• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Александр Галушка: Цены на электроэнергию на Дальнем Востоке с нового года снижены. Этого регион ждал десятилетиями

Александр Галушка: Цены на электроэнергию на Дальнем Востоке с нового года снижены. Этого регион ждал десятилетиями

Гости
Александр Галушка
министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока

Юрий Коваленко: И мы переходим к нашей следующей теме. Вот уже миллион готовы платить за переезд: правительство готово выделять больше переселенцам на Дальний Восток. Но вот освоение отдаленных регионов пока выглядит как минимум нерадостно. По программе трудовой мобильники в 2017 году на Дальний Восток планировалось привезти около 2.5 тысяч человек – цифра, конечно, не астрономическая, но получилось привезти всего лишь 650.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на данные Росстата по оттоку населения с Дальнего Востока. Это цифры за последние годы сейчас на ваших экранах. И опять же по прогнозам Росстата, отток населения в этом году увеличится еще в 2 раза, в отдельных регионах показатель будет больше, чем в 1990-е гг. XX века. Впрочем, надо сказать, что в прогнозах Росстата есть и доля оптимизма: в ведомстве полагают, что если программы правительства действительно заработают, то уже в 2020 году Дальний Восток ожидает положительное миграционное сальдо.

Юрий Коваленко: Давайте разбирать все эти вопросы дальневосточные и в принципе те, которые касаются всей остальной страны, потому что дальневосточные жители едут в Россию, скажем так, внутренняя миграция – это тоже еще одна сторона проблемы. У нас в гостях Александр Сергеевич Галушка, министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока – здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Галушка: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, за счет кого сейчас хотят заселять Дальний Восток? Вот Дальний Восток идеальный в вашем представлении – кто там живет?

Александр Галушка: Все-таки давайте будем точны в терминах – не заселять, а осваивать. И с точки зрения освоения первый вопрос к людям, что им нужно. И регулярные встречи с людьми, социологические опросы показывают достаточно понятную систему приоритетов. Во-первых, это рабочие места, работа с достойной заработной платой, которая позволяет обеспечивать хорошее качество жизни. Во-вторых, это жилье, в-третьих, это сопутствующие условия, социальная инфраструктура и транспортная доступность.

Когда мы с вами говорим о создании рабочих мест, они же не создаются с воскресенья на понедельник или с понедельника на вторник, они создаются инвестициями. Инвестиции – это всегда цикл, определенный цикл. Даже когда инвесторами уже принято инвестиционное решение, после этого следует фаза проектирования, потом прохождения экспертизы, потом сама стройка, потом запуск нового предприятия. Все это занимает несколько лет. Но перед тем, как этот инвестор придет на Дальний Восток, примет такое решение, что он будет там работать, надо сначала условия создать – условия, которые кардинально отличаются от того, что было до этого. Это и законы принять, и институты развития принять, и нормативную базу сформировать, чтобы все это заработало на земле, заработало на практике. По сути речь идет о том, что если мы хотим по-серьезному в долгосрочной перспективе развить Дальний Восток, то это только инвестиционная модель развития, иная невозможна. Инвестиционная модель развития – это время, это не решение задачи заселить, а это решение задачи условия создать, создать экономику Дальнего Востока, которой нужны люди, которая востребует человеческий потенциал и позволяет этому потенциалу реализоваться, и это задача №1.

И на сегодняшний день что мы с вами видим в рамках ее реализации? Принято более 30 федеральных законов, сформирована уникальная нормативная база, которой никогда не было, никогда в новейшей истории такого внимания к Дальнему Востоку не было. Все это заработало. Заработало каким образом? Если мы с вами обратимся к прямым измеримым показателям, к данным Росстата, что мы увидим? У нас объемы строительства в прошедшем 2017 году – это впервые такое – плюс 9.2% на Дальнем Востоке, притом что в среднем по стране снижаются эти объемы строительства. Далее объем инвестиций на Дальнем Востоке за первые 9 месяцев 2017 года (статистики еще нет по году, она будет в начале марта) плюс 10%.

