Дальний Восток хотят заселить

Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Иван Князев: Остров Русский готовится принять VI Восточный экономический форум. Сразу несколько новостей накануне его старта. Ну, во-первых, глава Минвостокразвития Алексей Чекунков анонсировал появление первого города-миллионника в регионе. Построят новый город-спутник Владивостока на 300 тысяч человек и объединят с городом Артемом – получится мегаполис.

Марина Калинина: Также в Правительстве заявили, что население региона можно увеличить до 10 миллионов человек (или даже больше) за 15 лет. Понадобится на это 8 триллионов рублей, посчитали.

На что потратят эти деньги? Как будут привлекать в регион переселенцев? Какой новый экономический импульс может получить Дальний Восток? Об этом поговорим с экспертами. Ну, естественно, принимаем ваши звонки, ваши мнения, ваши вопросы.

Иван Князев: Дальний Восток, звоните нам и рассказывайте, что лучше сделать для вашего региона, чтобы он процветал.

Приветствуем Максима Кривелевича, доцента кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Обсудим последние новости. Здравствуйте, Максим Евсеевич.

Максим Кривелевич: Добрый день, коллеги.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Иван Князев: Хорошая новость для жителей Дальнего Востока, что Владивосток плюс Артем и плюс еще город-спутник станут миллионником? Что это даст?

Максим Кривелевич: Вот приятно говорить с умными людьми. Вы очень правильно акцентировали внимание на том, что это новость, а не событие. Новость – это то, что привлекает внимание, а событие – это то, что имеет последствия. В данном случае это новость, то есть никаких последствий не будет. Красивое и яркое заявление, которое можно считать тостом. Вот если на ВЭФ будут подниматься бокалы, я за этот толст полностью голосую.

Ситуация, по сути, следующая. Не может быть, что у кого-то четверг, когда у всех остальных суббота на календаре. То есть Дальний Восток живет той же жизнью, что живет и страна. Будет девальвироваться рубль, будет поток миграции в одну сторону – будет рубль укрепляться, будет поток миграции в другую сторону.

Люди и так приезжают во Владивосток из края. Точно так же, как люди приезжают в Хабаровск из Хабаровского края. Точно так же, как люди приезжают в Южно-Сахалинск из малых городов возле Южно-Сахалинска. Это нормальная и объективная тенденция.

Но на текущий момент ничего, что бы удерживало население от дальнейшей миграции в сторону Москвы, мы не наблюдаем. То есть, скажем так, люди очень любят телевизор, но кушать приходят к холодильнику. Пока не будут созданы экономические предпосылки для реверса миграционных потоков, миграционные потоки будут продолжаться в направлении на запад.

Иван Князев: А какие это предпосылки?

Марина Калинина: Что сейчас нужно Дальнему Востоку для того, чтобы люди туда действительно поехали, остались там, работали там, рожали детей и так далее, и так далее, жили там?

Иван Князев: Жилье?

Максим Кривелевич: Нужно сделать именно то, на что, так сказать, российское государство почему-то критически не согласно: людям надо оставить их деньги. То есть если обнулить налоги, то, соответственно, люди всегда себя прокормят, потому что здесь есть рыба, есть лес, есть масса способов себя прокормить. Есть граница, в конце концов.

Но посмотрите, как «закручиваются гайки»: внеконкурсное выделение земли по Свободному порту уже прекращено, очень много других мелких льгот прекращено. И если экономическая динамика в стране в целом вдруг не изменится к лучшему, то экономическая динамика на Дальнем Востоке будет тоже примерно в русле общенациональных тенденций.

И тогда мы говорим о том, что… Да, здесь соберется миллион человек. И вокруг Владивостока соберется миллион человек. И вокруг Хабаровска соберется миллион человек. Но это не будут какие-то новые люди. Это будут люди, которые бросят свои маленькие городки, бросят свои деревни и просто приедут в чуть более крупный город, где проще выживать.

Иван Князев: Максим Евсеевич, ну вы сами сказали про четверг и про субботу. Ну, одни правила для одного региона, другие правила для другого региона? Ну, совсем отменить налоги во Владивостоке только потому, что именно этот город нужно развивать, именно этот регион, – я не думаю, что на это пойдет государство.

Максим Кривелевич: Заметьте, не я это предложил. Вы спросили: «Что бы потребовалось для того, чтобы...» Я ответил, что потребовалось бы. И точно так же ответил, что государство на это не пойдет. Ну, раз государство на это не пойдет, то этот лозунг останется в качестве красивого тоста, который мы будем поднимать 31 декабря, вот скоро, в сентябре, на Рош ха-Шана и на другие праздники – каждый сообразно своим убеждениям.

Марина Калинина: Ну давайте тогда еще один «тост». Если бы все налоги, которые собирались на Дальнем Востоке, оставались бы на Дальнем Востоке и не перечислялись бы в федеральный бюджет, который потом, соответственно, распределяет эти налоги по регионам… Какие-то больше получают, какие-то – меньше, которые могут сами себя как-то прокормить из местного бюджета. Вот такая схема была бы более приемлемой, если бы в принципе такая схема была по всей стране?

Максим Кривелевич: Это была бы мечта, потому что тогда у нас был бы такой же совершенно уровень жизни, как на Аляске, где существует перманентный фонд штата Аляска, куда 22% сырьевых налогов поступает и откуда каждый житель штата Аляска получает ежегодно дивиденды. Поэтому что вам сказать? Если бы так было, то с Аляски бы ехали жить на Дальний Восток России.

Марина Калинина: Смотрите, Максим Евсеевич, еще такой вопрос. А какой процент бюджета местного тратится, если в процентном соотношении, федеральный бюджет и местный бюджет? Вот местный бюджет – на что хватает денег? Или все-таки за счет федерального бюджета живет сейчас, в данный момент Владивосток?

Максим Кривелевич: При текущей бюджетной системе местного хватает ровно ни на что. Правила игры сделаны так, что просто аллокация налогов. Оставляют за муниципальным бюджетом те налоги, которых никогда не хватит ни на что и никому, кроме Москвы. Почему? Потому что в Москве очень много людей с высокими зарплатами. И та доля НДФЛ, которая идет в московский бюджет, соответственно, город вытягивает.

Дело в том, что вопрос несколько лукавый. Действительно, региональных и местных налогов сейчас на Дальнем Востоке собираются копейки. Но они собираются не потому, что регион бедный, или не потому, что регион ничего не производит, а налоговая система так устроена. Оставьте таможенную пошлину в регионе, оставьте вывозные пошлины в регионе, оставьте НДС в регионе – и тут будет либо Аляска, либо Сингапур (кому какое сравнение больше нравится).

Но опять же, как мы уже с вами это обсуждали чуть раньше, федеральный центр на это не пойдет, потому что вместе с деньгами остаются полномочия. Понимаете, а что такое губернатора сделать богатым? Если сделать губернатора богатым, то он же, наверное, начнет думать, что он представляет интересы того населения, которое проживает на этой территории, а не интересы тех, кто его назначил руководителем этой территории. А это целая, понимаете, кадровая революция. На такое не все могут пойти.

Иван Князев: Каким может стать краеугольный камень развития Дальнего Востока, по вашему мнению? Какие главные темы нужно поднять на форуме? Потому что тут уже обозначено: привлечение инвестиций в регион, экспортные возможности, развитие сельскохозяйственной отрасли. Вот давайте пробежимся по ним.

Максим Кривелевич: Да, замечательно. Все три темы чрезвычайно актуальные. И все три темы решаются одним-единственным способом: пожалуйста, удалите из них государство – и все начнется, как никогда, замечательно. Понимаете, это как в первую брачную ночь государство совершенно не требуется молодоженам.

Точно также в плане инвестиционной привлекательности: чем государство меньше соучаствует, тем лучше с инвестиционной привлекательностью. Потому что если вы переговорите с абсолютно любым иностранным инвестором и спросите, а что его пугает в работе с Россией, то все причины, которые он назовет, будут так или иначе связаны с воздействием государства.

Вот чем отличается, условно говоря, Дальний Восток России от Аляски? Только тем, что государство другое. Чем отличается Дальний Восток России от особых экономических зон Китая? Государство другое. То есть как только государство хотя бы на минуточку уйдет из этих отраслей, в этих отраслях все будет очень хорошо!

Марина Калинина: Максим Евсеевич, один из главных аргументов для человека, который планирует или подумывает о том, чтобы переехать в другой регион, – это, естественно, рабочее место, на котором он может работать, кормить свою семью и так далее, и так далее. Что на Дальнем Востоке вообще с рабочими местами?

Максим Кривелевич: С рабочими местами все совершенно замечательно. Они создаются в совершенно гигантских объемах и в гигантских же объемах разрушаются. Дальний Восток – наиболее гибкая в этом плане территория. То есть у нас наиболее рыночная, если хотите, территория. Очень мало таких градообразующих предприятий, очень много экономики услуг.

Знаете, такой интересный феномен: если вы проедете мимо такого длинного девятиэтажного, девятиподъездного дома во Владивостоке, вы увидите, что машину поставить негде в рабочий день. То есть нет такого, чтобы люди встали и к девяти утра поехали на работу, а в пять вечера вернулись. То есть целый дом, девять подъездов – ни одного парковочного места. Почему? Экономика услуг. Она очень гибкая, она создает рабочие места, она разрушает рабочие места.

Другое дело, что ею нельзя управлять, она самоуправляемая, как смена времен года. И сейчас общая тенденция идет на создание рабочих мест, потому что Свободный порт Владивосток – это великолепно, территории опережающего развития очень много дали, «квоты под киль», другие государственные программы, где государство оставляло деньги налогоплательщику и устраняло административные барьеры, как бы самоустранялось.

Это все работает. И огромное спасибо тем, кто, так сказать, все это продвигает, и тем, кто все это создал. Тот же самый ВЭФ – ну, это же великолепно, потому что регион звучит на всю Северо-Восточную Азию, приходят инвесторы, создаются рабочие места. Все это классно.

Но нужно четко понимать: это процесс, которым невозможно управлять. Нельзя создать рабочие места. Можно позволить экономике их создать. Нельзя предотвратить ликвидацию рабочих мест. Можно облегчить бремя оплаты, заработной платы и зарплатных налогов для работодателя – и он сохранит какое-то количество рабочих мест. То есть если четко понимать, что это такой очень саморегулируемый процесс, то сальдо будет расти. Но как только будет какое-то вмешательство, то все будет очень грустненько.

Иван Князев: Спасибо за ваш комментарий.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Марина Калинина: А нам позвонила Ангелина как раз из Владивостока. Ангелина, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. По крайней мере, у нас во Владивостоке уже вечер почти.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста, Ангелина.

Зритель: Мне 60 лет, и практически большую из них часть, за исключением пяти лет (муж военный, мы жили в Севастополе), я прожила в родном городе. К сожалению, да, очень большой отток с Дальнего Востока. Очень много моих подруг уехали с детьми, с маленькими внуками. То есть это те, кто бы мог, так сказать, дать рабочую силу и продолжать жизнь. Но очень многие уезжают. Основные города – это Петербург, Калининград, Анапа, Ростов и так далее. Я думаю, что главная проблема даже не в том, чтобы заселить людей, а главная проблема в том, чтобы сохранить тех, кто есть, и сократить отток населения.

Марина Калинина: Ангелина, буквально пара слов. А что вас держит во Владивостоке? Почему вы не уезжаете?

Зритель: Ну вы знаете, наверное… Я уже уезжала – это раз. Вы знаете, может быть, то, что не всегда при переезде там будет мне комфортнее и лучше. Хотя мысли перебираться, да, регулярно возникают у многих в нашем регионе. То, что город красив – да. Ландшафт безумно красив! То есть это, извините, не тот же Питер, когда ты идешь, и у тебя начинается в кварталах клаустрофобия, потому что ты ничего не видишь. А тут видно за километры. Тут видно микрорайоны на другом конце берега. То есть таких просторов нет нигде. У нас рядом тайга, люди ездят отдыхать, охотиться, рыбачить. Да, состояние дорог – это другое. То есть край…

Иван Князев: Ну да, уникальная география, уникальные природные ландшафты. Но, конечно, все это не остановит молодежь, которая ищет лучшей жизни и переезжает в другие города. Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Ангелина, спасибо за ваш звонок.

А мы к следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)