительный. Я точных цифр не помню.

Оксана Галькевич: Михаил Леонидович, получается, что некая социальная обстановка, социальные риски увеличивают потребление алкоголя, да? Люди лишаются занятости какой-то в пандемию или просто теряют работу в другое время – и они тут же прикладываются к градусу этому, к алкоголю? Рука тянется?

Михаил Зобин: Ну, это всегда так было, да. Когда есть перспективы, работа, активность, другие цели, ценности, то это снижает злоупотребление. И наоборот, да.

Оксана Галькевич: Вы как врач-нарколог скажите вот буквально несколько слов. Надо предостеречь тех людей, которые, может быть, выпивают. Чем это плохо? Как это влияет на здоровье? Почему этого делать не нужно? Я думаю, что от врача мы обязательно должны это услышать.

Михаил Зобин: Ну, существует рекомендованное Всемирной организацией здравоохранения условно безвредное количество алкоголя – это для мужчин в сутки примерно 30 грамм абсолютного алкоголя. Ну, если в неделю с учетом дней трезвости, то это примерно пол-литра 40-градусного алкоголя в неделю. Ну и вдвое меньше для женщин. Это условно безопасная доза. Все, что превышает это, считается…

Петр Кузнецов: Ой, Михаил Леонидович, я бы не стал допускать безопасные дозы. Вы же знаете нашего человека. Ну, где безопасная – там можно еще чуть-чуть, и «ничего плохого не будет». А там уже и литр в тебе.

Оксана Галькевич: Главное, что это за неделю, за неделю, не сразу.

Петр Кузнецов: Да неважно!

Александр Басин: Это все опять же о культуре употребления.

Михаил Зобин: А что, наш человек какой-то особый? Ему нельзя чего-то? Вот всем можно, какие-то безопасные дозы… Я говорю о научных данных, о рекомендациях.

Петр Кузнецов: Михаил Леонидович, напоследок: а вот этот объявленный запрос в обществе, особенно в молодой его части, современной, на ЗОЖ, на спорт, на здоровый образ жизни – замечаете ли вы, сказывается ли он на статистике, на этой злой статистике?

Михаил Зобин: Слушайте, от лозунгов ведь ничего не меняется.

Петр Кузнецов: Нет, тут не только лозунги. Бегающих людей в парках и занимающихся йогой в спортзалах за последние годы стало больше.

Михаил Зобин: Тех, кто живет таким образом и не употребляет алкоголь, их всегда было какое-то количество. Может, их стало и больше. Это здорово! Только сказать, что у нас за последние два года уменьшилось употребление алкоголя, я не могу. Хотя в целом за последние 20 лет уменьшилось, да.

Петр Кузнецов: Вот на этом и закончим.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Михаил Зобин, врач-нарколог.

Александр, к вам еще вопрос. Когда мы говорили о том, чтобы запретить открытую продажу этих аппаратов, я подумала: а с сигаретами ведь тоже открытая продажа сейчас запрещена, они просто спрятаны. Может быть, это каким-то образом предполагается и в вашей сфере тоже применить? Не знаю, прятать вас за шторкой.

Александр Басин: Это все равно будет достаточно сложно сделать, потому что современный самогонный аппарат представляет из себя набор комплектующих: отдельно куб, отдельно запчасти для колонны и так далее.

То есть тут в любом случае надо рассматривать, что это тоже определенный рынок, определенная сфера, где как раз работают и сварщики, и сборщики, и так далее. То есть это нормальное производство. Они тоже платят налоги и пополняют казну. Поэтому я думаю, что это будет абсолютно неправильно – сделать именно какие-то ограничения.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Благодарим вас.

Оксана Галькевич: Александр Басин был у нас в студии, коммерческий директор «Дистиллярус».

Все равно, друзья, напоминаем, что употребление алкогольных напитков вредно для вашего здоровья!

А мы на этом заканчиваем дневной блок «ОТРажения». В студии с вами были Петр Кузнецов…

Петр Кузнецов: …и Оксана Галькевич. До завтра, до дневной части. Не забывайте, что вечерняя часть совсем скоро. Просто не выключайте ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
О борьбе с нелегальной алкоголем