За деньги лечат лучше?

За деньги лечат лучше? | Программы | ОТР

Действительно ли платная медицина качественнее государственной

2021-02-01T13:30:00+03:00
За деньги лечат лучше?
Прививка от ограничений
Что нового? Екатеринбург, Абакан, Биробиджан.
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Гости
Ян Власов
руководитель Совета общественных организаций по защите прав пациентов в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения
Владимир Гришин
основатель системы ОМС РФ, профессор, доктор экономических наук

Тамара Шорникова: Давайте новый час начнем с разговора о медицине бесплатной и коммерческой. Четверть населения страны недовольна оказанием услуг в государственных медорганизациях. В городах жалуется каждый 3-й житель, в сельской местности грубо каждый 5-й.

Иван Князев: Ну, вот регионы, где, судя по отзывам жителей, все плохо. В Севастополе больше половины населения имеют серьезные претензии к госмедицине, почти столько же в Калининградской области, 47%, в Камчатском крае 39%. Почти не ругают поликлиники и больницы в Чечне, Мордовии и Республике Тыва, в этих регионах самый низкий уровень недовольства.

Тамара Шорникова: Расскажите нам, как вы лечитесь, по полису или за деньги. Расскажите, как работает система здравоохранения в вашем регионе, какую оценку поставили бы и почему. Ждем ваших звонков в прямом эфире, SMS тоже ждем и читаем их.

Иван Князев: Ну а сейчас с нами на связи Ян Власов, руководитель Совета общественных организаций по защите прав пациентов в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения. Здравствуйте, Ян Владимирович.

Ян Власов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Ян Владимирович, расскажите, поделитесь подробностями вашего исследования, чем чаще всего недовольны люди, которые жалуются на государственную медицину.

Ян Власов: Здесь надо раздельных всех людей на тех, которые жалуются на медицину первичного звена, тех, которые находятся в стационаре, и людей, которые находятся дома, не могут получить помощь на дому.

Тамара Шорникова: Ага.

Ян Власов: В ковидное время все эти проблемы обострились. По первичной медицинской помощи, собственно говоря, мы постоянно говорим, что есть проблемы, об этом уже и президент говорит. И речь идет уже о перестройке первичной медицинской помощи, есть примеры в Челябинской области есть примеры в Белгородской области. Собственно говоря, ситуация заключается в том, что в первичном медицинском звене не хватает специалистов. Кроме того, существует проблема с заполнением электронных карт, небольшое время на работу с пациентом, не очень удачное расположение кабинетов, то есть вот сама по себе логистика хождения пациента неудачная.

То, что говорилось об электронных записях, ну, в 29–30% это еще как-то исполняется, в остальных практически либо запись живая накладывается на запись электронную, а в некоторых регионах… Например, в том году у нас в Волгограде был совершенно уникальный случай, когда записывались к врачу на листочке, который клали около дверей на улице и прикладывали камнем, чтобы он не улетел, тоже вот такой вид «электронной» записи. Вот поэтому в первичной медицинской помощи у нас остается очень много проблем, и тот состав Минздрава, который сейчас работает в этом направлении, я очень надеюсь, они смогут исправить ситуацию, вот.

Но это не единственные проблемы, есть проблемы, конечно, и в стационарном звене, их меньше. Они складываются, как правило, из-за недофинансирования системы здравоохранения в принципе, поэтому в стационарном звене у нас в ряде случаев не хватает лекарственных препаратов, опять же не хватает специалистов. Есть проблемы управленческого свойства. Например, у нас во времена COVID, в текущие времена многие лечебные учреждения специализированные были переоборудованы под ковидные госпитали. С одной стороны, безусловно, это верно; с другой стороны, такое впечатление, что никто с системой здравоохранения это не обсуждал, что Роспотребнадзор просто взял так и сделал.

Иван Князев: Ну, может, просто потому, что времени не было обсуждать это, Ян Владимирович?

Ян Власов: Слушайте, ну уже год прошел, все времени не хватает, что ли?

Тамара Шорникова: Ваша правда.

Иван Князев: Ладно, давайте послушаем телезрителей. Наталья из Московской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: День добрый.

