Деньги остались?

Деньги остались? | Программа: ОТРажение | ОТР

Тратить, как прежде, уже не получится... На чем экономят россияне?

2020-06-10T14:20:00+03:00
Деньги остались?
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ
Андрей Милехин
президент исследовательского холдинга «Ромир»

Тамара Шорникова: Коронавирус изменил наш подход к трате денег. Люди начинают экономить, так как боятся, что их доходы могут резко сократиться. У кого-то они уже серьезно упали.

Иван Князев: Вот смотрите, друзья. Почти 17% опрошенных россиян никогда не смогут вернуться к тем тратам на продукты питания, которые были у них до пандемии. Еще 19% потребителей не смогут тратить прежние суммы на одежду, а 36% – на путешествия.

Но, друзья, справедливости ради нужно отметить, что 35% респондентов все же планируют вернуться к прежним тратам на продукты через несколько недель. 32% считают, что на это потребуется несколько месяцев. Ну а 16% будут ждать больше года, пока их доходы выровняются.

Тамара Шорникова: На что вы сейчас тратите деньги? В чем вы себе уже отказываете? Как сократились ваши траты? Звоните, пишите, рассказывайте – будем вместе обсуждать, что там у нас с финансами нашими. Поют ли они романсы?

Иван Князев: И вообще деньги остались у вас? Есть ли что тратить?

Тамара Шорникова: Подключим к разговору экспертов. Андрей Милехин, президент исследовательского центра «Ромир». Свяжемся с экспертом по телефону. Андрей Владимирович, здравствуйте.

Андрей Милехин: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Итак, назвали некоторые цифры. Как вы думаете, основная причина – это действительно резкая потеря доходов? Ну, человек лишился работы, сократили зарплату. Или это такой тотальный страх: «А что там будет завтра – непонятно»?

Андрей Милехин: Ну, цифры, которые вы цитировали, – это результаты уже второй волны наших исследований «Ромира», которые как раз и пытаются понять, как люди, как граждане и как бизнес преодолевают последствия этой инфодемии или пандемии (выберите любой вариант), поэтому мы видим несколько этапов.

Вначале, да, была реальная социальная паника. Мы правда оказались перед чем-то совершенно новым, что выглядело угрожающе. И тот дискомфорт, который мы получили в силу изоляции, он предопределял наши ответы и наши страхи. Потом был период адаптации. Россияне вообще очень адаптивные. А сегодня, когда мы начинаем из этого состояния выходить, мы видим, что Россия большая и разная, поэтому разные группы – и доходные, и географические, и социальные – видят разные пути и разные темпы выхода.

Тамара Шорникова: Вот интересно, а кто оказался более приспособленным, что ли, адаптивным, как говорят в науке? Это жители мегаполисов, небольших сел, где, как иногда шутили, кто-то даже не заметил пандемии, работали по хозяйству?

Иван Князев: У кого заначка осталась.

Тамара Шорникова: Да. Вот кто оказался в таких более выгодных условиях, что ли?

Андрей Милехин: Несмотря на то, что мы столкнулись с кризисом, не имеющим аналогов… А это на самом деле не совсем экономический или даже социально-экономический кризис, а это кризис вообще цивилизационный, смысловой, если посмотреть его шире.

Ну, здесь как раз ничего нового. Лучше его преодолевают, да, те, у кого есть заначка, как вы обозначили. То есть это высокодоходные группы, у которых есть инструменты, есть средства, чтобы пройти этот период более комфортно. Вам может показаться странным, но и низкодоходные группы, проживающие в малых городах и сельской местности. Но они этот кризис преодолевают вопреки, потому что не потеряли навыков выживания, потому что сохранили и приусадебное хозяйство, и какие-то запасы, и сохранили этот страх. Тяжелее всего переживают как раз оторванные от корней и не сделавшие социальные или материальные накопления жители мегаполисов.

Иван Князев: Андрей Владимирович, если можно, то коротко. Интересно еще по возрастным группам какое-то понимание иметь, потому что молодежь, наверное, тяжело воспринимает такие моменты, когда они не могут так быстро и легко тратить деньги. Люди, которые постарше, в принципе, они более…

Тамара Шорникова: Разные времена проживали.

Иван Князев: Да, они разные времена проживали. Они умеют экономить. Они умеют сберегать лишнюю копейку. А вот молодежь, наверное, к этому не особо приспособлена.

Тамара Шорникова: Или нет?

Иван Князев: Да. Или нет?

Андрей Милехин: Вы знаете, есть общее правило: в любом кризисе страдают прежде всего средние. Именно они находятся между. Именно у них наибольшая фрустрация.

Молодежь? Да, они ко многим вещам как привыкли, так и быстро перестраиваются. В силу как минимум возраста, прекрасного здоровья и жизненного оптимизма они с надеждой смотрят в будущее, и для них это не есть трагедия, это просто изменения. Так что и психологически, и с точки зрения некоего образа жизни, молодежь легче всего переживает такие потрясения.

А вот средний класс считается всегда наиболее пострадавшим, потому что он вроде бы как верит в ситуацию, он является стабилизатором; и при любом изменении ситуации ему приходится понять, что каршеринг не заменил собственную машину, отказ от дачи или потеря связи с родственниками в деревне не есть современный тренд, а наоборот, это привело к тяжелым последствиям в изоляции, когда тебе выехать не на чем и некуда.

Так что я думаю, что тренд, который мы сейчас наблюдаем, с одной стороны, он просто укорил рационализацию поведения россиян, он внедрил очень многие новые каналы – ну, скажем, продажу продуктов питания, е-commerce, доставку. И в то же время для многих это будет более внимательное отношение к тем традициям и корням, которые были до этого и которые мы очень быстро порвали, уйдя в город, потеряв эти навыки выживания.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Андрей Милехин, президент исследовательского центра «Ромир».

Очень много SMS! Давайте почитаем некоторые. Волгоградская область: «Очень много денег трачу на маски, санитайзеры и перчатки». Удмуртия: «За три месяца самоизоляции сэкономила очень, пошлю денежки сыну и внучке». Удмуртия тоже, но уже грустная SMS: «Деньги и продукты закончились еще 20 апреля, варим крапиву».

Иван Князев: Кемерово пишет: «На продуктах не получается экономить, организму необходимы витамины для иммунитета». Липецк пишет: «Пенсионеры и простые люди и так экономили на всем». Еврейская автономная область: «Оставил деньги на спички, соль и консервы». А вот Ярославская область, прекрасная SMS: «Мы отказались от воблы – дорого, дороже пива получается».

Тамара Шорникова: И огромное количество SMS, которые можно общей фразой обозначить: «Деньги – только на ЖКХ и на минимальный набор продуктов».

Послушаем телефонный звонок – Людмила, Челябинск.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ну, денег не осталось совсем. Если бы не сад, то не знаю, чем бы жили. Ну, мы в свое время научились экономить, и мы как-то экономим. Я как пенсионер поддерживаю дочь, она третий месяц в отпуске без сохранения зарплаты. Дочь, внучка – я им помогаю. Если бы… Ну, я даже не знаю, что было бы, если бы не было меня.

Иван Князев: Расскажите, пожалуйста, от чего отказываетесь в магазине. Чем, может быть, впрок запаслись?

Зритель: Сладости и вкусности – отказались совсем. Для здоровья полезно опять же. Ну, я за рулем стала меньше ездить, потому что бензин подорожал. В магазинах же все подорожало. То есть экономим на всем. Даже уже не знаю… Ну, про ЖКХ говорить даже, наверное, и не нужно – тут вся страна просто задыхается. А мы еще и квартплату получили в этом месяце за отопление. То есть живем…

Тамара Шорникова: Трудно, трудно. Понятно.

Иван Князев: Но самое главное, что оптимизма человек не теряет, при этом еще и дочери помогает.

Зритель: Это да. Наше поколение оптимизма не потеряло.

Иван Князев: На вас только и держимся.

Тамара Шорникова: У дочки есть шансы вернуться на работу? Вы говорите, что третий месяц сидит без зарплаты в отпуске.

Зритель: Обещают.

Тамара Шорникова: Обещают?

Зритель: Обещают. Ну, ждем, надеемся. Конечно, очень бы не хотелось, чтобы еще и работу потеряла.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок послушаем – Владимир, Алтайский край. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Тамара Шорникова: Как у вас дела, Владимир?

Зритель: Здравствуйте. Я вам расскажу. Мы – пенсионеры. У нас три статьи расходов: питание, лекарства и ЖКХ. Ну, плата за ЖКХ громадная, но осталась на прежнем уровне. А лекарства и питание подорожали ужасно, ужасно!

Тамара Шорникова: А что в первую очередь и насколько?

Зритель: Некоторые лекарства – в три раза дороже.

Тамара Шорникова: В три раза?

Зритель: В три раза. Вот один препарат был 13 рублей, а стал 47, к примеру. Зеленый горошек – был 40, а сейчас 97. Понимаете? А нам говорят, что инфляция – 0,3% за месяц. Ну что это? Издеваются над нами, что ли?

Вот вы говорите, что в селе можно легко прожить. Да, в селе раньше жили – тогда, когда были колхозы и совхозы, когда нас снабжали кормами, сеном, могли огород вспахать. Сейчас же этого нет, поэтому мы, селяне, живем даже еще хуже, чем горожане. У нас все привозное и все дороже – продукты дороже, лекарства дороже, потому что, ну понятно, расходы больше. Поэтому вот так и живем-выживаем.

Тамара Шорникова: Вот так. Спасибо, что уточнили картину.

Иван Князев: Спасибо, спасибо, Владимир.

Вторит Владимиру Оренбургская область: «Вся пенсия уходит на еду, лекарства и уплату коммунальных услуг». Вологодская область: «Экономим на алкоголе». А что? Между прочим, весьма существенная статья.

Тамара Шорникова: Ну, может, это на пользу пойдет. А вот Воронеж, грустно: «Обувь купить не на что».

Иван Князев: И опять же Воронеж: «Доходы не изменились, поэтому хватает на все». Свердловская область: «У меня как была десятка пенсии, так она и осталась. Всю жизнь надеялась только на себя». Тюменская область: «Мы тратим только на продукты, а остальную пенсию откладываем, чтобы помочь детям и внукам – им живется труднее». Вот видишь, какие у нас пенсионеры.

Тамара Шорникова: Переходим к следующей теме… А, нет, простите! У нас же еще, конечно же, эксперт один, обязательно нужно выслушать.

Иван Князев: Забыла о Сергее Николаевиче.

Тамара Шорникова: Ох, не простит мне! Доктор экономических наук Высшей школы экономики.

Сергей Смирнов: Прощаю, прощаю, хотя не очень понимаю, зачем я вам нужен.

Тамара Шорникова: Сергей Николаевич, объясним.

Иван Князев: А знаете, что мы хотим узнать, Сергей Николаевич? Помните, в фильме «Ворошиловский стрелок» главный герой говорил: «А я всю жизнь живу впрок – соль, спички и так далее». Вот у вас как?

Сергей Смирнов: Вы знаете, ну как сказать? Я подписался бы под каждым словом президента «Ромира», потому что, в принципе, он говорил абсолютно правильные вещи: мы очень разные. Но тут есть некая психологическая проблема.

Я внимательно читал SMS наших уважаемых телезрителей. Реально, в общем, те, кто не сильно пострадал, они особенно на жизнь не жалуются. Возможно, просто есть некий психологический барьер. Им немножечко стыдно, что они в силу тех или иных обстоятельств не пострадали в этой ситуации. Из всех эсэмэсок, по-моему, только одна была на то направлена, что хуже не стало, и один телефонный звонок.

В основном сейчас очень тяжело. И результаты об этом свидетельствуют. Кстати, эти результаты вполне ожидаемые. От чего в первую очередь будут отказываться люди? От тех же туристских поездок, от той же культуры. А в первую очередь – еда и одежда, потому что без этого никоим образом не выжить. Ну и плюс лекарства для лиц старшей возрастной группы. Безусловно, это важно.

Но что меня немножечко не то что радует, а говорит о том, что мы, россияне, стали более внимательно относиться к своему бюджету? В каком смысле? Другой опрос – не помню, ромировский или нет, проведенный буквально неделю назад, – показал, что 40% респондентов после этого кризиса, после пандемии так или иначе будут что-то откладывать. Я не знаю, много или мало. Но вот это та самая подстраховка, чтобы деньги не кончались в апреле.

Я понимаю, что это бедно, что это, наверное, в большинстве случаев очень немного, но это, на мой взгляд, очень важно. Я понимаю, что тяжело так жить, но большинство россиян так живет. Ну, где-то 30% (и это тоже опросы свидетельствуют) не потеряли в своих доходах. И это не олигархи. Это часть того же самого среднего класса. Это часть тех же самых горожан, у которых расходов сейчас не стало.

Что касается сельского хозяйства. Тяжело жить на селе, колхозы и совхозы. Помните, недели две назад, по-моему, мы обсуждали на ОТР инициативу Костромской области, которая выделяет желающим жителям Костромы участки, уже подготовленные тракторами и другой сельхозтехникой для посева, для огородов в первую очередь. По-моему, там было где-то 600 таких участков выделено, 150 заявок поступило. Ну понятно, это для людей, которые не пожилые, у которых есть возможности физические заниматься сельхозтрудом.

Иван Князев: Сергей Николаевич, вот какой вопрос, смотрите. Исходя из этих цифр, которые «Ромир» привел, 19% потребителей не смогут тратить прежние суммы на одежду. Я тут на днях зашел в открывшийся торговый центр, тоже хотел прикупить себе обновки, потому что поизносился за зиму, и надеялся увидеть скидки. Но скидок никаких я не обнаружил. То есть я так понимаю, что бизнесмены, предприниматели все-таки рассчитывают на то, что покупатели вернутся, и не пытаются их заманить различными маркетинговыми ходами.

Сергей Смирнов: Вы знаете, я думаю, что в массовом секторе… Господи, законы экономики: либо вы получаете максимальную прибыль с одного проданного изделия, либо вы получаете максимальную прибыль с определенного количества, с оборота, с большого количества проданных изделий.

Я так думаю, что, в принципе, сейчас и покупатель, и потребитель нащупывает какой-то новый баланс, потому что… Все абсолютно правильно, я согласен с нашими телезрителями, что расходы у большинства сократились. Хотя, Иван, я бы вам задал вопрос: где вы умудрились на самоизоляции поизноситься? Согласитесь, что…

Иван Князев: Ну, я просто давно ничего не покупал. У меня, честно говоря, летняя одежда осталась только с прошлого года, а то и более старая.

Тамара Шорникова: Поймали, поймали!

Иван Князев: А сейчас жара, понимаете?

Сергей Смирнов: Да-да-да, я все понимаю. Иван, ничего личного, как говорится.

Так что вот этот баланс будет некоторое время нащупываться, наверное, потому что они в убыток не будут работать, потому что налоговые льготы у них кончатся в итоге, и нужно будет как-то обеспечивать ту же самую зарплату себе и своим сотрудникам, прибыль и так далее. Я думаю, что акции все-таки последуют.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Ну и теперь точно переходим к следующей теме.

Иван Князев: Теперь точно переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Тратить, как прежде, уже не получится... На чем экономят россияне?