Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность

Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Денис Богатов
директор Центра развития социального предпринимательства РГСУ

Закон о социальных предпринимателях. Спасет ли социальное предпринимательство малый бизнес от вымирания? Госдума дала официальный статус компаниям, где работают инвалиды, пенсионеры и многодетные. Какие условия труда и зарплату они предлагают и на какие льготы от государства могут рассчитывать?

Тамара Шорникова: И еще новости. Госдума приняла закон о регулировании социального предпринимательства. Что дает документ? Прежде всего в нем есть четкие критерии, какие предприятия можно отнести к социальным.

Иван Князев: Такой статус могут получить субъекты малого и среднего бизнеса, если они обеспечивают занятость инвалидов, многодетных родителей, пенсионеров и предпенсионеров. Доля таких работников должна быть не меньше 50%, а доля в фонде оплаты труда, соответственно, не менее 25%.

Тамара Шорникова: Сколько у нас сегодня таких предприятий? Чем они занимаются и как изменится их жизнь, если, конечно, изменится? С новым законом будем разбираться. У нас в студии Денис Богатов, директор Центра развития социального предпринимательства РГСУ, эксперт Минэкономики России. Здравствуйте, Денис.

Иван Князев: Денис Сергеевич, здравствуйте.

Сразу вопрос: откуда вообще взялась такая идея сделать прямо вот законопроект? В чем была необходимость? Почему нужно было придать именно социальный статус? Будем спасать малый бизнес или все-таки трудоустраивать инвалидов? Это разные вещи или нет?

Денис Богатов: Вы знаете, вообще тема законодательного закрепления социального предпринимательства где-то с 2013 года начала витать, было несколько попыток законодательно закрепить. И связано это было с тем, что стали появляться такие люди, которые помимо того, что они решают социальную какую-то проблему, еще и организуют какой-то доходный бизнес. И вот это совмещение социальной проблематики с финансовой моделью действительно и для государства, и для общества является очень интересной моделью.

Поэтому с 2013-го Министерством экономического развития Российской Федерации в рамках поддержки малого и среднего предпринимательства была создана отдельная такая программа поддержки создания центров инноваций социальной сферы. И вот как раз в 2013 году это было только 6 пилотных регионов, а уже сегодня можно говорить, что 38 регионов официально создали на базе инфраструктурной поддержки такие центры. Поэтому это с течением времени просто стало очень актуальным и необходимым за счет роста таких социальных предпринимателей.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим конкретный пример…

Иван Князев: …чтобы далеко не ходить, да.

Тамара Шорникова: Да. У нас есть репортаж из Бийска, это Алтайский край. Там работает не один, конечно, социальный предприниматель, но как минимум об одном мы вам сейчас расскажем.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот такая вот история из Бийска была. Сразу хочется сказать, действительно святые люди. А все-таки, если говорить о какой-то финансовой выгоде. Вы сказали, что такой вот хороший симбиоз, и социальная нагрузка, и все-таки деньги можно заработать, и также сказали, что нужны какие-то преференции, какие-то льготы, какая-то помощь от государства. Какие это будут льготы? На что могут рассчитывать предприниматели, которые захотят организовать такой бизнес, захотят организовать такие предприятия?

Денис Богатов: Иван, если позволите, я сразу скажу, что даже примечательно, что показали сюжет из Алтайского края, поскольку Алтайский край один из первых регионов, где был создан центр инноваций социальной сферы, он самый опытный: он по итогам 2017 года признан на федеральном уровне лучшим центром. И конечно, основные формы поддержки социальных предпринимателей будут сосредоточены на региональном уровне, и те регионы, которые уже сегодня создали центры инноваций социальной сферы, имеют более широкий спектр такой формы поддержки социальных предпринимателей. Во-первых, ЦИССы созданы как раз с этой целью, и создание специальных образовательных программ. Потому что все-таки имеется такое мнение, что недостаточно просто дать денег социальному предпринимателю, его нужно научить грамотно использовать, вот это финансирование направлять в нужное русло.

