День работников культуры

День работников культуры | Программа: ОТРажение | ОТР

Кто и как хранит и популяризирует культурное наследие?

2021-03-25T15:59:00+03:00
День работников культуры
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Михаил Миндлин
искусствовед, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева
Александр Липницкий
рок-музыкант, культуролог

Петр Кузнецов: А мы пока успеем поздравить российских работников культуры. У них сегодня праздник профессиональный, так сказать, сегодня их день. Хранители и популяризаторы культурного наследия принимают поздравления. А вот с чем их поздравляют сегодня? И много ли у нас сегодня этих хранителей, Оксана?

Оксана Галькевич: Петр, ну конечно, много. Ты же ходишь в музей, ты же ходишь в театр, я надеюсь. Это же как раз те самые сотрудники библиотек, театров, музеев, концертных организаций, специалисты домов культуры.

Петр Кузнецов: Как раз все то, что почти год было закрыто на карантин.

Оксана Галькевич: Кстати, сейчас об этом поговорим – как они переживали этот непростой период. И, конечно, на самом деле это не только провинциальные сотрудники провинциальных музеев, домов культуры, это и столичные музеи и дома культуры, столичные концертные залы и филармонии.

В общем, друзья, мы поздравляем всех вас. Большой день, большой праздник. И мы вам очень признательны за тот труд, которым вы занимаетесь.

Петр Кузнецов: Вот этот эта столичная и околостоличная культура без внимания и финансирования никогда не остается вроде бы, уж тем более в такой день. А мы как раз в такой день хотим поговорить о тех, кому внимания не хватает, и даже в такой день. То есть – о тех, кто поддерживает культуру в малых городах и селах. То есть – о провинциальных музеях, ДК и так далее.

Оксана Галькевич: Вы, пожалуйста, выходите с нами на связь и поделитесь, знаете, вот таким мнением. Хватает ли вам культурного досуга вот там, где вы живете? Большой это город или небольшой, населенный пункт – неважно. Отвечайте на этот вопрос «да» или «нет». А в конце этой беседы, фактически в конце часа мы подведем итоги.

Петр Кузнецов: Как с культурным досугом в Астраханской, Липецкой и Белгородской областях обстоят дела? Прямо сейчас. А потом возвращаемся.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Интересно! Слушайте, придумывают такие развлечения для посетителей. Гусиным пером попробовать, как это было.

Петр Кузнецов: Ну а что делать-то с таким финансированием, точнее – с его отсутствием?

«Пела в хоре, солировала, теперь выступаю со своими стихами», – пишет нам телезрительница из Ярославской области.

Оксана Галькевич: Друзья, я напоминаю, мы спрашиваем вас о том, хватает ли вам досуга в том месте, где вы живете, культурного досуга. Отвечайте «да» или «нет», мы ждем ваших сообщений на портале. В конце беседы подведем итоги.

Петр Кузнецов: Светлана Назарчук с нами, руководитель Центра культуры и духовности имени Пушкина, город Нерюнгри (Южная Якутия). Здравствуйте, Светлана.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Светлана Назарчук: Добрый день.

Оксана Галькевич: Светлана, вы знаете, нам тут зрители пишут, что… Заголовок у нас такой был: «Культура в массах». Но мало того, что в массах, так она еще и в масках у нас весь прошлый год провела. Совершенно неожиданно вот такая беда случилась – пандемия, коронавирус. И совершенно неожиданные, непредвиденные сложности в вашей работе.

Светлана Назарчук: Да, было сложно на самом деле, потому как мы не готовы были к такому формату. Но тем не менее отчасти это дало новые возможности, чтобы попробовать себя в немножко другом ракурсе. Не очень нам нравится работать в онлайн-формате. Вся наша продукция была непосредственно выпущена только в соцсетях. Нам необходимо общение, люди творчества не могут без общения. Это было сложно.

Оксана Галькевич: А расскажите про ваш центр культуры. Чем вы занимаетесь? Когда вы говорите: «Все наши проекты перешли в онлайн-режим», – это что за проекты? Какую форму вам из очного вида в такой заочный онлайн-режим пришлось переводить? Ну, чтобы мы понимали.

Светлана Назарчук: Ну, мы между собой так шутим: мы превращаемся в телевизионных режиссеров, как мы говорим. Все концерты, все это в онлайн-формате. То есть мы ставим определенный график, приглашаем артистов, танцоров, руководителей, записываем все это. Это гораздо проще, как нам кажется. Но не хватает вот той атмосферы, когда есть связь со зрителем. Это раз. И сказки мы ставили, и новые программы разработали, в которых рассказывали и о руководителях коллективов, и непосредственно о коллективах в том числе, и о каких-то интересных праздниках, которые проходят на территории нашей республики.

Оксана Галькевич: А вы чувствуете себя востребованными, любимыми, нужными, Светлана?

Светлана Назарчук: Бесконечно чувствуем, потому как наконец-то были сняты все ограничения, разрешены все мероприятия. И мы это, бесспорно, почувствовали, когда начались концерты. И артисты почувствовали, и зрители. Да, мы необходимы. Мы это можем точно сказать.

Петр Кузнецов: Светлана, а на какие средства вы существуете?

Светлана Назарчук: На данном этапе или в принципе?

Петр Кузнецов: В принципе.

Оксана Галькевич: А и то, и другое давайте.

Светлана Назарчук: Мы проводим, конечно, ряд платных мероприятий. У нас есть бюджетные средства. Но в основном платные мероприятия. То есть это наша платная концертная деятельность, это шоу-программы, это новые форматы, новые концерты.

Петр Кузнецов: То есть в этом плане вы вниманием не обделены?

Светлана Назарчук: Ну, хотелось бы, чтобы побольше на нас обращали внимания. Не хочется сегодня, в праздник, говорить о проблемах, но много чего не хватает.

Петр Кузнецов: Я просто знаете к чему? Просто, по ощущению, особенно е сказали мы говорим о культуре в малых городах, в селах, есть ощущение, что работник культуры – это сейчас, знаете, волонтер, это патриот, это такой идейный профессионал, и именно поэтому они продолжают работать там, на местах, за небольшие доходы.

Светлана Назарчук: Ну да, такое мнение существует. И мы на самом деле таковыми являемся. Но – нет. Я считаю, что уже давно все перешли на такой формат, когда можно зарабатывать своим творчеством, своим умом, продвижением своих новых программ и идей.

Оксана Галькевич: Скажите, а что у вас с кадрами, Светлана? Может быть, у вас есть нехватка? Или наоборот – вы с этим никаких проблем не испытываете?

Светлана Назарчук: Я не могу сказать, что мы не испытываем проблем, но у нас укомплектованный штат, у нас достаточно высококвалифицированные специалисты, уникальные люди, любящие бесконечно свое дело.

Оксана Галькевич: Ну, это же здорово, это замечательно!

Светлана Назарчук: Да.

Петр Кузнецов: Это самое главное. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. С праздником вас еще раз!

Петр Кузнецов: Светлана Назарчук, руководитель Центра культуры и духовности имени Пушкина, город Нерюнгри. Да, еще раз с праздником.

Оксана Галькевич: Друзья, ну и вы звоните, пожалуйста, нам тоже в прямой эфир. Рассказывайте о том, как живете, куда ходите, как время проводите, чем занимаетесь и нужна ли вам культура именно там, на местах.

А мы сейчас подключаем еще одного собеседника к нашему разговору – это Михаил Миндлин, искусствовед, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Здравствуйте, Михаил Борисович.

Михаил Миндлин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Михаил Борисович, вот только что мы беседовали с вашей коллегой из Нерюнгри, и она сказала: «Ну да, у нас, конечно, есть бюджетное финансирование, но основа бюджета все-таки – это некие платные мероприятия». Ну, как-то горько это было слышать. Вопрос: почему у нас так получается, что культура все-таки недофинансирована? Вот как-то людям приходится заниматься не всегда творчеством стопроцентно, не всегда этому отдаваться полностью, а еще и думать, как заработать бы?

Михаил Миндлин: Ну, к сожалению, это действительно так. Культура всегда являлась «падчерицей бюджета», если так можно сказать. Культура всегда, во все времена финансировалась в определенной степени по остаточному принципу. В этом есть определенная проблема. Я понимаю, что сегодня стоят острые проблемы в области медицины, образования, других направлений деятельности, фундаментальной науки. Но культура – это одна из областей человеческого сознания. И человек без культуры, конечно, остается неполноценным, в общем, таким «интеллектуальным инвалидом» до определенной степени. Конечно, хотелось бы, чтобы власти предержащие обращали внимание, больше обращали внимания на культуры и культура пользовалась бы более значительной поддержкой.

Петр Кузнецов: Михаил Борисович, вот мы о кадрах уже успели поговорить, речь о местном уровне была. Вот сегодня, как правило, назначения в культурной отрасли, которые вызывают в обществе недоумение, они зачастую объясняются тем, что больше некого было поставить во главу того или иного культурного учреждения. И вот здесь вопрос: а действительно у нас подходящих кадров нет?

Михаил Миндлин: Да, конечно, есть проблемы в области кадров. И они тоже всегда были, всегда есть и всегда будут. Это тоже проблема – проблема образования, проблема подготовки кадров, проблема культуры в целом.

Петр Кузнецов: А не идут в целом почему? Если мы говорим о том, что не особо востребованы.

Оксана Галькевич: Ну, до определенной степени это не всегда считается в обществе наиболее престижным, а на самом деле – наиболее комфортным, с точки зрения финансового обеспечения занятием. Конечно, представители культуры – это подвижники. И культура всегда держалась на подвижничестве.

Конечно, не вся культура. Поп-культура, так называемая (извините меня за лексику) попса – она сама себя кормит, вполне успешно и продуктивно. И это, безусловно, тоже часть культуры. Но культура не может ограничиваться исключительно такого рода областями субкультуры. А высокую культуру, подлинную культуру, культуру, которая развивает наше искусство, ее необходимо дотировать, ее необходимо поддерживать – и не только в России, но во всех странах. Это проблема не только России, это проблема всех стран мира.

Оксана Галькевич: Михаил Борисович, давайте вместе с вами выслушаем Лилию из Башкирии. Лилия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Алло. Я Могу говорить, да?

Петр Кузнецов: Да.

Оксана Галькевич: Можете. Слушаем вас.

Зритель: Мне 82 года, я пенсионерка. Вот я вам расскажу. Я пошла работать в 54-м году. В 50-60-х годах мы работали в ателье и в свободное время, после работы ходили в самодеятельность, была у нас при ателье. Мы пели, хор у нас был, танцевали, елки устраивали, ездили выступать в Уфу (это в Стерлитамаке было), ходили в воинские части, выступали, в домах культуры выступали. Руководитель у нас была женщина, она сама играла на гармони. В общем, запомнилось это на всю жизнь. Никаких денег, ничего не давали. Одежды мы сами подготавливали. Нас никто не заставлял. Это было все от души.

Петр Кузнецов: И напрашивается: «А вот сейчас…»

Зритель: А вот сейчас молодежь уже… Не знаю, таких выступлений, конечно, у нас не было, как теперь, когда без штанов выступают.

Петр Кузнецов: Клубов нет, да?

Зритель: Прекрасное было время.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Лилия.

Михаил Борисович, вот смотрите, нам Лилия рассказала о том, что был такой насыщенный досуг. Ведь наверняка это очень важно для развития того самого человеческого капитала, о котором сейчас так принято говорить. А как убедить власть, что эта культура на местах, в маленьких городочках, поселочках – это вообще как раз и есть очень важный и весомый вклад (они почему-то только в таких категориях понимают), весомый вклад в развитие человеческого капитала? Как это им объяснить?

Михаил Миндлин: Ну, на самом деле власть понимает, но, к сожалению, у власти не настолько широкие возможности для финансирования культуры во всех уголках нашей необъятной страны. Тем не менее я знаю, что в этом направлении очень многое делается. Создаются такие полифункциональные дома культуры, они строятся в самых далеких уголках России. Конечно же, все-таки большая проблема с кадрами.

Сегодня большая помощь – это новые технологии, это онлайн-программы. Раньше этого не было, мы все были ограничены в области информации. Сегодня этих ограничений нет. Главное, чтобы было желание. Всегда можно в Интернете найти все, что тебя интересует.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Михаил Борисович Миндлин был у нас на связи, искусствовед, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.

Петр Кузнецов: Давайте мы поприветствуем Александра Липницкого – это рок-музыкант и культуролог. Александр, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Александр Липницкий: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вот вы рок-музыкант. Скажите, пожалуйста, а что сейчас, по-вашему, можно считать основой нашей культуры, драйвером нашей культуры?

Александр Липницкий: Такой глобальный вопрос. Я думаю, на него не может быть однозначного ответа.

Оксана Галькевич: А вам не кажется, что… Вот смотрите. Мы сейчас беседовали с разными зрителями. Я смотрю на наш SMS-портал. Когда мы спрашиваем о культуре в регионах, особенно в малых городах, в каких-то поселках, то люди в основном пишут о самодеятельности какой-то, о фольклорных ансамблях. Вам не кажется, что, может быть, это архаика какая-то? Может, как-то расширить это? Там же тоже есть молодежь. Может, им тоже рок-музыкой хочется заниматься.

Петр Кузнецов: Да-да-да. Как раз, может быть, вот эти самобытные клубы и станут драйвером?

Александр Липницкий: Ну, возможно. Если вспомнить историю рок-музыки в нашей стране, то, кого, она развивалась… Это городская культура. И недаром сейчас в Петербурге празднуют 40-летие Ленинградского рок-клуба, причем широко, с двумя большими выставками, в роскошных помещениях – в Шереметьевском дворце, в Музее истории музыки и в Строгановском дворце, филиале Русского музея. Две прекрасные выставки лучших фотографов, которые снимали в 80-е золотую эпоху ленинградской рок-музыки. Это городская культура.

И я плохо себе представляю, чтобы где-нибудь в Ферапонтове в клубе начнет репетировать какая-нибудь панк-группа и чего-то там добьется. Не думаю. Мне кажется, что народное искусство и должно развиваться в таких региональных небольших клубах. И дай бог, чтобы была какая-то помощь из федерального центра. А рок-музыка сама себе пробьет дорогу, как она всегда пробивала.

Другое дело, что сейчас, к сожалению, мы сталкиваемся с реальной цензурой в средствах массовой информации, в первую очередь на телевидении. Получилось, что мы вернулись в первую половину 80-х, даже не в эпоху Горбачева.

Возьмите, например… Я делаю уже 11 лет фильм про историю главной московской рок-группы «Машина времени». И сейчас в последней части как раз буду рассказывать о том, как после критической позиции Макаревича по крымскому вопросу группа вернулась практически в андеграунд. Да, конечно, они играют концерты на стадионах, но по телевидению их не показывают, в центральных эфирах. Вот, пожалуйста, такая ситуация.

Так что, может быть, скажем так, возрождение цензуры и будет драйвером нашей культуры в ближайшие годы. Потому что возьмите… Диссидентская культура в послесталинский период была реально драйвером советской культуры. Все главные имена – Бродский, Солженицын, Тарковский – все связаны, в общем-то, как-то с понятием диссидентства.

Оксана Галькевич: Александр, скажите… Вот нам многие пишут, что у нас нет на местах возможности в театр пойти куда-то, на концерт съездить – по совершенно разным причинам. Но у нас есть телевизор, у нас есть Интернет, YouTube, еще что-то. Вы как считаете, это полноценная замена какому-то культурному досугу? Если можно, то коротко.

Александр Липницкий: Для меня – нет. Например, для меня живое восприятие концерта всегда было самым главным. И вряд ли бы «Звуки Му» состоялись как сильный коллектив, если бы с Мамоновым с самой нашей юности не посещали лучшие концерты и джаза, я помню…

Петр Кузнецов: Александр, спасибо большое. Александр Липницкий, рок-музыкант, культуролог.

Спрашивали: «Вам хватает культурного досуга?» «Да» – 15%, «нет» – 85%.

Напоследок сообщение из Рязанской области, пенсионерка: «Мой культурный досуг – смотрю вашу передачу».

Оксана Галькевич: У нас осталось только две секунды, чтобы попрощаться и сказать вам: спасибо, уважаемые зрители, что были с нами.

Петр Кузнецов: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Андрей
Какая убогая передача! Какое убогое телевидение! Голос Липницкого - глоток свежего воздуха- никому не нужен в этом болоте.