Дети и деньги

Дети и деньги | Программа: ОТРажение | ОТР

Как обучить подрастающее поколение финансовой грамотности

2020-10-09T14:57:00+03:00
Дети и деньги
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Эдуард Матвеев
независимый финансовый эксперт, автор проекта «Лесная биржа, о финансах детским языком»
Ника Новикова
школьница (г. Москва)
Йосеф Закс
эксперт в области детской носимой электроники

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Давайте поговорим о детях и деньгах, которые иногда у этих детей оказываются.

Примерно 80% россиян дают своим детям деньги на карманные расходы. Это данные свежего опроса, который провел один из российских банков. Каким образом эти деньги получают деньги? Часто сейчас современным малышам мы даем их не наличными, а переводим на карту. В школах у многих идут уроки финансовой грамотности, где даже детей младших классов учат тому, как брать кредит, оформлять медицинскую страховку. А некоторые дети сами уже с самых ранних лет зарабатывают, иногда наравне с родителями, и помогают семейному бюджету.

Давайте вместе обсудим, как сегодня в современном мире из взрослой темы деньги стали темой, наверное, для любого возраста, в том числе и для детей.

Денис Чижов: Ну да, деньги касаются абсолютно всех. Должны ли быть они у ребенка, карманные деньги? Если должны, то сколько? На что вы их даете? И на что ребенок их тратит? Вот об этом мы спросили людей на улице.

ОПРОС

Денис Чижов: Вот так вот, да?

Ольга Арсланова: Позвоните и расскажите, как у вас с этим. Доверяете ли вы деньги своим детям? Как вам кажется, с какого возраста нужно учить детей финансовой грамотности? Присоединяйтесь.

И опрос запускаем для наших зрителей прямо сейчас: вы даете детям деньги? Отвечайте «да» или «нет» на короткий номер.

Денис Чижов: Причем это имеется в виду – даете ли вы даже по безналу. Да?

Ольга Арсланова: Да какая разница? Главное – даете ли?

Денис Чижов: К нам присоединяется независимый финансовый эксперт Эдуард Матвеев, автор проекта «Лесная биржа: о финансах детским языком».

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Эдуард.

Эдуард Матвеев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: С какого возраста нужно обучать ребенка финансовой грамотности, даже на самом простом уровне?

Эдуард Матвеев: Хороший вопрос. Дело в том, что вообще считается, что можно ребенку начинать что-то рассказывать о деньгах, когда ребенок сам начинает этой темой интересоваться. То есть главное – это, конечно, ребенка не перегружать той информацией, которая пока ему не нужна.

Ольга Арсланова: Процентными ставками, например.

Эдуард Матвеев: Ну, например, да. Поэтому когда ребенок (ну, обычно в возрасте четырех-пяти лет) хочет сам заплатить в магазине, собирает монетки, хочет их складывать куда-то в кошелек, то это уже признак того, что ему можно что-то начинать рассказывать об этом, хотя бы самые базовые вещи.

Ольга Арсланова: А каким образом? То есть насколько важно объяснить? То есть какие-то вещи являются основополагающими? Что деньги – это то, что ты получаешь за свой труд? Или что к деньгам надо относиться проще? Или что деньги надо заслужить? Я не знаю… Что наиболее полезно для первого знакомства с деньгами?

Эдуард Матвеев: Дело в том, что, наверное, на мой взгляд, главное – ну как бы правильно сказать? – это не стать таким строгим учителем, потому что строгих учителей сейчас очень много у детей, причем с раннего детства. И как только начинаются какие-то поучения вместо практики, ребенку становится скучно.

Дело в том, что у ребенка это очень сильно видно всегда: мозг всегда ищет две вещи – то, что будет полезно, и то, что интересно, развлекательно, скажем так. Если это не интересно, не развлекательно и это не полезно, то мозг эту информацию отфильтровывает.

Вспомните… Вы, наверное, не помните. Вот я помню себя, когда я еще учился в Советском Союзе, и почти никто не учил английский язык, потому что все понимали, что мы все равно никуда не поедем и никого не встретим, разговаривать ни с кем не будем.

Денис Чижов: И какой смысл?

Эдуард Матвеев: То есть мотивации не было. Если ребенок видит, что те знания, которые ему вы даете, о чем-то рассказываете – это будет ему полезно…

Ну, самый просто пример. Меня спрашивают совета: «Вот ребенок начинает кричать в магазине, истерить: «Я хочу вот это! Дайте!» – и так далее». Отвлеките ребенка и скажите: «А ты знаешь, как нас могут обманывать? Подводите к полкам и начинаете показывать, говорите: «Вот смотри. Это стоит столько, а вот это стоит вот столько. Это примерно одинаково, а это дороже. Видишь? Давай не поддадимся на уловку». Ребенку становится интересно, потому что это полезная информация. И это поможет.

Денис Чижов: А вот телезритель из Сахалинской области: «Баловать ребенка ни в коем случае нельзя. Деньги нужно не давать, а нужно научить его зарабатывать».

Как вы к этому относитесь? Может быть, на самообеспечение детей нужно перевести?

Ольга Арсланова: Просто очень популярно у родителей за оценки хорошие деньги давать.

Денис Чижов: Или это.

Ольга Арсланова: И очень по-разному к этому относятся эксперты.

Эдуард Матвеев: Давайте разделим этот вопрос.

Во-первых, ребенку деньги нужно давать. Дело в том, что, да, вначале он зарабатывать не может. Ну, по крайней мере, судя по моим детям и по детям, с которыми я часто работаю, где-то с пяти до десяти лет, наверное, дети просто интересуются деньгами. Им хочется сколько-то получить как карманные деньги и на что-то тратить.

А уже с десяти лет дети начинают целенаправленно спрашивать: «Как я могу деньги заработать?» То есть им это интересно. Другой вопрос, что заработать-то они в свои десять лет пока еще никак не могут, ну, по крайней мере легально. В общем-то, и в 14 лет, когда они уже паспорт получают, немногие работодатели хотели бы взять такого молодого человека на работу, потому что больше проблем, чем какого-то толку.

Поэтому на первом этапе, конечно, взрослый должен помочь ребенку либо придумать ему какую-то работу свою. Тут главное – не смешивать с работой по дому, то есть те обязанности, которые ребенок и так должен выполнять.

Ну, я приводил в свое время пример – помыть машину. Хотя некоторые спорили со мной и говорили, что это тоже как бы домашняя работа. Тем не менее все-таки это не детская работа. Если вы ему показали, как это делать правильно – ну, о’кей, он помыл. Он действительно заслужил, заработал эти деньги. По крайней мере, он получил опыт, как это делается. И в следующий раз он может кому-то это уже предложить.

Второй вариант, который я многим предлагаю и считаю его очень хорошим вариантом. Вместе с ребенком найти дома те вещи, которые уже не нужны, которыми вы не пользуетесь уже больше года, которые, скорее всего, никак не будут использоваться, и сказать ему: «О’кей, смотри. Мы нашли эти вещи. Твоя задача – продать их через «Авито», через «Юлу», через что-то. Продаешь – какая-то часть денег твоя».

И ребенок при этом очень многому научится. У него появится мотивация. Он полезет сразу в Интернет, научится, посмотрит, как делать правильно продающие фотографии. Он найдет, как писать правильно продающие тексты. Он будет смотреть, как формируется ценообразование. В конце концов… Во-первых, он заработает действительно деньги. А во-вторых, он получит колоссальный опыт, который ему пригодится потом, сто процентов.

Денис Чижов: Хорошо. Только здесь…

Ольга Арсланова: А про оценки? Это хорошая идея?

Эдуард Матвеев: Про оценки, да. Прошу прощения, с памятью плохо.

Что касается оценок, то тут, в общем-то, как и с работой по дому, нужно подходить очень аккуратно, потому что все-таки ребенок должен понимать, что если, допустим, у взрослого задача – ходить на работу и обеспечивать семью, то задача ребенка – это учиться, получать хорошие оценки и готовиться ко взрослой жизни.

Другой вопрос, что… Ну, например, на своем опыте. Я такую, скажем, опцию включил. То есть мы со средним сыном, который сейчас в школе учится, договорились так: если он качественно выполняет домашние задания, по учебе все это видно, то он к своим базовым карманным деньгам получает какую-то опцию. Не было этого, где-то поленился и так далее – ну, извини.

Главное – жестко придерживаться правил. Если ребенок приходит и говорит, глазками делает, как в мультике: «Да, я виноват, но мне так хочется…» Главное – правил этих придерживаться. В принципе, это касается не только финансовой грамотности, но вообще любых форм воспитания ребенка и подростка.

Денис Чижов: Вы посоветовали научить ребенка продавать. А не вырастим ли мы поколение торговцев? Может быть, тогда лучше не «продай», а «сделай сам что-то»? Не знаю…. «Вышивать научись, рисовать. Продавай свои рисунки». А то так мы будем торговцев только взращивать.

Эдуард Матвеев: Нет, вы знаете, дело в том, что так или иначе продавцы, продажники, sales-менеджеры – это как бы важная часть нашей жизни.

Денис Чижов: Ну, важная, но не многовато ли их? Одними менеджерами-то не проживешь.

Эдуард Матвеев: Как показывает практика, их не может быть очень много. Давайте вспомним Советский Союз, когда действительно все всё производили, но никто ничего не мог продать. И сейчас эта проблема достаточно серьезная, когда многие предприятия, частные предприниматели что-то производят и готовы с какими-то большими скидками кому-то отдать, лишь бы это было продано. Поэтому, да, ребенок чему-то научится, будет что-то делать.

Но дело в том, что это искусство продавать – это не только искусство просто из кого-то выжать деньги, а это еще и очень важный момент с точки зрения общения и социализации. То есть ребенок учится «наводить мосты», ребенок учится не бояться общения.

У меня был такой момент, когда, ну, может быть, достаточно жестко я со своим ребенком поступил. Когда мы ездили в свое время на Кипр, нужно было уже уезжать, я ему говорю: «Вот зонт мы купили, нам он уже не нужен. Иди и продай». Ему было тогда – сколько? – наверное, лет одиннадцать или двенадцать. И он ходил, причем на английском предлагал, на русском.

Ольга Арсланова: И не арестовали? Нормально все? Не обманули?

Эдуард Матвеев: Ну, на самом деле это была такая очень серьезная школа, когда он не стесняется подходить и общаться с людьми.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Очень интересно!

Давайте продолжим. Посмотрим на детей, которые сами зарабатывают. С нами на связи школьница из Москвы Ника Новикова. Здравствуйте, Ника.

Ника Новикова: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ника, правда ли, что вы рано начали зарабатывать собственные деньги?

Ника Новикова: Да, я достаточно рано начала их зарабатывать, примерно лет с десяти.

Денис Чижов: А сейчас вам сколько?

Ника Новикова: Двенадцать.

Ольга Арсланова: А с чего вдруг возникло такое желание? Семье не хватало денег или что? Почему?

Ника Новикова: Нет, не то что мне не хватало денег. Мама всегда мне давала то, что я хотела. Но я, наверное, скорее сама для себя хотела доказать, что я что-то могу и сама, ну, небольшой такой свободы, когда я могу иметь деньги, которые я могу именно по своему усмотрению тратить, ну, даже на небольшие мелочи, но тратить самой.

Ольга Арсланова: И чем вы начали заниматься?

Ника Новикова: Самый первый мой заработок был – я помогала одноклассникам с учебой. Сколько лет я учусь в школе, столько лет я и отличница. Я помогала одноклассникам с ДЗ. На данный момент я продаю слаймы. У меня есть ИП, и на самом деле…

Денис Чижов: Простите, я отстал от жизни, видимо. Это что такое – слаймы? Для нас, старичков, объясните.

Ника Новикова: Слаймы – это игрушки-антистресс. Я даже сейчас вам могу показать пример.

Денис Чижов: И продать, да? А, так это лизун, который был в детстве!

Ольга Арсланова: Ничего ты, Денис, не понимаешь. Сразу видно, что у тебя нет детей. Это же сейчас самая популярная игрушка у детей, не знаю, любого возраста.

Ника Новикова: Ну, в основном это дети как раз от четвертого до шестого класса. Я сейчас в школе дала визитки свои, у меня несколько заказов уже есть. Но на самом деле многие взрослые ими занимаются. Например, самый популярный американский слаймер – это мужчина, у которого уже даже семья есть и двое детей.

Ольга Арсланова: Понятно.

Денис Чижов: Ника, уж простите, пожалуйста, но все-таки сколько заработать-то удается вам в месяц на вашей деятельности?

Ника Новикова: Скажу так: выйти быстро на плюс очень сложно. Первые два месяца будет реально очень сложно. А далее уже будет идти прибыль. Все зависит от того, какой ты слаймер, популярный ли, качественный ли у тебя товар или нет. Ну и такая у тебя будет стоимость.

Денис Чижов: У вас какие цифры? Сколько вы зарабатываете?

Ника Новикова: На самом деле это коммерческая тайна. Это все зависит от сезона. Ну, в среднем около 10 тысяч.

Ольга Арсланова: Каждый месяц? А сколько времени уходит на работу вот эту?

Ника Новикова: Точно сказать не могу, но могу сказать, что я прихожу домой в девять часов вечера, сажусь, мешаю базу. И где-то до часов двенадцати я это все делаю. А на следующий день уже делаю сами дизайны, наклейки, в баночки кладу.

Ольга Арсланова: То есть каждый день вы занимаетесь этой работой, своим бизнесом по производству слаймов?

Ника Новикова: Не каждый день. Наверное, раз в одну-две недели. Это после того, как я навещу полочки, на которых я выставляю товар, чтобы посмотреть – продалось или нет. Если слаймы продались, то я делаю базу новую. А если продались добавки, то я еду за новыми добавками или обращаюсь к поставщику.

Ольга Арсланова: Понятно. И последний вопрос, Ника. Вот вы сказали, что у вас есть ИП. На кого оформлено – прямо на вас или на маму?

Ника Новикова: Поскольку мне нет восемнадцати, то оформлено вообще на бабушку.

Ольга Арсланова: Понятно.

Ника Новикова: Мои родители просто занимают такие должности, работают там, где нельзя иметь бизнес собственный.

Ольга Арсланова: Я поняла. В общем, бабушка тоже помогает. А вы – бабушке. Спасибо вам большое.

Денис Чижов: Успехов в бизнесе вам!

Ольга Арсланова: Ника Новикова была у нас на связи.

Послушаем нашего зрителя из Севастополя – Артема. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Тоже хочу рассказать такую небольшую историю. Я сам вырос в 90-е. И после школы с родителями на оптовом рынке, ну не знаю, в 12 лет все это начиналось. Я, в принципе, не жалею. Мне это очень помогло в жизни, чтобы стать предпринимателем.

У меня сейчас растет сын, семь лет. И абсолютно сам он… Ему нравится, допустим, расклеивать объявления, раздавать флайеры, продавать какую-то черешню. И он сам. То есть я его к этому даже не подводил. Они нарвали цветы, продают во дворе. Вот все эти вещи – они с детства. Я считаю, что это очень правильно и хорошо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Денис Чижов: Спасибо вам большое, очень интересно.

К нам присоединяется Йосеф Закс, эксперт в области детской носимой электроники.

Ольга Арсланова: Что это такое? Йосеф, здравствуйте.

Денис Чижов: Столько новых слов сегодня!

Йосеф Закс: Добрый день.

Ольга Арсланова: Что это за гаджеты? И как они связаны с деньгами и с детьми?

Йосеф Закс: Ну слушайте, вообще детская носимая электроника – это на данном этапе уже достаточно такая большая категория продукции. Среди них есть детские часы, смарт-часы, которые дети носят в школу вместо смартфонов, для того чтобы общаться с родителями, для того чтобы родители видели, где они находятся, и так далее.

Также появляются уже устройства, которые связаны с деньгами напрямую. Например… Вы задали вопрос. Мы тоже разработали такой браслет детский, которым можно расплачиваться везде, где принимают кредитные карты. Родители могут такой браслет пополнять у себя через приложение деньгами и следить за тем, где дети тратят деньги, обсуждать это с ними и так далее.

Денис Чижов: А сколько денег, как вы считаете, нужно зачислять на этот браслет одному ребенку на месяц, на неделю?

Ольга Арсланова: И с какого возраста, кстати говоря?

Йосеф Закс: Ну давайте на самом деле вообще в целом смотреть не только на браслеты и сколько денег, а вообще зачем детям нужно прививать финансовую грамотность, зачем им нужно учить общению с деньгами.

Ну, на мой взгляд, я считаю, что это нужно делать лет с пяти-шести, наверное, чтобы дети уже начинали понимать, что такое деньги. И вообще зачем все это нужно? Ведь основная цель нас как родителей – это сделать наших детей успешными людьми. А успешные люди – это необязательно те люди, у которых много денег на счету, а это люди, которые имеют в жизни и счастье, и любовь, и радость, и так далее, и так далее. На самом деле все, что человек хочет от жизни, оно не материальное.

Так вот, для того чтобы дети росли с пониманием того, что деньги – это не самоцель, а это лишь побочный продукт правильного жизненного поведения, им нужно об этом начать рассказывать достаточно рано. Обучать их общению с деньгами, в том числе с использованием таких средств, как детская электроника, о которой вы меня спросили.

Отвечаю на ваш вопрос: сколько денег давать? Опять же – какая цель? Цель родителей, которая, на мой взгляд, неправильная, – это, например, от ребенка откупиться, чтобы он получил деньги и не трогал родителя, пока он занимается своими делами.

Другая цель – это использовать деньги как некий мотивирующий фактор на правильное поведение, которое приведет к успеху в жизни. И здесь это уже зависит от правильного поведения и от возможностей родителей, от запросов ребенка.

Денис Чижов: Ну а суммы какие-то вы назовите все-таки. Сколько можно давать?

Йосеф Закс: Ну, например, я думаю, что за какой-то хороший поступок, который соответствует тому, чему мы хотим научить наших детей, дать ребенку, например, шести- или семилетнему ребенку (давайте говорить о школьниках, которые сами эти деньги могут потратить) 200–300 рублей – это хороший стимул, потому что уже можно пойти и на это купить какую-нибудь игрушку или какое-нибудь очередное яйцо с сюрпризом и так далее, и так далее.

Чем старше ребенок, тем больше запросы растут. Тогда уже нужно соизмерять добрые дела, которые они делают, с той компенсацией… вернее, с той мотивацией, которую они за это могут получить как побочный эффект от добрых дел. Это мое отношение.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, спасибо, Йосеф.

Денис Чижов: Йосеф Закс, эксперт в области детской носимой электроники, был с нами на связи.

Ольга Арсланова: Мы спрашивали: даете ли вы деньги детям? «Да» – ответили 80%, «нет» – 20%. Спасибо всем, кто принимал участие в нашем голосовании.

Это была программа «Отражение», точнее – дневная ее часть. Вечером наши коллеги продолжат. Хороших вам выходных! До встречи.

Денис Чижов: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Непутин
Глобализация рушится, деньги теряют значение. Нет смысла учить экономике, которая заканчивается. Учить надо прикладному мастерству, оно будет нужно в ближайшее время: не акции купить, а гвоздь забить и репку посадить.
Михаил
Прикольные советы. Вместе с ребёнком читали у Матвеева "Диму и Совёнка" и "Лесную биржу" - сказки о финансах. Ребёнок до сих пор под впечатлением, перестал тратить деньги, попросил открыть инвестиционный счёт, чтобы копить деньги на университет.
Как обучить подрастающее поколение финансовой грамотности