Поскольку все-таки социальные предприниматели – это люди, от души делающие, решающие социальные проблемы, мы исходя из нашей практики, опыта наблюдаем, что это в основном люди, которые сами когда-то оказались в сложной жизненной социальной ситуации. В общем-то, они все всегда заинтересованы в решении самой социальной проблемы, но забывают про финансовую модель. И поэтому первая задача центров инноваций социальной сферы и всех других инфраструктурных площадок – это, конечно, создание специальных программ по обучению грамотной финансовой политике ведения деятельности организации.

Но помимо этого, конечно, центры инноваций социальной сферы продумывают спектр других форм поддержки, и то, что пока, до сегодняшнего дня можно было делать, поскольку законодательно не было закреплено понятие, конечно, о какой-то глубокой финансовой поддержке не было и речи. Но…

Иван Князев: А сейчас?

Денис Богатов: А сейчас, с принятием закона, конечно, уже можно говорить о том, что будут разрабатываться и отдельные финансовые программы поддержки, Министерство экономического развития запланировало до 2024 года выделять отдельную субсидию для социальных предпринимателей. И это, кстати, исключение, поскольку для других категорий малого и среднего бизнеса уже такая вот финансовая прямая поддержка отсутствует. А вот для социальных предпринимателей Министерство экономического развития продумывает субсидии и такие программы специальные.

Но помимо этого, конечно, когда появится, уже вступит в силу закон, и другие финансовые институты подключатся к этой истории и начнут разрабатывать и отдельные кредитные программы с наименьшей процентной ставкой. Сегодня уже мы наблюдаем большой интерес со стороны крупного бизнеса, который в рамках своей корпоративно-социальной ответственности выделяет финансирование для реализации и поддержки таких проектов социального предпринимательства. Ну и, конечно, нужно сегодня говорить о том, что социальные предприниматели нуждаются в инфраструктурной поддержке, то есть в выделении каких-то помещений на льготных условиях и тому подобное.

Конечно, здесь еще предстоит немало работы, нужно это отметить. До сегодняшнего дня, в общем-то, в целом работа происходила именно по такой линии, чтобы поддержать, научить, проконсультировать, направить, создать какую-то маркетинговую компанию, но чисто финансовой или какой-то инфраструктурной поддержки нет. Опять же есть исключения, это моногорода: по программе моногородов там была целевая финансовая поддержка таких социальных предпринимательских проектов.

Иван Князев: А госзаказы будут? Там конкретно спрашивают.

Денис Богатов: А вы знаете, относительно госзаказа я вам могу сказать, что с вступлением в силу 442-го федерального закона и субъекты некоммерческого сектора, и субъекты малого и среднего предпринимательства в целом имеют право входить в реестр поставщиков социальных услуг и быть как раз-таки исполнителями государственного социального заказа. Все зависит от предприятия; понимаете, предприниматели социальные не должны ждать, когда само государство придет и скажет: «Давайте мы у вас что-то закажем», – они должны самостоятельно выходить и показывать свои возможности, свою эффективность. И тогда, конечно, государство будет выходить уже с такой инициативой, как заказывать.

И кстати, пример показанный не единственный в России. Нужно отметить, у нас в конкурсе «Лучший социальный проект года» в прошлом году был лауреат из одного из региона, где точно так же на базе Всероссийского общества инвалидов была и есть, создана большая организация, где трудоустроено более 200 интересов, они осуществляют прекрасно свою работу, успешно реализуют. Все зависит и от руководителя, и от компании.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, к нам дозвонился Александр из Санкт-Петербурга. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я в принципе поддерживаю это направление, но я боюсь, что к социальным предпринимателям будут относиться еще хуже, чем к предпринимателям средней и малой, так сказать, направленности. Я бы посоветовал что? Нужно Министерству труда серьезно заняться возрождением предприятий и организаций Всероссийского общества инвалидов. Это люди работали в структуре своего объединения, с поддержкой государства, со льготами. Изменить законодательство в этом направлении. Человек должен работать в своей среде, а не у социального предпринимателя, где он будет чужим.

