Дачные реформы: станут ли СНТ населенными пунктами?

Дачные реформы: станут ли СНТ населенными пунктами? | Программы | ОТР

дача, реформа, СНТ, населённый пункт

2020-05-13T19:01:00+03:00
Дачные реформы: станут ли СНТ населенными пунктами?
Как эффективно бороться с коммунальными должниками?
«Светофор» для предпринимателей
Школа удаляется на несколько лет?
Не время платить за парковки
Жизнь на Русском острове. Как выживают люди после удара циклона
Частная «скорая». Почему врачи против аутсорсинга?
Что нового? Красноярск, Екатеринбург, Волгоград
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Гости
Юрий Шалыганов
заместитель председателя «Союза садоводов России»

Константин Чуриков: Ну а сейчас поговорим о месте, которое, наверное, позволяет несколько сэкономить на продуктах, я имею в виду дачи. Серьезные изменения могут произойти в жизни наших дачников: депутаты готовят новый законопроект, по которому СНТ, вот эти садовые некоммерческие товарищества, смогут стать полноценными населенными пунктами. Подробнее сейчас нам об этом все, я надеюсь, расскажет заместитель председателя «Союза садоводов России» Юрий Шалыганов. Юрий Викторович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Юрий Шалыганов: Здравствуйте, дорогие друзья.

Константин Чуриков: Юрий Викторович, расскажите, откуда пришла такая идея? Вот на профильном комитете, я знаю, уже были в Думе обсуждения какие-то предварительные. Как вообще депутаты отнеслись к этой идее? Потому что, кажется, она предусматривает серьезные финансовые вливания для власти.

Юрий Шалыганов: Ну, идея эта не новая, она уже несколько лет на разных уровнях власти обсуждается, и в Государственной Думе, и в общественных организациях, и в «Союзе садоводов». И, конечно, она имеет очень много плюсов для людей, но, с другой стороны, есть и минусы. К примеру, на сегодняшний день очень сложно посчитать, какие вливания бюджетов разного уровня должны быть сделаны, для того чтобы эта идея была реализована. То есть законопроект, если он появится, должен быть обеспечен и финансово.

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, ну вот, собственно, вы знаете, в связи с этим очень важный вопрос финансового может быть обеспечен сейчас, в общем, в не самый простой момент, так скажем? Государство возьмет на себя новые обязательства? Потому что нужно ведь создавать и содержать инфраструктуру, ну вы все это прекрасно понимаете.

Юрий Шалыганов: Ну, для наших телезрителей мы скажем, что, для того чтобы все садовые товарищества перешли в границы населенных пунктов и влились в муниципалитеты, надо понимать, что это огромная-огромная финансовая нагрузка для страны. У нас же 21 миллион садовых участков, и только малая часть этих садовых участков находится в городской черте. Ну, допустим, в Калининграде несколько десятков СНТ прямо в городе находятся и уже по сути являются городом, но являются формально садовым товариществом, там есть правление, есть, значит, собрание общее, и решение принимается о том, каким образом там людям жить. Это одна часть медали.

А вторая сторона медали о том, что вот дачники, садоводы привыкли все-таки жить каким-то своим общинным устройством, то есть решать сообща. По сути это есть некое самоуправление местное, мы на дачах принимаем решения о том, на что и сколько нам нужно потратить денег в этом году, в том числе и охрана, и подъездные дороги, и все-все-все остальное. Если мы уйдем в границы муниципальных образований, наверное, эти затраты уйдут, но...

Константин Чуриков: Так в том-то и дело.

Юрий Шалыганов: …некая свобода потеряется. Ведь в деревне, посмотрите на деревню, наши многие дачники пошли по пути того, чтобы взять и купить домик в деревне, ну вроде это дешевле, ни от кого не зависишь. Но мы видим проблему газификации, допустим, в деревне ее решить практически невозможно, вообще невозможно.

Оксана Галькевич: Потому что люди не привыкли договариваться, получается.

Константин Чуриков: Да, понятно.

Юрий Викторович, ну давайте сейчас взвесим какие-то, может быть, определенные плюсы для муниципалитетов, для районных властей. Ведь, если я правильно понимаю, для того чтобы жить на этой даче, чтобы там, как говорится, прописаться, надо оформить эту вот всю территорию, постройки все надлежащим образом. То есть, получается, человек регистрирует это имущество, платит за него налог государству, значит, государство получает какие-то дополнительные ресурсы, нет?

Юрий Шалыганов: Ну давайте так, налоги платят и дачники, садоводы, и в муниципальных образованиях, в деревнях люди тоже платят налоги как за землю, так и за свой домик, все налоги платят. Если ты поставил свою недвижимость на кадастровый учет, получил свидетельство о собственности, если оно у тебя легально, у нас всем приходят требования об уплате налогов. Другое дело, что в деревне, допустим, нет каких-то сборов и взносов касаемо, не знаю, освещения улиц или некой платы, не знаю, председателю зарплаты, или бухгалтеру, там никто не ведет никакой бухгалтерии.

Но, с другой стороны, вот у нас даже в Московской области есть муниципальные образования, на них деревни находятся, они не могут получить возможность газифицироваться, людей невозможно организовать, а, допустим, если менее 50 человек прописаны, то в программу газификации они не попадают.

Константин Чуриков: Юрий Викторович, я не понял, вы за или против вот этого законопроекта?

Оксана Галькевич: Юрий Викторович как раз преимущества описывает.

Юрий Шалыганов: Да, я описываю какие-то преимущества, но и какие-то недостатки. Ведь очень большое количество людей будет затронуто, и вот эти миллионы людей окажутся в границах муниципальных образований, а бюджетов под это нет, и я боюсь, что наступит некий хаос. С одной стороны, те структуры, которые сейчас управляют, правление, общие собрания, которые выносят решение в том числе о том, каким образом и на сколько мы живем в дачном кооперативе, эта структура перестанет существовать тогда.

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, у нас есть звонок от нашей зрительницы из Москвы, давайте ее выслушаем. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Оксаночка и Константин, очень рада, первый раз дозвонилась до вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Милые, выслушайте. Мне уже 80 лет, но пока еще, так сказать, есть порох в пороховнице. Я считаю, миленькие, что это очередная удавка для народа. Почему они не спросили людей? Почему они не спросили, не провели какой-то опрос?

Константин Чуриков: Мы сейчас спросим. Так, Нина, пока вы говорите, мы сейчас сразу запускаем опрос...

Зритель: Референдум, опрос населения? Вот, например, у меня в частности недалеко от Москвы, Куровское направление, Казанская железная дорога, недалеко от Гжели, у нас садоводческое товарищество, всего 60 домиков, 6 соток, никаких, извините, удобств, удобства во дворе, как в обычной, как говорится, деревне. Дороги ужасные, так?

В свое время мы принадлежали к какому-то там совету Дементьева, теперь городское поселение у нас, это вот отдых и прочее. Но, понимаете, это будет все в убыток нашему народу, они хотят просто это закрепить законодательно, с тем чтобы потом обдирать нас налогами, больше ничего. Это большая ошибка, разорят они, люди бросят эти участки, и в итоге все зарастет бурьяном.

Оксана Галькевич: Непосильный будет налог, да.

Константин Чуриков: Нина, хочу вас успокоить, эта ошибка, с вашей точки зрения, еще пока не допущена, потому что просто-напросто законопроекта даже нет, он просто изучается в недрах.

Зритель: Ой, миленькие, дорогие, я патриотка по натуре и хочу сказать одно: состряпают быстро, прикажут сверху, состряпают и примут Дума и Совет Федерации, все под громкие аплодисменты.

Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, налог, вот вы говорите, что будет налог повышен, – сколько сейчас у вас составляет налог?

Зритель: Миленькие, сейчас я скажу. Я, например, освобождена от налога, потому что мне 83 года, но платим мы 7 тысяч, не считая страховки мы платим 7 200, это как взносы, это бухгалтеру, в общем, расходы сторожу и прочее.

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Зритель: Вот так, на отопление сторожки. Ну это очень неразумно.

Константин Чуриков: Нина, как ваше отчество? А то мы только имя ваше знаем.

Зритель: Мы же не какие-то олигархи на Рублевском шоссе, где виллы. А домики... Вот я сейчас сижу в Москве, даже не могу выехать – почему? Я вчера, чтобы заказать пропуск, вот Оксаночка, была здесь передача, «Что бы вы сделали, когда закончится карантин?», – первым делом на дачу.

Оксана Галькевич: Да, вчера.

Зритель: Я сидела с 12 ночи до 1 часа, чтобы заказать, значит, пропуск, но так и не заказала, не взяли трубку, семь семерок. И в итоге потом мне помогли уже, оказывается, сначала упразднили, а потом снова ввели вот эту SMS 7377. То есть я вот вынуждена задыхаться, сидеть в Москве, потому что я не могу проехать, потому что сложность с заказом этого пропуска. Это целая проблема: нужно купить «Тройку» или там еще какую-то карту...

Константин Чуриков: Надо, чтобы еще эту «Тройку» вам включили, чтобы вы по ней могли проехать...

Оксана Галькевич: Да, разобраться тяжело, конечно.

Константин Чуриков: Спасибо, Нина Петровна, мне подсказывают, как зовут зрительницу.

Оксана Галькевич: Спасибо, Нина Петровна.

Константин Чуриков: Хорошо, что хотя бы налоги платить не будет Нина Петровна за дачу...

Оксана Галькевич: Действительно, энергичная Нина Петровна, и голос какой у вас молодой.

Константин Чуриков: ...а вот ты будешь платить как миленькая.

Оксана Галькевич: У меня дачи нет, между прочим, к сожалению, Костя, потому что тоже, Нина Петровна правильно сказала, задыхаюсь в Москве, хочется на свежий воздух.

Константин Чуриков: Давайте сейчас спросим наших зрителей, вот Нина говорит, что нужно опросить население, людей в смысле, сначала, давайте спросим: хотите, чтобы ваше садовое некоммерческое товарищество стало населенным пунктом? Пожалуйста, отвечайте «да» или «нет» на номер 5445, минут через 15 подведем итоги.

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, ну вот по рассказу нашей зрительницы, дачники и сейчас на самом деле достаточно большие издержки несут, вот как раз, как вы сказали, на то, чтобы решать свои вопросы, вот эти 7 с лишним тысяч, о которых нам сказала Нина Петровна, это существенные деньги.

Юрий Шалыганов: Нина Петровна не сказала нам, 7 тысяч рублей она платит в месяц или в год.

Оксана Галькевич: Я так поняла, что это в год, могу ошибаться, но вы подскажите.

Юрий Шалыганов: Вот. Давайте посмотрим, если 7 тысяч в этом СНТ собирается в год, то есть мы делим на 12 месяцев, сколько у нас получается? Меньше 1 тысячи рублей.

Оксана Галькевич: Ага.

Юрий Шалыганов: А сколько у нас коммунальные платежи в квартире? Средняя маленькая квартирка в Москве, наверное, «коммуналка» будет в районе 3,5–4 тысяч рублей в месяц.

Оксана Галькевич: Ага.

Юрий Шалыганов: И для людей это такие существенные деньги, мы сейчас «коммуналку» в городе платим, многие чуть ли не треть своего бюджета платят на коммунальные платежи. А дача в этом смысле, конечно, является спасением, потому что в Московской области, конечно, высокая достаточно плата в садовых товариществах, ну 2–3, 5–7 тысяч рублей в зависимости от товарищества, от количества домов и от тех целей и задач, которые они ставят.

С другой стороны, они же делают это сами, ну то есть сами решают, на что потратить деньги, и опасения о том, что если мы войдем в границы населенного пункта и станет хуже, и местное самоуправление не будет нами заниматься, а органы самого СНТ будут упразднены, будет просто...

Константин Чуриков: Да. Юрий Викторович, ну это если продолжать жить по-старому, то есть там кто-то приехал на дачу, потом уехал. А если говорить вообще, давайте сейчас с вами пофантазируем, вот люди стремятся, многие сейчас, особенно в этот период, уехать из города, многие думают, что вообще надо, так сказать, поселиться на даче.

Оксана Галькевич: В этом году особенно, кстати.

Константин Чуриков: Извините, дети, соответственно, детям нужен детский сад, потом подрастают, школа, вы же на деньги товарищества не построите школу и детский сад, кто вам даст это сделать, правильно?

Юрий Шалыганов: Согласен.

Константин Чуриков: Если вот с этой точки зрения?

Юрий Шалыганов: Но 217-й федеральный закон не запрещает и сейчас регистрироваться, то есть прописываться, на своих дачах, садовых домах, соответственно иметь возможность детей отводить в школу или детский сад в муниципальном образовании, в котором находится данное садовое товарищество. Это и сейчас можно делать, для этого необходимо входить в границы населенного пункта.

Константин Чуриков: И могут, соответственно, если там прописана семья, где есть дети, соответственно предоставить возможность в ближайшем населенном пункте посещать школу, да?

Оксана Галькевич: Если она там есть в ближайшем населенном пункте.

Юрий Шалыганов: Федеральный закон это разрешает, допускает.

Константин Чуриков: Хорошо.

Оксана Галькевич: Если она, конечно, там есть.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем нашего зрителя.

Оксана Галькевич: Да, у нас есть еще один звонок. Вы знаете, вот Саратовская область, кстати, только что пришло сообщение, 11 тысяч за 6 соток платит, я так понимаю, что тоже в год.

Юрий из Волгограда. Здравствуйте, Юрий.

Константин Чуриков: Юрий?

Зритель: Алло-алло.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Алло.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Меня слышно, да?

Константин Чуриков: Великолепно.

Оксана Галькевич: Говорите.

Зритель: Да. Я хотел бы высказаться по поводу вот этого проекта закона о дачниках. Я его абсолютно, целиком поддерживаю в том плане, что, являясь много лет уже постоянным жителем этого массива, я сталкиваюсь с большими, да не только я, а вот эти постоянные жители сталкиваются с большими проблемами в том плане, что мы лишены элементарных каких-то услуг. У нас нет почты, у нас нет никакого абсолютно, даже элементарного медицинского пункта, магазинов и так далее. У нас возникают огромные проблемы в этом плане. Я уж не говорю о том, что в подавляющем большинстве правление, члены правления, а тем более председатели финансово абсолютно никак не подконтрольны. Мы пытались это дело как-то наладить, бесполезно.

Поэтому вот это подключение нас как бы к нормальным жителям, гражданам страны даст нам возможность пользоваться элементарными человеческими правами. У нас доходило до того, что мы в течение 2 лет высуживали элементарную подачу электроэнергии, люди зимой и летом жили без электроэнергии, учитывая то, что у нас нет газа, то есть нас лишили и света, и тепла, и так далее.

Константин Чуриков: Ну то есть просто печи топили, наверное, да, дровами?

Зритель: Дровами, ну все выживали в буквальном смысле. Дело дошло, что у нас была демонстрация в администрации нашего Тракторнозаводского района, и мы там все ходили, и дети, и старики, и так далее, еле-еле через десяток судов мы этого добились. Этот закон надо принимать немедленно! Сейчас дачные массивы являются местом проживания десятков тысяч людей.

Оксана Галькевич: Вопрос только в том, Юрий, круглогодично ли люди там проживают.

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, вот к вам этот вопрос тоже.

Зритель: Да, проживают круглогодично, многие...

Константин Чуриков: Можно не спрашивать, Оксана, проживают.

Зритель: ...почти все имеют прописку в этих местах. Но правление, многие ссылаются на то, что у нас...

Оксана Галькевич: Так, на самом интересном месте...

Константин Чуриков: Да, связь пропала.

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, ведь там население все-таки как-то, ну, в летний сезон становится больше людей, в основном, в большей части, я думаю, поселков, зимой меньше.

Юрий Шалыганов: Ну, по всей стране примерно одинаковая ситуация: вокруг крупных городов люди стараются все-таки жить и присутствовать на даче круглогодично, это Москва, Санкт-Петербург и другие города крупные. В городах поменьше это в основном все-таки сезонного проживания, и в Московской области тоже чуть подальше дачи, 50–80–100 километров, уже на зиму они обычно закрываются, соответственно никого там нет, даже зачастую ни сторожей, вообще никого нет. Поэтому я считаю, что, с одной стороны, есть плюсы в том, чтобы войти в границы населенных пунктов, но при условии, что под это будет финансирование федеральное, региональное.

Константин Чуриков: А вот этого никто не знает, Юрий Викторович, это же надо сначала принять решение, а там посмотрим. Потому что сколько у нас в стране деревень, где, в общем-то, был какой-то ФАП, а не стало, понимаете? То есть люди присоединятся к остальной нормальной России, как говорится, но там будут те же самые проблемы.

Юрий Шалыганов: Которые... Понимаете, вот сейчас, на сегодняшний день этот вопрос организован: есть правление, есть 217-й закон, который принят не так давно и вступил с прошлого года в действие, который многие вопросы снимает, в том числе власть председателей ограничивала, делает прозрачной сборы, предписывает собирать членские и другие взносы целевые на расчетный счет, а не так, как это было раньше, когда председателю в карман принесли, куда он потратил, никогда не отчитывается или отчитывается, в общем...

Константин Чуриков: Ну, дома перед женой, понятно, да.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем еще один звонок, Белгород и Сергей. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Слышно меня?

Константин Чуриков: Слышно.

Оксана Галькевич: Слышно.

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Не видно, но слышно.

Зритель: Я бы хотел задать вопрос Юрию Викторовичу. Юрий Викторович, вот у меня СНТ «Ромашка», садовое товарищество, мы обратились в «Белгородэнерго», пытались провести свет, несколько раз обращались, приходит один и тот же: «Соберите персональные данные людей, которые там проживают, у которых участки, какую они там свет, проводку какую провели». Нам, конечно, это никто не дает, это отписка. Вот у меня вопрос, как нам провести этот свет? Что, куда обратиться, в суд или куда?

Константин Чуриков: «Ромашка» не может жить без света.

Оксана Галькевич: Да, спасибо. Не только у «Ромашки» такие проблемы, вот Иркутская область пишет, что 40 лет их СНТ, электричества как не было, так и нет и не предвидится.

Юрий Шалыганов: Дорогие друзья, я вот системно вам скажу, что, если говорить про конкретный СНТ «Ромашка», можно в общественную приемную нашу обратиться, и мы с вами индивидуально отработаем этот вопрос. Если говорить системно про электричество, сейчас энергокомпании, во многих регионах приняты программы, берут сети на баланс сетевых компаний, заключают договора индивидуального абонентского обслуживания, и как в квартире у вас личный счетчик, вы по нему платите. То, что касается провести вообще электроэнергию, в принципе мы как население имеем право на 15 киловатт за 550 рублей, дальше уже надо конкретно разбираться, почему в этом конкретном СНТ нет, до сих пор нет света.

Оксана Галькевич: Да. Сергей из белгородской «Ромашки», свяжитесь с Юрием Шалыгановым, «Союз садоводов России», может быть, ваш вопрос как-то удастся решить.

Юрий Шалыганов: В Интернете есть...

Константин Чуриков: Несколько сообщений.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Тюмень пишет: «Как насчет запахов на участках? Если примут закон, задохнемся от поросят, кроликов, гусей и мух. Это надо запретить».

Оксана Галькевич: А, ну то есть ЛПХ там будут, личные подсобные хозяйства начнутся.

Константин Чуриков: Татарстан пишет: «Задыхаетесь в Москве? Переселяйтесь в глубинку и живите на зарплату почтальона, если повезет». А кстати, населенный пункт – значит, и рабочие места должны быть где-то поблизости, а где они в сельской местности?

Юрий Шалыганов: Конечно, и рабочие места, и, согласно закону, ЛПХ, личные подсобные хозяйства, это от 15 соток и больше, а у нас дачные участки 4, 6, 8, 10, ну 12 соток, а дальше уже, если больше, это исключение. Поэтому...

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, вы знаете, я вот о чем хочу спросить. В свое время 6 соток, где-то 6, где-то 10 в зависимости от региона, раздавали бесплатно, да, раздавали, мы знаем из истории, в такие как раз времена, чтобы людей поддержать как-то, чтобы они в том числе и сами себя могли прокормить. Смотрите, вот мы сейчас так или иначе обсуждаем вариант, как нагрузку некую увеличить на людей, да? А может быть, нужно думать о том, что нужно поддержать эти садовые некоммерческие товарищества? Потому что мы снова вступили в такую непростую фазу, падают доходы населения, а многие люди действительно, как наша Нина Петровна, которая нам звонила в самом начале беседы, уже много лет на этом участке работают, кормят и себя, и своих внуков, всю свою семью. Вот как-то о чем... Какая помощь вам нужна, я имею в виду нашим садоводам, огородникам, людям, которые работают на своих участках и всю душу туда вкладывают?

Юрий Шалыганов: Дорогие друзья, вот сейчас время, когда, знаете, слава богу, весной можно распахать грядки, огороды, собрать хороший урожай, который реально станет подушкой продовольственной безопасности наших семей. С учетом роста продовольствия, того, что безработица выросла, того, что непонятно, как будет дальше развиваться пандемия, вторая волна или третья, соответственно затормаживается мировая экономика и наша экономика в Российской Федерации, конечно, дача становится не просто каким-то развлечением, а это реально подушка продовольственной безопасности каждой семьи. И государству, региональным властям есть все возможности оказать нам помощь системную: где-то сделать дороги, где-то провести электричество. Для региональных бюджетов даже небольших областей, которые составляют от 30 миллиардов и выше, какие-то бедные области, а богатые области 100 миллиардов, 200 миллиардов, потратить какие-то 0,5–1% на садоводов, для того чтобы им помочь создать базовые коммуникации...

Оксана Галькевич: А, то есть, собственно говоря, та же самая инфраструктура, в общем, то, с чего мы начинали, та же самая инфраструктура практически.

Юрий Шалыганов: Это и... понимают, и губернаторы понимают и создают региональные программы поддержки садоводов, многие регионы. Где-то переводят на сельский тариф, что на 30% дешевле, чем тариф для жителей городских территорий, где-то проводят дороги или хотя бы делают ямочный ремонт; где-то подводят электричество, электроэнергию и водоводы. Поэтому...

Константин Чуриков: Юрий Викторович, ну вы сейчас, наверное, не про Подмосковье, потому что тарифы, конечно, заоблачные.

Юрий Шалыганов: Подмосковье, да, не входит, у нас нет программы поддержки садоводов Московской области.

Константин Чуриков: Нам, кстати, из Московской области сейчас звонит Любовь. Любовь, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Любовь, хотите, чтобы ваше СНТ стало населенным пунктом?

Зритель: Да, конечно, потому что все, что строилось нашими дедами в 1950–1960-е гг., создавались эти СНТ, это был коллективный труд. Сейчас все стали индивидуалами и все считают, что у них находится за их забором, а все остальное их не касается. Они не хотят платить за электроэнергию, они не хотят платить взносы, понимаете? А у нас нет такого воздействия. И когда делали что-то под Москвой, то очень многие коллективно СНТ делали электрические линии, делали водопроводы, строили водокачки, и это коллективное хозяйство сейчас в таком раздрае, потому что никто не хочет платить.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Сами СНТ друг с другом ругаются, понимаете? И происходит вот это все на такой нервотрепке, что уж лучше бы отдать это все муниципалитетам, пусть бы они как-то, была какая-то власть единая на этих территориях...

Константин Чуриков: ...а там будь что будет, да.

Зритель: А там будет закон, вот и все, можно будет хоть к какому-то обратиться.

Константин Чуриков: Ну да.

Зритель: А тут мы сами себя выбираем, мы сами друг на друга ругаемся.

Константин Чуриков: Ну да, слишком много сами, притом что все платят налоги. Спасибо, Любовь, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, ну видите, тоже аргумент на самом деле, люди не могут договориться в силу того, что финансы не позволяют отчислять в прежнем объеме в том числе.

Юрий Шалыганов: Вы знаете, с одной стороны, это так, но, с другой стороны, самый важный вопрос, если мы будем населенными пунктами и СНТ как класс будет упразднен, где взять средства, для того чтобы это не отпустить в хаос? На сегодняшний день все равно есть какой-то порядок и понятный, привычный алгоритм действий, даже уборка общих зон, территорий и так далее, какое-то самоуправление. Я вам 100% говорю, проведите опрос среди муниципалитетов, среди областных: денег на эти цели нет. Это просто будет некий хаос.

Константин Чуриков: То есть это будет какой-то закон, который, в общем, право вы имеете, но оно особо не выполняется.

Оксана Галькевич: «А возможность имеете?» – «Нет».

Константин Чуриков: Да.

Юрий Шалыганов: Квотирование должно быть тогда предусмотрено, оно достаточно существенно.

Константин Чуриков: У нас сейчас пока на SMS-портале мнения разделились, 45% на 55%, но примерно, в общем, фифти-фифти.

Давайте сейчас послушаем еще Юрия из Ленинградской области.

Оксана Галькевич: Была Московская область, а теперь Ленинградская. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот с товарищем Юрием абсолютно согласен. Вы понимаете, я как член правления одного из садоводств в Ленинградской области и как депутат местного совета могу сказать: денег в бюджете поселений нет, вы понимаете, и будет уронена вся инфраструктура.

Вот там товарищ жаловался, что, это самое, электричества у них нет там, денег на подстанцию – дело в том, что вы знаете, как делится? Вот у нас рядом граница города и граница Ленинградской области, и как всякие бюджетные субсидии делится так: сколько там в садоводстве садоводов местных и сколько садоводов, это самое, городских. И там, понимаете, начинается дележка, 50 на 50 и все такое, субсидии эти получить очень сложно. И когда мы своими силами как-то что-то перебиваемся…

Безусловно, есть злоупотребления председателей, я согласен, мы своего председателя сняли, потому что он собрал денежные средства на водоснабжение и тихо их замылил. Да, мы собрали, когда есть активные садоводы, активные граждане, все эти проблемы можно в садоводстве решать, главное – не ждать никаких чудес. На уровне поселения вопросы решить очень сложно, вы мне поверьте как депутату, очень сложно решить. Уборка мусора, всего остального – очень все сложно.

И когда более-менее налажено местное самоуправление... Да, я допускаю, что есть злоупотребления, они есть, я сам с ними сталкивался, я сам с ними боролся, приходилось и уголовные дела заводить, и все прочее. Но, вы понимаете, если только вот этот закон будет принят, правильно Юрий говорит, начнется хаос.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага.

Зритель: Вот просто хаос. Поселения не готовы взять на баланс.

Константин Чуриков: Юрий, у нас сегодня конкурс названий СНТ, ваше как называется?

Зритель: Наше СНТ называется «Мечта».

Оксана Галькевич: Вот, прекрасно.

Константин Чуриков: Отлично, тоже хорошо, подходит. Спасибо.

Оксана Галькевич: Тоже духоподъемно.

Зритель: Да. Вот, вы понимаете, мы там сами разобрались, сами решили свои вопросы. Да, приходится много чего делать, ты за это денег не получаешь...

Оксана Галькевич: Юрий, а как вы разбираетесь с людьми, которые ну не могут платить в данный момент, не позволяют доходы? Есть наверняка и должники, которые подолгу не вносят деньги, – как с ними разбираетесь?

Зритель: Вы понимаете, мы сейчас... Ну как бы есть закон, как бы позволяет, три раза там выносишь как бы предписание, рассылаешь им эти рассылки, надо идти в суд. Но надо собрать... Это очень тяжело. Я хочу сказать, что первые плательщики – это пенсионеры, бабушки несут последнюю пенсию. И, как правило, не платят те люди, которые могут платить, вот это самое страшное. Понимаете, не платят те, которые могут платить, а бабушки идут в первую очередь, они там последние копейки несут.

И главное, вот я всегда говорю, везде, со взносами никогда нельзя жлобствовать. Вот, допустим, мы 9 тысяч перекладываем в сети, мы берем за год, никто не просит нести сразу, эти 9 тысяч общее, туда включены и взносы, и перекладка сетей, ну приходится это делать, ну 20 лет ничего не делалось, приходится все делать.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Ну откуда у местного поселения возьмутся деньги, вы представляете? Я там сам депутатом, где там деньги?

Константин Чуриков: Ну да, к сожалению, нигде, да. Спасибо.

Оксана Галькевич: Ясно, Юрий, спасибо. Вот такая неожиданная поддержка, Юрий Викторович, от бывших депутатов Ленобласти.

Юрий Шалыганов: Дорогие друзья, я вам еще хочу один аспект сказать. Вот смотрите, перешли мы, многоквартирные дома, на другую форму управления, убрали ЖЭКи. Что получилось у нас? – управляющие компании. Сколько копий поломали с управляющими компаниями? За что берут деньги, на какой ремонт, где этот ремонт... Бардак стоял несколько лет. Вот сейчас, если перевести СНТ в населенные пункты, то тоже будут созданы управляющие компании.

Оксана Галькевич: То есть это опять будет какая-то мутная вода, которая будет, так скажем, удобна для злоупотреблений?

Юрий Шалыганов: Какие-то люди возьмут на себя функции управления вашим населенным пунктом, а он в том числе не соответствует градостроительным нормам, нет там проездов, нет там многих других вещей, которые должны быть в населенных пунктах, и начнется опять что? – что деньги никто в это вкладывать не будет.

Константин Чуриков: Юрий Викторович, а вот местных жителей, к которым, например, присоединяется это СНТ, их надо спрашивать? Вообще процедура закона что говорит, буква закона об этом?

Юрий Шалыганов: Ну, закона как такового, законопроекта еще и нет, то есть на сегодняшний день есть идея, которая уже несколько лет муссируется на разных уровнях, и в Санкт-Петербурге высказывалась она, и в Московской области, но на сегодняшний день непонятно, как это будет выглядеть, достаточно сложно сейчас сказать, как правильно это делать. Можно обсуждать это, к этому можно идти, может быть, вести, но совершенно четко моя позиция, что, если такой законопроект будет разработан, его надо обеспечить финансированием.

Оксана Галькевич: Юрий Викторович, но тут вот еще же один момент. Смотрите, если это населенный пункт, то, так скажем, эти земли перевести в какую-то другую категорию, не знаю, провести там дорогу или еще что-то проложить, построить, гораздо сложнее, чем с СНТ, насколько я понимаю, или я ошибаюсь? Может быть, вот этот перевод, изменение статуса был бы некой защитой для собственников?

Юрий Шалыганов: Еще раз говорю, все в итоге упрется в деньги, кто за это заплатит, это раз. И я боюсь, что многие траты перенесутся также на людей.

Константин Чуриков: Юрий Викторович, спасибо вам большое за ваше участие в нашей программе. Юрий Шалыганов, заместитель председателя «Союза садоводов России».

Вы знаете, действительно очень такой дискуссионный вопрос, потому что мнения разделились: 48% хотят, чтобы их СНТ стало населенным пунктом, 52% не хотят. Ярославская область вообще пишет: «Не хотим, отстаньте, черти», – так нам пишут.

Оксана Галькевич: Да, разные мнения. Друзья, спасибо всем, кто принимал участие в этом опросе.

Оставайтесь с нами, это еще не все, впереди поговорим о ценах на продукты. Все стремительно дорожает.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Антонина
Конечно, господин Шалыгин и те, кто сейчас кормятся вокруг всяких союзов садоводов, как и те, кто греет руки в правлениях СНТ на членских взносах, которые сдают садоводы, боятся потерять свои кормушки и поэтому активно выступают против такого закона. Но мы простые садоводы, среди которых много пенсионеров, устали от бесконечных поборов. И если будет принят новый закон, то, кроме налогов и коммунальных платежей по счётчику за свет, газ и водопровод (при условии что они есть), нам не нужно платить всё возрастающие членские и целевые взносы. При этом самые наглые и часто более богатые хронически не платят. А правление, вместо того, чтобы бороться с должниками, взвинчивает платежи. И получается, что самые законопослушные и не самые богатые бабушки платят за себя и за соседей-неплательщиков. Поэтому я всеми руками ЗА этот закон!!!
Маша
Управляющая компания сядет на шею садоводам в случае, если вы , садоводы, не сдадите свою инфраструктуру- сети сетевой компании,водопровод, мусорку и дороги муниципалитету. А если вы будете в деревне, управляющей компании у вас управлять будет нечем, все будет муниципальное. Врете Вы, господин Шалыганов. И с передачей сетей ваши юристы так же врут , что передача сетей добавит проблем. Мамонне служите вы там, в Союзе садоводов, своим кошелькам, а не интересам садоводов России. Газификацией активно занимаетесь, это известно. Что, много еще дураков платить вам миллионы за это?