Действуйте! Никто ничего не будет делать, если никто с него не спрашивает!

Действуйте! Никто ничего не будет делать, если никто с него не спрашивает!
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Александр Денисов: Переходим к нашей рубрике «ЖКХ по-нашему». В студии у нас Татьяна Иосифовна Овчаренко.

Татьяна Овчаренко: Здрасте.

Александр Денисов: Здрасте. Татьяна Иосифовна, сегодня у нас так можем озаглавить тему: «Неуправляемая управляющая».

Татьяна Овчаренко: Совершенно верно.

Анастасия Сорокина: Кстати говоря, мы ждем ваших вопросов на эту тему, если они у вас есть. Дозванивайтесь и задавайте их в прямом эфире.

Александр Денисов: Наверняка уже начали задавать. Я сейчас прочитаю SMS-сообщения.

Татьяна Овчаренко: Вот у нас, смотрите, сколько писем за неделю пришло. Вот. Самая ужасная история, например: поселок Первомайский Тульской области. У женщины заливает в квартире унитаз ежедневно, канализация поднимается. Ничего не делается. Она самостоятельно вычищает. На следующий день история повторяется.

Александр Денисов: Это первый этаж?

Татьяна Овчаренко: Не знаю, не написано, не могу вам сказать.

Александр Денисов: Если не первый, то получается, что снизу-то тоже приплывает что-то.

Татьяна Овчаренко: Очевидно, что тоже тогда страдают. Значит, на протяжении месяца эта проблема продолжается. Ну, я должна ей сказать, что пора возбуждать уголовное дело по статье 215.1, есть такая, это «Непредоставление услуг». Даже могу вам ее прочесть. Это прекращение или ограничение подачи источников жизнеобеспечения. Это уголовное дело. Уговаривайте «управляйку». И безусловно, необходимо, чтобы прокурор в данном случае потребовал от жилинспекции начать процедуру лишения их лицензии, потому что ну это невозможно абсолютно. Я первый раз с таким встречаюсь за последние несколько лет. Это просто…

И потом, такая квартира должна быть признана непригодной для проживания. Ей должны компенсировать вообще всю стоимость этой квартиры, всплывших полов и всего на свете, ремонта. То есть какой месяц? Как? Это издевательство.

Александр Денисов: Это же можно отравиться этими всеми продуктами. Это же опасно для здоровья.

Татьяна Овчаренко: Да, совершенно верно. Там токсичные пары. Канализация – это вообще опасно. Вот, пожалуйста.

Тут еще Пензенская область, город Сердобск. Как бы город все-таки. Трубы отопления отрезали, забыли приварить. Ну, фактически. Часть новых труб отрезана по размерам неверно – в высоту и в длину. И нет отопления. Она пыталась до местной администрации дозвониться-достучаться, а ей отвечают: «Ну и что?» Просто увиливают от ответственности. Кто? Что? Почему?

Ну что можно посоветовать человеку? Сделать самостоятельно ремонт и выставить этой Сердбоской администрации совершенно законно счета, плюс моральный вред, плюс проценты за пользование чужими заемными средствами и так далее. Больше ничего. Потому что таким бракоделам – что им доверять это дело? Кроме того, требовать… Если уже октябрь, то та же история – 215, прим., статья Уголовного кодекса. Больше ничего.

Александр Денисов: А чем грозит управляющей компании, ну, помимо штрафов?

Анастасия Сорокина: Лишение лицензии?

Татьяна Овчаренко: Лишение лицензии. Но написан закон изумительно! Такие законы называются у юристов «оплаченными». Там написано, что если два раза в год календарный будет грубейшее нарушения, два грубейших нарушения, то тогда лишаем. Уверяю вас…

Анастасия Сорокина: Второго не будет.

Татьяна Овчаренко: Второе будет обязательно в следующем году. И так можно играть…

Анастасия Сорокина: …до бесконечности.

Татьяна Овчаренко: …до бесконечности, абсолютно.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, вот еще написали из Удмуртии: «Вода ржавая, ванна желтая. Горячую воду надо пропускать долго до нужной температуры. Все проверки и замеры показывают норму».