Я вам расскажу такую историю, что в наших оборонных отраслях, – а я всю жизнь проработал в этих отраслях и был одним из руководителей Байконура, – существовали льготы, не льготы, а люди. В частности, на заводе «Прогресс» куйбышевском были глухонемые, которые работали в этой оборонной отрасли и были прекрасными специалистами. Они были объединены, на них было внимание профсоюзов, они были своими на этих предприятиях. У социального предпринимателя инвалид не будет своим человеком, это первое.

Тамара Шорникова: Да, Александр, ваше мнение понятно, спасибо вам за него.

Вы знаете, немножко хочу развернуть вопрос Александра. Прочитаю SMS, она жесткая, сразу буду фрагментарно ее читать, но я думаю, что это мнение, в общем-то, не единичное: «У многодетных много проблем, им действительно своего всего нужно сколько решать, – какими они будут работниками? Пенсионеры не смогут на физически тяжелых работах работать», – и так далее. В общем, определенный скепсис по поводу ценности таких кадров у многих наверняка присутствует, это первый момент.

Второй момент: трудоустройство такого сотрудника, тоже будем здесь говорить сухо и прямо, для работодателя всегда, в общем, большой риск, потому что уволить такого сотрудника невозможно, как бы он ни работал, с душой или нет, качественно или нет, это действительно просто юридически трудно будет сделать. Соответственно, как мотивировать работодателей брать на работу таких сотрудников?

Денис Богатов: Ну я еще раз повторюсь, наверное, что, в общем, нужно разделять две категории: классический бизнес и предприниматели классические от социального предпринимателя. Социальные предприниматели – это опять же особенные люди, которые знают прекрасно ситуацию и проблематику изнутри.

Скажем, если про первый тезис ваш говорить, что инвалиды будут находиться не в своей среде, их будут мало понимать, я могу привести пример из Брянска: Роман Банин, который сам инвалид с рождения по слуху, глухой, он создал свою строительную организацию и трудоустраивает таких же людей-инвалидов по слуху. То есть это целая компания, которая работает, кстати говоря, по международным стандартам, он обучается и обучает своих сотрудников, дает. Он понимает изнутри эту проблематику, понимаете?

А то, что касается многодетных, пожилых людей, – я бы здесь, наверное, тоже несильно согласился, поскольку социальные предприниматели чем и особенны, что они создают инновационный социальный продукт, то есть находят новаторские способы решения социальной проблемы. Если мама не может находиться на рабочем месте где-то в удалении от своего дома…

Иван Князев: …то можно ей купить компьютер, к примеру, она из дома будет работать.

Денис Богатов: …то она может дома, да, она надомно может работать. Точно так же пенсионеры. Предположим, хороший пример из Республики Башкортостан, Зульфия Галиуллина, которая создала патронажную службу и трудоустраивает людей, вышедших на пенсию и предпенсионного возраста. Поскольку в этой сфере как раз оказываются такие люди, как бывшие учителя, бывшие медики, которые востребованы на рынке патронажного ухода, в общем-то, они это делают с большим удовольствием, потому что они понимают, что они еще нужны, необходимы обществу.

И на самом деле очень много ярких примеров, подтверждающих обратную страницу, что с большим уважением относятся к таким инвалидам, к людям. И нужно еще отметить, что люди с инвалидностью с большой ответственностью подходят к своей работе, относятся к получению этой работы как к какому-то такому благу, очень дорожат этим.

Тамара Шорникова: А давайте как раз с другой стороны посмотрим, спросим у человека, который хотел бы трудоустроиться, как раз попасть на такое социальное предприятие.

Иван Князев: Ростов с нами на связи.

Тамара Шорникова: Валентина, здравствуйте.

Иван Князев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я бы хотела задать Денису вопрос такой. Вот я, допустим, инвалид II группы, раньше работала в сфере педобразования, я педагог, воспитатель детского сада. В данный момент у меня II группа инвалидности, я вдова, получаю пенсию 9 тысяч, на них прожить невозможно. Имею, конечно, огород… С больными ногами, зрение немножко у меня упало, сахар другой раз скачет, но я как бы, знаете, живчик, я бегаю в огороде, везде.

Хотелось бы куда-то устроиться на работу, чтобы получать какие-то добавочные еще средства финансовые. Вот подскажите, где у нас можно в Ростовской области, Азовский район, город Азов? Где-то, может быть, здесь поблизости? Я живу в Самарской, хотелось бы трудоустроиться, поработать хотя бы, что-то для себя сделать.

Тамара Шорникова: Да, Валентина, поняли вас. Возможно, сможем подсказать.

Денис Богатов: Я думаю, что нужно в первую очередь, конечно, Валентине оставить контакт, мы обязательно с ней свяжемся, чтобы детально с ней проговорить все возможности. В Ростовской области на сегодняшний день нет центра инновации социальной сферы, который бы мог, наверное, с ней вот так детально поговорить, проговорить. Но конечно, нужно посмотреть, какие есть в округе предприятия, которые трудоустраивают инвалидов.

И нужно отметить, что в Ростовской области тоже появился большой интерес к социальному предпринимательству, но вместе с этим есть некоммерческие организации, которые также могут принимать на работу людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Поэтому здесь, Валентина, нужно просто детально поговорить и посмотреть, на территории какие есть организации.

Иван Князев: Денис, ну вот мы все говорим, проекты, проекты, все хорошо. Я так понимаю, Приморский край сейчас спрашивает: «Какие налоговые льготы есть у социального предпринимателя?» Видимо, хочет бизнес открыть, спрашивает, послабления ему будут? Потому что одними, грубо говоря, такими вот проектиками…

Денис Богатов: Я понял. Вы знаете, опять же до законодательного закрепления социальные предприниматели работали наравне с другими видами малого и среднего бизнеса, поэтому никаких льгот таких нет. Но опять же это все ведение региона, регион может по собственной инициативе, в законопроекте это тоже указано, что у региона есть дополнительные полномочия по введению дополнительных мер поддержки, в том числе и в налоговой. Скажем, в Астраханской области сегодня есть нулевая процентная ставка, так скажем «нулевые каникулы» для вновь созданных…

Иван Князев: Кредитные каникулы, да? А, налоговые каникулы?

Денис Богатов: Налоговые каникулы для вновь созданных субъектов малого и среднего предпринимательства, и они широко это показывают. Но вы знаете, сами люди, граждане не обращают на такие преференции. В Приморском крае, кстати говоря, нужно обрадовать телезрителя, в этом году начал действовать центр инноваций социальной сферы, он очень активен, поэтому нужно обратиться, и они все меры, формы поддержки окажут, покажут. Но налоговые преференции, конечно, нужно вводить, на мой взгляд, но опять же это все в ведении региональной власти, в зависимости от экономической ситуации в регионе самом.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок послушаем, Светлана к нам дозвонилась. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте. Я Московская область, город Чехов. Я инвалид по зрению, плохо вижу. Я не могу… Я уже много лет не могу устроиться, у нас негде устроиться на работу инвалидам, за 6 тысяч я живу, и помощи мне, как говорится, негде. Куда же можно устроиться, вопрос? Почему же у нас нигде нет такого предприятия? Как хочешь, так и живи. Цены-то растут…

Тамара Шорникова: Да, Светлана, понятно.

Иван Князев: Спасибо, Светлана. Подскажете что-нибудь?

Денис Богатов: Нужно отметить, что в Московской области достаточно активно развивается социальное предпринимательство. Конечно, здесь нужно вам и отработать с центром занятости. В любом случае должен быть запрос от самого гражданина, то есть нет такого спектра, что вот я зайду, где-то посмотрю, куда меня можно трудоустроить. Поэтому здесь нужно индивидуально с этим человеком прорабатывать, Московская область очень хорошо поддерживает социальное предпринимательство Министерством инвестиций и инноваций Московской области.

Поэтому здесь фонд поддержки можно посмотреть тот перечень социальных предпринимателей, мы готовы оказать опять же поддержку, подобрать, переговорить с теми предпринимателями, которые могут трудоустроить. Вот, скажем, в Москве есть проекты, где трудоустраивают людей с инвалидностью по зрению для плетения авосек, это знаменитый такой интересный проект, действительно востребованная продукция, авоськи, как было в Советском Союзе…

Иван Князев: Авоськи нынче в тренде, мы уже говорили об этом.

Денис Богатов: Да. И вот инвалиды по зрению проходят обучения по плетению этих авосек и трудоустраиваются, работают. Это в Москве, конечно, по Московской области нужно посмотреть.

Тамара Шорникова: Контакты передадим.

Иван Князев: Денис, не хотелось бы добавлять ложку дегтя в эту прекрасную тему…

Тамара Шорникова: Это наша работа, Вань, в том числе.

Иван Князев: …в это прекрасное начинание, но все-таки придется – контроль какой-нибудь будет за этими предприятиями, которые несут вот эту социальную нагрузку? В том плане, что сейчас уже, наверное, можно найти некоторые мошеннические схемы, когда предприятие берет к себе на работу инвалидов, которые на самом деле никуда, ни на какую работу не ходят, оно набирает их 10 человек, платит им какую-то денежку, 1–3 тысячи, на бумаге все проводится по-другому, предприятие получает какие-то преференции, вроде как и социальное. Проконтролировать это как можно будет?

Денис Богатов: На самом деле с разработкой законопроекта разрабатывались еще дополнительные нормативные документы, в том числе порядок присвоения статуса «социальный предприниматель». Он будет раз в год подтверждаться раз в год самим предпринимателем, предоставляя конкретный пакет документов. Они будут рассматриваться на региональном уровне уполномоченным органом, определенным в этом регионе. И конечно же, эта комиссия должна будут проработать по всем-всем пунктам отнесение социального предпринимателя к категории такой. Поэтому уже с принятием закона и с этим порядком отнесения того или иного малого и среднего бизнеса к социальному предпринимательству уже будут более конкретно и четко отслеживать каждый проект.

Плюс ко всему прочему, конечно, на местах в регионах, как правило, социальных предпринимателей знают в лицо те органы, которые контролируют эту сферу, и уже там предусмотрена и финансовая отчетность, и пакет документов, который будет показывать вот эту реальную, нереальную картину. Поэтому все это будет контролироваться, конечно, надзорными органами и отражаться Федеральной налоговой службой.

Иван Князев: А у регионов вообще денег хватит на все вот эти вот социальные инициативы с предпринимательством, или все-таки будет федеральный центр больше помогать? Потому что, например, создать те же условия для инвалидов очень сложно, не все предприниматели смогут это потянуть, даже если у них будет большое желание, и ляжет это, наверное, на бюджет, а в бюджетах у нас, сами понимаете…

Денис Богатов: Конечно, здесь нужно еще будет прорабатывать и эту финансовую модель. Безусловно, Министерство экономического развития уже сегодня выделяет определенные средства на развитие социального предпринимательства и поддержку этого вида деятельности. Но я думаю, что с внедрением закона нужно будет прорабатывать все вопросы финансового характера. Конечно, регионы должны брать на себя тоже такую ответственность по поддержке. Но я должен отметить, что в общем-то мы говорим с вами о еще и категории предпринимательства, то есть это должна быть все-таки успешная организация, которая не только решает проблему социального характера, но еще и финансово устойчивая…

Иван Князев: Ну и бизнес-модель какую-то…

Денис Богатов: Конечно. Поэтому здесь может быть интересно на входе, на точке входа профинансировать, чтобы создать какую-то базу, но дальше это предприятие должно развиваться и существовать самостоятельно. И все время рассчитывать на какую-то государственную поддержку не стоит, от этого мы как раз и уходим, чтобы не создавать модель постоянного финансирования, а вот чтобы самостоятельно развивалась такая среда, как социальное предпринимательство.

Тамара Шорникова: Вот что касается, вот так рефреном звучит, наверное, в эфире – это автоматически для социальных предприятий вот эта фраза прибавляется «без прибыли»? Или есть сейчас успешные проекты? Мы просто часто говорим о том, что это подвижничество, о том, что нужно помогать, нужны преференции, нужны льготы. Есть ли примеры социальных предприятий сегодня в России, которые не только помогают людям найти работу…

Денис Богатов: Конечно.

Тамара Шорникова: …но и зарабатывают при этом?

Денис Богатов: Конечно, конечно.

Тамара Шорникова: Расскажите о них.

Денис Богатов: Такие есть организации, их большинство. Над этим мы, в общем-то, и работаем, чтобы создавались. Ну смотрите, такой есть пример, предположим, опять же если далеко не ходить, в Брянской области Светлана Макарова, которая была до вступления в ряды социальных предпринимателей чиновником и руководителем одного из экономических блоков, она открыла центр для пожилых людей, дом для пожилых людей, уже второй открыла, понимаете? То есть когда расширяется сама организация, это говорит о финансовой устойчивости организации.

В общем-то, Светлана Макарова всю душу вкладывает, но она и продумывает финансовую модель. В общем-то, очень успешно: у нее помимо того, что пожилые люди находятся на реабилитации, они действительно еще и проходят медицинское обслуживание, и родственники с удовольствием дают. И, в общем-то, я приводил пример с патронажной службой из Уфы, тоже успешный, прибыльный проект.

Такие проекты существуют, они рабочие, в общем-то приписка к тому, что это какие-то не очень успешные, постоянно нуждающиеся в дотациях, – это неправильно, нужно все-таки ориентироваться, что это про предпринимательство, должна быть устойчивая финансовая модель.

Тамара Шорникова: Ну я просто расскажу о том, что вот буквально несколько лет назад, снимая в другом городе репортаж (как раз с форума социальных предпринимателей), различные проекты демонстрировались, и это, естественно, не первый раз, когда я снимала такое мероприятие, – всегда, в общем, присутствующая администрация, вот видно было боль на лице. Потому что видно было, что абсолютно нет никакого интереса, потому что есть какой-то, был по крайней мере такой усредненный образ такого предприятия: небольшой коллектив, люди делают абсолютно какие-то копеечные, никому не нужные вещи, я не знаю, чапельники, действительно что-то прямо… И вот им нужно обязательно денег дать, 3 тысячи на материалы, 5 тысяч на спицы и крючки и так далее. То есть вот этот шаблон сейчас разорван?

Денис Богатов: Понимаете, а зачем поддерживать предприятия, продукция которых не востребована на рынке? Нужно переориентировать. Именно поэтому и нужно создавать специализированные программы, которые помогают социальным предпринимателям найти свою нишу, создать вот этот социально востребованный продукт или услугу. Если это будет востребовано, то тогда, конечно, будет и финансовая устойчивость. А если это не востребовано, то и ради занятия пожилых или инвалидов, наверное, стоит посмотреть на эту картину с другой стороны, не называть, что это социальное предпринимательство, а какой-то центр социальной адаптации или что-то еще.

Иван Князев: А кстати, что производят такие предприятия? По-моему, в законе, когда его разрабатывали, сказали, что нефтеперерабатывающий завод не сможет стать социальным предприятием.

Денис Богатов: Да, конечно.

Иван Князев: Вот эти предприятия что производят?

Денис Богатов: В законе как раз очень правильно отражена картина, что не могут быть предприниматели, которые занимаются подакцизными какими-то товарами, нефтегазовыми продуктами. В основном, конечно, это люди и предприятия, которые решают социального плана задачи, – это социальная реабилитация, это дошкольное образование очень широко развито. Здесь уже мы дополняем, не просто дошкольное образование, но инклюзивное дошкольное образование, потому что в свое время дошкольные детские образовательные учреждения были востребованы и назывались социальным предпринимательством, когда была нехватка этих мест в государственных учреждениях.

Сейчас этой социальной проблемы нет, и уже мы должны смотреть на эту картину совсем по-другому, что должна быть какая-то социальная нагрузка. Это инклюзивное образование с детками с инвалидностью, это и в сфере культуры и адаптации, и очень перспективная тема разработки технических средств реабилитации. Сегодня очень много молодежи в эту сферу входит, потому что внедряют как раз эти инновации, используют 3D-проектирование, 3D-моделирование, принтеры, которые и удешевляют, и в то же время создают совершенно новой формации продукты, востребованные на рынке.

Поэтому здесь спектр может быть разноплановый, нужно отталкиваться от самой социальной проблемы. И очень важно опять же понимать, что в одном регионе эта социальная проблема может быть яркой, ярко выражена, а в другом регионе это не будет являться социальной проблемой: те же дома для пожилых, престарелых людей – я уверен, что в Северо-Кавказском федеральном округе такой проблемы не будет, потому что у них менталитет другой…

Иван Князев: Другие культурные традиции просто, да.

Денис Богатов: Да, другие культурные традиции. А в других регионах это востребовано, в том числе в центральной части России это очень востребованная услуга.

Иван Князев: Давайте звонок послушаем.

Тамара Шорникова: Да, Алексей из Санкт-Петербурга к нам дозвонился. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. У меня вопрос такой к Денису. Денис, вот подскажите, пожалуйста, есть ли для инвалидов-колясочников (я являюсь инвалидом-колясочником I группы) возможность в Санкт-Петербурге куда-то устроиться на работу инвалиду-колясочнику? Потому что я знаю, что многие инвалиды-колясочники, у которых нормально все с руками и с головой, устроились бы на работу.

Денис Богатов: Вы знаете, я вот еще должен, наверное, отразить и вторую сторону. Мы сейчас говорим, как бы трудоустроиться, а есть же предприниматели инвалиды-колясочники. Почему бы не посмотреть с этой стороны, как создать свое предприятие? И вот хороший, яркий пример…

Иван Князев: Наверное, просто не у всех есть образование, не всякий может стать предпринимателем.

Денис Богатов: Вот, опять же мы к этому и возвращаемся.

Иван Князев: Конечно.

Денис Богатов: Нужно сказать, что в Санкт-Петербурге, в Ленинградской области тоже ЦИСС в этом году созданы, они создают эти образовательные программы. Нужно, может быть, пойти и обучиться, и создать такое предприятие. Роман Аранин из Калининградской области создал сервис по коляскам инвалидным, по созданию современных технических средств реабилитации; такой же есть пример в Республике Башкортостан… Я почему говорю много про Башкортостан? Там давно…

Иван Князев: Ну Питер и Башкортостан – это разные вещи.

Денис Богатов: Но этот опыт можно транслировать…

Иван Князев: Я думаю, наш телезритель спросил, что помимо собеса куда еще можно пойти, позвонить?

Денис Богатов: А не надо в собес, надо в ЦИСС идти и получать это образование. Собес ничем не поможет, надо идти в структуры, которые научат, откроют, может быть, для них нишу. Кстати говоря, может быть, стоит посмотреть на проекты из Санкт-Петербурга, есть такой проект «Либерти» – это туристическая организация, которая организовывает туристические поездки для людей-колясочников. Возможно, они бы взяли его как самого человека, знающего все эти тонкости.

Иван Князев: Информация по ним есть хотя бы в Интернете? Где можно посмотреть?

Денис Богатов: Конечно, можно и зайти на сайт центра инноваций социальной сферы, на любой сайт инфраструктурной поддержки, там все контакты есть. Ну а «Либерти» точно так же забить в Интернете, информация вся есть. Ну и мы готовы, то есть я без всяких проблем могу помочь, поспособствовать решению этих вопросов.

Тамара Шорникова: Да, все контакты передадим.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Рассказывали о законе о социальном предпринимательстве. Как он будет работать, еще, конечно же, не раз обсудим в этой студии. За этот эфир, за участие в нем спасибо Денису Богатову, директору Центра развития социального предпринимательства РГСУ. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо вам, Денис.

Денис Богатов: Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски