Депутаты разрабатывают новую антиалкогольную политику на ближайшее десятилетие

Гости
Павел Шапкин
руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики
Максим Черниговский
генеральный директор НП Клуб профессионалов алкогольного рынка

Оксана Галькевич: Тема такая: пить, все знают, вредно; не пить, все знают, хорошо. Спорить в принципе здесь не о чем. Но концепция по снижению потребления алкоголя в стране-то ведь нужна? Нужна.

Петр Кузнецов: Нужна.

Оксана Галькевич: Тем более что прежняя у нас истекла, друзья, в прошлом году.

Петр Кузнецов: А то мы тоже здесь все время говорим: да, да, да. Пить? – Да, да, да. Вот нужно хотя бы на «нет, нет» поменять эту систему. По крайней мере, с этого начать.

Оксана Галькевич: У нас есть успехи некоторые в этом.

Петр Кузнецов: Есть некоторые успехи. В предыдущие 10 лет употребление напитков с градусом упало почти вдвое, представляете, без всяких стратегий антиалкогольных. С 16 до 9 л. Алкоголиков стало тоже меньше, тоже заметно: на 37%.

Оксана Галькевич: Ну, слушай, с 16 до 9 л – мне кажется, и 9 л это как-то тяжело. Плохо себе могу представить. Но тем не менее. Смотрите, вот как мы добились таких результатов, какими мерами государство этого добилось. Сначала запретили рекламу крепких напитков. Именно крепких. Это было еще в 90-е. И по телевидению, и на радио. Розничную продажу с позднего вечера до утра тоже запретили. Еще, если вы знаете, разные регионы в зависимости от своей внутренней ситуации как-то могли расширять эти временные рамки, этот коридор. Перестали продавать на автозаправках. Вот такого я вообще в принципе не помню. Видимо, совсем давно это…

Петр Кузнецов: Продавали.

Оксана Галькевич: …да, что продавали. В 2012 году запретили рекламу в том числе и пива. Вот я помню очень хорошо, что все время на телевидении было очень много этих роликов. Просто один за другим. А теперь все.

Петр Кузнецов: Сейчас тоже есть, но безалкогольного.

Оксана Галькевич: Да, безалкогольного. Ну, и историю с нулевым промилле, я думаю, что многие тоже помнят. Вводился у нас такой параметр. Друзья, выходите с нами на связь, давайте пообщаемся на эту тему. Как нам снизить потребление алкоголя в нашей стране. У вас вообще, вот там, где вы живете, есть такая проблема? Много людей пьющих? И с чем, вы считаете, это связано?

Петр Кузнецов: Как вы самостоятельно справились с этой бедой, может, расскажете эти истории.

Оксана Галькевич: Может быть, да.

Петр Кузнецов: Павел Шапкин, руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики, с нами на связи. Просто с нас же начинать. Павел Сергеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Павел Шапкин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Павел Сергеевич, а можно сказать, что до этого у нас не было как таковой четкой алкогольной политики, и вот сейчас наконец эта стратегия разворачивается? Я к тому, что – почему не было. У нас четкой позиции как бы от государства в этом вопросе не было. И конечной цели у этой политики тоже не было. Там у нас то число алкомаркетов растет, то пиво запрещаем на телевидении. А тут вдруг пиво на стадионы возвращаем. Т. е. непонятно, во что мы играли. Сейчас мы приведем все к какой-единой стратегии, которая разрабатывается.

Павел Шапкин: Во-первых, у нас была политика государственная, утверждена постановлением правительства 2009 года. Предусматривала комплекс мероприятий до 2020 года. То бишь вот теперь она выполнена, т. е. действительно произошло сокращение потребления алкоголя, нужно двигаться дальше.

Но вот что касается пива, то действительно есть непоследовательность. У нас в 2013 году, например, запретили полностью рекламу пива на телевидении, потом ее разрешили после 11 часов вечера, потом разрешили для безалкогольного пива. Опять-таки со стадионами масса инициатив с разрешением во время международных футбольных соревнований рекламировать пиво на стадионах. Т. е. здесь вот для пивоваров отдельные как бы такие условия и преференции созданы. И в связи с этим 80% потребляемого алкоголя в России – это как раз пиво.

