Дача после пандемии

Гости
Федор Мезенцев
исполнительный директор «Союза дачников»
Олег Бендриков
эксперт по недвижимости

Оксана Галькевич: На дачах обычно шашлыки, а не опоссумы, хотя смотря кто где живет. Дача – это наше все, мы сейчас об этом хотим поговорить, по крайней мере на этот период, на майские праздники, на лето все стараются в загородные дома свои перебраться. На такую недвижимость в России сейчас очень резко вырос спрос. В лидерах Московская и Ленинградская области, там садовых участков уже продано в 1,5 раза больше.

Петр Кузнецов: Да, обратите внимание, не об арендном рынке речь идет, а о покупке. И что примечательно, в тройку этих лидеров по спросу на дачи вошла Челябинская область. Почему и за сколько сейчас можно купить 6 соток на Урале, узнал Максим Волков.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Уважаемые телезрители, прежде всего вопрос, обращаемся к вам: есть ли у вас дача? Что вы там делаете? Как изменилось ваше отношение к даче, особенно за последний год, или вы ее сдаете? Как благоустраиваетесь? Что там новое появилось? Или звоните те, кто сейчас ищет как раз дачи, или купил, или хотя бы хочет арендовать на этот весенне-летний период. Ждем ваших звонков и SMS в прямом эфире.

А мы дождались Олега Бендрикова, он эксперт по недвижимости. Здравствуйте, Олег.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Олег Бендриков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Олег, вот говорят, что дачник помолодел, а прежде это были в основном пенсионеры, покупатели-пенсионеры. Но ведь для того, чтобы дачей заниматься, в принципе нужны какие-то силы, к пенсионному возрасту хорошо бы ее обустроить. Вы заметили, что клиент, люди, которые покупают землю, дачи, помолодел? Или, может быть, это такая челябинская только тенденция?

Олег Бендриков: Да нет, действительно могу сказать так, что потенциальный покупатель помолодел, потому что у нас все это связано все-таки с пандемией: большинство людей перевели на дистанционную работу, и для того, чтобы не сидеть в четырех стенах, они начали рассматривать какие-то земельные участки для покупки, чтобы уехать за город, дача, коттеджный поселок, все зависит от бюджета каждого человека.

Петр Кузнецов: Да, Олег, вот как раз совершенно справедливое замечание из Тульской области: «Земля и дома скупаются, понятно, от переизбытка денег у некоторых слоев населения». Можно ли сказать, что это очень узкая категория, если мы говорим о тех, кто прямо сейчас покупает земельный участок с домом? Неважно, какой земельный участок, где, и неважно, какой дом.

Олег Бендриков: Ну, люди сейчас хотят купить не просто земельный участок, для того чтобы начать там какое-то строительство, а они все-таки в первую очередь рассматривают земельные участки уже с домом, в котором есть коммуникации, в который можно заехать и жить. Это преобладает на рынке.

Петр Кузнецов: Но это объект инвестирования сейчас, или, наоборот, с каждым днем, ну даже и днем, да, неликвиднее и неликвиднее становится?

Олег Бендриков: Я не скажу, что это объект инвестирования, если, допустим, рассматривать Москву и Московскую область. Если рассматривать южное направление, Сочи, то да, люди пытаются вложиться в недвижимость, для того чтобы получать с аренды хорошие деньги. Но сейчас там стоимость квадратного метра, вообще стоимость объектов выросла колоссально: для того чтобы там купить земельный участок с домом, нужно потратить в 4–5 раз больше, чем это стоило 1,5–2 года назад.

Оксана Галькевич: Олег, а на что тогда опирается этот бум, так скажем, потребительский покупки загородных участков, загородных домов? Ну вот, допустим, когда на рынке квартир такой бум, там понятно, там была льготная ипотека, она и сейчас остается, то есть это все поддерживается дешевым, относительно дешевым кредитом. А на загородном рынке, на рынке загородной недвижимости это все, все люди с «живыми» деньгами, такие приходят... ?

Олег Бендриков: Да нет, у нас опять же во время пандемии банки начали более лояльно рассматривать объекты недвижимости загородные.

Оксана Галькевич: Ага.

Олег Бендриков: Плюс большинство банков начали работать с какими-то застройщиками, кредитовали застройщиков, и теперь можно получить скидку до 10% на домокомплект до 3,5 миллионов. Поэтому в загородной недвижимости тоже можно получить какие-то преференции при покупке недвижимости в ипотеку, и стало больше банков рассматривать объекты недвижимости загородные, раньше это было 3–4, сейчас до 10 доходит.

