Дети не привиты!

Гости
Наира Полякова
аллерголог-иммунолог, педиатр клиники «Рассвет»
Виталий Зверев
академик РАН, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии, иммунологии Первого МГМУ имени Сеченова

Ольга Арсланова: А мы продолжаем.

Петр Кузнецов: Сейчас не до шуток – дети непривитые. Тревогу забили ВОЗ и ЮНИСЕФ, то есть это та организация, которая в ООН отвечает как раз за детей. Во всем опять виновата пандемия: дело в том, что из-за нее случились перебои в поставках препаратов, страны много недополучили, календари прививок сбились, и в этом специалисты видят угрозу тяжело доставшемуся, как они говорят, прогрессу в иммунизации населения планеты.

Ольга Арсланова: Руководство ВОЗ обратилось ко всем странам сделать все возможное для продолжения реализации жизненно важных программ вакцинации. Но наша российская Госдума, как это часто она умеет, сработала на опережение: она приняла закон, по которому россияне смогут в частных клиниках сделать прививки бесплатно, прививки, включенные в Национальный календарь вакцинации.

Давайте поговорим об этом прямо сейчас. С нами на связи аллерголог-иммунолог, педиатр клиники «Рассвет» Наира Полякова. Наира Андреевна, здравствуйте.

Наира Полякова: Здравствуйте. Меня слышно?

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Да, прекрасно.

Ольга Арсланова: Вот расскажите, пожалуйста, мне интересно ваш комментарий узнать по поводу инициативы Госдумы сделать прививки в частных клиниках. Получается, что в обычных поликлиниках вакцин нет, а в частных они есть? Как такое может быть?

Наира Полякова: Ну, насколько я знаю, и в обычных поликлиниках сейчас тоже есть вакцины, и вакцинация уже разрешена, один период была запрещена, а сейчас уже можно спокойно вакцинировать.

Петр Кузнецов: То есть то, о чем трубят ВОЗ и ЮНИСЕФ, нас не коснулось? У нас никаких перебоев нет и календари как были, так и есть без нарушений, несмотря на пандемию? Просто мы знаем, что в поликлиниках во время пандемии не у всех, мягко говоря, была возможность сходить и сделать ребенку прививку.

Наира Полякова: Во время пандемии, действительно, вакцинация была запрещена и поликлиники были закрыты на вакцинацию. Но сейчас они уже открыты, сейчас можно спокойно вакцинировать детей.

Петр Кузнецов: Отставание от этого графика никак не сказывается? То есть ничего, что немножко не по плану в этом году сделают, отодвинут на месяц, на два?

Наира Полякова: При отставании от графика просто смещается весь календарь вакцинаций у детей, начинаются догоняющие схемы, некоторые интервалы были 1,5 месяца, могут стать 1 месяц, но в целом это не страшно, это можно догнать всегда.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Многие специалисты говорили, что в период пандемии лучше, если можно не вакцинироваться, то лучше не вакцинироваться. Интересно узнать вашу позицию по этому поводу.

Наира Полякова: Ну, я с этим не согласна, потому что помимо коронавирусной инфекции все остальные инфекции продолжали существовать, и коклюш, и корь, и риски заражения тем же столбняком были такие же, как и до пандемии. Несмотря на рекомендованную самоизоляцию, ее соблюдали не все, все равно ходили в магазины, и контактировали с другими людьми, поэтому... Отказ от вакцинации, отсутствие вакцинации создавало определенные риски заболевания теми инфекциями, от которых мы прививаем.

Ольга Арсланова: Ну а для детей вот эти инфекции все-таки, как показывает практика, опаснее, чем коронавирус?

Наира Полякова: Коронавирусная инфекция детей тоже поражала, но не так часто, как взрослых с хронической патологией. И те инфекции, от которых мы прививаем, они да, действительно опаснее, особенно на первом году жизни, ротавирусная инфекция, риск заболеваний коклюшем, корью. Госпитализация от ротавирусной инфекции продолжалась в детские стационары, потому что инфекция есть, и лучше бы быть от нее привитой даже в период пандемии.

