Дед Мороз, Дед Мороз!.. Наёмные волшебники теперь под запретом

Дед Мороз, Дед Мороз!.. Наёмные волшебники теперь под запретом
Стоматология: вам бесплатно или хорошо?
Стоматология не по зубам. Наркоманы выходного дня. Переходим на российское ПО: что будет с рынком электроники?
Никита Кричевский: Людям нужно осознание того, что в них заинтересованы, что им помогут, если что
Юрий Мельников: Дешёвые энергоресурсы невыгодно экономить
Александр Хуруджи: Предприниматели не должны бояться ошибаться. А риски надо страховать
Инвестиции в российский бизнес. На примере производства холодильных витрин в городе Орёл
Максим Руссо: Дети на заказ с желаемыми свойствами – мы хотим спортсмена или мы хотим математика – это разве что через полвека станет возможно
«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?
Почему «голливудская улыбка» так дорого стоит, и как жители регионов находят деньги на лечение зубов?
Реальные цифры: ваши поправки в Конституцию
Гости
Ольга Леткова
председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ
Алексей Прокофьев
президент Международной Ассоциации Дедов Морозов и Снегурочек

Марина Калинина: Ну, скоро Новый год. Осталось…

Константин Чуриков: …два месяца.

Марина Калинина: …два месяца. Но Деда Мороза не будет. Запретительная практика дошла и до столицы. Теперь и в Москве официально – внимание! – нельзя нанимать стороннего приглашенного Деда Мороза на утренник. Либо своими силами, либо вообще никак. А самое главное – не брать деньги с родителей. И конечно, никаких новогодних подарков для детей.

Константин Чуриков: Как мы до этого дошли? И кто тут виноват? Вот сейчас будем думать вместе с вами.

У нас сейчас на связи… Ольга Владимировна будет позже. Алексей Прокофьев, между прочим, президент Международной ассоциации Дедов Морозов и Снегурочек. Алексей, здравствуйте.

Алексей Прокофьев: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый день.

Алексей Прокофьев: Я хотел бы всех слушателей и зрителей поздравить с первым снегом, который вчера выпал.

Константин Чуриков: Ой, спасибо! А я подумал, что с наступающим Новым годом. Просто еще времени достаточно.

Марина Калинина: Мы вас тоже поздравляем.

Константин Чуриков: Мы тоже, да. Алексей, скажите, пожалуйста, все-таки по чьей вине Дед Мороз оказался, можно сказать, под запретом? Это виноваты законы или родители возмущенные, которые недовольны поборами?

Алексей Прокофьев: Ну, это очень большая-большая проблема. Несколько лет назад она начала развиваться, и вот уже как два года она поставила шлагбаум на приглашения Дедов Морозов профессиональных. Хотели, конечно, как лучше, чтобы не было с родителей, как называют, поборов… Как это называется – не знаю.

Но получилось следующее, оказалось следующее: в садах нет профессиональных Дедов Морозов на Новый год, и берут Дедов Морозов из школ, потому что у нас прошло переподчинение, садики стали подчиняться школам. Берут физруков, спортивных работников, сторожей иногда.

И самая главная-то беда не в деньгах даже, а вопрос, что у детишек маленьких мы убиваем сказку. Если профессионального Деда Мороза можно спросить, как он работает, и вы выбираете самое лучшее, то, когда вам навязывает школа, уже выбора в детских садах нет.

Марина Калинина: Скажите, а как учат на Дедов Морозов? Интересно же.

Константин Чуриков: Вот!

Марина Калинина: Ну естественно, физрук или учитель черчения, я не знаю, географ, наверное, не сможет профессионально это делать наверняка. А вот школа Дедов Морозов – что это такое?

Алексей Прокофьев: Я сейчас расскажу. Я Дед Мороз, являюсь Дедом Морозом уже 35 лет. Пять лет назад… Я смотрел на этих «босяков», которые ходят по улицам, мы их так называем. Потом – на Дедов Морозов, которые изображают ростовую куклу. И так далее, и так далее.

Константин Чуриков: Ну, ряженые, в общем, понятно.

Алексей Прокофьев: И мы решили сделать школу… Алло.

Марина Калинина: Да-да-да, говорите, пожалуйста.

Алексей Прокофьев: Мы решили сделать школу Деда Мороза. Она у нас называется – Школа Деда Мороза на Варшавке, потому что мы там располагаемся. Там у нас два раза в год проходит обучение Дедов Морозов. У нас приезжают из разных городов, и не только России. Допустим, самый дальний город – это Иркутск.

Константин Чуриков: В чем состоит обучение? Вот что нам объясните, самое-то интересное.

Марина Калинина: Да. Что надо знать, чтобы стать хорошим Дедом Морозом и не испортить детям сказку?

Алексей Прокофьев: Что знать?

Марина Калинина: Да.

Алексей Прокофьев: Ну, самое минимальное – выглядеть прилично, знать все моменты работы Деда Мороза. Как сказать? Может быть, Дедом Морозом надо родиться…

Константин Чуриков: Нет, секундочку! Родиться невозможно. Нужен типаж, нужен голос соответствующий, такой глубокий. Правильно?

Алексей Прокофьев: Ну да, и это тоже важно, конечно, очень важно.

Константин Чуриков: Рост.

Марина Калинина: А чему вы в школе учите? Я все никак добиться не могу, а мне очень интересно.

Алексей Прокофьев: У нас две недели назад была школа, к нам приезжал российский Дед Мороз из Великого Устюга. Приезжал Йоулупукки, Санта-Клаус из Финляндии. Была делегация из Карелии, из многих других городов.

Мы проводили двухдневную учебу. Она состояла в том, что мы показывали новогодние программы. Спикеры показывали программы, объясняли. У нас были моменты, когда мы занимались… Ну, мы говорим, что это волшебство, но для человека, который не Дед Мороз, для него это фокусы. У нас очень много фокусов для того, чтобы удивлять детишек и взрослых.

Марина Калинина: Понятно.

Алексей Прокофьев: И вот две недели… то есть два дня мы проходили, просматривали программы, обсуждали все.

Константин Чуриков: А вот интересно, как все-таки на практике это ограничение, запрет на приглашение каких-то сторонних артистов будет работать? Что, будет ходить под Новый год кто-то из департамента образования с проверками? Как это будет?

Алексей Прокофьев: Я так понял, что мы про детские сады говорим?

Константин Чуриков: Ну, это же все-таки часть системы образования. Детсад – это сейчас формально часть школы, филиал школы.

Алексей Прокофьев: Да-да-да. Я могу сказать, что три года назад у меня было 24 елки в детских садах и школах. На сегодня у меня стоит ноль. Конечно, заведующие садиков под страхом, что их уволят, естественно, и сейчас не возьмут, допустим, платного Деда Мороза.

Константин Чуриков: У меня короткий вопрос. 24 елки и утренника – это неплохо. Сколько можно заработать за 24 елки?

Алексей Прокофьев: Ой, вы понимаете, для меня деньги не главное. Я-то фанатик этого дела. Допустим, я в детском саду получал такую энергетику от маленьких детишек! Я отдавал им свою, а они мне отдавали свою. И это был праздник.

Константин Чуриков: Ну, все равно…

Алексей Прокофьев: А деньги зарабатываются на корпоративах или на домашних поздравлениях новогодних в последние часы.

Константин Чуриков: Ну, порядок цифр. Вот декабрь месяц 2018 года – сколько удалось? Налоговая нас не слышит.

Марина Калинина: Это тайна, Костя.

Константин Чуриков: Ладно, ладно, хорошо, хорошо.

Алексей Прокофьев: Это тайна.

Марина Калинина: Ладно. Не хотите – не говорите. Спасибо. Алексей Прокофьев, президент Международной ассоциации Дедов Морозов и Снегурочек.

Константин Чуриков: Никогда не брал интервью у Деда Мороза.

Давайте поговорим с Николаем из Тулы. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я прожил уже 65 лет с хвостиком, и всю жизнь я помню Деда Мороза и елку. Ну, если Деда Мороза убрать, то тогда и елку можно не ставить. А зачем?

Константин Чуриков: Ну да, давайте пойдем дальше. Давайте стол не будем накрывать, отменим новогоднее обращение президент, да? И где праздник?

Зритель: Нет, стол можно накрывать. Мы стол накрываем по всяким поводам – день рождения и все остальное. Но Новый год… И как без этого старика?

И еще была такая девочка у нас хорошая, я помню, как сейчас, в детском саду. На всю жизнь запомнил! Если сейчас она слышит, Таня Савоськина… Как я в нее влюбился!

Марина Калинина: Она Снегурочкой была, что ли?

Зритель: Она Снегурочкой была с этим Дедом. А Дед у нас был завхоз, дядя Миша.

Константин Чуриков: Видите, даже без профессиональной подготовки вполне себе можно в рамках самодеятельности устроить праздник. Спасибо.

Ну что, у нас тут много-много всяких сообщений. Еще успеем побеседовать с Ольгой Летковой – это глава Ассоциации родительских комитетов и сообществ. Ольга Владимировна, здравствуйте.

Ольга Леткова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ольга Владимировна, ну скажите, не по вине ли родителей дети лишены сказки?

Марина Калинина: Как так?

Ольга Леткова: Вы знаете, я согласна с тем, что дети лишены сказки. Честно говоря, вот такие инициативы вызывают просто недоумение, потому что… Ну что тут говорить? Какая коррупция? Мне очень понравилось, как тут сказали, что тогда… И елку на какие-то деньги покупают. А вдруг это коррупция, за откаты, еще что-нибудь такое? Ну понятно, что это абсолютно, на мой взгляд, такая абсурдная логика, совершенно несостоятельная аргументация.

Другое дело, что в каждом детском саду, в группе, в школе находятся некоторые родители, которые действительно начинают писать в прокуратуру, еще куда-то и говорят: «А вот наша образовательная организация требует деньги». Ну, безусловно, это не образовательная организация требует. Либо эта образовательная организация должна сама организовать, и они вправе размещать свой заказ для каких-то организаций в законном порядке; либо родители должны скинуться, без всяких проблем решением родительского комитета все это определить.

К сожалению, делают из мухи слона и пытаются на самом деле запретить Деда Мороза. И мне это напоминает историю сегодняшнего дня, которая тоже очень выразительная. Под точно такими же предлогами, что «а вдруг это взятка», запретили вообще линейку 1 сентября, потому что, видите ли, дети дарят учителям цветы. И это, оказывается, коррупция! Вы можете представить, до чего можно дойти?

Константин Чуриков: Ну, до маразма можно дойти. Уже к нему пришли. Понятно.

Марина Калинина: Мне кажется, скоро и выпускные запретят вообще.

Ольга Леткова: Так все запретят. И к чему это ведет? Мы не понимаем разве? Мы люди взрослые. Мы видим несостоятельность аргументации. Мы видим, что это абсурд. Мы понимаем, что это какие-то целенаправленные меры, которые… Ну просто у нас отбираются все наши традиции. И Дед Мороз – наш, российский, а не западный.

Константин Чуриков: Ольга Владимировна, а может, все идет все-таки от того, что общение родителей и учительницы обычно происходит в этих мессенджерах, в этих группах? Там публично можно взять и, как говорится, на «вентилятор набросить», публично высказаться. Может быть, если бы, как раньше, не было этого общения всех со всеми, наверное, мы и не знали бы о том, что кто-то возмущен, все бы сдавали деньги и все было бы нормально?

Марина Калинина: Ну да.

Ольга Леткова: Вы понимаете, кто возмущен? Ведь деньги никто не принуждает сдавать, а школа – тем более. Это инициатива родителей самих.

Марина Калинина: Слушайте, ну смотрите. Мы посмотрели, что Дед Мороз стоит три с половиной тысячи рублей…

Ольга Леткова: Но в целом это родители решают. И родители, которые не хотят сдавать, есть такие. Ну и ради бога, пусть не сдают. Никто же не принуждает. Никто и не может принудить. Но не отменять же из-за этого праздник! Пусть все приходят – кто сдавал, кто не сдавал. Обычно так и делается: одни покрывают других – тех, кто не может по какой-то причине или просто так принципиально не желает ни копейки ни на что. Ну, это дело каждого. Но это не значит, что из-за таких надо вообще праздники отменять и превращать нашу жизнь в какие-то формализованные и постоянные тяжбы и ходьбу по прокуратурам. Это совершенно неприемлемо!

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Ольга Леткова, глава Ассоциации родительских комитетов и сообществ.

Константин Чуриков: Еще зрителя нашего послушаем, в эфир выходит Алексей. Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: У вас прямо голос Деда Мороза!

Марина Калинина: Я тоже это хотела сказать.

Зритель: Вы знаете, очень интересная тема. Мое личное мнение: нельзя детей лишать праздника. Тем более что получается как, судя по вашему разговору? Нельзя приглашать со стороны. А со стороны приглашают кого? Профессионалов. То есть это либо артисты театров, либо какие-то еще люди, которые этим занимаются профессионально из года в год.

Марина Калинина: Это их работа, и она должна быть оплачена. Все правильно.

Зритель: Естественно, это их работа. А детям предлагают художественную самодеятельность. Понимаете, ну мы падаем до уровня начала XX века, мы на 100 лет назад отправляем сами себя. Зачем это нужно? Ведь не такие большие деньги. И даже если кто-то в классе… Ну, бывают такие семьи – многодетные, малоимущие. Неужели родители сами не смогут решить вопрос и помочь этим семьям? Ну выйдут копейки!

Марина Калинина: Ну да. Мы посмотрели, я уже говорила, – три с половиной тысячи стоит Дед Мороз.

Зритель: Зачем размениваться на мелочах и отыгрываться на детях?

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Нам зрители пишут: «Новый год, как и Крещение, должны быть бесплатными праздниками». Пишут, что Хеллоуин у нас разрешен, а Новый год уже почти запрещен. Но это неправда! Вы, пожалуйста, так сказать, быстрых выводов не делайте. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски