Деньги без спроса

Деньги без спроса | Программы | ОТР

Банки хотят получить доступ к «спящим» считам. Нужно ли волноваться вкладчикам?

2020-07-31T14:10:00+03:00
Деньги без спроса
ОСАГО: новые коэффициенты оценки водителей
Новые евросанкции
Пособия для безработных с детьми
Регионы. Что нового? Новосибирск, Курск, Якутск
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Гости
Игорь Костиков
председатель «Финпотребсоюза»
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании

Петр Кузнецов: «Деньги без спроса». Банки хотят получить доступ к нашим средствам, если с нами, владельцами, долгое время не удается выйти на связь.

Марина Калинина: Речь идет о списании денег за обслуживание в банке и кредитных платежей. Сейчас по закону банки не имеют права забирать деньги со счетов клиентов, по которым более года не проводились какие-то движения, не обновлялись идентификационные данные. В результате у клиентов копятся долги, а банки недополучают свою прибыль.

Петр Кузнецов: И банки утверждают: если им разрешат снимать с нашей карты причитающиеся им за обслуживание деньги, то мы избежим штрафов и неустоек. То есть это нам еще и выгодно. А еще эта мера поможет предотвратить мошенничество с так называемыми «спящими счетами».

Марина Калинина: Но это мнение банков.

Давайте сейчас эту тему будем обсуждать с нашими экспертами. И первый эксперт у нас на связи – Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании. Эдуард Валерьевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Эдуард.

Марина Калинина: Давайте разберемся, что это все-таки такое. Каких счетов это коснется? Какие платежи могут быть сняты с наших счетов и так далее? Чтобы всем обычным людям было понятно, что это.

Эдуард Савуляк: С одной стороны, я предположу, что все-таки это не массовая какая-то проблема для банков, потому что у нас все-таки потребительские кредиты выдают крупнейшие банки, причем государственные, и не они вышли с такой инициативой. То есть на самом деле подавляющее большинство банков, которых смущает такой нюанс, – это банки зарубежного происхождения: «Абсолют», «Росбанк», UniCredit и прочие. Возможно, у них просто, я не знаю, более сильный комплаенс, который трепетно относится ко всем рекомендациям. Они считают, что если клиента год не видели, то ничего с его деньгами делать нельзя.

Честно скажу, для подавляющего большинства банков таких проблем никогда не возникло. И, что немаловажно, наш Центральный банк о такой проблеме тоже не слышал, к нему они с этим не обращались.

Поэтому, с одной стороны, мне кажется, проблема немножечко надуманная. Может быть, таким хитрым макаром банки сейчас просто тестируют, насколько решив этот нюанс или не решив, они смогут каких-то поблажек кросс-мониторинга от Центрального банка для себя добиться. Все-таки мы понимаем, что сейчас просрочки были – и вовсе не из-за того, что клиенты пропадали, а из-за того, что денег не было. В общем, мне кажется, эта проблема, еще раз, немножечко надуманная.

Но если говорить в целом о проблеме «спящих счетов», то она есть. На самом деле «спящих счетов» в России несколько сотен миллионов – то есть гораздо больше, чем у нас вообще всех жителей, которые имеют счета. И на них на текущий момент скоплены десятки миллиардов рублей.

Петр Кузнецов: Объясните, пожалуйста, что такое «спящие счета». То есть там лежат деньги, но по ним нет движения в течение длительного времени? А в чем зло?

Эдуард Савуляк: Зла как такового нет. Дело в том, что… Я думаю, все вы сталкивались с тем, что, допустим, в каком-то банке открываете счет – соответственно, положили туда деньги. Срок закончился – вклада такого больше нет. Вы вроде бы деньги хотите забрать, но вам банкиры всячески говорят, условно: «Оставьте у нас 10 рублей или 150 рублей, – ну, какую-то некруглую цифру, – у нас в кассе нет. А потом придете, у вас уже есть счет, положите».

Вот таким макаром на самом деле еще со времен СССР подавляющее большинство – наверное, 80% – всех «спящих счетов», конечно, у «Сбербанка». Вот и накопились – где-то по рублю, где-то по копейке.

Петр Кузнецов: То есть банки инициируют создание этих «спящих счетов», получается, а теперь предлагают с ними бороться?

Эдуард Савуляк: Ну да. И плюс, к сожалению опять же, банки инициируют и борются. И мы не забываем (даже у вас это слово звучало) комиссии. То есть банки под эту дудочку вводят ежегодные комиссии. Условно говоря, 100 рублей они списывают за ведение счета. Таким образом, как раз «подъедают» наши денежки на забытом вами счете.

Петр Кузнецов: А размер комиссии, какой бы она ни была (даже если мы сейчас не про «спящий счет», а за обслуживание и за переводы), размер комиссии определяет сам банк? И в каких пределах эта комиссия может быть? Просто интересно. То есть чем регулируется размер комиссии?

Эдуард Савуляк: С одной стороны, она должна регулироваться у нас Антимонопольной службой. Но мы знаем, что Антимонопольная служба с банками у нас водится редко и, прямо скажем, неуспешно. Поэтому зачастую какую комиссию банк поставит, если клиент не пойдет в суд, то такая комиссия и останется навсегда. Вот так.

Марина Калинина: Еще такой вопрос. Банки постоянно объясняют какие-то свои нововведения, чтобы снять побольше денег, тем, что они недополучают свою прибыль, недополучают деньги. Насколько это вообще соответствует действительности? И если да, то каков масштаб этой проблемы?

Эдуард Савуляк: Я все-таки немножко с вами не соглашусь. Банки гораздо умнее, чтобы не говорить, что они недополучают прибыли. Они чаще, наоборот, о нас заботятся – это раз. А два – они исполняют какие-то формальные требования регулятора.

То есть, грубо говоря, Росмониторинг сказал, чтобы раз в год с клиентом встречаться – и они обязаны встречаться. А если не могут встречаться, то якобы есть проблема: «Что же нам делать со счетом? Поэтому давайте решим эту проблему, давайте комиссию лишнюю введем. Ну и счета просто не будет – и не будет проблемы». Вот так хитро это все решается.

Петр Кузнецов: Вернемся к инициативе напоследок. Как вы сказали уже, это далеко не самые крупные банки по «спящим счетам» высказались и попросили допустить к ним. Значит ли это, что если большие банки не поддержат, то у инициативы нет перспектив и шансов?

Эдуард Савуляк: Конечно же нет. Так не работает, что большой попросил – разрешили, а маленьким не разрешили. На самом деле я не удивлюсь, если большие за этим просто наблюдают и с удовольствием этим тоже воспользуются. Еще раз: на кону десятки миллиардов рублей. И я уверен, что абсолютно всем банкам очень интересно до этих денег добраться.

Петр Кузнецов: Спасибо. Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании, был с нами на связи, прокомментировал инициативу.

Продолжим. Игорь Костиков, доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза», с нами на связи. Здравствуйте, Игорь Владимирович.

Игорь Костиков: Добрый день.

Петр Кузнецов: Ну и начнем с вашего отношения к подобной инициативе. Стоит ли обычным гражданам начать опасаться, не знаю, за сохранность, за приватность?

Марина Калинина: За свои деньги.

Игорь Костиков: Я могу сказать, что есть техническая проблема у банков, которую можно понять, потому что приходится держать огромное количество учетных операций по этим счетам. То есть затраты не очень большие, но они несут. И конечно, им бы хотелось от этого избавиться. Это понятно. Даже не говоря… Я не уверен, что сейчас мы говорим о присвоении денег. Не об этом речь идет.

Что же касается в целом, то процедура аналогичная за рубежом есть. Там есть довольно продолжительный срок, когда клиент не обращался. Это касается десятков лет, а не то что три года, пять лет. Речь идет о десятках лет.

И там есть процедура на риск неправомерного использования, то есть если вы попали под эту ситуацию, когда у вас счет обнулили или закрыли. Банки обязаны все эти деньги переводить на общий счет и управлять этим общим счетом как единым счетом. А если возникают претензии у потребителя финансовых услуг, у владельца этого счета, даже через 30 лет, то он совершенно спокойно может написать претензию банку. Банк будет обязан все это проверить, восстановить и из этого общего счета выплатить причитающиеся гражданину средства.

То есть на самом деле это не совсем то, что существует за рубежом, это не совсем безвозвратный вариант. Да, банк, получив деньги на общий счет неопознанных потребителей, он ими более или менее распоряжается, с точки зрения использования для собственных нужд. То есть он их не может потратить, но он их может направить в управление, может использовать для каких-то доходных операций. Но если появляется законный владелец, то он обязан с ним рассчитаться.

Я думаю, что у нас должна быть аналогичная процедура, с одной стороны, чтобы учетную ситуацию облегчить, а с другой стороны, в случае появления законных владельцев эти средства не исчезли, а могли быть использованы для выплат законных владельцам.

Марина Калинина: Смотрите, какая история. Вы сказали, что эти деньги, которые скидываются на один общий счет, они идут в работу. То есть банк получает прибыль за счет этих средств?

Игорь Костиков: Да, да, да.

Марина Калинина: А человек, который является владельцем этих денег, он получает прибыль от того, что банк ими пользовался?

Игорь Костиков: Банк должен ему…

Марина Калинина: Проценты ему начисляются на эти суммы?

Игорь Костиков: Есть просто ситуация, урегулированная регулятором на Западе. Они говорят, что по этим счетам, скажем, выплачивается ставка Центробанка. И вот должен будет банк выплатить по этим счетам ставку Центробанка за использование этих денег.

Петр Кузнецов: Наши зрители один а другим пишут: «Ну, все понятно. Надо снимать и хранить под подушкой». Любая подобная инициатива вызывает недоверие у населения.

Игорь Костиков: Я согласен. Тут есть второй вопрос, поскольку у нас, к сожалению, финансовый сектор доверия в принципе не вызывает, и мы это знаем. И даже наш Центральный банк, проводя опросы, видит, что в последние годы с каждым годом доверие к финансовому сектору падает, а не растет. И такая инициатива на фоне падения доверия вызывает немедленную реакцию у потребителя. Это, конечно, негативный фактор, потому что она скорее вносит свой вклад в снижение уровня доверие к финансовому сектору, чем в повышение.

Петр Кузнецов: Опасения по советским счетам. Ленинградская область: «А как же советские счета? Тоже будут признаны спящими?»

Игорь Костиков: Вы знаете, скорее всего, это в первую очередь коснется советских счетов. Мы понимаем, что там… раз, два, три банка, собственно говоря, где это будет.

Понимаете, тут есть другая ситуация. Ситуация в том, что даже с учетом компенсаций по утраченным советским вкладам суммы, которые по ним сегодня выплачиваются, настолько мизерные, что, в общем, о них беспокоиться довольно сложно. Недавно я видел статью: женщина попыталась получить средства, которые ее бабушка вложила, 2 тысячи рублей. Она получила, сняла их – ей выдали 35 рублей.

Марина Калинина: Какая прелесть!

Петр Кузнецов: Как под той же подушкой хранить.

Игорь Костиков: То есть, понимаете, вопрос заключается в том, что… О чем мы беспокоимся? Советские счета? О чем мы беспокоимся? Мы беспокоимся о том, что эти 35 рублей украдут? Наверное, они сегодня для любого гражданина не являются какой-то проблемой в самой тяжелой финансовой ситуации.

Петр Кузнецов: И еще один вопрос…

Игорь Костиков: Или то, что нам полноценно не возмещают счета, которые были в советское время? Это разные вещи.

Петр Кузнецов: Открытие новых возможностей, в данном случае для банков, – это, как всегда, новые риски для нас, злоупотребления и утечки. Не секрет, что сливы тем самым мошенникам идут от сотрудников самих банков. Нет ли все-таки опасения, что если эта инициатива пройдет и будет дополнительный доступ к нашим счетам (тут тоже пока еще не известно, в каком масштабе этот доступ будет), то придется контроль усилить?

Игорь Костиков: Я даже не в этом смысле. Здесь, в общем-то, общие нормы распространяются. Да, мы знаем, что мошенники есть. К сожалению, недобросовестные сотрудники финансового сектора в этом зачастую участвуют.

Вопрос не в этом, а вопрос в другом. Вот те самые недобросовестные сотрудники… Не получится ли так, что под счета, которые не должны быть обнулены и закрыты, попадут и нормальные счета?

Марина Калинина: То есть всплывет и такая информация, которая не должна была бы всплыть.

Петр Кузнецов: Вот эти сберегательные, пока защищенные якобы.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Да, спасибо. Опасений много. Игорь Владимирович, спасибо огромное. Игорь Костиков, доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза». Вместе с нашими экспертами обсуждали очередную инициативу банков, которая доверия в очередной раз у населения не вызывает.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Кредитная экономика сдохла, а у нас будут создавать либеральный заповедник для паразитов – банкиров.