Ольга Арсланова: А кто эти инвесторы?

Александр Галушка: В основном на сегодняшний день это российские инвестиции, но если мы обратимся к общему объему прямых иностранных инвестиций, которые пришли в Российскую Федерацию в прошлом году, то из общего объема прямых иностранных инвестиций 26% – это инвестиции на Дальний Восток. Никогда Дальний Восток так не лидировал по объему прямых иностранных инвестиций.

Далее: объемы роста промышленного производства и сельского хозяйства (двух, в общем, основных отраслей) в 2 раза превышают среднероссийские показатели, и это только начало. Но впервые все это стало измеримым и понятным в 2017 году. На Дальнем Востоке сегодня создано 18 территорий опережающего развития – это коробочные решения для инвесторов, когда вместе собраны готовая инфраструктура, созданная за счет государства, налоговые льготы и благоприятные административные режимы. Свободный порт Владивосток – такой режим появился у нас тоже впервые в истории. Все это позволило привлечь на Дальний Восток более 3 триллионов рублей прямых инвестиций, которые, вы знаете, такой массив создать, который, естественно, шаг за шагом дальше будет реализовываться.

Как он сейчас реализуется? В марте у нас запускается в рамках этих новых механизмов сотое предприятие на Дальнем Востоке, до конца года 200 новых предприятий. Эти первые 100, которые, собственно, сейчас запущены и работают, их можно своими глазами увидеть – это почти 9 тысяч новых рабочих мест и 120 миллиардов фактически вложенных инвестиций в Дальний Восток. До конца года это будет 15 тысяч новых рабочих мест и 300 миллиардов прямых инвестиций. Для 2 регионов из 9 – Еврейской автономной области и Магаданской области – реализованы в рамках этих инвестиций крупнейшие именно для этих регионов инвестиционные проекты, а именно в Еврейской автономной области запущен Кимкано-Сутарский ГОК, в Магаданской области на базе Наталкинского месторождения, одно из крупнейших золоторудных месторождений, началось производство.

Вот все это сегодня стало происходить, и отмечу, что в этих прямых измеримых показателях, в объемах строительства и в объемах инвестиций будущий Дальний Восток, динамично развивающийся, осваиваемый активно. И конечно же, для наших людей, для жителей Российской Федерации новые рабочие места и новые возможности реализовать себя.

Ольга Арсланова: То есть, возвращаясь к моему первому вопросу, в первую очередь нужны промышленные рабочие оттуда и из других регионов, которые жили бы там круглый год, а не вахтовым методом, правильно я понимаю?

Александр Галушка: Да, совершенно верно. Во-первых, нужна экономика, которая востребует людей. Далее с точки зрения структуры этих новых инвестиций, которые сейчас привлечены на Дальний Восток, на 75% это несырьевые сектора экономики, 25% – это инвестиции в ресурсный сектор, 75% несырьевые инвестиции. Это диверсификация экономики Дальнего Востока. С точки зрения приоритетов привлечения трудовых ресурсов они абсолютно очевидны для всех, и для инвесторов, и для государства. В первую очередь рабочие места создаются для дальневосточников, для жителей самого Дальнего Востока. Это и инвестору удобнее, когда есть на месте, собственно, трудовые ресурсы необходимые, и для государства, естественно, для нас приоритет сами жители Дальнего Востока. Ну например, сейчас на Дальнем Востоке происходит крупнейшая стройка страны – в Амурской области газохимический комбинат строится с объемом инвестиций только 1 этапа 1 триллион рублей. Если у вас будет возможность, я вам предлагаю своими глазами просто посмотреть на эту стройку: это 800 гектаров земли, вертикальная планировка территорий уже проведена, уже стройка сама идет. И в Амурской области никогда не было специалистов в области газохимии и газопереработки, таких производств не было. Естественно, нам потребуется привлечь из других регионов Российской Федерации трудовые ресурсы для практической успешной реализации этого проекта.

Юрий Коваленко: А вот правда ли то, что проблема Дальнего Востока отчасти состоит в том, что туда пытаются привезти высококвалифицированных специалистов, а нужны именно рабочие руки? А человек, который обладает рабочими руками, в принципе на территории европейской России тоже может трудоустроиться, он не видит там карьерного роста.

Александр Галушка: Вы знаете, у вас, наверное, какой-то стереотип сложился странный. Вы когда в последний раз были на Дальнем Востоке?

Юрий Коваленко: Я ни разу там не был, но я общался с людьми.

Александр Галушка: Ну вы побывайте там сами, вы там сами побывайте. Наверное, вы общались с теми, кто там, может быть, не так часто бывал.

Юрий Коваленко: Они пытаются уехать оттуда всеми силами.

Александр Галушка: Я почему об этом говорю? Потому что риторика, которую вы используется, несколько странная. Во-первых, вы говорите про заселение Дальнего Востока – что значит заселять? Посадили в вагоны и привезли? Вы с чего это взяли? Вообще таких посылов ни у кого нет. Дальше: вы говорите, что пытаются. Кто пытается, я хочу вас спросить? У вас откуда информация? Мы, например, не пытаемся, и никто не пытается.

Юрий Коваленко: 200 человек из Восточной Сибири и Дальнего Востока уже уехало.

Александр Галушка: Поэтому, пользуясь возможностью нашего с вами сегодняшнего диалога, я вас приглашаю на Дальний Восток, чтобы вы приехали, своими глазами посмотрели на то, что там происходит, своими глазами посмотрели новые открывшиеся и открывающиеся предприятия, те стройки, которые там сегодня идут, и сами могли составить личное впечатление. И после этого я в вашем распоряжении, мы еще раз с вами встретимся и поговорим.

Ольга Арсланова: Говоря об этих предприятиях, какие зарплаты сейчас на Дальнем Востоке предлагают для жителей?

Александр Галушка: В среднем уровень заработной платы на Дальнем Востоке где-то на 30-35% превышает среднероссийский уровень.

Ольга Арсланова: А цены?

Александр Галушка: Вы абсолютно правы. Одна из проблем Дальнего Востока – это особая проблема дороговизны. Мои коллеги, буквально сейчас один мой заместитель на Чукотке находится, второй в Якутии. С этого года цены на электроэнергию снижены на Дальнем Востоке – то, чего Дальний Восток десятилетиями ждал. Если кто-то не знает, проблема достаточно остро стояла, в некоторых местах Дальнего Востока цена электроэнергии составляла 30-40 рублей за киловатт-час. При таких ценах на электроэнергию какие проекты, какая экономика? Это в основном северные территории, как раз территории, богатые месторождения. А для месторождений полезных ископаемых в участках недр две вещи – электроэнергия и дорога. И когда такая цена электроэнергии, ну какие инвестиции, какие проекты? И людям очень тяжело было.

С этого года цена снижена, она сегодня 4 рубля, не выше 4 рублей киловатт-час. И принят закон правительством Российской Федерации, Государственной Думой подписан, президентом, разработан был правительством о том, что эта цена не может быть выше среднероссийского уровня. И это все заработало сегодня, мы сегодня на Чукотке или в Якутии видим, какие инвестиционные проекты начинаются, о которых десятилетиями речь шла, но из-за этого фактически лимитирующего фактора, пресекающего условия – высокая цена на электроэнергию – не реализовывается. Вот сейчас это начинает происходить.

Далее: если мы говорим о проблеме дороговизны, конечно, это транспортная доступность. Тоже отмечу, что в этом цикле работы правительства Российской Федерации состоялось решение, которое готовилось вместе с компанией "Аэрофлот" – действует плоский тариф. В этом году вы можете за 22 тысячи рублей туда и обратно улететь из Москвы в Петропавловск-Камчатский, Владивосток, Хабаровск, Магадан, Южно-Сахалинск и за 25 тысяч рублей, если вы приобретете билет на перевозки компании "Аэрофлот". Это же все происходит сейчас, так же как и программа субсидирования авиаперевозок для двух категорий основных пока – это молодые люди и пенсионеры. Но уже сегодня правительством Российской Федерации принято решение распространить этот субсидируемый авиатариф для многодетный семей, для родителей. Дети пользуются им, потому что, как я сказал, для молодых людей для всех это действует, это до 20-30 лет…

Ольга Арсланова: Вот мы как раз сейчас для зрителей показываем, как работают эту плоские тарифы, о которых вы рассказываете.

Александр Галушка: Совершенно верно. Но всегда проблема дороговизны, если мы говорим о фундаментальном решении, об экономически закономерном решении – это, конечно, развитие конкуренции. И в том числе те новые инвестиции, те новые проекты, которые сегодня на Дальнем Востоке реализуются, увеличивают экономическую плотность и увеличивают уровень конкуренции, что, конечно же, является экономическим залогом решения проблемы дороговизны. Притом что по таким чувствительным позициям, как цена на электроэнергию, как авиаперевозки принимаются специальные государственные решения, которые позволяют до приемлемого уровня цены снизить.

Юрий Коваленко: Вы говорите, что все эти проекты имеют инерционный характер, то есть они начинаются и пролонгируются во времени.

Александр Галушка: Немножко не так.

Юрий Коваленко: К 2020 году обещают Дальнему Востоку положительное миграционное сальдо.Вот ваш положительный, критический такой, скажем, прогноз, через сколько мы увидим положительную динамику?

Александр Галушка: Действительно если быть точным, не проект имеет инерционную динамику, а сама инвестиционная модель экономического развития такая. Это, по-простому выражаясь, сначала надо вспахать, удобрить, посеять, вырастить, потом плоды пожинать, и что посеешь, то и пожнешь. Понимаете, когда мы с вами, знаете, сейчас рассуждаем об этом, ну что можно сказать? Вспахано, удобрено, посеяно. Виды на урожай хорошие. И действительно к 2020 году мы обосновано рассчитываем на изменение демографической динамики, мы для этого прилагаем все усилия. Поверьте, у нас абсолютно такое консенсусное понимание, что, конечно же, приток жителей на Дальний Восток, увеличение численности, когда люди приезжают, когда они хотят здесь жить, работать, связывают свою судьбу с нашим Дальним Востоком, это и есть его понятное развитие.

Ольга Арсланова: Нам звонят с Дальнего Востока. Давайте послушаем Михаила из Амурской области. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Вы в прямом эфире.

Зритель: Здорово. Я думаю, может быть, сейчас выскажу критичную оценку этого всего. Зовут меня Перов Михаил, я член "Опоры России", предприниматель. Я не хочу, чтобы Александр слишком принимал на себя это, но тем не менее я буду критичен.

Касаемо перелета: с Амурской области с Благовещенска в Москву улететь туда и обратно самое дешевое 30 тысяч, мне дешевле в Таиланд улететь на 2 недели и пожить там в гостинице с проживанием и питанием, это раз. Касаемо снижения тарифов электроэнергии: в прошлом году у нас был киловатт 5.40 для предпринимателей, сейчас 6.40; снижения, может быть, где-то были на Камчатке, Чукотке, но касаемо нас такого нет. Касаемо строительства ГПЗ. Я как член "Опоры России" этого немножко касался. Очень сложно выйти на подряды московские, там через суб-суб-субподряды, и то наши предприниматели боятся туда соваться, потому что, грубо говоря, многих кинули при строительстве космодрома "Восточный", и сейчас, так скажем, не пускает "Сибур" туда. Через субподряды нанимают через московские компании, те же наши понимают, платят копейки, то есть боятся туда и не хотят, потому что если бы более-менее напрямую выходили, была бы прибыль существенно больше.

А сейчас непосредственно по теме. Привлечение сюда, так скажем, жителей…

Ольга Арсланова: Михаил, коротко, если можно.

Зритель: Давайте сделаем сначала, чтобы мы не уезжали отсюда, а потом уже кого-то привлекать. Сюда, я сейчас смотрю, приезжают больше киргизы, узбеки, со Средней Азии, а русскоязычных нет, я вот вам честно говорю. Китайцы сюда приезжают, узбеки, киргизы, а остальные… Многие мои знакомые уезжают в Краснодар, Санкт-Петербург и Москву.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Александр Галушка: Спасибо большое, Михаил.

Давайте по порядку. Во-первых, авиаперевозки. Абсолютно точно в числе городов, где действует плоский тариф, Благовещенск не входит. В чем проблема? Реализует эту программу компания "Аэрофлот" и дочерняя компания "Россия". Взлетно-посадочная полоса в Благовещенске не позволяет принимать самолеты, которыми "Аэрофлот" летает на Дальний Восток. Мы специально рассматривали этот вопрос 28 ноября прошлого года у премьер-министра страны, даны все поручения, для того чтобы модернизировать взлетно-посадочную полосу Благовещенска и сделать ее пригодной, для того чтобы компания "Аэрофлот" могла туда летать. Это потребует определенного времени, но то, что мы этим занимаемся и будем дальше так же настойчиво и целеустремленно заниматься – это абсолютно точно. Решения соответствующие на уровне главы правительства Российской Федерации приняты 28 ноября прошлого года.

Далее – цены на электроэнергию. Совершенно верно, первый этап снижения цен на электроэнергию как был построен? Для тех регионов Дальнего Востока, где средняя цена на электроэнергию выше среднероссийской, средняя по региону, этот уровень цен на электроэнергию был снижен до среднероссийского уровня, таких регионов у нас 5 – Якутия, Чукотка, Камчатка, Магадан, Сахалин. Юго-восточный пояс наш не был охвачен, но объективности ради и проблема там не так остро стояла, потому что мы там… Вот Михаил говорил об Амурской области, но мы все-таки в Амурской области о 5 рублях говорим за киловатт-час, а не о 30 и 40 рублях за киловатт-час.

Вместе с тем мы полагаем, что целесообразно все-таки и для остальных регионов, где средняя цена не выше среднероссийской, но есть конкретные места либо конкретные случаи с потребителями, когда она все-таки выходит за эту величину. Мы думаем, что все-таки разумно (и мы будем продвигать эту инициативу), чтобы и для остальных регионов, даже где это, может быть, район или два района, где цена все-таки – допустим, север Хабаровского края берем, там действительно цена повыше будет – и там такая модель была реализована. Я не говорю о том, что такие решения не так просто даются, это наша работа. Кстати, губернаторы всех этих северных территорий не верили в том, что это может произойти, но по факту это произошло, значит, так же будем… Это наша работа, будем работать над тем, чтобы здесь не так остро эта проблема стояла. В последний раз отмечу: 5 рублей – это не 30 и не 40.

Далее, третье по поводу строительства ГПЗ, Амурского газоперерабатывающего завода. Крупнейшая стройка страны, о которой я говорил. Здесь у этой проблемы есть две составляющие. Первая составляющая: действительно мы сегодня работаем с инвестором, для того чтобы создать благоприятный режим для привлечения местных поставщиков. Но каждый конкретный случай требует своего конкретного рассмотрения. Мы никогда не навязывали, не навязываем и не будем навязывать поставщиков инвестору. Это знаете как, моветон на наш взгляд.

Если мы хотим создать благоприятный инвестиционный климат и говорим: "Идите к таким-то поставщикам, у них что-то закупайте", вторая сторона вопроса – это конкурентоспособность тех поставщиков, которые хотели бы работать с этими инвесторами. Это крупные компании, которые строят современнейший завод, используя современнейшие технологии, ну и объективно, мы просто видим это, не у всех получается адекватный уровень услуг, адекватный уровень поставок предоставить, это тоже вторая часть проблемы.

Мы готовы по конкретному этому случаю, я был бы признателен Михаилу, если бы вы оставили свои координаты, мы с вами свяжемся и конкретно по вашему виду бизнеса этот вопрос рассмотрим. Тем более у нас ровно так работа и строится, это не первый ваш случай, мы смотрим везде, где можно действительно гармонично состыковать, не навязывая, еще раз подчеркну, инвестору поставщика, мы такое содействие оказываем.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Давайте поговорим немного о "дальневосточном гектаре". Попросим наших коллег показать цифры – это данные, насколько я понимаю, на 1 февраля по реализации программы "дальневосточного гектара". Итак, оформлено 109 тысяч заявок, 40 тысяч положительное решение уже получили, 35 тысяч начали освоение. С этого времени, кстати, что-то изменилось? Ведь у нас уже месяц почти прошел.

Александр Галушка: Примерно так, да.

Ольга Арсланова: Вы лично довольны тем, как программа идет?

Александр Галушка: Фактически у нас реализован первый этап этой программы, и на первом этапе, знаете, он такой очень был сложный, тяжелый. В каком плане? Если вы в своей жизни хоть раз сталкивались с оформлением земли, то знаете…

Ольга Арсланова: О да.

Александр Галушка: Ну вот видите. Насколько большой… Вот лично к моему большому сожалению, насколько это громоздко, неудобно, затратно, забюрократизировано, даже 6 соток свои оформить или побольше участок, в права наследования вступить. Мы полностью отказались от такого законодательства, от таких порядков и для Дальнего Востока приняли свой отдельный закон – закон о том, что в другом совершенно порядке, удобном для человека, через Интернет-портал надальнийвосток.рф, можно пройти всю процедуру оформления земли и вступления в право ею безвозмездного пятилетнего пользования. Но представьте, что это такое. Это не только вообще другой закон, это надо было этот сервис создать, наладить работу множества, десятков органы власти, на самом деле, десятков, там их порядка 50 просто федеральных, региональных и местных. Каждый каким-то боком, каким-то краем касается предоставления земли. К большому сожалению, у нас достоверный и полный информационный ресурс о земле не сформирован, а когда мы начинаем землю так предоставлять, все проблемы, все болячки, все нестыковки сразу вылезают.

И вот что нам удалось точно сделать на первом этапе, вот эти вы показали данные: более 30 тысяч предоставленных гражданам земельных участков – это 30 тысяч реальных практических доказательств того, что по также процедуре можно, а по нашему глубокому убеждению и нужно предоставлять землю гражданам Российской Федерации. Мы более 30 тысяч раз эту процедуру прошли. Я лишь напомню, что если у вас есть электронная цифровая подпись, то вы не выходя из дома можете эту землю оформить. Если у вас цифровой электронной подписи нет, вам нужно дойти до ближайшего МФЦ, ближайшего к вашему дому.

Далее на втором этапе 2 основных вопроса встают. Первый – это освоение этой земли, потому что, конечно же, предоставление не ради предоставления, но ради освоения. И второе – это целевой продуманный маркетинг этого проекта. С точки зрения освоения какие вопросы сегодня решаются? 2 основных вопроса. Там, где сформированы так называемые агломерации, то есть места кучного, там, где у людей спрос самый большой на земельные участки, где кучно расположены заявки, в первую очередь туда подвести инфраструктуру – дорога и свет в первую очередь нужны людям. И второй вопрос – это кредитный продукт, помощь в финансировании, деньги для освоения этой земли. Оба этих вопроса сейчас решаются в рамках второго этапа, и сегодня мы работаем и над маркетинговой составляющей, для того чтобы таким я бы сказал целевым образом тем, кому интересно в этой программе поучаствовать, донести необходимую информацию и помочь принять необходимое решение.

Ольга Арсланова: Спасибо. Тогда будем вместе следить за следующими этапами.

Александр Галушка: Приезжайте на Дальний Восток.

Юрий Коваленко: Обязательно.

Ольга Арсланова: Спасибо. У нас в гостях был Александр Галушка, министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока. О развитии Дальнего Востока мы и говорили. Спасибо.

Александр Галушка: Спасибо большое.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты