Дачные вопросы и дачные ответы: будут ли штрафовать за сорняки и как ухаживать за своим участком

Гости
Людмила Ганушкина
ведущий научный сотрудник, доктор биологических наук Первого МГМУ им. Сеченова
Андрей Туманов
главный редактор газеты «Ваши 6 соток», председатель Московского регионального союза садоводов

Иван Князев: Не на шутку перепугались накануне дачники: в СМИ появилась информация, что за сорняки, борщевик, полевую мяту, осот, одуванчик, ромашку, чертополох и амброзию будут нещадно штрафовать. Но позже в Госдуме успокоили: штраф за сорняки грозит только сельхозпроизводителям, а на дачников и садоводов такая ответственность не распространяется.

Так что же получается, моя дача, что хочу, то и выращиваю? Как бороться-то со всей этой напастью, сколько времени понадобится на то, чтобы выкорчевать все эти сорняки, борщевик тот же? Ну а дикорастущая трава, она вообще приспосабливается к любой почве, к любым условиям, где хочет, там и растет.

Оксана Галькевич: Ну, если люди там не страдают, не заботятся об этом, они могут в принципе страдать от чужих сорняков. Давайте посмотрим такую историю, буквально пару примеров. В курском СНТ «Весна-2» 156 участков, каждый 10-й из них заброшенный. Поначалу садоводы сетовали лишь на неухоженный вид этих территорий, потом стали для дачников они настоящим бедствием: сорняки садовые, вредители с пустующих соток активно переползают, перебираются на благоустроенные участки.

Бороться с ними нельзя никак, на частную территорию вход запрещен даже председателю. Найти хозяев зачастую невозможно даже через правоохранительные органы: например, собственник умер, а дети живут где-нибудь в соседней стране, в Белоруссии, еще где-то, или поменяли адрес прописки, а информации об этом нет. В СНТ «Весна-2» уже который год нашествие американской бабочки переживают. С вредителем никак не могут справиться из-за как раз вот этих заброшенных земель.

Раиса Сундеева, председатель правления СНТ «Весна-2»: Это просто ужасно было, они шли сплошной стеной, они сгрызают все подряд. У нас деревья стояли вообще, полностью погибшие, у нас столько деревьев выпилили! А вот на этих участках с ней вообще никто не борется, и она, получается, перелетает, а у нее яиц 1,5 тысячи от одной особи.

Сергей Емельянов, садовод: Трава лезет оттуда постоянно, это самое, все, сорняк растет, хмель оттуда все лезет на участок, постоянно приходится от этого самого, от забора все убирать, перекапывать. Так же, как в квартире у нерадивых соседей, то тараканы бегут, то еще что-нибудь, а здесь нужно, это самое, от сорняков отбиваться.

Иван Князев: В Рязани в СНТ «Дружба» из почти 200 участков заброшенных всего 11, но и они создают соседям немало проблем, часто там находят себе приют лица без определенного места жительства, которые, покидая садовое товарищество, не забывают прихватить с собой вещи из обжитых домов. Каждый день председатель делает обязательный обход по всем улицам; если находит бродягу, вызывает полицию. С ними бороться научились, а вот с вьюнком на заброшенных заборах еще нет.

Нина Колчина, садовод: Вот это моя дача, мой забор, а вот рядом дача совсем заброшенная, вот посмотрите, что здесь творится, все заросло, кругом вот эта вот растет непонятная сухая повитель, которая потом оживет и будет ползти во все стороны и на мой забор.

Владимир Котельников, председатель СНТ «Дружба»: Вот сухостой, трава, которая лезет, сорняки, которые лезут к соседям, мешают им, допустим, плодотворно заниматься своими участками. Сейчас вот начнется летний сезон, уже начинается, сейчас это все не приведи, как бы если что-то случится, это может возникнуть пожар.

Иван Князев: Пожары – самый главный страх садоводов. Огня в большинстве СНТ боятся больше, чем нарушить закон, поэтому в чересчур сухие сезоны нелегально заходят на заброшенные территории и сами убирают сухие ветки и траву, где это в принципе возможно.

Оксана Галькевич: Итак, друзья, обсуждение дачной темы в начале дачного сезона объявляется открытым. У нас сегодня в студии гость Андрей Туманов, председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России», член Общественного совета Росреестра Российской Федерации. Здравствуйте, Андрей Владимирович.

Андрей Туманов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ну, начнем, наверное, с этой истории с сорняками. Если вдруг коснемся других тем, других вопросов, друзья, это тоже не возбраняется, звоните и пишите, главное – выходите на связь.

Иван Князев: Да, как вы с сорняками боретесь.

Андрей Владимирович, ну действительно серьезная беда, да, когда у тебя сосед все забросил. Правда, не очень понятно, я вот уже в начале нашего сегодняшнего эфира спрашивал, одуванчики-то чем, как попадают в категорию, за которую штрафуют.

Оксана Галькевич: Вот пишут нам: «Это же лекарственные растения, кролики любят в первую очередь одуванчики».

Иван Князев: Конечно.

Андрей Туманов: Так, да, начнем, начнем с того самого якобы закона штрафовать за сорняки. Это фейк 100%-й. Вы знаете, у нас очень легко верят во всякие фейки и их вбрасывают по поводу дачников ну практически каждые 2–3 недели. Чего только ни было, за кошек бродячих штрафовать, заборы выше 1,5 метров штрафовать, за теплицы штрафовать, дроны должны летать, еще что-то, фотографировать – в общем, масса. Это просто делается в рекламных целях, самореклама, тем более выборы скоро. Кроме того, это много лайков.

Иван Князев: Ну понятно, ну поняли, что фейк.

Оксана Галькевич: А может быть, это как раз, знаете, общественную реакцию проверяют на это, а? Если все промолчали, так будут и штрафовать.

Андрей Туманов: Слушайте, вы думаете, там двухходовки есть?

Оксана Галькевич: Нет, ну, может, оно не там, оно где-то там...

Андрей Туманов: Нет-нет-нет, вы очень хорошо думаете о законотворчестве.

Оксана Галькевич: Да?

Андрей Туманов: Так вот, фейк. Но меня поразило больше то, что все практически в это поверили, и прежде всего журналисты, ведь журналисты стали рассказывать про этот фейк как о свершившемся законопроекте. То есть...

Оксана Галькевич: Слушайте, ну мы тертые воробьи, нам чего только вообще ни придумывали...

Андрей Туманов: Тертые воробьи, но вы...

Оксана Галькевич: Конечно, и калачи стрелянные.

Андрей Туманов: Но смотрите, вы поверили даже. Это значит о том, какое отношение к власти, в том числе к законодательной, что верят уже во все, какую бы глупость ни сморозили вот эти люди, придумывающие фейки.

Иван Князев: Андрей Владимирович, мы отвлеклись немножко. Если у соседа борщевик разросся, на него управу все, никак не найти, он за этим не следит?

Андрей Туманов: Ну... Не найдете, не найдете. Можете искать долго управы, управы не найдете. Кстати, борщевик мало касается дачных товариществ, регулярно мы слышим от губернаторов «мы на дачников надавим, штрафы увеличим». Борщевик в основном растет на совершенно заброшенных территориях, даже те дачные участки, которые брошены хозяевами либо обрабатываются, они все-таки не совсем брошенные, потому что товарищество все-таки там окашивает, как правило, и не надо говорить, что это частная собственность, там запрещено, ну понимаете, зайдут и окосят, если брошено. Потому что можно получить штраф за нарушение пожарной безопасности, потому что там стерня стоит, это все очень опасно...

Иван Князев: Ну да, сухая.

Андрей Туманов: ...ну и прочее, прочее, все-таки окашивается. Борщевик растет, это сорняк совершенно заброшенных территорий, вдоль дорог, как правило, он растет, вот там он представляет опасность, да и то относительную опасность. Те, кто знают борщевик, те, кто ходил в кружок юннатов, изучал, они по крайней мере знают, что борщевик сам не обжигает, но он выделяет так называемые фуранокумарины, вещества, которые делают вашу кожу беззащитной перед ультрафиолетовыми лучами. Поэтому, если вы попали в заросли борщевика и солнышко, вы получите сильнейший ожог; если солнышка нет, ожог не получите, ну и можно это быстро смыть. Так что ничего страшного в нем нет, если знаешь его характер. Но, конечно, уничтожать его, безусловно, надо.

Оксана Галькевич: Уничтожать надо, потому что это, честно говоря...

Иван Князев: Камыш когда лезет...

Оксана Галькевич: Знаете, картинки из апокалипсиса, вот эти вот борщевиковые заросли вокруг наших городов, вдоль дорог и на полях, кстати.

Иван Князев: Ядерные грибы напоминает.

Андрей Туманов: Это только говорит о том, что много брошенной земли, земли, которая не обрабатывается, не сеется, не пашется. В принципе...

Оксана Галькевич: Так это же как маркер, смотрите: вот растет борщевик – все, значит, никакая хозяйственная деятельность тут не осуществляется.

Андрей Туманов: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: А ну-ка вперед работать там на земле, отдавать ее кому-нибудь.

Андрей Туманов: Совершенно верно. Но как-то за последние годы уже принималась масса разных законодательных актов по поводу усиления ответственности насчет необрабатываемой земли, в том числе и в дачах. Вот каждый год идет: «Мы там вот начнем изымать», – и все как вот было 20 лет назад, так и остается, стоят эти участки пустыми. Просто это достаточно такая морока изымать и чиновники не хотят с этим связываться, потому что любое изъятие земли идет по нашей Конституции...

Оксана Галькевич: Это работа.

Андрей Туманов: Живем мы все-таки по Конституции, и просто так никто изъять не может, ни председатель, ни даже президент, если захочет, он не сможет изъять, это может сделать только суд.

Оксана Галькевич: Ага.

Андрей Туманов: Да, суд. Чтобы суд принял решение, нужно подать исковое заявление, нужно нанять адвоката и так далее, нужно разослать уведомления... Понимаете, это достаточно такая серьезная работа, поэтому государственные органы не хотят этим заниматься. Ну а садоводческое товарищество чаще всего просто не имеет на это средств.

Оксана Галькевич: Понятно.

Вот нам пишут: слушайте, ну борщевик понятно, а мята-то, собственно, чем провинилась? Так можно и хрен с укропом запретить, назвать их сорняками.

Андрей Туманов: Да никто не провинился, не надо повторять фейки. Ну да, мята, вернее отдельные виды мяты, могут стать сорняками. В общем-то, да сорняками много чего может стать, если вы за чем-то не ухаживаете... Вот терн может стать таким сорняком, не дай бог. Или, например, клен ясенелистный – это же жутчайший сорняк. Ну вы посмотрите, пол-Москвы заросло, уже половина всех зеленых насаждений в Москве – это так называемый клен ясенелистный, или клен американский, который является жутким сорняком, который вытесняет всю флору, который фактически...

Оксана Галькевич: Правда?

Андрей Туманов: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Он такой красивый осенью...

Андрей Туманов: Который жутчайший аллерген... Он некрасивый, совершенно некрасивый, он, как правило, неопрятный, вот такие вот наклоненные у него стволы, и он часто, кстати, падает.

Оксана Галькевич: Клен какой, простите?

Андрей Туманов: Клен ясенелистный, или клен американский.

Оксана Галькевич: Я-се-не-лист-ный...

Андрей Туманов: Он немножко похож на ясень, но достаточно легко отличить либо по цветущему растению, он двудомный, то есть у него есть мужские экземпляры и женские экземпляры.

Оксана Галькевич: А-а-а, понятно.

Андрей Туманов: Ну вы его знаете. Во двор выйдите сейчас, посмотрите, потому что...

Оксана Галькевич: Нет, ну это-то как раз были посадки, как сказать, централизованные.

Андрей Туманов: Нет, не было посадок, он сам размножается.

Оксана Галькевич: А, сам разросся?

Андрей Туманов: Он сам вытесняет всех, поэтому... Вот никто с ним не борется, к сожалению. Более того, там «Жилищник» иногда даже за ним ухаживает, да, за тем, кого надо вырубать.

Оксана Галькевич: Галина из Приморья, давайте с ней поговорим, что там на Дальнем Востоке у нас с сорняками и борьбой с сорняками. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Добрый вечер.

Я глубоко впечатлена проблемами садово-огороднических товариществ. Но я вам хочу сказать, что у нас частный сектор в черте города, и у нас проблема гораздо хуже. У нас оформлены все земли, но нас заплетают точно так же борщевики, нас заплетает хмель, который заедает все наши плодово-ягодные культуры. Что с ними делать?

Оксана Галькевич: Что с ними делать? Так, спасибо, Галина. Что с ними делать?

Андрей Туманов: Ну, вообще-то сорняки множатся и ведут себя по-хозяйски там, где с ними никто не борется. Нельзя взять один раз, так что-то сделать и сорняков не будет, то есть борьба с сорняками – это постоянная, ну не ежедневная, но по крайней мере еженедельная работа. Вот приезжаете на дачу, первым делом вы берете тяпочку и занимаетесь тем, что полете сорняки. Поэтому этой работы не избежать, хотя можно, конечно, ее уменьшить. Чем меньше будет, допустим...

Оксана Галькевич: Это как уборка, она никогда не заканчивается, порядок надо постоянно...

Андрей Туманов: Вот, вот.

Оксана Галькевич: Зубы чистить, в конце концов, надо каждый день два раза в день, правда?

Андрей Туманов: Совершенно верно, и поэтому не надо искать какую-то волшебную таблетку...

Оксана Галькевич: Вот не надо руки опускать.

Андрей Туманов: ...и ждать, что кто-то придет, какой-то чиновник, и у вас все сорняки уберет. Деваться некуда, придется работать.

Иван Князев: С камышом что делать, Андрей Владимирович, Ростовская область интересуется, от соседей лезет, непонятно, что делать.

Андрей Туманов: От соседей лезет...

Иван Князев: Соседи не убираются, ничего, вот беда.

Андрей Туманов: Надо понимать, что каждый сорняк любит свое место, свою почву, свои условия. Тот же самый камыш – это сорняк сырых мест, то есть там, где он растет, скорее всего сыро, поэтому вот он вам сигнализирует, что делайте какую-то простейшую мелиорацию. Простейшая мелиорация делается не тракторами и какими-то землеройными машинами, но хотя бы канаву выкопайте поперек соседа, и не будет камыш ползти, и туда лишняя вода уйдет.

Оксана Галькевич: Господи, какая сложная эта история дача, слушайте. Некоторые думают, так приехал, домик там, газончик, – ага, друзья, мелиорацией надо заниматься.

Андрей Туманов: Приехал, домик, газончик…

Оксана Галькевич: …и вот это вот, да.

Давайте звонок послушаем из Самарской области. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню по такому поводу... Алло?

Оксана Галькевич: Да-да-да, говорите.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло, слышите?

Значит, это, когда соседи нерадивые, ну, с каждым соседом можно решать как-то по-своему, по-свойски. А вот как делать, когда администрация: «У тебя тут на 2 метра больше», – взяла и отрубила, «сюда не лезь», и соседу так же, и вот между огородами этот пустырь, который рассеивает, и, разумеется, администрация, как вы сказали, ни один чиновник не придет и не наведет там порядок, это рассеивается по всему, и эта земля пустует, никому не нужна. Неужели так вот нужно было именно отрезать эти 2, 3, 4 метра, я не знаю?

Андрей Туманов: Так, ну мы не знаем предысторию, что там произошло, что у кого отрезали...

Оксана Галькевич: Спасибо, Дмитрий.

Андрей Туманов: Надо понимать, очень много дачников говорят: «Вот у меня там за забором ничья земля, я вот немножко прирезал, я там убрался, и теперь я хотел бы, чтобы это мое было».

Иван Князев: А нельзя, нельзя это.

Андрей Туманов: Понимаете, ничьей земли не бывает.

Иван Князев: Это сельскохозяйственные работы...

Андрей Туманов: Она может быть чья? Она может быть плохого хозяина какого-то, но она на кого-то оформлена. Поэтому вот так не бывает, что я захотел, себе прирезал, или у меня кто-то отобрал, потому что это не мое. Все-таки мы живем в правовом государстве; да, у нас еще не все в порядке, у нас еще есть проблемы с межеванием, но по крайней мере надо придерживаться все-таки каких-то правил.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, давайте еще к одной теме обратимся и подключим эксперта к нашей беседе. Людмила Ганушкина, ведущий научный сотрудник, доктор биологических наук Первого МГМУ имени И. М. Сеченова, у нас сейчас на связи. Вот о чем хотим поговорить. Тут ведь проблема не только с сорняками, но и с опасными разными насекомыми, членистоногими и прочими безобразиями...

Иван Князев: Да, живности всякой.

Оксана Галькевич: ...которые оживают весной. Здравствуйте, Людмила Алимпиевна.

Людмила Ганушкина: Да, алло, добрый день.

Иван Князев: Как с ними-то бороться?

Оксана Галькевич: Как бороться с этой напастью, да.

Иван Князев: Сейчас у нас сезон клещей. Что у нас дальше пойдет? Колорадские жуки попозже вроде, насколько я помню.

Людмила Ганушкина: Нет, ну сейчас клещи, они еще достаточно долго будут, а потом в мае появится достаточно много комаров, где-то в июне будут мошки, если есть где-то быстротекущие речки, так что все еще впереди. А сейчас основной вред, конечно, от клещей, когда надо быть очень аккуратными, заходя... Даже в сельской местности, в своем вот саду и огороде вы можете обнаружить клеща, к сожалению, это достаточно часто встречается.

Иван Князев: Людмила Алимпиевна, с ними как-то бороться, так чтобы самим не потравиться, можно?

Людмила Ганушкина: Нет, ну прямо бороться... Сначала все-таки нужно проверить. Вот если живете где-то на даче, вопрос клещей волнует, хотя бы элементарно обследуйте свой участочек на наличие клещей. Сшейте себе такой флаг из вафельного полотенца побольше и по земле вот это полотенце проведите по всему участку, белое хорошо полотенце взять. Там они прицепятся, если есть, а если их там нет, можно...

Иван Князев: Если есть, дальше-то как с ними быть? Опрыскивать что-то?

Оксана Галькевич: Ну вот на дачи многие выезжают с детьми, например, с домашними животными.

Людмила Ганушкина: Да.

Оксана Галькевич: Да в принципе и взрослых страшно, когда такая дрянь укусит. Как бороться-то?

Людмила Ганушкина: Да. Ну бороться... Ну обрабатывать. Если это ваш участок, вы имеете право какими-то инсектицидами. В принципе сейчас борьба с клещами достаточно ограничена. Обычно вот в детских учреждениях, когда вот выездные, в санаториях, вот там должны подготовить, положим, территорию для въезда гостей.

Иван Князев: Да.

Людмила Ганушкина: А тут уже, на личном участке, ваше дело. Инсектициды продаются...

Иван Князев: То есть можно пойти купить, развести и с пульверизатором походить опрыскать, да?

Людмила Ганушкина: Да, ну можно, можно, в крайнем случае можно, да.

Оксана Галькевич: Людмила Алимпиевна, а это достаточно одного раза, одной обработки в сезон, или это нужно делать регулярно, раз в неделю, раз в месяц, как-нибудь?

Людмила Ганушкина: Ну, во всяком случае в мае – июне, если вы все-таки обнаруживаете клещей, проводить надо. А потом пойдет спад численности и они будут встречаться достаточно редко, клещи.

Оксана Галькевич: Ага, понятно. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Людмила Ганушкина, ведущий научный сотрудник, доктор биологических наук Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова, спасибо большое.

Андрей Владимирович, как все сложно, оказывается, нужно и...

Андрей Туманов: Я бы немножко, может быть, дополнил.

Оксана Галькевич: Добавить? Давайте.

Андрей Туманов: Против клещей есть специальные препараты, они называются акарициды, как раз они специализируются именно на клещах, либо инсектоакарициды. То есть их много разных торговых марок, мы их сейчас не называем, то есть пойдете в магазин. Самое главное, когда вы это купите, это должно быть разрешено для нас, для любителей, то есть это тоже на упаковочке сказано.

Оксана Галькевич: Ага, ага.

Андрей Туманов: И при работе, это, конечно, смешно для нашей страны, для наших людей, надо придерживаться инструкции.

Оксана Галькевич: Почему же смешно? Ну что ж вы нас так, Андрей Владимирович?

Андрей Туманов: Ну потому что никто не придерживается...

Иван Князев: Я поэтому и спрашивал, как самому не потравиться, как этот клещ, в противогазе или что.

Андрей Туманов: Если вы пользуетесь инструкцией, а эта инструкция на всех препаратах, на инсектицидах, на акарицидах, на фунгицидах, то будет все в порядке, естественно, если вы пользуетесь средствами защиты, как то маски, очки и прочее.

Оксана Галькевич: А там есть какие-то нюансы в использовании, так скажем, в использовании разных этих инсектицидов разные нюансы?

Андрей Туманов: Ну, какие-то нюансы есть, но все есть в инструкции. А также в инструкции есть так называемый срок ожидания, после которого вы сможете, допустим, босичком по травке бегать...

Оксана Галькевич: А, вот так даже?

Андрей Туманов: Да-да-да, через которые препарат распадается практически до безопасного состояния, как правило, для садоводов это не более 2 недель.

Оксана Галькевич: Так, друзья, вопросы по даче, по дачному хозяйству, по дачным проблемам принимаем в прямом эфире. Надежда из Ставрополя у нас на связи. Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я вот хотела бы задать такой вопрос. Почему не издадут такой закон, если, например, 3 года не обрабатывается участок, который засоряет рядом стоящие участки и все вокруг, семена разлетаются, то просто забирают? Есть на садоводстве человек, который знает, какие участки обрабатываются, какие нет; он подает список и все, и просто закон будет изымать этот участок у человека, передавать, другому, который будет на нем работать, обрабатывать. А не надо через суд идти, не надо эти суды...

Оксана Галькевич: Надежда, а вы не боитесь, что... Тут ведь возможны какие-то издержки в таком управлении, знаете, соседи что-то сговорились и лишили вас какого-нибудь участка.

Андрей Туманов: Без суда-то это легко.

Оксана Галькевич: Без суда вы не докажете, да.

Зритель: Я, например, если не буду обрабатывать, пожалуйста, изымайте у меня, потому что я его не обрабатываю. Но зачем засорять везде все этими семенами и людей мучить, соседей?

Оксана Галькевич: Понятно. Спасибо, Надежда. Вот такая позиция.

Андрей Туманов: Сейчас, наверное, рейдеры просто потирают руки, вот бы так хорошо упростить, чтобы без суда можно было у кого-то землю оттяпать.

Оксана Галькевич: Ну суд, это же долго, дорого...

Андрей Туманов: К счастью, долго, дорого...

Оксана Галькевич: Ну переубедите нас.

Андрей Туманов: Ну это не может быть по Конституции, мы живем по Конституции или как, это самое, как председатель скажет в товариществе, по правде?

Оксана Галькевич: Поправки какие-нибудь, нет?

Андрей Туманов: Ха-ха, да, или по понятиям.

Оксана Галькевич: Нет, по закону.

Андрей Туманов: Давайте жить по закону все-таки.

Иван Князев: Подождите секундочку, а вы сказали, что в суд, – а у нас такие были как бы случаи, когда вот так вот через суд заставляли соседей что-то там со своими сорняками делать?

Андрей Туманов: Конечно, конечно.

Иван Князев: Да?

Андрей Туманов: Ну, во-первых, судов много идет по поводу разных, так сказать, обстоятельств между соседями: у кого-то забор, у кого-то яблоня падает...

Иван Князев: Нет, просто тут именно чтобы за счет сорняков судились, я что-то не помню такого.

Андрей Туманов: Нет, ну насчет сорняков вряд ли это есть и дошло до разрешения, скорее всего, такие иски просто не принимаются. Но судов очень много, то есть по крайней мере в некоторых районах, где много дачников, там суды завалены разными-разными мелкими, крупными и прочими делами. Причем эти дела могут длиться годами.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, вы популярны, Татьяна из Костромы хочет вас о чем-то спросить или рассказать. Здравствуйте, Татьяна.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Извините, мы садоводы с большим стажем, но на участке есть полевой хвощ, и он побеждает, расползается, ничего не можем с ним сделать. Может, кто-то может подсказать?

Иван Князев: Сейчас мы спросим у эксперта. Спасибо вам, Татьяна.

Оксана Галькевич: Так.

Андрей Туманов: Я вам подскажу насчет хвоща. Как я уже сказал, всякий сорняк любит свои условия. Что хвощ любит?

Оксана Галькевич: Что, что он любит?

Андрей Туманов: Хвощ любит кислую почву, и он как раз является сигнализатором, он просто кричит вам, что почва на вашем участке кислая.

Оксана Галькевич: Так.

Андрей Туманов: Все будет расти плохо, кроме хвоща.

Иван Князев: Кислая – это какая?

Оксана Галькевич: Ну кислотность.

Андрей Туманов: Кислотность почвы, pH.

Оксана Галькевич: Да-да-да. Так.

Андрей Туманов: Значит, что надо сделать? Почву надо раскислять, то есть почву вы раскислите... Вообще большинство почв, которые в пользовании у садоводов-огородников, они в той или иной степени кислые, их надо постоянно понемножку раскислять.

Иван Князев: Золу, что ли... ?

Андрей Туманов: О, видите, слушайте, вы уже исправляетесь.

Иван Князев: Химию помню.

Андрей Туманов: Вы уже становитесь дачником.

Иван Князев: Зола – это щелочь.

Оксана Галькевич: Ров окопать...

Андрей Туманов: Зола – это прекрасный раскислитель, такой очень мягкий, при этом содержащий калий, кальций, фосфор, микроэлементы, то есть это еще и удобрение, так что зола на вес золота. Только зола от дров, а не от пластиковых бутылок. Плюс это может быть доломитовая мука, это может быть известь гашеная, то есть вот раскисляйте. Но помните о том, что уйдет хвощ, будет, допустим, более нейтральная земля, тогда придет пырей, который как раз любит нейтральную землю...

Оксана Галькевич: Господи, жизнь...

Иван Князев: Ха-ха-ха!

Андрей Туманов: Поэтому ничего, кроме как такого радикального инструмента, как тяпка, никто лучше не придумал.

Оксана Галькевич: Работа, работа и еще раз работа, друзья, во благо собственного хозяйства ваших дач.

Спасибо! Андрей Владимирович Туманов был у нас сегодня в студии, председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России», член Общественного совета Росреестра Российской Федерации.

Спасибо всем, кто был сегодня с нами! Вечернего «ОТРажения» сегодня не будет, завтра в этой студии будут наши коллеги. Ну а мы, Иван Князев...

Иван Князев: ...и Оксана Галькевич, благодарим вас и прощаемся. До встречи! Хорошего вам дня или вечера у кого-то уже.

Оксана Галькевич: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)