Деревянная ипотека

Деревянная ипотека | Программы | ОТР

Как правительство планирует стимулировать внутренний спрос на древесину

2020-10-15T21:34:00+03:00
Деревянная ипотека
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Виктор Логвинов
первый вице-президент Союза архитекторов России
Алексей Малый
эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России

Оксана Галькевич: Итак, хоть ты уже самое интересное и выдал, но кое-какие детали все-таки еще есть, о чем рассказать. Двадцать процентов, не меньше, жилых домов и социально-культурных объектов должны строиться в России из дерева – это новая цель нашего правительства. На днях вице-премьер Абрамченко утвердила государственный план по стимулированию спроса на древесину.

Константин Чуриков: Ну и чтобы подстегнуть этот спрос, должна появиться вот специальная ипотека на деревянные дома. Уточняется, что жилье это должно быть не просто деревянным, но построенным из домокомплектов, произведенных индустриальным способом.

Оксана Галькевич: Ну и когда такая деревянная ипотека будет уже действовать в нашей стране?

Константин Чуриков: Обещают летом 2021 года, наступающего года, уже все это будет.

Оксана Галькевич: Ну в принципе, наверное, многие из вас могут сказать, что давно пора, не мы ли одна из самых лесных держав. Но под эти цели нужно ведь не только лес рубить, а это мы умеем, но и чтобы было, где и кому ему перерабатывать, нужны производственные линии, технологии, дизайнеры в конце концов. Вот как у нас со всем этим сейчас в нашей стране, давайте об этом поговорим, это обсудим.

Константин Чуриков: И еще заодно вам вопрос, это наше SMS-голосование: вы бы взяли ипотеку на строительство деревянного дома? «Да» или «нет», пожалуйста, отвечайте на номер 5445, будем подводить итоги минут через 20. Пока вы думаете, я думаю, еще Оксана в процессе покажет нам дивные фотографии, да, деревянных домов, Оксана сейчас найдет и вам покажет.

Оксана Галькевич: Дивные фотографии я сейчас найду сначала, Костя.

Константин Чуриков: А у нас в эфире появляется Алексей Малый, эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России. Алексей Алексеевич, здравствуйте.

Алексей Малый: Добрый вечер, дорогие друзья! Добрый вечер, уважаемые телезрители!

В 2000 году, когда я занимался концепцией развития жилой застройки Москвы и Московской области, я публиковал тогда много всяких интересных статей на эту тему, какие должны быть у нас дома в Москве, в Подмосковье. И вот одна из моих статей по многоэтажной застройке начиналась словами: «Не всем повезло жить в деревянном доме...» А нам с вами, уважаемые москвичи, приходится жить в том, что досталось нам сегодня.

Константин Чуриков: Многоэтажный деревянный дом в условиях города – это вполне возможно? Расскажите подробнее, просто люди себе плохо это представляют.

Алексей Малый: Вы знаете, деревянный дом в условиях города возможен, и в условиях города, кстати, деревянные дома у нас еще есть, есть дома, которые стоят и по 200 лет, и по 220 лет, и прекрасно сохранились, кстати. Так что в условиях города Москвы деревянные дома – это вполне реально, это удобно, экологично, это очень чистое жилье, ну и самое комфортное с точки зрения именно проживания человека. То есть доступны все, так сказать, геомагнитные излучения Земли, полезные для живого человека, для нас и для животных, проникают все другие магнитные лучи, которые идут от Солнца, от Луны, от других звезд. То есть мы живем в естественных условиях, то есть это самые естественные условия для проживания человека и самые, на мой взгляд, полезные.

Оксана Галькевич: Алексей Алексеевич, а как у нас с технологиями, как у нас в принципе эта, скажем так, деревянная тема, деревянное зодчество развивалось в последние годы? Ну вот мы знаем примеры скандинавского дизайна, скандинавских технологий, а как у нас?

Алексей Малый: Ну, вы знаете, довольно много построено по зарубежным технологиям, именно по скандинавским технологиям, но тем не менее у нас прекрасные мастера есть, и из Сибири мужики приезжали в Подмосковье, прекрасные дома рубят, очень красивые, и из Карелии...

Оксана Галькевич: Ну подождите, мастера рукастые – это понятно, это у нас всегда было, это здорово, но это все по старым примерно лекалам, можно так самому себе дом нарисовать и самому себе каких-нибудь мастеров найти. Я все-таки о более таком серьезном подходе, основательном.

Алексей Малый: Нет, что вы, что вы, предложение на рынке довольно приличное, то есть...

Оксана Галькевич: Школа, школа какая-то есть у нас, как раз такая правильная? Подход научный?

Алексей Малый: Ну, я бы не сказал, что сегодня какая-то такая российская правильная школа. Мы сегодня больше копируем, мы копируем больше скандинавского, мы копируем больше, так сказать, то, что вот к нам сегодня извне дали технологии, даже из Канады сегодня везут какие-то технологии домостроения деревянного. Ну, российские люди тоже как бы строят какие-то цеха, строят какие-то перерабатывающие предприятия и предлагают уже домокомплекты, так же как в Москве предлагают для бани, так же и в Подмосковье предлагают дома, причем дома весьма красивые и именно российского производства, российские проекты.

Константин Чуриков: Алексей Алексеевич, если вы говорите, что действительно, да, это экологично, это комфортно, это прекрасно, почему, в общем, долгое время деревянные дома, опять-таки вернемся в города, у нас не строились? По какой причине? А сегодня они у нас ассоциируются с какими-то старыми бараками, понимаете, разваливающимися.

Алексей Малый: Ну, простите, мы же на веяния моды... Вот стало крупнопанельное домостроение модным, скажем так, краснодарский метод, в 1960–1970-е гг., и вся страна стала строить крупнопанельные дома, потому что быстро, индустриально, быстро монтируется и как бы меньше проблем. А деревянные сложнее: и ручного труда много, и плотников обучать тоже как бы непросто, то есть гораздо проще обучить монтажников, которые могут монтировать готовые стены, а лучше сразу готовые квартиры. То есть ушли в индустриализацию и сочли, что деревянное здесь менее, скажем так, модное в данный момент.

Я думаю, что, если это в нашей самой лесной державе, у нас самое большое количество леса в стране, на самой большой территории, и потому мы самая богатая страна в плане леса, я думаю, что мы сможем сегодня дать новые технологии, сможем сегодня показать миру, что мы можем тоже строить деревянные дома, ну и самим себе, главное, себе на пользу, нашим детям, внукам, правнукам.

Оксана Галькевич: Вот пока мы будем с вами дальше беседовать, режиссеров можно попросить, я тут полистаю кое-какие архитектурные явления во всем мире, тут нашла интересные вещи. Как вы думаете, Алексей Алексеевич, востребовано будет?

Константин Чуриков: Что это такое?

Оксана Галькевич: Это вот в Севилье такая прогулочная зона деревянная. Вот, смотри, это часовня, где же она, где же она... В Хельсинки часовня.

Константин Чуриков: Оксана, а для жизни что-то есть?

Оксана Галькевич: Есть для жизни, Костя.

Константин Чуриков: Выше-выше-выше, там фотография. Что там?

Оксана Галькевич: Вот этот вот выставочный... Это все внутри часовни, Костя.

Константин Чуриков: А, понятно, ага.

Оксана Галькевич: Ты не думай, это не гробики, не то, что ты подумал, церковь в Норвегии тоже вот такая интересная, музеи всевозможные...

Алексей Малый: Нет-нет, у нас...

Оксана Галькевич: Кстати, это вот еще один музей... Сейчас тут будет многоэтажка, жилой дом... Вот, кстати, смотри, деревянная высотка в Стокгольме.

Константин Чуриков: Вот, вот, Алексей Алексеевич, видите, да? Вот это наш вариант, например?

Оксана Галькевич: Да, например вот такая.

Алексей Малый: Ну, у нас в Москве полно деревянных сооружений: и храмов...

Оксана Галькевич: Ну тоже так традиционно...

Алексей Малый: ...вернисаж «Измайлово», там довольно много строений построенных деревянных свыше 20 метров, это может быть хорошим примером, допустим, вот если сегодня можно посмотреть, что есть деревянного в Москве интересного. Я думаю, хороший пример.

Константин Чуриков: А пожаробезопасность?

Алексей Малый: При правильных пропитках, при правильных подходах пожаробезопасность сегодня обеспечена, достаточно огнестойкое дерево, пропитанное современными, так сказать, материалами.

Оксана Галькевич: А долгосрочность, так скажем? Как долго такой дом живет, нормально себя чувствует и хорошо выглядит?

Алексей Малый: Ну, я уже сказал в начале нашего разговора, что я видел московские деревянные дома, которым по 200–220 лет, они в прекрасном состоянии, и это сегодня памятники культуры.

Оксана Галькевич: Ну, в Москве-то может быть, знаете, мы другие знаем города тоже богатые на деревянное зодчество, не все и не всегда там хорошо.

Лариса из Петербурга до нас дозвонилась.

Алексей Малый: Ну, если кровля не протекла и в дом протекает, сухой стоит очень долго.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вот лет 20 назад Иркутск, например, стоял вот на рассмотрении такой вопрос, не внести ли город в список ЮНЕСКО именно за счет того, что там были обширные зоны архитектурного деревянного зодчества. Но за 20 лет там столько всего произошло, что теперь уже этот вопрос в принципе никто никогда не будет ни ставить, ни поднимать.

Лариса из Петербурга. Здравствуйте, Лариса.

Зритель: Алло, добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Добрый.

Зритель: Хотелось бы сказать. На самом деле финны придумали уже все, что можно, и технологии, и проекты, все есть, только бери и пользуйся на самом деле.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Почему не взять опыт, не внедрить вот эти все методики, годами, веками наработанные? Люди живут в климатических зонах специфических, сложных, все есть...

Оксана Галькевич: Лариса, так мы не отказываемся использовать финский опыт, только непонятно, почему финны все придумали, а мы как, не сами разве с усами тоже в принципе?

Алексей Малый: Мы вполне, вполне с усами...

Константин Чуриков: Сейчас.

Зритель: А вот я... Вот, честно говоря, муж построил деревянный дом своими руками, но взял оттуда самое нужное, самое интересное. И вот я живу, в данный момент дача построена русскими руками, но взято самое нужное, самое интересное, все, что оттуда можно взять.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Да, хорошо, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Алексей Алексеевич, вы хотели...

Оксана Галькевич: Ну финны правда молодцы.

Алексей Малый: Я хотел сказать, что российское общество инженеров строительства самое большое в мире, у нас в стране больше всех инженеров-строителей: прекрасные конструкторы, прекрасные архитекторы. Я думаю, что наши инженеры сделают не хуже, чем финские, а намного лучше и красивее.

Константин Чуриков: Алексей Алексеевич, можно я...

Оксана Галькевич: Алексей Алексеевич... Костя, я коротко...

Константин Чуриков: Да, пожалуйста, ладно.

Оксана Галькевич: Я хотела сказать, что у нас много чего самого, самого большого, самого глубокого, самого крутого, тут дальше важно задать вопрос, а толку-то? Простите, пожалуйста. Я думаю, что, конечно, толк есть, но смысл? Деревянное домостроение у нас, несмотря на величину этого общества, не особо развивалось в последние годы, согласитесь.

Константин Чуриков: Да. Алексей Алексеевич...

Алексей Малый: Ну, неожиданно, сегодня это неожиданно для многих. Вот я общался со своими коллегами инженерами-строителями, то есть это для многих неожиданно, но люди сказали, что готовы, они сейчас такое наделают, что просто все будут удивлены приятно.

Константин Чуриков: Алексей Алексеевич, а вот что надо сделать, чтобы, как вот в том анекдоте, эта штуковина взлетела, чтобы заработала? Смотрите, тут же целый круг вопросов. Это еще стоимость земли. Например, если мы говорим о том, что это какие-то, не знаю, дома в Подмосковье, в Ленинградской области, где земля стоит недешево... То есть ну как сработает эта ипотека, если в принципе земельный вопрос еще надо решать-то?

Алексей Малый: Ну, насчет земельного вопроса я небольшой специалист. Я считаю, что необходимо сегодня внести серьезные изменения в нормативы проектирования деревянного домостроения, потому что там есть старые нормы, которые сегодня необходимо обновить существенно, это в первую очередь, и я думаю, что это решит все остальные проблемы. А земля... Ну коль люди заинтересованы в этом развитии, я думаю, что муниципальные власти, региональные власти пойдут навстречу и земля не будет дорогой для наших граждан.

Константин Чуриков: Нам пишут зрители, Краснодарский край: «Деревянные дома очень дорогие». Вот что касается вот этих вот домов, которые произведены как раз промышленным способом, – ну какая может быть примерная стоимость этого дома?

Алексей Малый: Ну, вы знаете, дома, которые произведены промышленным способом, часто делаются из клееного бруса, из сложных конструкций, когда склеивается очень много слоев в разных направлениях, для того чтобы это была высокая прочность, для того чтобы можно было, скажем, применить не самого высокого качества древесину, а сделать высокого качества готовую продукцию, ну типа фанеры, можете себе представить, когда листы фанеры склеены вдоль, поперек, вдоль, поперек, так сказать, перпендикулярно, горизонтально, получается довольно такой прочный лист, ну технология сложная. Вот эта технология, соответственно, стоит дорого, из-за этого получаются из таких вот сложных конструкций дома дорогие. Из простых бревен, из сухих бревен дома недорогие совершенно, а по многим показателям они дешевле кирпичных, дешевле панельных. Я думаю, что, если это правильно будет поставлено в регионах, это пойдет очень хорошо.

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо. Алексей Малый, эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России.

Сейчас давайте посмотрим сюжет, собственно, то, о чем мы говорим, о деревянных домах, почему жители в разных регионах страны выбирают именно такие жилища. Репортаж Елены Тимоновой.

Оксана Галькевич: И какие технологии, кстати, есть.

Константин Чуриков: Сейчас узнаем.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Москва интересуется, SMS пришла: «А вам самой, Оксана, для примера понравился бы домик из фанеры?»

Оксана Галькевич: А почему Оксана? Давайте спросим Константина, уважаемые зрители.

Константин Чуриков: Спрашивают Оксану, ты топишь за деревянное домостроение.

Оксана Галькевич: Почему из фанеры? Там рассказали о разных технологиях, Костя.

Константин Чуриков: Хорошо. Звонок, Николай из Мордовии.

Оксана Галькевич: Какие злые зрители... Злые зрители, не звоните и не пишите нам.

Константин Чуриков: Звоните все.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Пишите добрые.

Зритель: Здравствуйте, Оксана, здравствуйте, Константин.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Меня зовут Николай.

Константин Чуриков: Очень приятно.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Значит, для того чтобы деревянные жилые дома запустить в производство, нужно иметь деревообрабатывающий цех. В этом деревообрабатывающем цехе должно быть оборудование очень хорошее. Хорошее оборудование мы закупаем, как правило, потому что, ну я знаю, многопильные пилы, все это я знаю. А тема хорошая, деревянный дом, хорошо построенный, хорошо пропитанный пропиткой, чтобы он не подгнивал, – это дело хорошее.

Константин Чуриков: Да, вопрос только, как это все поставить на поток. Что касается как раз специальных производств, предполагается, что в рамках как раз декриминализации лесной отрасли будут запущены специальные методы стимулирования таких производств.

Оксана Галькевич: У нас же кругляк собираются запретить, вывоз кругляка, и под это дело как раз должны создаваться комплексы глубокой переработки древесины.

Давайте подключим к нашему разговору первого вице-президента Союза архитекторов России Виктора Логвинова. Виктор Николаевич, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Виктор Николаевич, вы нас слышите? Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Виктор Логвинов: Да, я слышу вас.

Константин Чуриков: Отлично. Виктор Николаевич, вот мы читаем, значит, информацию по поводу вот этого плана правительственного. Там же среди прочего, не только там ипотека предполагается, еще предполагается переселять людей вот в эти деревянные дома и аварийного жилого фонда. Как вы думаете, если спросить большинство будущих переселенцев, они согласятся?

Виктор Логвинов: Вы знаете, по статистике опросов, 70% бывших советских, а нынче российских граждан, они хотели бы жить в деревянном доме. Такие опросы проводились многократно, и они очень часто подтверждаются. Другой вопрос, что есть кроме этого очень большое предубеждение среди экспертов. Вот у меня личный пример попытки провести детский сад деревянный одноэтажный, который отвечал всем противопожарным и санитарным нормам. Эксперт заявила, что она ляжет костьми, но не допустит того, что дети были, жили в деревянном доме.

Константин Чуриков: Виктор Николаевич, наверное, этому тоже есть какое-то логичное объяснение: у нас периодически горят социальные учреждения, в том числе как раз-таки ветхие, деревянные именно, там какие-то интернаты и прочие учреждения.

Оксана Галькевич: Но горят именно ветхие в основном все-таки.

Константин Чуриков: Да, ветхие, ветхие.

Оксана Галькевич: А здесь речь о новом сооружении.

Константин Чуриков: Может быть, это связано и с этим, и каждый раз говорят, что надо как раз-таки это ветхое деревянное, всю эту историю приостанавливать и эти учреждения все-таки в более капитальные здания переселять.

Оксана Галькевич: Да, но Виктор Николаевич не о ветхом говорит, а о новых постройках.

Виктор Логвинов: О новых, по новым нормам, которые отвечают всем пожарным требованиям. Все пропитки, все защиты древесины – все есть. Нет, есть предубеждение, что деревянное – это временное, что это быстро гниющее, что это быстро горящее. Это предубеждение очень глубоко, и оно действительно уходит корнями в нашу историю. А эксперты не хотят пропускать такие проекты, потому что это ответственность их. Поэтому широкое внедрение... Если вы строите дачу или даже свой дом в деревне, то никто вам не может запретить сделать деревянный дом.

Оксана Галькевич: Виктор Николаевич, я как раз видела на этой неделе информацию о том, что новые СНиПы готовятся по деревянным домам, по деревянному домостроению и вот должны в ближайшее время, может быть, в следующем году быть готовы. Так что, может быть, надежды какие-то все-таки есть на то, что будет это работать иначе.

Давайте примем звонок и вместе с вами выслушаем Людмилу из Ставропольского края. Людмила, здравствуйте.

Виктор Логвинов: Хорошо.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Спасибо.

Зритель: Я вам хочу сказать, я из своих 65 лет 55 лет прожила в деревянном доме. Это отлично! Это классно! И сейчас бы я сбежала из квартиры в свой деревянный дом и жила бы припеваючи.

Константин Чуриков: Ну вот вы из большинства, во всяком случае на которое ссылались наши эксперты, что большинство хочет жить как раз-таки в деревянном доме. Собственно, наш опрос, кстати, показывает, что 61% за то, чтобы даже взять, более того, ипотеку ради деревянного дома.

Оксана Галькевич: Но мнения на нашем SMS-портале, кстати, разные. Вот Архангельск пишет, что деревянное домостроение у них в регионе при развитой инфраструктуре лучше и не придумаешь. Ульяновская область пишет, что деревянные дома – это все-таки прошлый век.

Виктор Николаевич, скажите, вот, вы знаете, мы обратили внимание, что, когда мы обсуждаем эту тему, зрители в основном, в первую очередь говорят о скандинавском дизайне, о Северной Европе, приводят в пример финнов, шведов и так далее. А как у нас с точки зрения дизайна и архитектуры эти технологии, они развивались последнее время или нет?

Виктор Логвинов: Да, конечно, они сделали гигантские шаги вплоть до того, что сейчас реальными становятся высотные здания из деревянных изделий высотой до 30 этажей.

Оксана Галькевич: Ого! У нас есть такие примеры где-то? Где это можно увидеть?

Виктор Логвинов: Есть примеры 19-этажных в Канаде той же самой...

Константин Чуриков: Ой.

Оксана Галькевич: Нет, это в Канаде, я имела в виду, где у нас это можно увидеть.

Константин Чуриков: Оксана, ты слишком быстро всего хочешь.

Виктор Логвинов: У нас нормы фактически запрещают деревянное строительство выше двух этажей.

Константин Чуриков: Та-а-а-а-к, вот это, кстати, уже поворот нашей темы. Смотрите, правительство принимает комплекс мер, речь идет о том, что, в общем-то, будут давать ипотеку даже на такое жилье, а вы говорите про два этажа. Как нужно менять эти нормы?

Оксана Галькевич: Ну вот как раз СНиПы новые готовят.

Виктор Логвинов: СНиПы эти готовят уже лет 7 как минимум.

Константин Чуриков: Вот так.

Оксана Галькевич: Ага.

Виктор Логвинов: Да, и никак не могут подготовить, потому что есть очень большое сопротивление надзорных органов, той же экспертизы, тех же пожарников, они не хотят брать на себя ответственность. Поэтому еще на стадии составления СНиПов они всевозможными средствами тормозят этот процесс.

Константин Чуриков: Спасибо большое за участие в нашей программе. Виктор Логвинов, первый вице-президент Союза архитекторов России.

Тверь пишет: «Попробуйте в любой деревне получить участок земли, а потом обсуждать уже домостроение». Нижний Новгород: «Посмотрите на Рублевку, из чего там дома, – из дуба и кедра, факт».

Оксана Галькевич: Вот видишь, Константин...

Константин Чуриков: Люди в Нижегородской области, а про Рублевку все знают.

Оксана Галькевич: …Рублевка топит за деревянное домостроение.

Ну а результаты опроса у нас на портале...

Константин Чуриков: ...уже сказали, ничего не изменилось.

Оксана Галькевич: Да, 61% по-прежнему, я как раз в последние минуты хотела подвести итоги.

Константин Чуриков: Да.

Мы продолжим наш эфир через пару минут. Будем говорить, только нас вот не бейте за это, как правильно брать в долг, потому что все-таки надо знать матчасть.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как правительство планирует стимулировать внутренний спрос на древесину