Елена Фоминых и Юрий Крупнов. Цена демографии: сколько стоит завести ребенка в России?

Гости
Юрий Крупнов
председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
Елена Фоминых
президент Ассоциации многодетных семей «Много Нас», мама 6 детей
Ольга Жгун
многодетная мама

Константин Чуриков: В этом часе говорим о цене демографии. Сколько стоит? Ведь это можно посчитать, во сколько родителям обходится ребенок в семье, насколько это серьезная нагрузка на семейный бюджет. Рассчитываем на ваше активное участие, уважаемые зрители. Говорить будем не только о новорожденных, но и вообще в целом о более взрослых детях, о дошкольниках, о школьниках.

Нам постоянно в последнее время говорят, напоминают о серьезных демографических проблемах в стране, говорят, как в Писании написано, "плодитесь и размножайтесь": не хватает рабочих рук, нужно совершить экономический прорыв нашей стране, и конечно, нужны люди, нужны новые люди, то есть дети. Сколько это стоит?

Тамара Шорникова: Придумывают методы стимулирования рождаемости.

Константин Чуриков: В том числе.

Тамара Шорникова: Действуют ли они? Давайте проверим. Расскажите о том, помогает ли, хватает ли вам нынешних мер, или вы хотели бы какие-то другие, например, взамен существующих?

Константин Чуриков: А пока оттолкнемся от цифр экспертов сервиса "Avito", которые нам, кстати, показались несколько подозрительными. Тамара расскажет.

Тамара Шорникова: Специалисты подсчитали, сколько родители должны потратить, чтобы обеспечить своего ребенка самым необходимым. Давайте посмотрим, что получилось. В России дороже всего детская корзина обойдется родителям новорожденных, чуть менее 29 тысяч рублей. Стоимость корзины для дошкольников ниже, около 25 тысяч рублей. Еще экономичнее экипировка детей школьного возраста. Здесь экономичность понятие относительное, потому что смотрим: девочки – 17 тысяч рублей, родители мальчиков потратят немногим меньше – 16.9 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Понятно, что это усредненные цифры по стране, понятно, что от региона к региону ситуация меняется. Наверное, она меняется и от благосостояния, от возможностей самих родителей.

Тамара Шорникова: И это самое необходимое, а ведь есть еще кружки, развивающие секции и так далее. Мы сейчас считали самое необходимое, вернее эксперты, а мы эти цифры привели.

Константин Чуриков: Да.

Вместе с нами и с вами сегодня эту тему обсуждают Елена Фоминых, президент Ассоциации многодетных семей "Много Нас", мама шестерых детей – Елена, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Елена Фоминых: Здравствуйте.

Константин Чуриков: И Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития – добрый вечер, Юрий Васильевич.

Юрий Крупнов: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Ну и сначала коротко, Елена, согласны ли вы с цифрами, во-первых?

Константин Чуриков: Да, вы знаете, сразу вас как маму хочется спросить – это правда, что эксперты посчитали?

Тамара Шорникова: Или помелочились?

Елена Фоминых: Ну давайте так вот сразу… Ну помелочились точно. Конечно, я согласна с экспертами "Avito" в том, что нужно подходить дифференцированно к тем суммам, которые мы тратим на деток. И все-таки я хочу сказать, что чем больше мы тратим, вкладываем в здоровье своих детей, в образование своих детей, тем лучше качество жизни наших деток, тем лучше вырастают граждане Российской Федерации. То есть вот эти вот цифры… Я не согласна с этими цифрами.

Константин Чуриков: Главное, непонятно, за какой период.

Тамара Шорникова: Насколько они занижены, по вашему мнению?

Елена Фоминых: Цифры занижены…

Константин Чуриков: Это за год, за месяц, за два?

Тамара Шорникова: Нет, это ежемесячный бюджет.

Константин Чуриков: Ежемесячный?

Елена Фоминых: Вот смотрите, я хочу сказать, что у нас по Российской Федерации в каждом регионе существует прожиточный минимум. И те 6 шагов демографического развития, которые были предприняты президентом, дают возможность получения пособий родителям, начиная с 1.5 прожиточных минимумов. То есть это уже говорит о том, что нынешние цифры совершенно не актуальны, неприменимы в нашей практической жизни. Я еще раз говоря, что, на мой взгляд, чем больше средств мы вкладываем в образование, здоровье, воспитание своих детей, тем лучше.

Тамара Шорникова: С этим никто не спорит, но у всех, естественно, разные возможности.

Константин Чуриков: Я думаю, что с этими доводами и Юрий Васильевич не поспорит. Юрий Васильевич, комментарий к цифрам?

Юрий Крупнов: Вы знаете, во-первых, эти цифры, мне кажется, если брать по факту, то они завышены.

Константин Чуриков: Так.

Юрий Крупнов: Я не думаю, что… Представьте себе, семья, например, с тремя детьми или даже с двумя, там написано 29 тысяч. Так представить, 29 тысяч, зарплаты в среднем по стране 39 тысяч, часто один родитель не работает или что-то ненормально с зарплатой, сами родители что-то должны кушать, тратить на себя и так далее. Я не уверен, что у нас по стране выходят такие цифры, это первый момент.

А второй момент: вы знаете, мы все время, понятно, обсуждаем вопрос, сколько затрачивают на детей, как люди живут и так далее, но мы не начинаем, на мой взгляд, с самого главного – можно ли вообще в стране иметь экономику, если нет людей, понимаете? Потому что у нас, как вы сказали, Тамара, и министр Орешкин недавно говорил, по миллиону (чуть поменьше) убывание экономически активного населения. У нас просто яма, мы уже вошли, у нас уже на 10% за прошлый год спад и так далее, яма будет нарастать к концу 2020-х гг.

Я просто к чему? Просто мы как бы, как говорится, тратим на детей типа как на собачек, я прошу прощения, или на кошечек, такие траты, но это не просто нужно тратить – это инвестиции элементарно в нашу экономику, эти дети будут приносить потом валовый национальный продукт. Поэтому все наоборот: мы не тратим, мы вкладываем. Но если мы куда-то вкладываем недостаточно, согласен полностью с Еленой Евгеньевной, то мы и получим что? Мы получим несовершенную экономическую систему.

Константин Чуриков: Чтобы разговор наш был более предметным, предлагаю сосредоточиться на некоем нулевом цикле, на тех тратах, объективных расходах, которые, давайте такую прямую проведем от зачатия ребенка до первого месяца его жизни, когда он уже родился. Сколько приходится потратить? Давайте для начала обратимся к репортажу нашего корреспондента Александра Денисова, какие расходы ожидают родителей с появлением малыша в семье и как сэкономить.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Ну и просим зрителей рассказывать о своем опыте. Если, например, вы сейчас находитесь в ожидании, ваша семья, с какими тратами уже сталкиваетесь, какой бюджет дальше планируете, можете рассказать? Может быть, начали уже откладывать на дальнейшее?

И вот SMS из Санкт-Петербурга и Ленинградской области в подтверждение цифр все-таки: "Денег на ребенка нужно от 30 тысяч, если не нужно тратить деньги на лечение и обучение".

Елена Фоминых: Да-да, совершенно верно.

Константин Чуриков: Давайте сейчас вот прямо по хронологии пойдем. Период до родов – там нужно появляться в консультации, нужно проходить какие-то анализы, обследования.

Елена Фоминых: Иногда дополнительные обследования.

Константин Чуриков: Это все бесплатно?

Елена Фоминых: Можно делать бесплатно. Если требуются какие-то дополнительные высококачественные обследования…

Константин Чуриков: А они обычно требуются, потому что все волнуются за судьбу.

Елена Фоминых: Обычно требуются, обычно их рекомендуют и направляют в коммерческие клиники, в которых эти услуги стоят определенных денег, в том числе и доплер-исследование, очень часто назначаемое беременным…

Константин Чуриков: Ну каких примерно денег, чтобы мы просто уже… Я забыл…

Елена Фоминых: Ой, вы знаете, я уже очень давно не была беременной, поэтому я не могу сказать сейчас уровень цен на доплер. Но тем не менее это витамины; если ты хочешь хорошие шведские витамины, то это приблизительно 1.5 тысячи рублей за упаковку, которой тебе хватает на месяц. Одежда, для того чтобы комфортно провести этот период жизни.

Константин Чуриков: Хорошее питание.

Елена Фоминых: И медицинские обследование. Да, хорошее питание.

Константин Чуриков: Фрукты качественные, мясо.

Елена Фоминых: Может быть, даже отдых.

Константин Чуриков: Отдых.

Елена Фоминых: В высокогорных районах и экологически чистых. Ну это мы уже фантазируем, но тем не менее. Я говорю: чем больше средств мы вкладываем в себя, в том числе и в состояние беременности, тем лучше качество жизни.

Константин Чуриков: Сами роды. Не все сегодня рожают в обычных государственных роддомах. Кстати говоря, тут, наверное, нужно экспертное мнение…

Тамара Шорникова: Ну и если выбирают, предпочитают контракты.

Константин Чуриков: Слыхали мы о том, что как-то сложно сегодня и боязно многим, хочется все-таки понадежнее в какую-нибудь там более частную клинику.

Елена Фоминых: Ничего подобного, надежности это не придает. Наоборот, сейчас… По крайней мере могу сказать за Московскую область, в которой я нахожусь, в которой я живу: огромное количество перинатальных центров новых, оснащенных высокопрофессиональной техникой, на очень высоком уровне осуществляется и родовспоможение, и сопровождение женщин. Я никогда не рожала по контракту и категорически против домашних родов. Все это эксперименты.

Константин Чуриков: И вот перинатальные центры не требуют ничего от роженицы, кроме государственной страховки?

Елена Фоминых: Да, кроме страховки, обменной карты. С обменной картой, с паспортом ты приходишь и с…

Тамара Шорникова: …хорошим настроением.

Константин Чуриков: Так, мы остановились на моменте до родов. Давайте сейчас примем звонок и дальше продолжим распутывать клубок.

Тамара Шорникова: Алена к нам дозвонилась.

Константин Чуриков: Звонок, зрительница наша не дождалась.

Хорошо, ребенок родился. Конечно, что-то там уже думают родители, что купить, суеверные заранее ничего не покупают…

Тамара Шорникова: Но хранят у себя какую-то одежду на первое время и так далее.

Константин Чуриков: …но уже прикидывают расходы. Вот какие расходы, Юрий Васильевич?

Юрий Крупнов: Вы знаете, я тоже, к сожалению, давно уже не занимался расходами, к сожалению. Но вы знаете, мне кажется, мы немножко все-таки сейчас начинаем считать… Я не способен дать цифры, не слежу за…

Константин Чуриков: Хорошо, давайте в целом – это по силам семье, которая живет на среднестатистическую реальную российскую зарплату сегодня?

Юрий Крупнов: Понимаете, проблема в том, что все очень дифференцированно. То есть когда мы говорим, никакой средней семьи не существует, огромное число случаев, эта дифференциация сама по себе показывает негативную ситуацию, какая есть. Потому что, смотрите, если у нас официально 20% населения уровень бедности, там цифра 20 миллионов и так далее. Если у нас, соответственно, минимальная заработная плата около 9 тысяч, допустим, это минимальная заработная плата, у нас есть люди, которые работают на зарплату меньше минимальной заработной платы, работающие бедные знаменитые, о которых и Голодец, и президент уже сказали, и так далее. Я просто к тому, что средняя температура по больнице мало что отражает. И когда я говорю, что 39 тысяч средняя заработная плата, это подсчитанная с заработными платами очень, так сказать, большими и размазанными по всему.

Но вы знаете, я просто хочу поделиться впечатлениями от вашего репортажа очень хорошего на мой взгляд. Потому что замечательная мама, замечательные дети, хороший корреспондент. Но такое ощущение, что у нас в стране каждая семья, каждая мама, знаете, как отдельное государство бьется: все скидки смотрит, она туда смотрит, пятое, десятое смотрит. А дальше ведь еще более сложно, кружки и так далее. Дальше появляются, действительно, роды дома, дома буду все учить – в кружки зачем водить, я посмотрю YouTube и буду учить. Дальше школа – семейную школу сейчас пропагандируют, и deschooling, то есть уход… То есть в итоге мы на самом деле вместо развертывания инфраструктуры детства создаем, как-то каждый выживает в одиночку, кто как может, кто как умеет, у кого какая зарплата.

Елена Фоминых: Автономия.

Юрий Крупнов: Автономия. И вот это, на мой взгляд, проблема. Мы потеряли детство, понимаете? У нас детство – это частная проблема, условно говоря, частных граждан.

Константин Чуриков: "Ну это вы там сами, это же вы сами решили, это же вам надо".

Юрий Крупнов: Я еще раз говорю – это и есть основная потеря со времен Советского Союза, понимаете. У меня как супруга все время говорит: "Ну как так? Раньше можно было включить по крайней мере в дневное время радио, можно было с детьми сидеть спокойно и это радио слушать. А теперь это радио одно, пятое, история такая…", то есть надо ребенка куда-то запихнуть. То есть что это значит? Дети в стране становятся лишними. Семьи запирают в их конкретные квартиры, в этом проблема, понимаете? И не выравнивается зарплата, потому что… То есть за счет платности образования, услуг, платности медицины получается, что на самом деле у кого есть возможность, заплатит, а у кого нет, будут по YouTube учить.

Константин Чуриков: Буквально минутка, по поводу бесплатных родов Орел нам пишет: "У нас в городе роженицы приходят на роды с 15-20 тысячами рублей", – это, видимо…

Елена Фоминых: Это в связи с чем? Что это за условие?

Константин Чуриков: Надо спросить нашу зрительницу или зрителя, может быть, коррупционная составляющая, традиция такая.

Тамара Шорникова: Но при этом другая SMS, например, из Москвы и Московской области не про сам процесс родов, про дальнейшее воспитание: "Если бездумно покупать все новое, никаких денег не хватит. Я хоть и обеспеченный человек, но на рождение ребенка, на все необходимое потратила не более 15 тысяч рублей". Разумеется, мы здесь сейчас собрались не только для того, чтобы считать бюджет, пересчитывать, в том числе для этого, но в первую очередь, мне кажется, чтобы понять, каких методов действительно не хватает, чтобы вот эта конкретная ситуация не оставалась частной проблемой частной семьи. Расскажите нам поэтому, зрители, вот сейчас какие меры поддержки вы уже получаете и какие хотели бы? Потому что этот разговор смотрите не только вы, но смотрят и те же чиновники, которые эти меры разрабатывают.

А сейчас давайте все-таки послушаем телезрителя: к нам дозвонился Андрей из Кировской области.

Константин Чуриков: Андрей, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Вот вы говорите, утверждаете чего-то. У меня 5 детей, живу я в Кировской области в микрорайоне дачном. Мне государство в данный момент ничем не помогает. Я переехал с другого региона, живу в маленькой однокомнатной квартире с пятью детьми. И говорят про это, это, помогают. Администрация отвернулась, местная управа ничем не помогает. Детям я за садик один только плачу 10 тысяч. В первый класс ходит дочка, каждый месяц по 2 тысячи; во второй класс ходит, на нее я плачу 2 тысячи за питание одно только, хотя я считаюсь многодетным отцом.

Константин Чуриков: Подождите, у вас нет никаких вообще пособий, вы хотите сказать?

Елена Фоминых: Он просто переехал в другой регион.

Зритель: Пособие дают 1.5 тысячи, на 5 детей что за 1.5 тысячи сделать? Я работаю, жена сейчас работает. Надо за садик заплатить, за этот месяц у меня вышло 10 тысяч один садик, плюс школа, плюс одеть-обуть их, это уже около 50 тысяч уходит.

Константин Чуриков: Андрей, вы назвали очень много весьма внушительных цифр, которые если сложить, тут получится уже о-го-го. Скажите, пожалуйста, на семью у вас с супругой какая зарплата, если сложить ваши зарплаты, суммарно если?

Зритель: У меня 30 тысяч.

Юрий Крупнов: Для Кировской области неплохая зарплата.

Зритель: У жены 8 тысяч в месяц зарплата. У нас 5 детей. Но наша власть здешняя, местная администрация, с жильем не помогает ничем. Мы живем в 1-комнатной квартире, которую купили на свои деньги, в нее еще вложились, за свет, за все надо платить, еще печное отопление, и нам никакие чиновники местные не помогают: "Езжайте туда, идите отсюда подальше", – вот и все.

Константин Чуриков: А вы откуда переехали, Андрей? Вы сказали, что вы переехали в Кировскую область.

Зритель: Мы переехали из Республики Башкортостан.

Константин Чуриков: А почему решили, если не секрет, просто чтобы мы понимали логику, переехать?

Зритель: Потому что у меня здесь живет сестра, я сам в детском доме вырос, у меня родственники далеко, папы-мамы нет, а теперь ближе к сестре приехал, хоть какая-то помощь, она с детьми посидит, туда-сюда.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо, Андрей, за ваш звонок. Елена, ваш комментарий. Вот этих льгот положенных нет из-за переезда?

Елена Фоминых: Вот начнем все-таки с вашего сюжета. Это одна мама одного ребенка. Она говорит о том, что она будет давать дополнительное образование, она оптимизируется по своим затратам, постоянно лазая на всех сайтах, поисковиках возможных, и это возможно. Но это неработающая мама. Значит, мы делаем вывод: с увеличением количества детей семья скатывается по экономической лестнице, не растет, а скатывается, как бы ты ни оптимизировал. С каждым вновь появившимся новым ребеночком семья катится и катится. Потому что у многодетных семей, к сожалению, нет материальных гарантий со стороны государства, нет такой преференции. Труд матери не признан общественно полезным.

Вот все, что касается нашего звонка из Кировской области. Человек попал в правовой вакуум. У нас сейчас в каждом регионе есть свои критерии присвоения статуса многодетной семьи. Человек, перемещаясь из одного региона Российской Федерации в другой регион Российской Федерации, теряет свой статус, теряет и лишается возможности государственной поддержки, при этом имеет конституционное право на государственную поддержку, он является гражданином…

Константин Чуриков: Он как бы гражданин и не гражданин.

Елена Фоминых: Гражданин и не гражданин, да. Поэтому закон, который разрабатывается Институтом демографии, которым руководит Юрий Васильевич Крупнов, озаботился этим и уже давным-давно лоббирует этот закон о статусе многодетных семей, об унифицированном подходе к каждой многодетной семье в Российской Федерации. Понимаете, потому что люди в правовом вакууме находятся.

Тамара Шорникова: Ну вот о географических странностях многодетных семей нам расскажет сейчас еще один наш телезритель, Ольга Жгун, многодетная мама.

Константин Чуриков: Ольга, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Ольга Жгун: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ольга, значит, рассказывайте. Мы сейчас только что говорили о мамах неработающих. Вы мама работающая или нет?

Ольга Жгун: Я работающая мама, я точно так же, как ваша гостья, поднимаю демографию, у меня четверо детей, причем все мальчики, я думаю, что это еще лучше должно быть для государства.

Константин Чуриков: Опа.

Юрий Крупнов: Так и есть.

Ольга Жгун: Но отвечая на ваш вопрос, который вы задали в самом начале программы, чем пользуются многодетные семьи, что помогает, а что не помогает, что могло бы, может быть, мотивировать другие семьи еще как-то рожать детей. Смотрите, на самом деле, конечно, льготы есть, и это здорово. Но я хочу, чтобы предпринимались какие-то шаги, чтобы была реальная поддержка. Да, есть материнский капитал…

Константин Чуриков: …но если сразу нельзя расходовать, на строго определенные цели и не сразу.

Ольга Жгун: Смотрите, я взяла ипотеку. Я, конечно же, воспользовалась материнским капиталом для погашения какой-то части этой ипотеки. Но поскольку это был первый год выплат, почти весь материнский капитал ушел в погашение процентов, 15% у меня ипотека, понимаете? И конечно, когда в декабре Путин сказал, что будет закон, что будет льготная ипотека, я так обрадовалась. А теперь я узнаю, что, оказывается, это только тем, кто родил ребенка с 1 января 2018 года, а я родила в декабре.

Константин Чуриков: Вот, потому что надо посмотреть сначала телевизор…

Елена Фоминых: …а потом рожать детей.

Ольга Жгун: Нет, я к тому, что ребенок есть, а ипотека уже никак не субсидируется, потому что мы не подпадаем ни под малоимущую семью, мы не попадаем под молодую семью, потому что нам уже, в общем, даже за 40.

Константин Чуриков: Ольга, вы знаете, мне кажется, драматизм всей этой истории на самом деле просто еще в том, что материнский капитал, то, что государство вам дало как маме, которая вот как раз выполняет эту важную задачу и для себя, и для государства, эта выплата ушла банку, она ушла на проценты, даже не в тело кредита, а на проценты.

Ольга Жгун: Ну практически да.

Константин Чуриков: То есть вы это отдали банкирам, вот так.

Елена Фоминых: Да.

Ольга Жгун: Я поэтому и говорю, что было бы здорово, чтобы все-таки была какая-то конкретная помощь. Да, это прекрасно звучит, большие суммы, но в моем конкретном случае я пытаюсь как-то рефинансировать, у меня пока не получается.

Тамара Шорникова: Ольга, что касается других социальных бонусов – бесплатный проезд, детская кухня – с этим как обстоят дела?

Ольга Жгун: Бесплатный проезд то же самое. Вот смотрите, я живу в Подмосковье так же, как ваша гостья, она, наверное, тоже прекрасно знает, что проезд на электричках, например, у нас не бесплатный, а в Москве многодетным семьям он бесплатный. Даже Московское кольцо центральное, которое вроде как тоже метро, относится к РЖД, поэтому при пересадке мы с детьми покупаем по билету каждому по 55 рублей, понимаете? Вот я если еду с детьми, мы всем покупаем по билету старшим, потому что это РЖД. Тоже вроде как льгота, а вроде как ее и нет.

Константин Чуриков: Ольга, смотрите…

Ольга Жгун: Молочная кухня. Положены смеси. Но у меня ребенок, например, аллергик, он ест только смесь на козьем молоке, одна банка стоит 1 300 рублей, раз в 2-3 дня мы покупаем, нам тоже это никто не компенсирует.

Константин Чуриков: Ну правильно, если он только на этой смеси, как говорится, сидит, то, конечно, выбирать не приходится, если без подкорма…

Ольга Жгун: Я бы с удовольствием, конечно, и кормила, но мне приходится работать, потому что мне же нужно выплачивать мою пресловутую ипотеку, которую я взяла только для того, чтобы у меня всем моим детям и вообще нам было как-то где-то жить, понимаете?

Константин Чуриков: Слушайте, какой-то очень грустный образуется замкнутый круг. Спасибо, это была многодетная мама Ольга Жгун, такие вот подробности про между прочим мы выяснили.

Юрий Васильевич, закон о статусе многодетной семьи, просто поясните в двух словах буквально, чтобы мы понимали, о чем речь, и еще посмотрим сюжет, потому что есть сюжет из регионов.

Юрий Крупнов: Смысл очень простой, и кстати, спасибо, святейший поддержал, и Матвиенко Валентина Ивановна поддержала благодаря Ассоциации многодетных и так далее. Смысл очень простой. Потому что что нам сейчас Ольга сказала и вы, Константин, очень точно заметили? Она сказала, что у нас многодетные мамы являются спонсорами банков, давайте просто к сути вопроса. Поэтому стране нужно определиться, мы вообще живем и работаем на банки в связи с их тяжелым положением, либо мы живем на будущее страны, в том числе работники, военные, солдаты и так далее, в том числе самые такие понятные функции мальчиков Ольги? Поэтому статус и должен определить, что многодетные семьи решают главную проблему страны России, они, соответственно, элита страны, они должны как депутаты, скажем – у нас же депутаты элита – не в плане полного соответствия, но они должны не поддерживаться государством… Потому что поддерживаться государством, мы немножко спорим с отдельными ассоциациями многодетных, слово "поддержка" означает, что исходно ущербная ситуация, а государство как-то там отстегивает что-то. Да не поддерживать, а инвестировать в будущее страны.

И соответственно, смотрите, что мы фактически выяснили? Первый пункт, вопрос же идет, такие деньги или не такие. Но как говорит Елена Евгеньевна, уже второй, третий появляется, тем более четвертый и пятый, сразу ситуация экономическая обрушается. Поэтому опять, если статус семьи, мы должны каждому ребенку обеспечить равные возможности, понимаете? Что это такое? – я с одним ребенком могу поехать, условно говоря, отдохнуть в Крым, замечательно, а с двумя, пятью? Это же представляете, сколько расходов? Значит, государство должно мне помочь, чтобы каждый мой ребенок – не я, а каждый мой ребенок, который будущее страны – имел правы на эти билеты, льготы, неважно, сейчас не будем обсуждать…

Константин Чуриков: А 2 годика стукнуло, он уже полноценный полновесный пассажир.

Юрий Крупнов: Да. И наконец, главное. Вы просто поймите, что такое инфраструктура, что такое правильно организованное государство. Вот я все время рассказываю. Вот я сейчас вспоминаю когда свое школьное детство, понимаете, я вот ходил, кружков 40, наверное, прошел за лет 5 школьных. Вы представляете, я бы обсуждал, пришел в кружок, мне бы сказали: "Тут 3 рубля 17 копеек за занятие", "Здесь 7 рублей". Я бы записывал, пришел к маме, мама тут: "Слушай, сынок, ты что, извини, конечно, я тебя очень люблю, но лучше я YouTube буду смотреть и с тобой заниматься авиамоделированием, кройкой и шитьем". То есть в этом смысле я ходил, простой парень совершенно неважно из какой семьи, я приходил в эти кружки, открывал ногой дверь, мне все были рады, потому что люди работали не оттого, что я им заплачу, а оттого, что государство говорит: "Вот есть дети, вот то-то и то-то, да еще программу защити, и ты должен профессионально их вести". Нет инфраструктуры детства.

Константин Чуриков: Закон о статусе многодетной семьи – дело будущее, мы будем следить за тем, как продвигаются дела. Давайте сейчас обратим внимание уже на мам и малышей в российских регионах, а вот так сколько приходится тратить? Репортажи из Череповца и Махачкалы.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну и, наверное, все-таки недаром говорят, что второго рожать проще, потому что когда первый, первый пошел, как говорится, очень сложно разобраться в этой инфраструктуре существующей, понять, где дешевле, где выгоднее. Но в принципе если зайти в некоторые магазины – имеются в виду не Интернет-магазины – просто волосы становятся дыбом. Мне вот хочется вас спросить: а как можно было бы, например, снизить цены на детские товары? Правда ли, что у нас сегодня магазин, который, условно говоря, торгует пивом, и магазин детских товаров облагаются одинаковыми налогами?

Юрий Крупнов: Вы знаете, еще раз говорю про инфраструктуру. Вот смотрите, у нас сейчас проблема возникла такая в стране в связи с ограниченностью платежеспособного спроса, что у нас даже молоко настоящее, натуральное молоко оказывается частично не востребованным, колоссальная проблема. Вот представьте, что каждому ребенку государство дает стакан полноценного молока и субсидирует частично, в том числе поднимая сельское хозяйство, помогая ребенку и так далее. То же самое касается всех подгузников, всех гигроскопичных материалов, которые впитывают влагу, они на 99% все импортируемые, то есть мы передаем доллары, соответственно, какому-то чужому производителю и так далее.

Константин Чуриков: А смеси, смеси вот эти!

Юрий Крупнов: Смеси.

Константин Чуриков: Я что-то кто-то российских и не видел, и не рекомендуют.

Юрий Крупнов: Константин, вы правы, потому что по сути у нас вся эта индустрия…

Елена Фоминых: Нет таких.

Юрий Крупнов: …монополизирована теми, кто даже работая в российских марках, но все stakeholders, все акционеры в основном являются уже зарубежными предпринимателями и так далее. То есть в этом смысле на самом деле вопрос детства – это в том числе, как ни странно, подъем сельского хозяйства, подъем промышленности, если мы начинаем на это работать, понимаете? А если мы каждую семью оставляем один на один с то ли "AliExpress", то ли свой магазин, то ли чего, а там качество не такое, там туда… Конечно, можно к 10-у ребенку научиться и еще стать мастером, обучать по YouTube.

Тамара Шорникова: И свой магазин открыть.

Юрий Крупнов: Да, и свой магазин открыть, но это же безумие, понимаете, это безумие: мы вместо инфраструктуры детства создаем образование людей в этой непонятной торгово-банковско-процентной, так сказать, вселенной.

Тамара Шорникова: Давайте еще раз обратимся к опыту наших телезрителей. Ольга из Санкт-Петербурга дозвонилась к нам. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Расскажите, поделитесь своими мыслями по обсуждаемой теме.

Зритель: Смотрите. Я могу сказать как мама 6-летнего уже ребенка на момент 2012 года. Мы переехали в Питер из города Астрахань в 2011 году, в 2012-м родился ребенок. Год ребенка, то есть год жизни, обошелся примерно в 200 тысяч рублей по тем деньгам, по тем ценам. Это питание, это подгузники, это совсем недорогая одежда, это минимальные траты на кроватки, потому что это самая дешевая икеевская кровать, это коляска с Avito, это самые простые траты.

Константин Чуриков: Что-то даже не новое, б/у, да.

Зритель: Да. С собеседниками в студии я абсолютно согласна, сейчас поясню почему. У нас полностью отсутствует инфраструктура детства, потому что дальше начинаются у мамы большие проблемы. Когда маме нужно выходить на работу в 1.5 года, ясли дождаться – это нужно… Я не знаю, это в Питере, наверное, ясли еще остались.

Юрий Крупнов: Ликвидировали как класс.

Зритель: Потому что мой ребенок пошел в 1.5 года. Мне никто не верил, по стране раскиданы знакомые, что мой ребенок попал просто без денег, без связей, в 1.1 год мы получили туда путевку. То есть в 1.5 года мой ребенок пошел в ясли на полный день – не ГКП, а на полный день.

Константин Чуриков: Не группа кратковременного пребывания.

Зритель: Да, полный день. Соответственно, ставка, суммы платы за детский сад в то время по Питеру была 800 рублей, 600 или 800 рублей. Сейчас цена в Питере 1 тысяча с небольшим. Сейчас мой ребенок ходит в бесплатный логопедический сад, только в Питере такое счастье еще осталось, где бесплатный логопед. Потому что дальше, когда к 3 годам высеиваются все проблемы ребенка, дальше начинаются самые большие траты, потому что логопед стоит около 1 тысячи работы по нашим питерским ценам сейчас за занятие.

Елена Фоминых: За сеанс.

Зритель: Чтобы вытянуть ребенка с небольшими проблемами, нужно минимум 3 сеанса в неделю. Вот и считайте, сколько это денег. У нас в саду бесплатный логопед, который вытягивает ребенка бесплатно, за это мы ничего не платим как родители, и вот это помощь. Но вот такой помощи по регионам не найдешь, потому что… И сколько люди платят здесь за сад и сколько люди платят областью дальше, то есть границы Питера проходят, дальше начинается Ленобласть, дальше совершенно другие цены.

Дальше. Сады работают до 19 часов. Чтобы маме выйти на работу до 8, мама тратит на проезд где-то 1-1.5 часа, потому что не всем так везет работать до 4-5 часов или не работать совсем.

Константин Чуриков: И мама, конечно, волнуется, что с ребенком там в саду, естественно.

Зритель: Мама волнуется, мама не может забрать. Соответственно, мало того, что маму никто не хочет брать на работу, потому что дети – это больничные, все говорят: "Ребята, вы простите, пожалуйста, мы понимаем, что хороший специалист, но вы… Вот у нас нерожавшие девочки, которым не надо на больничный, которые будут задерживаться и которые не будут никуда ходить", – соответственно их возьмут на работу. Но это ладно, это полбеды.

Дальше начинается: чтобы забрать ребенка, ты должен успевать это делать. И мама перед выбором, как это сделать. Соответственно, нужна няня, чтобы забрать ребенка, а зарплата няни по Питеру 250 рублей в час.

Константин Чуриков: Ольга, знаете что?

Зритель: Средняя зарплата не выходит.

Константин Чуриков: Знаете, что зрители нам и вам пишут сейчас? Спасибо за ваш звонок. "После вашей передачи желание завести ребенка сильно уменьшилось", – Омская область.

У меня вопрос к вам, Елена. Как вы думаете, может быть, вы кому-то задавали такой вопрос – а что, нельзя сделать так, чтобы, например, массаж для ребенка был бесплатным?

Елена Фоминых: А массаж для ребенка бесплатный, он просто предоставляется.

Константин Чуриков: Ну хорошо, ну вот логопед, это же объективная необходимость.

Елена Фоминых: Вы понимаете, это очередь. Вам предлагают услугу бюджетную, муниципальную медицинскую услугу, массаж необходимый…

Константин Чуриков: Я не встречал в Москве бесплатного массажа для ребенка.

Елена Фоминых: Почему? Нет-нет, все это регламентировано и все это в рамках ОМС вы получаете.

Константин Чуриков: "Мест нет, занято".

Елена Фоминых: Но вам нужно простоять в очереди. И понимаете, вот все-таки если говорить не про одного ребенка и не про двух деток, а про трех, четырех, пятерых деток, если мы говорим про 32 зуба одного ребенка, то умножьте, пожалуйста, в моей семье шестеро деток, умножьте оздоровительные процедуры, даже если говорить про профилактику, на 6. Такие затраты нужны мне, для того чтобы вытянуть себя и свою семью на приличный уровень. Мама, которая сейчас очень искренне поделилась тем, что она не может успеть приехать и забрать ребеночка из яслей – а представьте себе многодетную маму, которая обременена оптимизацией своих затрат, дополнительным образованием своих детей, оздоровлением своих детей. Я подпадаю под уголовную ответственность, если мои дети беспризорные, если они…

Константин Чуриков: Да, оставление в опасности.

Елена Фоминых: Да, оставление в опасности.

Константин Чуриков: А в магазин вы как можете зайти?

Елена Фоминых: Подождите, а как я не оставлю ребенка в опасности, если мне нужно выйти на работу даже для того, чтобы получать государственную поддержку? Государственные пособия, государство мне платит пособия только в случае, если я трудоустроена. Если я не трудоустроена, я тунеядец и я не имею права претендовать на массу льгот и преференций, которые мне положены.

Константин Чуриков: Слушайте, это правда? Какая большая странность.

Елена Фоминых: Да, это совершенно правда. Если моему ребенку более 3-х лет, стандартно для всех регионов, и если я не вышла на работу – а я физически не могу выйти на работу, к примеру, я говорю, что физически это невозможно, потому что… Многодетная мама – это многостаночница, человек-оркестр.

Константин Чуриков: Эдуард Успенский, обезьянка Анфиса.

Елена Фоминых: Вот-вот, совершенно верно, правильное очень сравнение. Государство меня лишает массы преференций, я лишаюсь возможности получать те же самые пособия.

Юрий Крупнов: Даже маму, может быть, и не жалко, детей лишает государство. То есть мама отдельно, это родители, но что происходит? – детей лишают. То есть государство говорит: "Это дети одного сорта, а те другого".

Тамара Шорникова: Успеем принять еще один звонок, может быть, не один. Александр из Москвы дозвонился к нам.

Константин Чуриков: Александр, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Добрый вечер. Вот вы говорите о всех расходах на детей, а я бы хотел подчеркнуть, что многодетных семей будет все меньше и меньше, потому как по Москве многодетных семей, которые ущемлены в жилой площади, море, и продвигаются они… Очередь вместо того чтобы уменьшалась и приближалось получение, так нет, она увеличивается. На моем примере: в 2015 году я был 4 900-й, а в этом году я уже 5 500-й, это за каких-то 3 года. В таком случае никогда не получим мы квартиру. А ведь меня как многодетного знают многие, я еще и ко всему пенсионер. Дети, правда, еще несовершеннолетние, но тем не менее у них детства не было, по 3 квадратных метра жилой площади на человека. В тюрьме по 4 и норма соблюдается, а здесь 3 квадратных метра.

Константин Чуриков: Да, Александр, и за это напоминание вам спасибо.

Вы знаете, я хочу, чтобы вы сейчас прокомментировали одно SMS. Нет, спасибо, что зритель пишет, как думает, пожалуйста, пишите самые разные мнения. Это из Саратовской области, мне просто показалось, что это даже написал не человек, а государство: "Не надо делать из многодетных семей героев: сумели нарожать – сумеете и заработать". Как вы прокомментируете вот такую позицию? Она вообще часто сегодня в обществе встречается?

Елена Фоминых: Да-да. Я могу сказать, что сейчас общество агрессивно малодетное, то есть какая-то эгоистическая и потребительская нотка сейчас просто красной, золотой нитью проходит везде, в том числе и в нынешнем поколении нашей молодежи. Какая-то такая вот история, какая-то нефилантропичная, какая-то…

Константин Чуриков: …мизантропичная.

Елена Фоминых: Какая-то вот античеловеческая. Я не могу сказать, что я стала многодетной мамой, потому что я патриот своей страны. Я многодетная мама по своему собственному желанию, убеждению, потому что…

Константин Чуриков: Патриот своей семьи.

Елена Фоминых: Потому что я считаю, что человеческая жизнь представляет собой абсолютную ценность, мои дети – это самое важное, что есть в моей жизни. И если государство поддержит меня в моей тенденции и в моих лозунгах, то я буду очень рада такому решению государства. Я хочу сказать, что вот затронул слушатель наш, зритель просто крайне важный, крайне острый вопрос, фундаментальный вопрос. Два фундаментальных вопроса социальной поддержки любого родителя – это материальные гарантии, которые сейчас получили родители первых и вторых детей; эти меры, 6 шагов демографической поддержки президента, никак не затронули существующие многодетные семьи. То есть материальные гарантии со стороны государства после рождения третьего и последующих детей и возможность улучшения жилищных условий. Нужно позволить людям реализовать свое конституционное право на жилье, его у нас нет.

Константин Чуриков: Буквально коротко ваш комментарий и будем заканчивать. Власть понимает важность проблемы? Власть готова идти дальше в решении этих проблем?

Юрий Крупнов: Ну если сегодня многодетные спонсируют банкиров, то это и означает позицию государства, что бы они ни декларировало. Поэтому я думаю… Путин в 2012 году сказал: "В России нормой должна стать трехдетная семья". Вот надо просто это реализовывать. Значит, многодетная семья как основной субъект – не дети, не мама, не папа, а именно многодетная семья – должна стать элитой нашего общества, приобрести достойный статус, иногда к концу столетия мы вымрем.

Константин Чуриков: С другим отношением со стороны государства и со стороны общества.

Спасибо. У нас в студии были Елена Фоминых, президент Ассоциации многодетных семей "Много Нас", и Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития. Большое вам спасибо.

А зрителей просим далеко не уходить, мы сейчас вам еще кое-что расскажем.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема часа

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты