Дешёвая и дорогая икра: в какой банке выше риск найти кишечную палочку, запрещенный консервант и краситель

Гости
Александр Новиков
владелец Группы компаний «Русский икорный дом»

Тамара Шорникова: Кишечная палочка, запрещенный консервант и краситель, о котором забыли упомянуть. Роскачество проверило красную икру. Выяснилось: более 80% товара не соответствует стандартам качества. Это не мешает продавцам деликатеса ломить цены. Икра подорожала до исторического максимума – уже на треть дороже, чем была в прошлом году, более 5 тысяч рублей за килограмм. Что происходит? Почему, несмотря на регулярные проверки, качество продукта ухудшается? Будем говорить об этом прямо сейчас.

Вы позвоните и расскажите, планируете ли покупать баночку на новогодний стол или в этом году без красной икры обойдетесь.

Александр Денисов: И на связи со студией Александр Васильевич Новиков, владелец группы компаний «Русский икорный дом». Александр Васильевич?

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Александр Новиков: Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте. Вот 80%. Надеюсь, ваша не попала туда.

Александр Новиков: Ну, вы знаете, эта новость… Вы обращаетесь сегодня уже не первые. Я слышал от многих программ и передач и радио, и телевидения эти вопросы. Вы знаете, в действительности, может быть, я не совсем согласен с тем, что нам сегодня говорит Роскачество, потому что здесь ведь очень важно, каких производителей проверяли.

Представьте себе огромного, большого производителя, который производит, например, 20% рынка красной икры, и производителя, который производит 0,1%. Для нас важно, чтобы страна знала своих «героев», чтобы были названы те, кто действительно попал в «черный список». И тогда можно судить о рынке икры в целом: так сколько же от общего объема действительно некачественной продукции? Потому что, как правило, настоящие хорошие производители держат марку и стараются всегда идти и в ногу со временем, и всегда делать продукцию, которая будет востребована.

Александр Денисов: Вы знаете, Роспотребнадзор обычно вывешивает как раз сведения: где, у кого и что нашли. То есть там конкретные сведения приводятся, на странице ведомства все указывается. Там не пишут абстрактно: 80%. Там конкретные наименования и конкретно что нашли. Как правило, желающие могут поинтересоваться, все это есть.

Александр Новиков: Нет, я не совсем об этом говорю. Я говорю вот о чем. Я говорю о том, что… Вот говорят: 80% проверенной икры или предприятий проверенных, которые брали. Но это же не 80% рынка. Я вот о чем говорю.

Александр Денисов: Понятно.

Александр Новиков: То есть здесь надо подходить к этому немножко по-другому. Но в действительно меня больше всего поражает то, что сами результаты проверок повисают в воздухе. У нас каждый год мы слышим о том, что что-то нашли, что-то плохо. И не только в икре, а это практически во всех продуктах питания так или иначе. А дальше? А результаты какие? Мы видим, что из года в год это повторяется. Те предприятия, которые производят некачественную продукцию, их продукция продолжает лежать на полках наших магазинов.

Александр Денисов: Александр Васильевич, подойду как потребитель…

Александр Новиков: Надо не просто констатировать факты, а надо меры какие-то предпринимать, наверное.

Александр Денисов: Да, безусловно. Допустим, может быть, 80% – это и преувеличение. Дай-то бог.

Как потребитель подойду. Обратил внимание, что икра в принципе стала хуже. Я поинтересовался, думаю: откуда сырье-то берут компании? Выяснилось, что в Штатах эту икру лососевую не любят, ее не едят, они едят рыбу. Она замораживается и покупается нашими компаниями. Оттого в банках она такая давленная, все из нее вытекло, квелая. Соответственно, и вкус такой.

Может ли это быть объяснением происходящего на рынке – что зачастую это не российское сырье, а импортное? Ну и сколько раз ее переморозили – вот и получай теперь на бутерброд.

Александр Новиков: Ну смотрите. У нас всегда, как мы говорим, не понос, так золотуха. Плохой урожай, мало, икра дорогая, но переработали, вроде бы качество хорошее. Большой урожай – не успели переработать, замораживают икру, не отделяя ее, не пробивая, чтобы потом уже, после того как путина закончится, ее переработать. Такая икра, конечно, более низкого качества всегда будет. И неважно – иностранная это или российская икра. Почему? Почему очень много лопается икры, и эта икра всегда гораздо более низкого качества.

Ну а потом, посмотрите и обратите внимание, наверное… Я недавно как раз смотрю рекламу то ли «Пятерочки», то ли еще чего-то. Там 100-граммовая банка икры стоит в магазине этом, по-моему, то ли 320, то ли 330 рублей. И я этого не понимаю. А я не понимаю знаете почему? Что же это за икра, если цена качественной, нормальной, хорошей икры сегодня на рынке, вы не можете ее купить дешевле 4 тысяч рублей за килограмм. А сеть, которая должна свою наценку сделать? Кстати, наценка сети, чтобы вы представляли себе, на красную икру может доходить до 40%.