Смотрите, я хотела с вами поделиться своими впечатлениями. Я сама совершенно здоровый человек, мне 65 лет, и я ничем не болею, поставила себе такую установку и не болею. Но 6 лет назад у моего старшего сына, которому было на тот момент 38 лет, у него случился инфаркт, и он умер в скорой помощи. Его эта бесплатная скорая помощь вытащила, спасла, я им дико благодарна. Но это что касается бесплатной медицины, кланяюсь им вот от всей души и считаю, что они просто молодцы.

Платная медицина. Ну, наверное, лет 5 назад я случайно вечером шила и прострочила иголкой швейной машины себе палец. Было воскресенье, иголка сломала палец, мне надо было что-то делать. Я срочненько поехала, так как государственные больницы были закрыты, я поехала в платную. Меня там встретили со словами: «Если у вас гнойное, за это надо платить», «Вам срочно нужно сделать от столбняка, сделать рентген», – в общем, мне там накрутили столько! Ну вы сначала сделайте, вы сначала обеспечьте человеку, так сказать, хоть какую-то безопасность его здоровью, а потом уже начинайте раскручивать – нет, это начинается сразу, при первых шагах...

Иван Князев: Да, Наталья, мы вас поняли, спасибо вам большое за ваш звонок. Ян Владимирович, ну действительно распространенное мнение, что вот частные клиники медицинские, центры и так далее просто выкачивают деньги из народа, вот, и никакой там эффективной помощи на самом деле нет.

Ян Власов: Вы знаете, что и в частных клиниках, и в государственных клиниках помощь оказывается согласно стандартам и клиническим рекомендациям, вот, то есть она оказывается так, как положено по закону. Другое дело качество специалистов.

Мы прекрасно понимаем, что доктора у нас, как правило, хорошие, что называется, ну а дальше у нас есть две категории. Первая – это служение: врач – это человек, который служит отечеству, служит добру, грубо говоря, на своем рабочем месте. Частное здравоохранение – это все-таки коммерческая структура, и задачей ее является не излеченный пациент, хотя, казалось бы, это было бы логично, а зарабатывание денег. И поэтому вот это вот накручивание, о чем абсолютно правильно говорит пациентка, вот это накручивание имеет место быть.

Другое дело, что это как хороший бизнес и плохой бизнес. Существует отстроенный бизнес, где вышколенный персонал, где замечательные технические возможности, ну тогда, считай, вопрос цены у частных компаний. Кроме того, сейчас частные компании организуют свою медицинскую помощь и по средствам ОМС, то есть за те страховые ресурсы, которые платят страховые компании. Поэтому, конечно, многое зависит от того, как выстроен этот бизнес, поэтому нам нужна...

Иван Князев: И какая клиника.

Ян Владимирович, можно еще один вопрос? Он касается того, почему в городах-то больше недовольны госмедициной, чем... ?

Ян Власов: Это не в городах больше недовольны, это в селах более терпеливые. Учитывая то, что у нас в селе потребность в медицинской помощи на сегодняшний день в лучшем случае, ну по некоторым оценкам, до 30%, и мы видим, что там нет ни специалистов, ЦРБ разогнали, ФАПы только-только стали вставать на ноги. Безусловно, проблемы в селе просто невероятно огромные, они просто очень большие.

Иван Князев: Просто так люди привыкли уже.

Ян Власов: ...и терпеливости народа, все.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок. Татьяна, Хабаровский край. Алло, Татьяна?

Зритель: Алло, добрый день.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Татьяна Михайловна, Хабаровский край, город Комсомольск-на-Амуре.

Вы понимаете, вот город как бы такой, промышленный центр, и я хочу сказать, что у нас не попадешь в простые как бы поликлиники к специалистам к узким, это надо я не знаю, во сколько вставать, чтобы к ним записаться. Конечно, нам лучше идти за деньги лечиться, но мы пенсионеры, за какие мы деньги можем лечиться, вы понимаете? Это полная выкачка денег.

Я считаю, что надо все восстановить, медицину хотя бы сделать бесплатную и нормальную. Не хватает специалистов, нет специалистов в городе. Я не знаю, у нас на терапевта идет такая нагрузка, целая очередь, поликлиники забиты, понимаете? А в больнице, если не дай бог заболеть, и онкологией болеют сколько у нас в городе, это просто уму непостижимо и спаси и сохрани, вы понимаете? Это что-то, развал какой-то, я не знаю, страшно, страшно в городе.

Иван Князев: Спасибо вам, Татьяна.

Тамара Шорникова: Татьяна, спасибо за ваш звонок.

Вот с Татьяной многие, конечно, в сообщениях солидарны, пишут, что все хуже и хуже, и в связи с этим вопрос. Ян Владимирович, наверняка мониторите ситуацию постоянно, у нас все-таки нацпроект «Здравоохранение», у нас деньги выделяются на медицину, а вот по годам если сравнивать удовлетворенность медициной, доступность ее, что-то с этим меняется, лучше становится? Или хуже, как многие пишут?

Ян Власов: Вы знаете, по-разному. Вот если не брать... Вот если бы не было COVID (я уж извиняюсь, что говорю в сослагательном наклонении), то, наверное, мы бы видели, что кривая недовольства, которую, в общем-то, мы начали отслеживать года с 2015-го, она бы все-таки падала, то есть недовольных становилось бы меньше. Но вот мы сделали замер в 2019 году и в 2020 году, и вот у нас недовольных за время COVID подросло, в общем-то, примерно на 30% относительно тех цифр, которые были раньше, вот. Но я думаю, конечно, что это связано с пандемией, безусловно, тут и говорить нечего.

Дело в том, что деньги в экономику, в общем-то, вливаются очень серьезные, никогда система здравоохранения не получала таких средств высоких. И вот то, что вы говорите, нацпроект, то, что вы говорите, федеральные программы – такого же не было, ведь действительно идет, денег становится больше. Но...

Тамара Шорникова: Насколько эффективно они расходуются просто?

Ян Власов: Да, да, насколько эффективно они расходуются, насколько грамотно идет управление. Вот, в общем-то, каждый раз мы говорим практически одно и то же, что качество оказания медицинской помощи лишь только на 15% в своем негативе зависит от личности самого врача и на 85% – от системы управления, это правило Джурана, его знают все медики. Поэтому мы говорим прежде всего о системе управления. А как у нас управляют системой здравоохранения? В регионах региональные системы здравоохранения федеральные приказы Минздрава считают рекомендательными, то есть необязательными к исполнению. До тех пор, пока так будет, мы не сможем правильно выстроить систему.

Потом обратите внимание, что все настоящие, базовые, серьезные медицинские проекты у нас подписываются правительством. Ну, я не против, чтобы правительство у нас было, настолько глубоко знало медицину, но даже перечень лекарственных препаратов подписывается председателем правительства. Ну что председатель правительства, который занимается своими делами, понимает в перечне медицинских препаратов? Это, конечно, тормозит...

Иван Князев: Ну, ему в докладной записке все это дело объяснят те люди, которые в этом разбираются. Ну, в принципе, Ян Владимирович, ваше мнение понятно, спасибо вам большое. Ян Власов, руководитель Совета общественных организаций по защите прав пациентов в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Еще один звонок. Александр, Ставрополь на связи. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ну вот у нас получается так. Если, значит, талон, то на месяц вперед; если без талона, то заходи, пожалуйста, тот же врач, та же поликлиника, тот же кабинет.

Тамара Шорникова: Подождите, без талона, но платно, или что?

Зритель: Ну, если талон, то месяц ждать, скажем так, грубо говоря.

Иван Князев: И бесплатно? А если без талона и платно?

Зритель: А если без талона, то платно, пожалуйста, заходи.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Вот, вот такая ситуация. Соответственно, конечно, когда платишь, тогда результат есть.

Иван Князев: Все-таки есть. Да, хорошо, спасибо вам за ваш звонок.

Ну вот не разделяют мнение нашего телезрителя некоторые другие телезрители, которые в SMS пишут. Из Краснодарского края: «Подруга обратилась в платную клинику, очень долго и дорого проводили исследование». «За деньги лечат хуже, могут лечить, пока кошелек пациента не опустеет». Из Костромской области: «В частных клиниках работают те же врачи, что и в государственных, только в другие часы».

Тамара Шорникова: Карелия: «Полторы тысячи только взяли за вход в платной поликлинике». И вот Смоленская: «Много раз пользовалась частной медициной, прекрасное обслуживание, быстро все, адекватно, никто ничего не навязывает. А в госмедицине долго и тоже за деньги. Врачи ждут определенных сумм, бесплатно лечить никто не хочет». Опять же пишут, что талон на УЗИ нужно месяц ждать.

Давайте вот все-таки у вас спросим, запускаем SMS-опрос: какой медицине больше доверяете, платной или бесплатной? И какая медицина лучше, по-вашему? «Да» или «нет» отвечайте.

Иван Князев: Номер 5445, пишите «да» или «нет». Этот же вопрос задавали наши корреспонденты жителям Южно-Сахалинска, Чебоксар и Красноярска. Давайте посмотрим, что отвечали.

ОПРОС

Иван Князев: Ну, действительно многие пишут о сервисе: в платной все чистенько, красиво, все добрые и приветливые, в государственной медицине все злые и много чего не хватает, и очереди.

Тамара Шорникова: За деньги лечат лучше, как вы считаете? «Да» или «нет», отвечайте на номер 5445, посмотрим.

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи. Или сначала звонок послушаем? Нет, сначала представим эксперта. Владимир Гришин у нас на связи, основатель системы ОМС РФ, профессор, доктор экономических наук. Здравствуйте, Владимир Вадимович.

Владимир Гришин: Добрый день.

Тамара Шорникова: Владимир Вадимович, многие пишут, что, собственно, бесплатную медицину у нас тоже можно сейчас назвать бесплатной условно, потому что препараты многие в той же больнице, например, за свои деньги, а в той же поликлинике, вот нам сейчас рассказывали, месяц нужно ждать талон, те же врачи в той же поликлинике за деньги, пожалуйста, хоть сейчас тебе сделают УЗИ или любое другое исследование.

У меня вот вопрос про платные услуги в государственных поликлиниках, например. Кто определяет квоты, например, вот сколько УЗИ условно того же в месяц делать бесплатно, а сколько на платной основе? Это сами поликлиники решают? Это есть какие-то стандарты на региональном уровне и так далее? И куда идут деньги от платных услуг?

Владимир Гришин: Ну, давайте мы начнем с того, что платные услуги всегда были в Советском Союзе и даже в начале 1990-х гг. за пределами государственных медицинских учреждений, это самое главное правило. То есть о чем я говорю? – о том, что в государственных муниципальных, как сейчас говорят, поликлиниках и больницах все было бесплатным. Да, конечно, были какие-то моменты, но тем не менее это главное правило. О чем оно говорит? – о том, что уровень финансирования здравоохранения, к сожалению, такой, вот и предыдущий эксперт тоже говорил, что он недостаточен, причем на протяжении многих лет. По моим расчетам, чтобы выйти из этого положения даже вот убрать платность из больниц и поликлиник, которые обязаны нам предоставлять на бесплатной основе, нужно порядка, не менее 10 лет, это раз.

Второе. Вы понимаете, когда у тебя не хватает средств, главный врач вынужден организовывать платные отделения, это разрешили, я еще раз говорю, в начале 1990-х гг. Естественно, это включается у него в финансовый план, поэтому он играет вариантами, смотрит, сколько не хватает, в общем-то, организовывает наиболее популярные услуги за плату.

Третье – это то, что сказали, что, чтобы получить талон, ты должен ждать, записываться и все прочее, а без талона за срочность можно получить за деньги. Я сам лично на этом обжигался, когда мне с заболеванием глаза, скажем так, обещали услугу через 14 дней, а я был вынужден взять деньги и обратиться в частную клинику и получить услугу в течение получаса, это правда жизни. Поэтому вы в репортаже затронули серьезнейшую проблему, надо ли организовать платные услуги и как их убрать из государственных муниципальных больниц и поликлиник.

Еще один вопрос – это приоритетность задач, которые мы решаем. На мой взгляд, все-таки надо делать приоритетной первичную медико-санитарную помощь, это решено было даже на Госсовете у президента, я один из инициаторов этой идеи. Но количество средств необходимо увеличить существенно на первичку, на УЗИ, на врачей, на женские консультации, на поликлиники и так далее, потому что там получают помощь, более 80% услуг, население страны там получает помощь. Поэтому ваша тематика настолько многогранна...

Но я бы начал с того, что убрал бы платные услуги из государственных муниципальных поликлиник, я бы так вот сделал на первом шаге и поставил бы вопрос о существенном увеличении финансирования первичного звена здравоохранения, которое недофинансируется и стоимость услуг очень невысока. Поэтому мы не можем привлечь высококлассных специалистов, они все уходят куда? – они все уходят в частный сектор. Это те же самые сотрудники, но где они могут лучше и больше получать, поэтому, естественно, стараются лучше работать. Вот, в общем-то, и вся проблематика.

Иван Князев: Ну а всегда ли все в деньги упирается, Владимир Вадимович? Ну вот, например, я не знаю, правильно организовать запись к врачу, когда там тоже столько всяких накладок, записываешься и онлайн, и так приходишь, и везде какой-то беспорядок получается – неужели это многих денег требует?

Владимир Гришин: Я согласен с мнением с вашим и вот предыдущего эксперта. Вы знаете, на мой взгляд, до 60% проблем можно решить на уровне управления, согласен с вами, потому что это действительно и запись, это и отказ, значит, от того, чтобы... Ну, пациенты отказываются, но, к сожалению, не сообщают об этом, полностью занято. Конечно, мы сейчас переходим на электронные медицинские карты, тоже довольно сложно это все сделать.

А коронавирус, о котором мы говорим, показал, что медицина наша должна... Почему увеличилось количество, значит, отрицательного мнения? – потому что она должна быть более мобильной и более адекватно отвечать срочным вызовам, а не ждать, когда там услуга, запись и все прочее.

Иван Князев: У меня личный опыт просто есть. Меня на этой неделе, точнее на прошлой уже неделе, раза три записывали на повторную прививку от COVID-19, и все время на разное время, мне только единственное, что нужно было делать, – это все время их отменять. Каким образом и кто это делал, к разным врачам, разное время, с интервалом в час это происходило.

Владимир Гришин: Я вам встречно могу сказать, что по моему вызову ко мне пришли 4 разных врача периодически. То есть я задаю вопрос об участковом принципе, он вообще работает или нет?

Иван Князев: Ну вот да, то есть здесь вопрос не в деньгах, наверное.

Владимир Гришин: Не в деньгах, согласен с вами, да. Вот такие маленькие примеры показывают, что нужно заняться прежде всего финансированием, управлением, правами пациента и пониманием, вывести платные услуги из государственных медицинских учреждений, регламентировать деятельность частного сектора за пределами, ну и, в конце концов, навести порядок хотя бы в первичном звене здравоохранения.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телезрителя, Александр из Вологды. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я хочу рассказать, как лечат у нас за деньги.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: У меня прихватило спину, это нерв зажало, я ни лежать, ни сидеть не мог. Я пошел к платному врачу, неврологу. Заплатил 600 рублей, пришел к нему в кабинет, конечно, девочки хорошие, принимают. Он за 10 минут свою задницу даже не поднял, говорит: «У вас, может быть, грыжа?» Я говорю: «Доктор, я-то откуда знаю? У меня дело-то слезы». Вот и все лечение, таблеток выписал, вот тебе и платно. Теперь давайте расскажу бесплатное...

Иван Князев: Нет, подождите, расскажите, сколько за прием заплатили вот к этому платному.

Зритель: Шестьсот рублей.

Иван Князев: Шестьсот рублей.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Он даже за 10 минут задницу свою со стула не поднял, я думал, хоть по коленкам постукает.

Тамара Шорникова: Это мы поняли, да. Так, теперь про бесплатную, да?

Зритель: Про бесплатную. Значит, у нас поликлиника рядом, выходной день, у меня когда спина-то, до слез дело доходило. Ну к дежурному врачу, молоденькая девушка приняла очень хорошо, все растолковала, мы пенсионеры, мозги нам забила, посоветовала, где пояс можно купить. Вот таким девочкам надо бы платить хорошие деньги.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Так что вот, не знаю... А с другой стороны, вроде и самолечение неплохо... Я от давления, например, лечусь, жена таблетки пьет которые, и я пью эти, так что вот. Нет, за деньги тоже, я не знаю, лучше, наверное, было бы, как раньше, бесплатно.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое. Ну, это как пишут некоторые наши телезрители: «Никакой не доверяю, ни платной, ни бесплатной, доверяю старой советской медицине», – правда, где же ее сейчас взять.

Ну, кстати, по ходу нашего опроса 82% проголосовавших не доверяют платной медицине, пишут, что...

Тамара Шорникова: Не считают, что там лечат лучше.

Иван Князев: Да, пишут, что за деньги не лечат лучше.

Тамара Шорникова: Владимир Вадимович, однако несмотря на эти цифры, что и за деньги тоже не факт, что хорошо вылечат, в регионах часто говорят о том, что просто нет возможности опять же бесплатно ходить к конкретному, например, узкому специалисту, их просто уже не осталось в поликлинике, они все принимают в частных. Соответственно, у государства есть сейчас какое-то понимание, как вернуть специалистов или как новых не пустить в платную медицину, оставить лечить нас по ОМС? Это только высокая зарплата или что-то еще?

Владимир Гришин: Ну, вы знаете, мы хоть с вами и сказали, что не все дело в деньгах, не в деньгах тут...

Тамара Шорникова: ...но здесь в них, да?

Владимир Гришин: Но тем не менее, вы понимаете, когда... Ну, я все-таки по первому образованию тоже врач, я все это прекрасно понимаю, что можно оказать услугу раз, два, три или помощь, понятно, но, в конце концов, врачи хотят жить, они тоже находятся в таком положении, находятся в обществе. Вы правы, что мы с вами находимся сейчас в новом измерении, в новой, так сказать, жизненной ситуации, когда от старой модели мы отказались, а новую мы должны построить, это третье.

Я неслучайно упомянул, что огромное влияние сейчас оказывает первичная медико-санитарная помощь, это поликлиники, это ФАПы, женские консультации и все прочее. Но из них уходят врачи, там очень мало платят, тариф там очень низкий, а людям нужно просто выживать. И конечно, они идут... Потом огромный там поток пациентов, это требования определенные, уровень образования, так сказать, достаточно, как правило, в поликлинику идут начинающие специалисты, которым нужно закрепиться, получить опыт и все прочее, а уже высококвалифицированные специалисты хотят большего внимания к себе, большей заработной платы и большее, так сказать, уважение.

И наконец, ваш вопрос, понимает ли государство. Государство начинает понимать, на мой взгляд, потому что только-только, в общем-то, принимается решение по первичному звену здравоохранения. Второе: наконец-то правительство подписало решение об отраслевой системе оплаты труда, что было нонсенсом, очень низкий оклад в заработной плате, это тоже как-то обсуждалось на ваших передачах, и все прочее.

Поэтому, на мой взгляд, недостаточно, но все-таки начинают понимать, что, если мы сейчас не сделаем серьезные шаги в этом направлении, это зарплата, квалификация персонала, привлечение людей, оборудование, которое самое необходимое, там ничего сложного не надо в первичном звене, тогда мы сможем с вами закрыть серьезнейшую проблему, это первичное обращение, о чем, в общем-то, наши слушатели и говорят, что им нужно было срочно получить помощь, срочную консультацию...

Еще одна тенденция мировая: в принципе сейчас активно как раз идет, например, в Японии работают только узкие специалисты, ну в основном узкие специалисты, потому что, если мы любого врача опросим, пойдет ли он, врач сам, к врачу общей практики, я с большой уверенностью говорю, что никакой врач ни к какому врачу общей практики не пойдет. Ему нужен узкий специалист, имеющий стаж, квалификацию и быстро оказывающий ему помощь, в общем-то это норма жизни.

Иван Князев: Спасибо. Владимир Гришин, основатель системы ОМС, профессор, доктор экономических наук, был с нами на связи. Говорили мы о том, точнее пытались узнать, за деньги лечат лучше, качественнее или нет.

Подведем тогда уже итоги опроса: 83% наших телезрителей считают, что за деньги лучше не лечат, соответственно, 17% сказали, что возможно и наверно.

Тамара Шорникова: Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Платно просто иногда лечат, но чаще грабят, а бесплатное уже тоже давно платное.
Действительно ли платная медицина качественнее государственной