Ольга Арсланова: Ага. В советское время прививались если не все, то практически все, был какой-то консенсус по этому поводу, что нужно прививать детей, особо не было поля какого-то для рассуждений на эту тему. Что вы как специалист наблюдаете сейчас? Как современные родители относятся к прививкам в массе?

Наира Полякова: Сейчас очень много разной информации, в том числе и в соцсетях, на форумах, и родители делятся друг с другом не только положительными впечатлениями по поводу вакцинации, но и негативными, поэтому количество отказов сейчас очень растет. Есть и антипрививочники не только среди родителей, но и среди врачей, что более грустно. На самом деле это в основном от избытка информации. Нужно просто знать, что читать. Сейчас детей без прививок намного больше, чем было раньше, конечно.

Петр Кузнецов: Вам как кажется, как в целом пандемия и как новости о возможной обязательной вакцинации населения от того же самого COVID могут сказаться на отношении россиян, родителей в данном случае, к прививкам?

Наира Полякова: Все зависит от того, как эта информация будет преподнесена. Вакцина от коронавируса должна быть, мы ее все ждали, потому что это эффективный способ профилактировать в дальнейшем снова вспышки коронавирусной инфекции. Мы все ее ждем, и все будем прививаться, это правильно.

Петр Кузнецов: Вопрос только что пришел из Ульяновской области: «Из-за пандемии внучке просрочили Манту. Очень беспокоимся, а скоро в школу».

Наира Полякова: Ну, лучше сделать ее в ближайшее время перед походом в школу.

Петр Кузнецов: Самое главное, да?

Наира Полякова: То есть если не успели вовремя, можно сделать позже.

Петр Кузнецов: Ага.

Наира Полякова: Это касается любой вакцинации, в том числе и...

Петр Кузнецов: Да, в любом случае 1,5 месяца есть, насколько мы понимаем, сейчас поликлиники почти все вернулись к обычному режиму работы.

Наира Полякова: Да, вполне можно обратиться в ближайшую поликлинику и выполнить все, что не успели выполнить в период пандемии.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарий. Наира Полякова, аллерголог-иммунолог, педиатр клиники «Рассвет», была у нас в эфире, рассказала о том, что сейчас с вакцинами для прививок детских проблем в нашей стране нет.

Пишут нам...

Петр Кузнецов: «Укол бесплатно, – пишет телезритель из Орловской области, – вакцина платная, шприцы платные и так далее. Вариантов развести на деньги масса. Обманут!» – пишет наш телезритель.

Ольга Арсланова: Если у вас возникли какие-то проблемы с вакцинацией ребенка во время пандемии, позвоните в прямой эфир расскажите нам или напишите SMS.

А сейчас побеседуем с Виталием Зверевым, академиком Российской академии наук, заведующим кафедрой микробиологии, вирусологии, иммунологии Первого МГМУ имени И. М. Сеченова. Виталий Васильевич, здравствуйте.

Виталий Зверев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот та тревога, которую сейчас бьют ВОЗ и ЮНИСЕФ, как вы оцениваете действительно опасность отсутствия прививок из-за пандемии в глобальном масштабе, в масштабе страны?

Виталий Зверев: Да, это, конечно, неприятно, что пришлось некоторые прививки отложить, но как предыдущий доктор говорил, сейчас все это можно сделать, никаких проблем нет. И сделать нужно это обязательно, потому что мы в последнее время почему-то решили, что у нас есть только один коронавирус, а у нас все остальные инфекции действительно остались. Сейчас начнется подъем осенью заболеваемости гриппом, который никуда не исчез, никуда не делся, нужно будет делать плановую вакцинацию против гриппа тем, кто не хочет этим заболеванием болеть, и все остальное все остается, все это очень как бы тревожит, что не удалось вовремя всех детей вакцинировать. Но думаю, что сейчас можно все исправить.

Петр Кузнецов: Пишут наши телезрители, например из Тульской области: «Вакцина – это американский эксперимент». Из Челябинской области: «А в качестве вакцины ваши эксперты не сомневаются?» Расскажите, пожалуйста, кто же все-таки несет ответственность за сделанную прививку сейчас? Вот врач, например, пропагандирует прививки, призывает колоть по календарю, по 10 штук в месяц бывает, но он же...

Виталий Зверев: Не бывает.

Петр Кузнецов: Ну хорошо, я преувеличил. Но он же не несет ответственность в случае негативных последствий.

Виталий Зверев: Вы знаете, дело в том, что все вот эти негативные последствия, о которых рассказывают в интернете и прочее, вот так называемые антивакцинальщики, – это на 99,99% просто, не знаю, или сочиненное из головы, или придуманное. Потому что учет осложнений после прививок ведется очень тщательно, его практически не бывает.

Опять же все зависит от того, чтобы прививку сделать правильно. Когда делают прививку больному ребенку, то, конечно, у него могут быть осложнения, но для этого и есть врач, который прививает, и он за это отвечает, и он потом наблюдает ребенка в течение вот того времени, 30 минут, пока ребенок у него находится, с тем чтобы не было серьезных осложнений. И их не бывает, это единичные случаи, которые просто раздувают люди, которые не понимают значения и цену прививкам.

Петр Кузнецов: Вот этих людей становится все больше и больше, потому что пару лет такого массового движения, как движение антипрививочников, не было. Все-таки с чем вы это связываете? Вроде бы медицина на месте у нас не стоит, развивается.

Виталий Зверев: Вы знаете, это с несколькими вещами связано. Потому что у нас очень многие с появлением интернета, очень многие хотят быть на виду, заводят все свои блоги, в общем, просто как бы для них это... Они даже не вникают в суть проблемы, это, как правило, люди неграмотные, которые ничего не понимают в медицине. И вторая проблема – это, конечно, все эти сайты иногда подогреваются производителями лекарств, потому что вакцина, если вы ребенка привили и он в течение жизни болеть не будет, он не будет нуждаться и в лекарствах от этих инфекций.

Ольга Арсланова: Ага.

Виталий Зверев: А это, конечно, тоже проблема для тех, кто эти лекарства производит. Я думаю, что в определенной мере это тоже провоцируется компаниями, производящими лекарства.

Петр Кузнецов: Кстати, вот скажите, пожалуйста, Михаил нам написал из Краснодарского края: «А у нас врач своего ребенка не прививает». Когда подобное исходит в виде пропаганды в любом так или иначе, это нарушением врачебной этики, норм считается, когда... ?

Виталий Зверев: Вы знаете, это не нарушается, здесь... Не прививает – мы же не знаем, почему он не прививает. Может, у него ребенок, я не знаю, с какими-то серьезными проблемами здоровья. Мы же не прививаем всех подряд, то есть мы сейчас...

Петр Кузнецов: Аллергического характера, например, да?

Виталий Зверев: Все что угодно может быть. Если это принципиальная позиция не прививать своих детей, то я всегда говорил, что с такими врачами нужно поступать очень жестко, их нужно отправлять просто на переподготовку.

Ольга Арсланова: Ну да, это вопрос, почему он работает врачом.

Виталий Зверев: Значит, он не понимает значения профилактики, значит, он недоучился, значит, он чего-то не понял и чего-то в своей профессии не знает.

Петр Кузнецов: Опять же если это не связано с медицинскими показаниями, понятно.

Виталий Зверев: Да, опять-таки если это не связано с медицинскими показаниями, я как раз про это и говорю, если это принципиальная позиция врача, то его надо переквалифицировать…

Ольга Арсланова: Ну да, это как в той мрачной шутке: «Вы всех будете детей прививать?» – «Нет, только тех, которых хотите сохранить живыми».

Скажите, пожалуйста, нужно ли законодательно как-то наказывать, нужно ли заставлять людей делать прививки детям, ограничивая их, например, в приеме в детский сад, в школу, штрафуя, как во многих европейских странах?

Петр Кузнецов: Да, европейская практика.

Ольга Арсланова: Это действительно звучит жестко, но это работает. Если люди не очень образованы, как вы говорите, то, видимо, придется так.

Виталий Зверев: Вы знаете, я все равно... Я всегда ратую за вакцинопрофилактику, но я против вот этих жестких мер. Все равно мы должны, значит, больше работать, больше работать с населением, больше объяснять, больше рассказывать. Но вот наказывать, заставлять – это, наоборот, как-то вызывает всегда у людей такое противодействие, неприятие. Поэтому...

Ну конечно, какие-то ограничительные меры должны быть, мы должны понимать, вот как в других странах, значит, человек не может служить в армии, не может быть на государственной службе, не может работать врачом, например, еще кем-то. Конечно, такие должны быть ограничения, потому что эти дети, эти люди представляют опасность для других, для окружающих, и, конечно, надо стараться, с тем чтобы она опасность была как можно меньше.

Но я против вот этих очень жестких мер и обязательности, все-таки это должно быть обязательно для определенных категорий. Вообще это, конечно, должен быть выбор человека, но он должен очень хорошо знать и понимать, что он выбирает. И наверное, где-то и мы недорабатываем, наверное, надо как-то все вот эти сайты, которые занимаются вот такой пропагандой, надо с ними каким-то образом бороться.

Петр Кузнецов: Еще о качестве вакцин, которые предлагаются в районных, муниципальных поликлиниках. Что бы вы посоветовали, как родителю самостоятельно проверить срок годности, тип, выяснить, что за производитель – в общем, собрать всю информацию? И какой у него в этом плане есть выбор, где еще можно найти альтернативу? Где вы посоветуете?

Виталий Зверев: Вы знаете, всегда доктор ту серию, которую он собирается ввести ребенку, родитель может ее попросить посмотреть, изучить, посмотреть срок годности, когда она была отправлена, до каких пор эта вакцина работает, это его право, и все, кто хотят, этим пользуются. Что касается альтернативы, да, можно сделать альтернативно, но тогда это уже будет за собственные деньги.

Петр Кузнецов: Ну, речь о здоровье, поэтому...

Виталий Зверев: То есть это уже будет не бесплатно, это в каком-то платном медицинском учреждении можно будет сделать импортную, например, вакцину. Но я вас уверяю, что на самом деле качество наших вакцин... Они почти все были сделаны в советское время, а у нас были тогда гораздо более жесткие законы, чем в Европе, по отношению к таким препаратам, у нас были гораздо более жесткие требования к качеству. Поэтому они все качественные, они все хорошие, можно этого не бояться.

Ольга Арсланова: А смотрите, с антипрививочниками, да, мы разобрались, с теми, кто игнорирует, не хочет делать прививки, ваше отношение понятно. А есть люди, которые даже сверх календаря прививают ребенка: там от менингита вроде не обязательно, да, Менактру делать, но все-таки делают, какие-то там ротавирусы делают, грипп...

Петр Кузнецов: Вот, так что все-таки десять штук в месяц те самые могут, могут получиться.

Ольга Арсланова: Нет, ну не в месяц, но несколько штук в год получается. Грипп делают... То есть это повышенная тревожность и какие-то из этих прививок, в общем, не особо нужны, или это правильный тренд, то есть пусть лучше будет все, от чего можно привиться, что существует сегодня, все нужно ребенку уколоть?

Виталий Зверев: Вы знаете, я вот как раз сторонник этих родителей. У меня же тоже 9 внуков, мама всегда как раз наоборот, вот у меня дети стараются своих детей привить от всего. Едут куда-нибудь там в Сибирь, обязательно от клещевого энцефалита привьются.

Ольга Арсланова: Да-да.

Виталий Зверев: Едут, где есть опасность... Обязательно, то есть они сделали практически все прививки. Я вам должен сказать, что дети очень здоровы, никаких аллергий, ничем не болеют, и даже вот после прививки от гриппа они зимой практически не страдают простудными заболеваниями. И вот, кстати, все перенесли вот этот COVID, в общем, дети совершенно бессимптомно, в общем, все легко и просто, может быть, потому, что мы все от всего привиты.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей, их мнение узнаем. У нас Ольга из Карелии на связи, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотела задать вопрос. У меня внучке 1 год и 9 месяцев. Мы сделали все прививки, но вот я хотела узнать, прививку от менингита можно ли ей делать? Она не входит, это самое, но вот хотели узнать, можно ли ей сделать прививку? И во сколько можно сделать? Ей сейчас 1 год и 9 месяцев. И обязательно ли она нужна?

Ольга Арсланова: Да, спасибо большое. Мы как раз, да, успели немного о ней поговорить, да, Виталий Васильевич, о том, что необязательно, но можно по желанию сделать.

Виталий Зверев: Необязательно, на самом деле нужно. Вот совсем недавно, да, трагические случаи были, когда в поезде девочка умерла просто, заболевание очень тяжелое, очень серьезное. Да, оно, к счастью, не так широко распространено, не так часто встречается, но, к сожалению, встречается, особенно если ребенок будет ходить в детское учреждение. Вот я бы сделал, вот если ребенок идет в детское учреждение, в ясли, в детский сад, то, конечно, лучше сделать, потому что там вероятность таких контактов с больным ребенком очень высокая, все-таки гораздо выше, чем когда ребенок сидит дома с бабушкой, например.

Петр Кузнецов: Много негативных сообщений. Башкортостан, например: «Нас прививают от гриппа, а привитые все равно болеют. Как же так?»

Виталий Зверев: Можно?

Петр Кузнецов: Да-да-да, если есть возможность, да. Тут просто много...

Виталий Зверев: Дело в том, что, действительно, от гриппа прививки, это как бы слабое место нас, прививочников, они не всегда дают 100%-й результат, там 85% защиты. Но за последние 3 года была статистика по всему миру, никто... Вот каждый год умирает по 300 тысяч, по 500 тысяч от гриппа людей, среди этих умерших нет ни одного привитого. Люди привитые все равно болеют гриппом легко, никогда у них не бывает осложнений в виде пневмоний или каких-то других. Поэтому это на самом деле очень такой интересный факт, это очень важно. Я очень советую прививаться.

Петр Кузнецов: И еще один распространенный вопрос, мы неоднократно в этой студии на него отвечали, не помню, вашими устами или нет, тем не менее давайте перед звонками, Иркутская область: «Чем же все-таки опасен ребенок, которого не прививали? Он что, заболеет и заразит того, которого прививали?»

Виталий Зверев: Вы знаете, во-первых, он заболеет сам. Ведь если бы он был один... Мы всегда говорим, вот этот один ребенок, вот этот один ребенок, а в этой же группе или в этом классе будут обязательно дети, которые тоже не привиты либо по вот этим причинам, либо по причинам...

Ольга Арсланова: ...медотвод, да, какой-то?

Виталий Зверев: Ну, скажем, по показаниям определенным. И они обязательно... То есть вот они обязательно заболеют, и, самое главное, они этот вирус понесут дальше куда-то из своего вот этого детского коллектива, вот что неприятно. Поэтому, конечно, стараются детей таких брать в детские сады, чтобы они были уже привиты, чтобы об этом не думать. В конце концов, есть, скажем, педагоги, которые тоже могут оказаться или непривитыми, или у них просто перестала действовать эта прививка, они как бы вовремя не проверились, потому что иммунитет иногда все-таки снижается с возрастом, может кто-то заболеть из взрослых, из обслуживающего персонала.

Петр Кузнецов: Виталий Васильевич, давайте послушаем Елену из Московской области вместе.

Ольга Арсланова: Да. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скорее всего, у нее тоже будет вопрос.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я вот не согласна с Виталием Зверевым по той причине, что... У моего ребенка в год прививка корь-краснуха-паротит заразили корью, и я была у 6 врачей, и ни один в карте ребенка не записал, что ребенок действительно болел корью.

Ольга Арсланова: А почему тогда вы решили, что он болел?

Зритель: Ну потому что это корь была.

Ольга Арсланова: Ну как, врачи что, не видели симптомов?

Зритель: Врачи не хотели признавать, они ставили разные диагнозы.

Ольга Арсланова: А, понятно.

Зритель: Не хотели просто фиксировать, что это действительно ребенок заразился корью.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: И вот по истечении возраста 7-летнего мы сдали на антитела кровь, и у него получилось, что на корь и паротит антитела в крови просто зашкаливают.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: То есть повторную прививку, которую положено делать перед школой, мы уже не стали делать.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Да, спасибо большое. Виталий Васильевич, можно ли заразиться болезнью, от которой прививают, то есть в момент прививки, я так поняла?

Виталий Зверев: Вы знаете, почему-то все... Прививка – это как бы событие в жизни ребенка, в жизни человека, и поэтому все что бы ни случилось потом, они связывают с этим. Тут, скорее всего, ребенок просто был уже болен. Дело в том, что прививка, иммунитет после прививки развивается неделями, понимаете, а если ребенок уже болел, то эта прививка уже не поможет.

Ольга Арсланова: То есть просто прививку сделали в неудачное время?

Виталий Зверев: Поэтому он мог вполне переболеть, конечно, корью, если он до этого был уже заражен, потому что инкубационный период у кори тоже может быть неделя, у ребенка еще ничего нет... Такие случаи бывают, но очень редко, конечно. Но сама прививка не может вызвать корь, понимаете, просто так не бывает.

Ольга Арсланова: Да. Спрашивают, нужно ли прививаться, это уже тоже, я так понимаю, необязательно в календаре, от папилломавируса девочку в 13 лет. Говорят, что можно привить, но только платно. Есть ли смысл делать эту прививку?

Виталий Зверев: Вы знаете, смысл делать эту прививку есть. Этой прививки нет в календаре, потому что она, к сожалению, очень дорогая, там надо делать 3 вакцинации, каждая стоит, по-моему, сейчас около 5 тысяч рублей, каждая доза вакцины, поэтому наш календарь пока ее потянуть не может, потому что отечественной вакцины, к сожалению, пока нет, вакцина только импортная. Но учитывая тот риск, который несет папилломавирус, на самом деле...

Ну опять же могу сказать про своих детей, внуков, они все обязательно привиты, и на самом деле это право. Если есть такая возможность, нужно обязательно привить, и не только девочек, потому что бывает рак и мужских половых органов точно так же, как и рак шейки матки, так что... На самом деле это очень хорошая вакцина, конечно, было бы хорошо, если бы она была в календаре, она в календаре большинства европейских стран.

Петр Кузнецов: Да. В нашем календаре звонков еще Екатерина, Великий Новгород, успеем ее послушать.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Екатерина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте! Очень приятно, что до вас дозвонилась.

Дело в том, что прививки делать нужно, но в обязательном порядке чтобы перед прививкой обследовали ребенка, то есть ребенку сделали анализ мочи, анализ крови. В 1976 году у меня второй родился ребенок, и после второй прививки АКДС он получил осложнение, то есть получил гемолитико-уремический синдром, осложненный диффузным гломерулонефритом. То есть ребенок, сказали мне, один из тысячи выживает. Его спасли, мы тогда жили на Украине, благодаря Киевскому урологическому институту и Институту детства и материнства, потому что по телефону все было вот так вот, по цепочке прошло. Ему сейчас 44 года.

Но получилось почему? Потому что ему сделали 10 ноября прививку, а 23 ноября он в тяжелейшем состоянии попал в больницу. Его спасли, но это... А почему сейчас не делают? И тогда вот мне врачи сказали, что нужно в обязательном порядке делать анализы. Когда у меня родился третий ребенок, уже третьему ребенку перед каждой прививкой делали, я требовала, чтобы делали анализ крови и мочи, чтобы я со спокойной душой, потому что...

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Ясно. Тут на самом деле многие пишут про отсутствие ответственности у врачей. Например, Игорь Кудряшов через сайт: «Вы как раз прививаете всех подряд без всяких обследований, – «вы» имеется в виду, наверное, к врачам ко всем обращается Игорь. – А потом, если ребенок получает инвалидность, никто не виноват. Я биолог и очень хорошо знаю то, о чем говорю. Ответственности у врачей за последствия нет». Ну что ж, это непосредственно обвинение придется подвесить в воздухе, так бывает, потому что связь с экспертом уже отсутствует...

Ольга Арсланова: ...но мы продолжим через несколько минут, поговорим на другие темы.

Петр Кузнецов: Уж простите, Игорь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Вновь виноват коронавирус или родители боятся вакцинации?