Оксана Галькевич: А вот интересно, вы говорите, что люди покупают дачи, и тут же, через запятую идут коттеджные поселки, то есть это все-таки разные объекты, правда? Коттеджный поселок – это в основном сразу газон, не знаю, столик для чаепития, а дача в таком советском понимании – это все-таки грядки в том числе обязательно...

Петр Кузнецов: Все то же самое, только плюс грядки.

Оксана Галькевич: Без газона, да.

Олег Бендриков: Ну...

Оксана Галькевич: Что больше покупают-то?

Олег Бендриков: Если мы рассматриваем направление все-таки Московской области, Москвы и Московской области, то у нас люди как-то начали рассматривать тоже газоны, то есть никто там особо не заморачивается с посадками, хотят купить земельный участок, чтобы на нем росли какие-то деревья, там плодовые, и, в общем, жить там, ну как сказать, отдыхать, особо не корячиться на земельном участке.

Что касается регионов, то к запросам по регионам, да, там люди рассматривают дачи. Но опять же здесь понятие «дача» тоже очень сильно разнится: кто-то называет дачу, как вы говорите правильно, грядки, а кто-то называет дачей и загородный дом кирпичный. Если же говорить все-таки о потенциальных покупателях, то еще разок повторюсь, хотят купить земельный участок с домом, куда не нужно сильно вкладываться, чтобы и участок уже был в нормальном состоянии, то есть облагорожен.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну почему корячиться сразу на даче? Там в тепличке что-нибудь такое выращивать. Вон, англичане, знаете, вот эти вот прозрачные красивые, датчане, растет, удовольствие люди получают от этого.

Олег Бендриков: Это же тоже все...

Петр Кузнецов: Олег, а вот при выборе, кстати, многие понимают, что разница при сравнении кадастровой и рыночной стоимости очень прямо существенная, очень отличается, в разы, не знаю, во сколько раз. Почему так происходит? На что на самом деле ориентироваться прежде всего при выборе, чтобы понять, сколько реально стоит понравившийся участок с домом?

Олег Бендриков: Ну, на кадастровую стоимость ориентироваться вообще смысла нет, потому что, допустим, при постройке дома иногда люди немножко хитрят и в технических документах не учитывают, например, подвальное помещение, для того чтобы было меньше квадратных метров, для того чтобы меньше платить налог. Соответственно, на данный объект кадастровая стоимость будет ниже. Плюс у нас не всегда Росреестр правильно определяет кадастровую стоимость, иногда он ее завышает в несколько раз, иногда, наоборот, она ниже.

Ориентироваться тут нужно на схожие объекты недвижимости, потому что в одной локации, например, не знаю, на западном направлении в 50 километрах от МКАД может находиться какая-то деревня, где стоимость сотки может составлять 150 тысяч, и тут же рядом может находиться какой-то коттеджный поселок, где стоимость сотки будет составлять 350 тысяч. Здесь нужно сравнивать какие-то схожие объекты именно в определенной локации.

Петр Кузнецов: Что касается прогноза напоследок, в связи вот с этим всплеском, в связи с этим спросом как дальше будут цены образовываться, вещи на рынке загородной недвижимости? Чего ожидать?

Олег Бендриков: Ну, я думаю, что большого какого-то взлета уже не будет, потому что все-таки как такой небольшой спад идет в части цены, то есть такого повышения, как было в прошлом году, как в конце прошлого года, такого не будет. Сейчас цены в принципе находятся на пике, и я думаю, что в дальнейшем только с учетом того, что у нас все-таки после 1 июля изменятся ставки как на вторичное жилье, так и на загородную недвижимость, так и на первичку, то цены все-таки пойдут на спад, потому что покупательная способность будет уменьшаться.

Петр Кузнецов: Ага.

Оксана Галькевич: Да она уже уменьшается, покупательная способность.

Олег Бендриков: Естественно, естественно.

Оксана Галькевич: Нам как раз говорили, что весь прошлый год был кризисный, да и в этом году, в общем, не радостная...

Олег Бендриков: Да увеличивалась ли она когда-нибудь...

Оксана Галькевич: ...а цены растут и растут.

Олег Бендриков: Цены растут, да, но ставки по ипотеке очень низкие, в связи с этим человек, например, если раньше при ставке 10% мог взять какую-то сумму и рассчитывал ежемесячный платеж, он составлял у него 70 тысяч рублей, то сейчас, так как ставки ниже на 2,5%, он может взять бо́льшую сумму и купить квартиру более лучшую, при этом остаться на том же ежемесячном платеже. Дальше опять у нас ставки точно будут повышаться на 1% как минимум, соответственно, люди будут терять возможность купить нормальную квартиру или загородную недвижимость.

Оксана Галькевич: Ага. Олег, скажите, а какие факторы, так скажем, кроме вот этого ажиотажного спроса влияют на стоимость загородной недвижимости? Вот, например, транспортная доступность? Раньше важно было, чтобы рядом была какая-нибудь станция железнодорожная или автобусное было какое-то сообщение. Какие факторы в общем и целом так или иначе определяют цену?

Олег Бендриков: Ну, они на самом деле ведь не поменялись: локация, где находится, какая транспортная доступность, какая инфраструктура – это, наверное, самые основные. Чтобы не было рядом никаких заводов, фабрик по производству чего-то, чтобы не проходило рядом скоростное шоссе, от которого очень много шума, вот это, наверное, самые основные факторы. Потому что, допустим, на том же самом западном направлении есть хорошие коттеджные поселки, где очень стоят хорошие дома, но стоимость у них чуть ниже и пользуются они спросом хуже, потому что рядом, например, скоростная магистраль и очень много шума.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Олег Бендриков, эксперт по недвижимости.

Вот что пишут наши телезрители из разных регионов. Таганрог: «У нас в черте города скупают дачи, но...»

Оксана Галькевич: Но?

Петр Кузнецов: Как бы ты думаешь, для чего? – «...для постройки домов, и просто получается бум элитных построек». «Кадастровая стоимость в регионах завышена в разы», – Орловская область. Нижегородская: «Дача есть и хорошо помогает нам, пенсионерам, вот только резко дорожают удобрения».

Оксана Галькевич: «Дача – вещь незаменимая и важная», – пишет Сахалин. А Вологда пишет: «А какой от нее толк?» И Псковская область: «Бесполезная трата сил и средств».

Петр Кузнецов: Да. Пишите, звоните, прорывайтесь в прямой эфир. А мы сейчас далее поговорим о том, что сейчас происходит уже на купленных участках или давно существующих, здесь тоже есть занятные изменения и очередной опрос. Вот в данном случае специалисты сервиса Avito проанализировали спрос на благоустройство земельных участков в связи с приходом весны постпандемийной. Во-первых, этот спрос вырос тоже на 56%.

Оксана Галькевич: Люди активно делегируют задачи по наведению порядка, например вспашку земли, бурение скважин, спил деревьев, покос травы, установку заборов и ландшафтный дизайн.

Петр Кузнецов: Интерес к строительству собственно самих домов и коттеджей вырос аж на 82%, а на строительство бань и саун (это, как правило, то, что уже после дома нужно построить) на 43%.

Оксана Галькевич: Это просто Клондайк какой-то, я имею в виду, что эти работы настолько востребованы. Продолжим калькуляцию на конкретных уже примерах. О том, сколько стоит благоустройство дачи, в нашем сюжете.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Человек с азартом с каким, да, рассказывал о том, что он не будет на этом экономить. Удовольствие получает человек.

Петр Кузнецов: Да. Федор Мезенцев, исполнительный директор «Союза дачников». Федор, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Федор Мезенцев: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: А ведь это, слушайте, на благоустройство, если мы отталкиваемся от опроса Avito, который вы вместе с нами посмотрели в самом начале, ну ведь это дорого. Нам тут телезритель пишет: «Я вот квартиру хочу, а дачу нет просто потому, что не потяну». Вот эта активность в плане благоустройства, чем ее можно объяснить после пандемии, неважно, можно не объяснять пандемией? Можно ли сказать, что дача сейчас становится местом не только отдыха, но и, может быть, вторым домом, а то и первым? Или же эта активность связана с тем, что сейчас, видя спрос на загородную недвижимость, в том или ином регионе хозяева просто приводят в порядок, хотят вот под ключ сдавать хорошее место для времяпрепровождения?

Федор Мезенцев: Конечно. Начиная с прошлого года спрос на дачи, как на аренду, так и на покупку, очень сильно вырос, потому что, во-первых, люди стали проводить там больше времени. В прошлом году это было во многом вынужденно, а в этом году многие уже осознанно приезжают на свои дачные участки. И понятно, что если люди приезжают на выходные, то и горячий душ им не всегда требовался, они могли без этого обойтись, а сейчас, когда люди приезжают на месяц, на два, а некоторые на удаленную работу и ощутили вкус дачной жизни, им потребовалось благоустройство. Также многие делают выбор между покупкой квартиры в ипотеку либо строительством своего загородного дома, за те же деньги они могут получить гораздо бо́льшую площадь.

И понятно, что дача сегодня – это не место, где сельскохозяйственное производство, когда делаются заготовки на всю зиму, хотя у нас и такие дачники есть, но дача – это и место отдыха, и место реализации своих идей, которые нельзя реализовать в городе, например выделить комнату под библиотеку или поставить бассейн на улице, это можно сделать только на даче. Поэтому люди, во-первых, получили свободное время, относительно свободное время, когда удаленно работают и им не нужно тратить время на дорогу. Потом они стали больше проводить отпусков по вполне понятным причинам у нас в России, и это семейная история, на дачу приезжают всей семьей, а не только когда семья с детьми выезжала за рубеж, а бабушки и дедушки оставались в городе...

Оксана Галькевич: Скажите, а вот эта потребительская модель отношения к даче на фоне событий прошлого года, ну и сейчас все продолжается, она не изменилась? Вы говорите, что приезжают теперь в основном отдыхать, а не заниматься какими-то сельскохозяйственными работами. Ну, в общем, нам, знаете, картошечка со своего участка, там какие-то помидорчики-огурчики, в общем, неплохое подспорье зимой, еще непонятно, у кого что с работой будет, зарплаты не растут, цены, наоборот, взлетели...

Федор Мезенцев: Ну, мы должны понимать, что баню, наверное, на последние деньги не строят и бассейн тоже не покупают. Свои овощи и фрукты с дачного участка – это дополнительный бонус тем, кто будет постоянно жить на даче. Если ездить на выходные, то это просто экономически невыгодно, неэффективно, люди приезжают отдыхать. А когда люди живут там постоянно, то им есть смысл заниматься огородом, и это делается даже не для экономии денег, а для того, чтобы вырастить экологически чистую продукцию, это здорово. У кого-то это хобби, у кого-то это действительно подспорье, потому что дачный участок в 6 соток, еще 30 лет назад было посчитано экономистами, как раз может обеспечить семью овощами и фруктами на всю зиму.

Петр Кузнецов: Да, вот, Федор, и как будто бы в связи с этим ростом спроса на дачи, на загородную жизнь мы отмечаем рост, прогрессивный рост дачных налогов. Каждый день, сегодняшнюю новость возьмите: дачникам придется платить штрафы за сорняки на участке, теперь к борщевику как к опасной относится, как выяснилось, мята, одуванчик лекарственный (Федор это знает, я вот телезрителям, многие сейчас за голову...), ромашка пахучая, чертополохи разных видов. За подобное нарушение гражданам придется заплатить от 300 до 500 рублей. И дачники каждый раз после очередной новости, очередного придуманного побора говорят: «Да оставьте нас в покое! Дайте нам хотя бы просто самих себя прокормить! Не вынуждайте нас дачи эти бросать. Почему? Что вот, просто взялись за эту армию растущую дачников, увидели в них новый вид налогов? Почему их так обложили? Или это так кажется?

Федор Мезенцев: Налоги не увеличиваются, налоги остаются на прежнем уровне. А что касается сегодняшней новости по поводу штрафа, то это юрист, который не разобрался в законодательстве, дал такой комментарий, что у нас и борщевик, и мята, и чертополох на дачных участках будут подвергаться штрафу. На самом деле это не так, это относится исключительно к сельхозпроизводителям. Если у фермера есть поле, на котором он не занимается своими работами, тогда он получит штраф. Но если дачник на своем участке выращивает мяту и у него появились одуванчики, никакого штрафа здесь не будет.

Оксана Галькевич: Ну, мы завтра об этом подробнее как раз поговорим, друзья, о том, как бороться с сорняками и зачем это делать, нужно не нужно. У нас звонок сорвался, к сожалению, из Адлера, нам зрительница хотела рассказать, что она получает удовольствие от дачи, дороже это не стало. А вот есть звонок у нас сейчас из Москвы, Владимир на связи. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. Владимир, Москва. Хочу сказать вот про «Дачу после пандемии». Алло, слышно меня?

Оксана Галькевич: Так. Слышно прекрасно, слушаем вас внимательно.

Зритель: Ну вот у нас есть дача уже 15 лет, это где-то 70 километров от Москвы, Рузский район, ну вот. Мы купили в свое время, как говорится, за доллары, тогда были доллары, 25 тысяч долларов, если по нынешнему курсу перевести, вы прекрасно знаете, сколько это стоит, короче, дача стала золотая. Вот посчитайте, у нас СНТ, мы платим взносы 15 тысяч в СНТ, плюс 15 тысяч страховка дачи, плюс налог у нас где-то в районе 3 тысяч. И если там месяц пожить, месяц пожить на этой дачке, то примерно где-то на одно питание уходит примерно на троих тысяча рублей в день.

Оксана Галькевич: Ага.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Тысяча рублей в день на троих. И если вот это всю сложить сумму, это надо я не понимаю, какие доходы иметь, чтобы дачу содержать. Плюс еще физический труд. Вот решили мы тут подкупить, поменять просто обыкновенный сарайчик, сарайчик. Раньше мы заказывали, приезжала бригада и нам ставила. Тоже сейчас обратились, обыкновенный сарайчик, просто там хранить лопаты и так далее, инвентарь. И знаете, какую нам сумму заломили?

Оксана Галькевич: Какую?

Зритель: Просто за один сарайчик, не на домик, хозяйственную постройку – 120 тысяч.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: 120 тысяч. А что же вы хотели, это, говорят, Подмосковье, это же не какая-нибудь там даже Тула или Тамбов, это Подмосковье, сарайчик.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Петр Кузнецов: Ну и что, Владимир? Вы с растущими этими ценами, расходами как, планируете сдавать?

Зритель: Ну, вы знаете, мы просто, как говорится, еще забили на все на это, забили и все. Просто сосед у нас решил продать свою дачу, она ему со всеми вложениями в свое время обошлась в 3 миллиона, ну и решил за эти 3 миллиона и продать. Так он уже 11-й год ее продает и никак не может продать, а дешевле отдавать, говорит, смысла нет.

Оксана Галькевич: Может, у вас там место какое глухое?

Зритель: Место не глухое, почему?

Оксана Галькевич: Нам тут только что рассказывали, что прямо с руками отрывают дачи.

Зритель: Ага, с руками. Какие дачи? С коммуникациями.

Оксана Галькевич: А-а-а.

Зритель: У нас коттеджи тоже стоят, горячая и холодная вода. Только их 15 лет назад их можно было купить за 5 миллионов, а сейчас они уже 25.

Петр Кузнецов: А с транспортной доступностью хорошо все, станция?

Зритель: Транспортная доступность отличная, до железной дороги 1,5 километра.

Петр Кузнецов: Ну вот, казалось бы...

Зритель: Что еще? Ближайший магазин...

Петр Кузнецов: Да, спасибо, спасибо, Владимир из Москвы.

Федор, я вот скорее когда имел в виду налоги, да, вы сказали, что налоги остаются, вот о таких тратах, которые просто вынуждают с дачей что-то делать, расставаться, сдавать в аренду, в общем, отказываться как хозяин так или иначе.

Федор Мезенцев: Каждая недвижимость требует расходов.

Петр Кузнецов: Да.

Федор Мезенцев: Ну вот насчет того, что покупают еду, неужели она в городе дешевле? Наверное, это будет одинаково. А расходы на дачу в виде членских взносов и налогов абсолютно сопоставимы с налогами на квартиру и коммунальными платежами за квартиру. Ну вспомните, если за стандартную двухкомнатную квартиру в городе «коммуналка» примерно 5–6 тысяч рублей в месяц, то в СНТ те же деньги получаются, но площадь гораздо бо́льшая, квартира 40 метров в городе и дачный домик 100–120 квадратных метров.

Петр Кузнецов: Ага. Федор, скажите, пожалуйста, у нас остается 30 секунд – будущее у дачи есть? И если да, мы полагаем, что да, то в каком все-таки виде?

Федор Мезенцев: Сегодня в хорошем смысле произошла дачная революция и люди возвращаются на землю, потому что многие поняли, что жить за городом намного лучше и полезнее, чем в городе.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо! Федор Мезенцев, исполнительный директор «Союза дачников», был у нас на связи. Ну и многочисленные наши зрители, которые были на связи, спасибо вам.

Наш эфир заканчивается, с вами сегодня были...

Петр Кузнецов: Я первый.

Оксана Галькевич: Давай, давай.

Петр Кузнецов: Оксана Галькевич и...

Оксана Галькевич: И?

Петр Кузнецов: ...Петр Кузнецов. Отметим, что вечернего «ОТРажения» не будет, но это не повод выключать «Общественное телевидение России», потому что совсем скоро дневное, завтра и увидимся.

Оксана Галькевич: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)