Оксана Галькевич: А это очень опасный, говорят, алкоголизм, именно пивной. Потому что вроде как легкий напиток…

Петр Кузнецов: Ну, ты вроде как сместил ударчик, т. е. с крепкого перевел на более слабое…

Оксана Галькевич: …а привычка нехорошая вырабатывается. Скажите, пожалуйста, не получится ли так… Есть еще у нас такая программа «Демография», национальный проект, там стоят такие целевые показатели: до 2022 года снизить потребление до 8 л на человека. Сейчас уже вроде как 9. А 8 л – ну, вот уже кажется…

Петр Кузнецов: И без стратегии можно…

Оксана Галькевич: …достижимая в принципе цель. Не получится ли так, что мы вот остановимся на этом? Или вы считаете, нужно снижаться еще и дальше? До какого уровня разумного? Пить-то мы все равно полностью не перестанем.

Павел Шапкин: Тут нужно менять отношение к алкоголю. У нас отношение в обществе к алкоголю очень лояльное. Это продиктовано кинематографом. Фильмы все такие, старые, любимые еще с советских времен, фильмы Гайдая, они все завязан там сюжет на потреблении алкоголя. И, в общем-то, тосты бесконечные. Дети присутствуют.

Оксана Галькевич: Ну, в какой-то степени с реальности срисовывали, да.

Петр Кузнецов: Павел Сергеевич, а мы научили это уже … и замазывать, о чем вы говорите. Уже классика идет с пятнами на экране.

Павел Шапкин: … Вот этот менталитет, который сформирован, в том числе, и кинематографом, и телевидением, – и это надо менять. Но начинать нужно с каких-то разъяснительных мероприятий для родителей. Т. е. у нас вот сейчас 5% всей рекламы должно быть отдано под социальную рекламу. Это площади на билбордах, это время в эфире. Должны быть посвящены социальной рекламе. По закону о рекламе. Так вот, я считаю, что эти 5% нужно использовать как раз для того, чтобы родителям напомнить об их ответственности перед собственными детьми. Чтобы они, когда садились, ставили бутылки на стол, детей куда-нибудь убирали в соседнюю комнату либо подождали, пока они лягут спать. Т. е. чтобы при них вот это все дело не происходило. Потому что…

Оксана Галькевич: Да. Павел Сергеевич, мы с этим не спорим…

Павел Шапкин: …как раз потом сформируют…

Оксана Галькевич: …я вас просто спросила о том, каким может быть целевой показатель, так скажем. Вот 8 – это предел? Или, может быть, надо нам к 5 стремиться или к нулю к абсолютному? У нас, кстати, есть такие регионы, там абсолютный ноль практически.

Павел Шапкин: Ну, дело в том, что вот все мероприятия должны быть направлены сейчас на детей, а не на взрослых людей, уже сформировавшихся, со сформировавшимся уже отношением к алкоголю. Т. е. их переубеждать бесполезно. Они сколько пили, столько и будут пить. И сами понимают, насколько это им вредно или полезно для здоровья. А вот что касается детей, то все мероприятия должны быть на них направлены. И нужно работать с будущим поколением. И в первую очередь – изолировать это поколение от алкоголя, за счет того, чтобы дети не присутствовали на пьянках среди собственных родителей и знакомых своих родителей.

Оксана Галькевич: Понятно.

Павел Шапкин: Это очень важно. За это установлена, кстати говоря, административная ответственность…

Петр Кузнецов: Да. Сколько десятилетий мы это говорим: главное, чтобы дети не видели. А все продолжается. Спасибо.

Оксана Галькевич: В некоторых семьях, кстати, так и делают.

Петр Кузнецов: Да. Мы продолжим разговор. Максим Черниговский…

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Ждем от вас сообщений (это к нашим телезрителям) и звонков. Максим Черниговский, генеральный директор Клуба профессионалов алкогольного рынка, с нами на связи. Здравствуйте, Максим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Максим, вам вот эти все новости, ограничения – они, наверное, как ножом по сердцу, нет? Или вы считаете их правильными, несмотря на то, что они в каком-то смысле по вашему бизнесу…

Петр Кузнецов: Ограничений – ладно, а тут же целая стратегия будет прописана.

Оксана Галькевич: Да.

Петр Кузнецов: Все, испугались вы уже? закрываете лавочку?

Максим Черниговский: Вы знаете, на самом деле эта стратегия по снижению уровня алкоголизации в России существует более 10 лет. Я не совсем согласен с теми цифрами, которые эксперты называют. Т. е., там, снижение с 16° до 9° в пересчете на абсолютный алкоголь в основе. А ситуация какая? В 2009 году, когда концепция, что называется, получила старт, реальный объем потребления, подчеркиваю, легального алкоголя был примерно 14 л в пересчете на абсолютный алкоголь. Сейчас на самом деле в районе 12. Вот. Почему? Потому что есть единая государственная автоматизированная система ЕГАИС, которая побутылочно на сегодняшний день считает этот объем. И почему не могут дать, скажем так, точные цифры легального оборота алкогольной продукции, мне не совсем понятно.

Другой вопрос, что в России главная проблема не в объеме легального алкоголя, а в объеме нелегального рынка алкогольной продукции.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, смотрите, я просто зачитаю два сообщения, как раз отложила сейчас. Томская область пишет: «На каждой улице торгуют контрафактом». И Башкирия: «Как продавали в деревнях точки нелегальные, так и продают». В подтверждение ваших слов.

Максим Черниговский: Да, я полностью согласен с вашими телезрителями. Я добавлю: не только объем самогона, но и объем огромный спиртосодержащих жидкостей, которые прокачиваются незаконным образом через интернет, лекарственные средства, произведенные на основе этилового спирта, и т. д. Вот Павел сказал о том, что надо дистанцировать детей, юношество от алкоголя. … Мы говорим о том, что в России надо переходить на ту систему, которая существовала во времена Советского Союза. Т. е. в неспециализированных розничных магазинах в принципе не продавалась алкогольная продукция. Даже пиво. Вспоминаем, да, в Советском Союзе: магазины «Мясо», «Молоко», «Хлеб» и т. д. Только в универсамах, только в закрытых помещениях. Т. е. надо сейчас переходить именно на продажу легального алкоголя в специализированной торговле.

Оксана Галькевич: Максим Зиновьевич, а вот вы жалуетесь на этот незаконный алкоголь, этот черный оборот. Ну, хорошо, станет он весь белый, например. Что, от этого потребление как-то снизится? Ведь многие же не только оттого, что им хочется в серую зону там куда-то внедриться и где-то подпольно купить бутылку. Дешево просто, слушайте. Ну, вот, удобный формат, дешево. Вы же, наверное, дорого предлагаете.

Максим Черниговский: Прекрасный вопрос. Знаете, вот по алкоголизации в России – как и с коррупцией, на мой взгляд. Ну, невозможно ее победить, алкоголизацию. Ну, исторически. Но тут что самое важное? Что люди будут пить, вы понимаете? Т. е. от легального алкоголя люди не травятся.

Оксана Галькевич: Это важно.

Максим Черниговский: А вот от нелегального алкоголя у нас огромная смертность, понимаете? В России только официальные данные – 12 тыс. человек в ежегодном режиме погибают именно от нелегальных этих спиртосодержащих жидкостей. Т. е. если мы сможем решить проблему нелегального рынка, мы в первую очередь решим вопрос о снижении количества людей, погибших от этого паленого алкоголя. На мой взгляд, это самое важное. Это первое.

Теперь второе. Надо, конечно, вводить в систему школьного образования целые предметы в части того, что пить, курить – это не только не модно, это во всех отношениях не полезно. Я еще раз повторяю: надо переводить алкоголь в специализированную розницу.

Оксана Галькевич: Да. Вы знаете, мне кажется, тут на уроке химии…

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. …достаточно показать, что алкоголь делает на биохимическом уровне, здесь все понятно.

Петр Кузнецов: Да. СМС из Владимирской зачитаем напоследок. «Очень боюсь непьющих. Сталкиваешься либо с больными, либо с очень ненадежными». Вот с чем нужно бороться, вот с этим мышлением.

Оксана Галькевич: Неожиданно очень много СМС-сообщений, прямо попали в какую-то болевую точку. Друзья, мы прощаемся с вами…

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: …ненадолго. Через 20 минут вернемся, чтобы с вами обсудить последние громкие происшествия на дороге, и вообще как у нас работает штрафная экономика, закон. Потом о репатриации поговорим тоже.

Петр Кузнецов: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)