Татьяна Овчаренко: Я не знаю, какие у них там проверки. Ржавая вода? У нас есть требование по СанПиНу «Качество воды». И у нас в 354-м стоят эти показатели холодной воды, какого цвета. Она должна быть бесцветной, бесперебойно подаваться и так далее. Если она ржавая – актируйте. Можете отнести коробочку в ближайший Роспотребнадзор и потребовать перерасчете полного абсолютно.

А что холодная вода долго? Так я вам уже объясняла, что насосы у нас работают на электричестве. Очень выгодно выключать их регулярно и за экономию получать премии. Это доказательство того, что не работает система. Ее выключают на несколько часов, и она остывает в трубах. А потом включают. И вы платите за вот это остывшее. Она же прошла как горячая вода по счетчикам. Все это элементарно проверяется. Нужно затребовать актирование и оплату соответствующей энергетической компании.

Анастасия Сорокина: У нас ест звонок из Московской области, дозвонилась Татьяна. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Задавайте вопрос.

Зритель: Это Сергиево-Посадский район, поселок Мостовик. У нас очень плохо и очень редко вывозится мусор. У нас по всему поселку горы мусора.

Татьяна Овчаренко: И что?

Зритель: Просим добавить машин, чтобы вывезли мусор.

Татьяна Овчаренко: А платите?

Зритель: А как же. Я пенсионерка…

Татьяна Овчаренко: А зачем? Вам услуга не оказывается. Зачем вы платите? Актируйте и пишите, что приостанавливаете оплату, пока не будет налажен график. Это первое. Потребуйте оштрафовать компанию. Когда закон этот принимали, где вы все были?

Давайте следующий звонок.

Александр Денисов: Про мусор еще вопрос из Саратовской области: «Живу в селе. Мусор вывозят раз в неделю. Вес мешочка – 300 граммов. Плачу 200 рублей в месяц. Пенсия-то не резиновая».

Татьяна Овчаренко: Нет, насчет пенсии я не буду обсуждать. А тарифы запросите. Кто утверждал эти тарифы? В области запросите по вашему конкретному району и селу. И тогда выяснится, что вы, оказывается, всем селом производите, как крупное предприятие, тонн восемьсот в год, тысячу. И вот так рассчитано это все. Так что решайте этот вопрос на месте. Потому что тариф этот, объем и норматив определяют местные власти. Проверьте эти документы – раз. Затребуйте от своих депутатов, чтобы они отправили запросы и добились соответствующих документов. Зачем вы их избираете? На лавочке сидеть?

Анастасия Сорокина: Вопрос: «Сколько раз в год имеют право поставщики электричества проверять показания электросчетчиков в квартирах собственников в многоквартирных домах?»

Татьяна Овчаренко: Каждые полгода, раз в полгода.

Александр Денисов: Про замену спрашивают. «Обязан ли я оплачивать замену электросчетчика?»

Татьяна Овчаренко: Не понимаю. Вы меня извините, господа, но я не понимаю таких вопросов. В связи с чем? Обязывают ли? Он уже у вас умер или вышел его срок эксплуатации? И так далее. Тогда можно дать какой-то совет. А так – ну да, обязывают. И что? Может, это в соседнем орешнике сидят какие-нибудь остроумные ребята, хотят деньги получить.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, вот пишут из Белгородской области: «В суд по ЖКХ у нас обращаться бесполезно – долгая и тягомотная процедура с формальным вынесением решений».

Татьяна Овчаренко: Ну так платите! В чем дело? Дорогие друзья, я хотела бы, чтобы у нас было все понятно в этой области. Суд всегда будет медленным делом. И знаете – почему? Потому что за время, пока идет суд, стороны очень часто либо отказываются от претензий, либо заключают мировое соглашение, либо, наконец, проигрывают, бывает, и бросают это дело. Так что, господа, это ваш выбор. Да, суды – вещь неторопливая. Тем не менее на ваш весь процесс закон отводит судье целых два месяца.

Если он его затянул, вы пишете сначала жалобу нежную председателю этого суда на судебную волокиту, а потом – в квалификационную коллегию судей вашего региона про то, что судья Иванов Иван Иванович плохо управляется со своим судебным хозяйством. Это дело, эта ваша жалоба в обязательном порядке попадает в его личное дело. Через пять лет ему будут классность повышать, и очень кстати будет. Вот.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок из Пензенской области, дозвонилась Юлия. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Алло.