Александр Денисов: Александр Васильевич, я думаю, что вы прекрасно все понимаете. Объясните, как тогда это выходит.

Александр Новиков: А выходит это очень просто. Просто-напросто более плохое качество идет в такие магазины, в такие банки упаковывается. Соответственно, лучшее качество – в более хорошие магазины, ну и продается, соответственно, по другой цене. Это как потребитель просто я вам говорю как потребителю, что происходит. Вот обычная ситуация. Это не зависит от того, иностранная ли икра приходит… Кстати, ее не так много к нам вообще поступает, особенно когда у нас большой урожай, то есть большой приход рыбы, большой вылов.

И, конечно, это проблема браконьерская. Очень много сегодня браконьерской продукции до сих пор на рынке. Я вам могу сказать, ну, минимум 25–30% – это икра браконьерская, это икра, которая введена в оборот незаконно, через всякие «серые», «темные», «черные» схемы. А в этой икре вы будете находить все что угодно. Кроме запрещенных консервантов, любые бактерии болезнетворные. Все что хотите!

Александр Денисов: Хотите я вам историю расскажу, Александр Васильевич? Сейчас со зрителем пообщаемся….

Александр Новиков: И много такой икры именно на различных рынках, где она продается на развес.

Александр Денисов: Историю вам расскажу. На Сахалине был в командировке. С оперативниками подъехали к рыбному заводу, где как раз перерабатывают, икру закатывают в банки. Охранник тут же нам открыл дверь, ну, шлагбаум и говорит: «Что, вы икру собираетесь сдавать?» И они мне показали таким образом, что даже официально существующие предприятия принимают у браконьеров икру на производство. Ну, может быть, ее перерабатывают. Ну конечно, перерабатывают. Такая схема существует, активно используется.

Александр Новиков: Да, конечно. Такая схема, к сожалению, существует, и не только с красной икрой, но и с черной такая же схема существует, когда берут и браконьерскую продукцию, берут очень много… Ну, пример очень простой. В этом году нам пришло около 20 тонн китайской икры – официально, через границу, через таможню. Кто-нибудь из вас видел в магазинах хотя бы баночку, где написано «Сделано в Китае»? Нет. Она перефасовывается и продается как российский продукт.

Это проблема серьезная. И уже много лет мы об этом говорим, много лет пытаемся с этим бороться. Ну, вы знаете, никому до этого нет дела. Россельхознадзор, который должен следить за этим, они констатируют факты, но не принимают никаких мер. И на рынок поступает некачественная, опасная продукция. И никто ее не изымает.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок – Александр из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Есть один способ выйти из этой ситуации – просто покупаешь свежемороженую рыбу, лосось или кету, и делаешь сам эту икру. Прекрасная икра получается! И рыба не пропадает, и икра. Получается двойной выигрыш.

Тамара Шорникова: Да, здорово, хороший подход.

Александр Денисов: А как вы определяете – рыба и искрой или нет? Это же дело на удачу.

Зритель: Ну, берешь несколько штучек сразу, и обязательно половина окажется с искрой.

Тамара Шорникова: Вот такой метод.

Александр Васильевич, вы говорили о том, что очень странно видеть по 300 рублей баночки в сетевых магазинах, потому что, мол, килограмм сейчас дешевле 4 тысяч невозможно увидеть на рынке. А почему все-таки так дорого? Да, деликатес, но мы страна с огромным количеством рек, с большим промыслом.

Александр Новиков: Вы знаете, я сам себе очень часто задаю вопросы такие: вот почему дорого? Озаботились, что икра подорожала в этом году, хотя улов большой. Вы знаете, а почему нас не удивляет, что вокруг нас за этот год все подорожало, причем подорожало катастрофически? Не икра, которую мы едим, я не знаю, по праздникам, а все остальное. Я уж не говорю на сегодняшний день, например, про различные стройматериалы и оборудование. Когда предприятия хотят что-то сделать на сегодняшний день, да вообще любая стройка на сегодняшний день – это плюс 60% от прошлого года по цене, на 60% мы стали переплачивать.

А что произошло? Почему? Что, у нас электроэнергия дороже стала? Что у нас произошло? Нефтепродукты стали дороже? Понимаете, просто все хотят на сегодняшний день заработать больше денег, все: и рыбаки, и перекупщики, и РЖД. Все. А мы с вами как потребители вынуждены просто платить за это те деньги, которые с нас спрашивают.

Александр Денисов: Про черную икру наверняка у всех тоже вопрос. Это уже действительно подлинное разочарование – заплатить за черную икру, купить эту маленькую баночку, и, как правило, это соленая резина. Вот это чем объяснить? Казалось бы, такие деньги!

Александр Новиков: Ну, во-первых, это та самая китайская икра, которая поступает в наши магазины и продается как икра российского производства. Вот это та самая тина соленая, безвкусная, только с таким запахом, который, наверное… ну, к столу неприятно подойти. К сожалению, это так.

И я уже могу вам сказать, что мы много лет пытаемся бороться с этим, а бесполезно. Просто, понимаете, мы даже приходим в магазины и говорим: «Ребята, ну вы же приобретаете китайскую икру. Это же китайская икра». А они говорят: «Ну и что? Это дешево. И у нас покупают». И все, и весь ответ. Пока у нас не будет определенной ответственности, пока у нас не будет налажена система прослеживаемости, у нас ничего не будет, мы всегда будем покупать что-то, что будет продаваться под видом настоящего продукта.

Александр Денисов: Но виноделы же российские пролоббировали, чтобы было четкое географическое указание: выращен виноград в России, произведено в России. Все остальное должно быть указано: произведено из винных материалов зарубежных. Тут они пролоббировали. А у вас не хватает мощи навести порядок на собственном рынке?

Александр Новиков: Вот как вам сказать, мощи хватает или не хватает? Уже дважды проходили совещания по поводу контрафакта черной икры. Причем это совещания правительственные, на самом высоком уровне. И что? И ничего не произошло, воз и ныне там.

Александр Денисов: А что, в Правительстве черную икру не любят, Александр Васильевич?

Александр Новиков: «Давайте попробуем сделать, попробуем сделать это». Не надо ничего пробовать. У нас есть все законы, они написаны сегодня. Это обязанность сегодня Россельхознадзора, Роспотребнадзора – изымать с рынка некачественную и опасную продукцию. Если там написано «Сделано в России», а это китайская, то такая икра не может быть вообще ни на прилавке, ни в магазине, ее обязаны изъять. Но этого никто не делает, никто. Мы, собственно говоря, говорим об этом, но от этого ничего не происходит.

Тамара Шорникова: Александр Васильевич…

Александр Новиков: Будем совещаться, будем собирать людей занятых, вице-премьеров будем собирать, будем им рассказывать, а воз и ныне там.

Вы знаете, у меня вообще сложилось такое впечатление: пока ты не напишешь какое-нибудь гневное письмо, где перечислишь все эти факты, первому лицу государства, ничего не произойдет. В действительности, знаете, это обидно. При этом страдает, конечно, отрасль. На сегодняшний день, кстати, наверное, когда мы говорим, что что-то подорожало или нет, за последние десять лет черная икра не подорожала ни на копейку.

Александр Денисов: Я вам дам, знаете, совет такой. Может быть, воспользуетесь. Вы на заседание Правительства в следующий раз принесите свою икру, вкусную, и эту. И скажите: «Нам нужно четко – вкусная и невкусная. Хотите? Давайте примем меры, чтобы марка была указана».

Тамара Шорникова: Товар лицом надо представить.

Александр Денисов: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Все-таки возвращаюсь к ценам. Александр Васильевич, вы сказали, мол: а почему никого не беспокоит, что все вокруг дорожает, в том числе и электроэнергия, в том числе то, каким образом производят ту самую икру? И вот несколько сообщений. Ульяновская область: «Обойдемся без икры. Еще какой-нибудь вирус там найдем. Ну и дорого», – и так далее. Москва: «Договориться всем и не покупать эту икру по таким ценам». Все-таки это не предмет первой необходимости. На подорожавшую картошку, овощи люди деньги найдут, а на икру могут не найти. Вас это не беспокоит?

Александр Новиков: Вы знаете, я вам хочу сказать, что за период пандемии вообще произошло много неожиданных вещей, по крайней мере для меня. Сначала, когда все были просто в шоке, напуганы и так далее, закрылись рестораны, предприятия общественного питания, и спрос, конечно, достаточно серьезно упал, именно на икру, особенно на черную икру.

Но позже, вы знаете, произошло объяснимое, наверное, уже потом для меня объяснимое такое событие, когда объемы продаж стали расти, и расти значительно. Просто многие люди вспомнили, что икра, кроме приятного и вкусного продукта, который должен быть на столе в праздник, еще и является средством, которое позволяет людям ослабленным, больным как-то выходить из определенного состояния, поддерживать реально здоровья, улучшать его. И вы знаете, люди стали больше покупать в этот период. И они покупают больше, чем даже не в прошлом году, а больше, чем в позапрошлом году, то есть до пандемии.

Тамара Шорникова: Понятно. Без покупателей не останетесь.

Александр Новиков: Нет.

Тамара Шорникова: Александр Новиков, владелец группы компаний «Русский икорный дом».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Яков
Лично я уже несколько лет вообще не употребляю ни красную, ни чёрную икру, как и вообще продукты, содержащие ненатуральные компоненты. А оные есть даже в дорогих и, казалось бы, качественных сортах красной и чёрной икры.