Анастасия Сорокина: Да-да-да, Юлия, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Вопрос такой. При капитальном ремонте была снята крыша, рубероид. И получается так, что сезонность, то есть осень, дожди, заливает пятые этажи. Соответственно, вызвали главного инженера, кто вот этим всем занимается, покрытием крыш, организация. Он пришел, составил акт, собственники подписали все это. Но у меня такой вопрос: нужна ли печать? Или достаточно только подписи этого инженера? И где я могу этот акт зарегистрировать? То есть какие последствия, какие действия мои?

Татьяна Овчаренко: Этот акт должен быть зарегистрирован у них в журналах актирования и осмотра. Есть такой журнал осмотра домов, и он строгой отчетности, должен быть прошит и сброшюрован. И там должен быть этот акт за номер, занесен номер, или без номера. Но вообще возражайте против того, чтобы он был «б/н». Он так это пишут – «б/н». Нечего! Пусть актируют в столбик все. И вы можете потребовать, чтобы был штамп предприятия поставлен или печать на этом акте. А вообще это называется – надлежащим образом заверенная копия, если вам потребуется. А один оригинал за подписью, которую удостоверяет руководитель предприятия, должен быть у вас на руках.

Александр Денисов: Татьяна Иосифовна, с 1 октября вступили в силу законодательные изменения. Коллективный иск уже можно подавать.

Татьяна Овчаренко: Да, да, да.

Александр Денисов: Вот как в сфере жилищно-коммунального хозяйства это может помочь, вот эти нововведения?

Татьяна Овчаренко: Вы знаете, раньше была такая процедура: подавал каждый отдельно, а потом судья объединял это дело. В общем, тратилась масса времени на это. И вот это объединенное наконец-то… По каждому выносили специальное определение, целых два их там. Каждый имеет по пять дней. Потом, наконец, их объединяли и начинали рассматривать. И это объяснялось… Не буду вам говорить. В праве есть особенности.

А сейчас наконец-то можно в столбик можно написать фамилии, где проживают, тра-та-та, и подавать коллективный иск. Он сразу принимается к производству. То есть суд смотрит и принимает в производство. А дальше дело товарищей – ходить на судебные заседания. А то есть такая особенность: если нанимают юриста, то решают, что он за них все будет делать. Нет, господа! Это гражданский процесс, и ваш интерес должен быть выражен конкретно. То есть кто-то должен приходить. То есть ходите, пожалуйста, на суд.

Александр Денисов: Если потерпевший, то заявляй об этом, так сказать.

Татьяна Овчаренко: Да, заявляй об этом. Потому что судья не будет… Он вашего представителя будет допрашивать как юрист юриста. А вот вы дадите непосредственные свои показания в допросе, живые и конкретные, и из них суд установит, правда ли это. Не только документально. Суд же на основании убеждения выносит решение. И вот он будет убежден, что вы действительно пострадали и страдали, и моральный вам в таком объеме, что вы запросили, следует запросить с ответчика, допустим. Вот, пожалуйста. Можно. Это шаг вперед, я считаю. В наших делах – да. В нашей сфере это очень важно.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок – из Калининградской области дозвонился Андрей. Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Алло. Здравствуйте, Татьяна Иосифовна. Я разговариваю уже с вами?

Анастасия Сорокина: Да-да-да.

Зритель: У меня такой вопрос. Значит, мы с одной компании не можем перейти в другую компанию, хотя у нас на несколько голосов больше. Бывшая компания, которая нас не отпускает, в общем, такие козни строит! И полицию на нас натравила, на инициативную группу, что мы фальсифицировали эти все подписи. Я не знаю, что там еще происходит. Вот сейчас из другой компании, куда мы переходим, директор поехал в Калининград. Не знаю, добьется он или нет. В общем, мы целый месяц никак не можем уйти. Они вцепились в нас как клещами. Понимаете? И вот мы не знаем, что делать.

Обращались в наши органы местного самоуправления, они говорят: «Мы тут ни при чем. Кто вас туда затянул? Сами виноваты. Мол, компания «Рога и копыта» называется», – вот так сказали сами. Криминальная полностью компания. Не знаю, как они ее регистрировали, понятия не имеем. Начальник где-то в тени. Мастер исполняет обязанности и мастера, ходит и электриком, и слесарем. Их сопровождает в юридическом исполнении тут один юрист, который содержит юридическую контору. И вот мы никак не можем отклеиться от них.

Татьяна Овчаренко: Да почему же вы не можете? Судебное решение о признании решения собрания недействительным есть?

Зритель: Нет у нас, мы в суд не подавали.

Татьяна Овчаренко: Нет, на вас они подавали в суд? Это не вы подаете.

Зритель: Нет.

Татьяна Овчаренко: Нет. Значит, не пускайте их ни на территорию, ни в дома. Если явится кто-нибудь из них, вызывайте полицию: «Посторонние лица пытаются проникнуть в жилые помещения. Это элементы приготовления к преступлению». Вот это все надиктовываете. И дальше на следующий день пишите конкретную жалобу. Пусть устанавливают личность. Чтобы они поняли: к вам нельзя! Раз. А вот с деньгами – решите, кто кому должен, что и как. Вы избрали новую компанию. А деньги как?

Александр Денисов: Татьяна Иосифовна, вот тоже по регионам смотрим. Например, я-то был убежден, что только федеральное Правительство раз в год, в конце года предельный рост тарифов определяет и так далее. Оказывается, регионы тоже этим занимаются. Например: «Гордума Ижевска согласовала предельное повышение тарифа на коммунальные услуги на 30%. Могут повысить на холодное водоснабжение и водоотведение». Люди возмущаются. Как это возможно, что и регионы берутся за дело? На 30%!

Татьяна Овчаренко: На 30% – это незаконно совершенно. Нужно это дело… Вообще говоря, это дело прокуратуры (я вообще поражаюсь) и Федеральной антимонопольной службы. В этой самой области есть управление этой службы. Надо обжаловать.

Александр Денисов: Вообще в свое дело нос сует городская дума?

Татьяна Овчаренко: Нет, депутаты согласовали… Не знаю. Удивительно! Вопросы тарифов решают местные ресурсные комиссии. Они собирают такую доказательную базу. То есть те, кто требуют тариф, должны представить доказательства того, что их требования экономически обоснованы. Это специальная пояснительная записка. Потом они проходят экспертизу. Где акты, черт побери?

Кстати, на этом основан ряд отмен и перерасчетов на целые города. Выясняется, что нет экспертизы, никто ее не проводил. Экспертов спрашивают, а они говорят: «Боже мой! Эта чемоданчик не моя», – и убегают.

Александр Денисов: Тут тоже коллективный иск можно подать?

Татьяна Овчаренко: Да, конечно. Но здесь в ФАС надо подавать коллективный иск, ну, в данном случае в управление Федеральной антимонопольной службы, и просить приостановления введения в действие этого тарифа. Он же на будущий год. Вот пока дело будет рассматриваться. ФАС медленно рассматривает, но обычно качественно. Это то, что я знаю. А пока считать по старым. И требовать. Имеете полное право затребовать все эти документы.

Александр Денисов: Обосновать.

Татьяна Овчаренко: Вот как обосновано? Где обоснование? Заодно спросить милых депутатов, типа… Не хочу говорить народную пословицу. «Ты, баран, в своем уме?» Кто они по специальности, эти депутаты? И требовать, чтобы им за их собственный счет провели занятия юридические на тему того, чего нельзя нарушать. За их счет, а не за бюджетный.

Анастасия Сорокина: Из Магаданской области сообщение: «34 года не делают в подъезде ремонт. Писали везде, и в департамент – толку никакого. Не плачу, так как услуга не предоставлена. По суду с меня взыскали долг. Хочу его оспорить». Есть такие возможности?

Татьяна Овчаренко: Конечно, есть. Оспорить всегда можно, лишь бы в сроки оспаривания вложиться. Ну а как же вы в суде-то не предъявили доказательства, что он не делается, этот самый ремонт? Это гражданский спор, каждая сторона доказывает свою правоту. Причем со стороны управляющих организаций сидят профессиональные юристы, а с вашей стороны – доказательная база и, может быть, ваш собственный юрист. Это актируется, отсутствие всего. Надо фотографировать в обязательном порядке. Нужно актировать, что не было. Нужно на общих собраниях… Ежегодно же они должны перед вами отчитываться.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, вот пишут из Москвы: «Ну почему добросовестные плательщики услуг ЖКХ всегда отправляются самостоятельно в гордом одиночестве обращаться в суд и дополнительно тратить деньги, время и нервы? За что же получают свою зарплату многочисленные якобы проверяющие и контролирующие организации?»

Татьяна Овчаренко: Этот вопрос задайте, пожалуйста, им. Потребуйте увольнений этих самых глав управляющих организаций. Действуйте! Устраивайте им веселую жизнь. Как за что? А зачем им это делать? Никто же не спрашивает.

Александр Денисов: Кому нужно устроить веселую жизнь, узнаем от нашего зрителя. Андрей из Калининградской области к нам дозвонился.

Анастасия Сорокина: Людмила из Башкирии.

Александр Денисов: Да, Людмила из Башкирии.

Анастасия Сорокина: Людмила, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста… Я из города Уфы звоню. Вот у нас с 1 октября у нас повысили отопление на 50%. Теперь утешают нас тем, что мы летом не будем платить, а будем только по факту, за восемь месяцев. Извините, 50% – это тоже очень много, потому что мы платим по нормативу. У нас дом старый, ветхий. Вот за отопление я плачу 3 300. И теперь еще плюс 50% – 5 тысяч.

Татьяна Овчаренко: А «дом старый» – это что значит?

Зритель: Ну, ветхий, двухэтажный…

Татьяна Овчаренко: Я не понимаю. Давайте не будем. Он какого года-то?

Зритель: 42-го.

Татьяна Овчаренко: 42-го? Замечательно! И что, нет возможности теплосчетчик установить?

Зритель: Нет, у нас он был сначала в программе по сносу, а потом его перевели в капитальный ремонт. А теперь вообще…

Татьяна Овчаренко: Я вам задаю вопрос: вы получили доказательств, акт специальный? Это решение комиссии о том, что у вас нет технической возможности установить теплосчетчик.

Зритель: Да, у нас нет технической возможности.

Татьяна Овчаренко: Ну что я вам могу сказать? Могу только посочувствовать. Решайте вопрос так, что он был признан ветхим. У нас тут большие разночтения в самом законе. В таком случае вы не должны платить. Вы должны платить 50% за это самое тепло. И поинтересуйтесь, почему поднято на 50%. Потребуйте обоснования, расчеты, с чего бы это у вас стала эта ваша ТЭЦ или котельная с серебряными заглушками? Ну просто интересно. Правда же?

Александр Денисов: Из Башкирии еще жалуются, Татьяна Иосифовна: «Были недовольны управляющей компанией. Заключили договор на обслуживание с другой, расторгнув договор с прежней. Однако до сих пор нам приносят две квитанции – и старая требует платить, и новая. Приходят чиновники из мэрии, которые требуют опять перейти к старой компании. Город Белорецк». Там крепостное право, видимо, осталось, да?

Татьяна Овчаренко: Осталось. Уважаемые жители города Белорецка, есть такой инструмент, называется «диктофон». Вот когда приходит этот чиновник, прямо в морду, в лицо суете и говорите: «Дружок, повтори, пожалуйста, то, что ты нам сказал». И все! На диктофон, чтобы у вас была доказательная база принуждения этого чиновника, который не имеет права этого делать, чтобы вы имели право написать заявление о коррупции. Это первое. А присылать вам сколько угодно можно эти самые квитанции.

Александр Денисов: Просто старую рвать и выкидывать?

Татьяна Овчаренко: Да не надо рвать. Складывать. У нас в ЖКХ ничего рвать нельзя, уничтожать нельзя. Надо заводить многотомник. Лев Толстой отдыхает.

Александр Денисов: Сразу подшивать в дело, Татьяна Иосифовна, да?

Татьяна Овчаренко: Да, совершенно верно.

Александр Денисов: Шьем в дело.

Татьяна Овчаренко: Да. И все.

Анастасия Сорокина: Надежда из Кабардино-Балкарии до нас дозвонилась. Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. У меня вот такой вопрос. У нас двухквартирный малогабаритный дом, двухэтажный. Нам поставили внутридомовой счетчик. Нас заставили по 2 200 рублей заплатить за этот счетчик. Мы за него уплатили. Правильно ли это? Мы обязаны за него были платить? Или нам должны были это поставить бесплатно?

Татьяна Овчаренко: Какой счетчик? Счетчик чего?

Зритель: Внутридомовой счетчик.

Татьяна Овчаренко: Чего? Счетчик чего?

Зритель: Электроэнергии.

Татьяна Овчаренко: Ну и что? Почему вы должны платить? Это вопрос ваших сбытовиков и вас. Посмотрите в договор, когда ставили. А зачем вам общедомовой? А, ну правильно, да. Кто давал согласие на это? Что значит «заставили»? Бегали с пистолетом? Или как?

Зритель: Не поняла.

Татьяна Овчаренко: Ну, вы говорите: «Нас заставили». Я прошу вас объяснить – как заставили?

Зритель: Мы не хотели платить…

Татьяна Овчаренко: Как? Подождите. Все-все-все! Объясните мне, как можно заставить дееспособного взрослого человека платить деньги, которые он, вероятно, не должен платить? Как? Просто пришли и сказали: «Мы вам отрежем, если вы не заплатите»? Правда? Вы испугались и заплатили.

Значит, здесь все очень просто. Или ты выясняешь, имеют ли право, то есть пишешь заявление и требуешь, чтобы тебе объяснили, на основании чего. Вы общее собрание собирали? Жить без этого счетчика не можете? Или это сбытовику удобно? Тогда он пусть платит. Когда вы приходите в магазин, за весы же с вас деньги не берут. Интерес чей? Их – они платят. Интерес ваш – вы платите. Вот этот вопрос и выясняйте: чей интерес? И тогда можно будет ответить на ваш вопрос. А раз вы заплатили – значит, вы согласились. Что-то как-то поезд немножко уже отходит от перрона.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок – из Московской области. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Москвы. Живу в пятиэтажном доме, который пойдет, в общем, под реновацию. До каких пор мы будем платить круглый год за отопление?

Татьяна Овчаренко: А вы разве возражали, когда это вводили? Вы же не возражали.

Зритель: Что вводили?

Татьяна Овчаренко: Кто-то возражал, когда вводился этот общероссийский, имени Медведева, якобы удобный для нас порядок? Это постановление специальное. И вы на сайте Правительства написали: «Не желаем»? Там есть голосовалка.

Зритель: Нет, я не написала, меня никто не спрашивал. Но платить ежемесячно…

Татьяна Овчаренко: Ну а почему вас спрашивать, если вы не интересуетесь? Будете платить и дальше.

Зритель: Ежемесячно платить. Причем отопление нерегулярное – то лопаются трубы, то коммуникации. Мы пользуемся в среднем четыре месяца отоплением.

Татьяна Овчаренко: Да? А заактировали хоть раз? Показания счетчика…

Зритель: Что?

Татьяна Овчаренко: Акты составляли, что нет отопления более установленного срока?

Зритель: Нет, я не составляла акты.

Татьяна Овчаренко: Ну а надо.

Зритель: Нет, подождите. Мы звоним в управляющую компанию. Как только можем, мы с этим справляемся. Но я спрашиваю: почему мы должны круглый год платить?

Татьяна Овчаренко: Потому что на это есть постановление Правительства Российской Федерации, которое никто не оспорил. И есть постановление Правительства Москвы, и тоже никто не возражал.

Анастасия Сорокина: «Надо поменять ржавую трубу, – пишет Краснодарский край, – от водопровода, она идет по центральной линии. Местное ЖКХ говорит: «Меняйте за свой счет». Правы они или нет?»

Татьяна Овчаренко: Не знаю, что такое центральная линия. Это магистраль, что ли, надо менять?

Анастасия Сорокина: Во дворе.

Александр Денисов: Во дворе, да.

Анастасия Сорокина: Это частный дом, есть колодец во дворе.

Татьяна Овчаренко: А зачем тогда труба? Господа, пожалуйста, вы когда задаете вопрос, обстоятельства как-то освещайте, потому что я не могу понять. Если у вас есть колодец, то при чем тут труба? А если это магистраль, то это тоже совершенно отдельный вопрос. То есть та, которая проходит между частными домами. Так что не могу ничем пока помочь.

Александр Денисов: Разберемся в следующую среду, Татьяна Иосифовна. Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Да.

Анастасия Сорокина: Звоните, Краснодарский край, будем обсуждать с Татьяной Иосифовной.

Татьяна Овчаренко: Будем обсуждать.

Александр Денисов: Будем актировать, как говорит Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Актировать, да. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Будем говорить с руководителем «Школы активного горожанина», экспертом в сфере ЖКХ Татьяной Овчаренко.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски