Директор Союза дачников Федор Мезенцев. Как новые законы изменят жизнь на даче?

Директор Союза дачников Федор Мезенцев. Как новые законы изменят жизнь на даче?
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Федор Мезенцев
исполнительный директор Союза дачников

На даче все иначе. Как новые законы изменят формат дачного отдыха: где выгребную яму рыть, чтобы не нарваться на штраф, какую теплицу ставить, чтобы не пришел астрономический налог, и как реагировать на дроны, которые следят, чтобы мы чего лишнего на участке не понастроили? Об этом в рубрике «Территория: дача», которая возобновляет работу в эфире.

Анастасия Сорокина: Дачный сезон открыт, а это значит, возобновляет работу наша рубрика «Территория: дача». Она будет выходить каждый четверг в 14 часов по Москве.

Александр Денисов: Сегодняшняя тема – «На даче все иначе». Поговорим, как новые законы изменят формат дачного отдыха: где выгребную яму рыть, чтобы не нарваться на штраф, какую теплицу ставить, чтобы не пришел астрономический налог, как реагировать на дроны, которые следят, чтобы мы чего лишнего на участке не понастроили.

Анастасия Сорокина: Эти темы мы будем обсуждать вместе с вами, а в гости мы пригласили Федора Николаевича Мезенцева, исполнительного директора Союза дачников. Здравствуйте. Спасибо, что пришли к нам.

Александр Денисов: Здравствуйте, Федор Николаевич.

Федор Мезенцев: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Как вы оцениваете вот эти новые штрафы и новые правила для дачников, которые появились?

Федор Мезенцев: Новые штрафы на самом деле штрафы не новые, а те, о которых напомнили, начиная с этого сезона. Дело в том, что когда в законодательстве наводится порядок, то прежде всего обращают внимание на возможность его выполнения. Ведь любой закон хорош, с одной стороны, возможностью его выполнить, с другой стороны, для нарушителя, который стойко не хочет выполнять эти требования, должна быть предусмотрена определенная ответственность. Вспомните, как мы стали ездить на дорогах, когда нам поставили камеры, которые фиксируют скорость автомобиля: с камерой не договоришься, если нарушаешь, то неотвратимо получаешь штраф.

Анастасия Сорокина: То есть для дачников теперь в виде камер будут дроны, правильно?

Александр Денисов: То есть дачники тоже «доездились», да?

Федор Мезенцев: Дроны не штрафуют, а вот, так скажем, доиграются те дачники, которые стойко не хотят заниматься своей землей. Прежде всего штрафы направлены на тех, кто не хочет заниматься участками, на тех, кто нарушает права соседей, на тех, кто не хочет жить по общим правилам. Добросовестных дачников это не касается.

Александр Денисов: Давайте каждый пункт расшифруем. «Кто не хочет заниматься участком» – то есть у кого все бурьяном поросло?

Федор Мезенцев: У нас есть брошенные земельные участки, в каждом СНТ 5–10% земельных участков. В свое время эти земли давали бесплатно, и у нас были люди, которые с удовольствием приезжали на эти земли, члены многодетных семей, льготники, просто при предприятиях давались эти участки, люди с удовольствием их обрабатывали.

Александр Денисов: Что грозит, если не обрабатывать?

Федор Мезенцев: За необработанный участок грозит штраф до 5 тысяч рублей, это неиспользование земельного участка по целевому назначению. Если на участке зарастет лес, вырастает борщевик, появляются сорняки, это еще и пожароопасная обстановка, поэтому нужно помнить, что если землю купил, то вместе с этой землей еще и получаешь определенные обязательства: уплата земельного налога и содержание земельного участка в порядке.

Анастасия Сорокина: Давайте в подтверждение ваших слов посмотрим сюжет. Жителя деревни Казанка (это в Башкирии) Виктора Ананьева оштрафовали за нескошенную траву на его собственном огороде, и вот почему. Виктор инвалид… группы уже 42 года, передвигается он с помощью протезов. О том, что у него нескошенный огород, узнали в сельсовете и тут же выписали ему штраф в 500 рублей. Объяснили: высокая трава на участке угрожает пожаром, и виноват в этом Виктор, не вышел и не скосил.

После того как пришел штраф, траву помогли убрать соседи, а историей заинтересовался Следственный комитет республики. В районе прошла административная комиссия, за Виктора вступились уфимские адвокаты, и только после этого штраф отменили. Сейчас юристы добиваются, чтобы к Виктору был прикреплен соцработник, который будет помогать с домашними делами.

Если вот таких, как герой нашего сюжета, скажем так, понятно, что здесь объективные причины, почему был неухоженный участок, – может быть, сначала провести какую-то вообще проверку дачных поселений, кто ими владеет, в каком состоянии, а потом уже штрафы выписывать? Как вы считаете?

Федор Мезенцев: В любом случае нужно смотреть, кто владеет земельным участком. Та ситуация, которую мы сегодня увидели, абсолютно недопустима. Это говорит прежде всего и об отношении соседей, люди всегда могут прийти и помочь, это касается и ИЖС, частного сектора, когда люди живут в деревне…

Александр Денисов: К тому же если пожара боятся.

Федор Мезенцев: Конечно, заинтересованы все, чтобы не было высокой травы на участке. Значит, нужно было обратить внимание и помочь соседу разобраться. То же самое касается и СНТ: мы соседи, не все вещи можно абсолютно регламентировать, должна быть поддержка. С другой стороны, когда проверяющий орган приезжает на место и выясняет, кто является собственником участка, то они в любом случае должны тоже исходить из реальной ситуации. Понятно, что в этом случае, даже если законом не предусмотрено предупреждение, они должны разобраться, почему человек не обработал участок, и на первый случай просто вынести предупреждение, по-человечески отнестись.

Анастасия Сорокина: Федор Николаевич, вот вы заговорили про пожары, – есть же новое правило теперь для тех, кто хочет просто пожарить шашлыки на своем участке. Мангал должен стоять в 25 метрах от жилых построек. Как вот это правило можно соблюдать в условиях 6 соток, где куда ни передвинься, либо твой дом, либо дом твоего соседа. Что мы теперь, не можем пожарить шашлыки у себя на даче?

Федор Мезенцев: Давайте успокоим дачников: шашлыки мы жарили и жарить будем, но нужно это делать правильно. Некоторые дачники действительно разводили костер, разводили мангал рядом со своим домом. Им очень удобно: они сидят на веранде, 2 метра, рядом находится костер. Конечно, в результате этого происходили пожары. Поэтому мы понимаем, что на 100% все нормы соблюдать невозможно, но если мангал разводится на дачном участке и он находится на максимальном расстоянии от дома, на 6 сотках это участок 20 на 30 метров, понятно, что норму на 100% выполнить нельзя, то, в общем-то, претензий не будет.

Анастасия Сорокина: А не будут штрафы вот так вот выписывать?

Федор Мезенцев: Для того чтобы инспектор выписал штраф, он должен попасть на дачный участок. Если инспектор стоит у калитки, калитка заперта, то на дачный участок он войти не может.

Александр Денисов: Инспектор землеустройства?

Федор Мезенцев: Это пожарный инспектор.

Анастасия Сорокина: Запустить дрон сверху?

Федор Мезенцев: Нет, для того чтобы оштрафовать за мангал на дачном участке, это теоретическая история, но для этого инспектор должен войти на дачный участок. Если участок огорожен забором, то у инспектора полномочий таких нет.

Анастасия Сорокина: А вот тут другое нововведение, не для этого ли теперь заборы должны быть между участками с просветом, чтобы проникал свет, и не превышать 2-х метров в высоту?

Федор Мезенцев: Это требование было давно, это был СНиП, который действовал в течение 20 лет, и это связано с землепользованием. Потому что если сделать сплошной забор, то не будет продуваться земельный участок, не будет падать свет, и поэтому СНиП очень четко ограничивал возможность строительства забора. Если это забор на улицу, то там допускалось строить сплошной забор высотой не более 2-х метров. Если это забор между двумя соседними участками, – а когда речь идет о шести сотках, там будут просто хоккейные коробки, – там сплошной забор можно было делать только по письменному согласованию между двумя соседями, это абсолютно правильно: есть соседи дружные, а есть те, которые не хотят друг друга видеть. Поэтому это связано не с тем, чтобы инспектор увидел, что происходит на дачном участке, а это возможность использовать землю, выращивать фрукты, овощи, сажать цветы.

Анастасия Сорокина: И у нас есть возможность дать словом зрителям. Из Челябинской области дозвонилась Нина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Мы в 2013 году начали приватизацию в своем садоводческом участке. У нас почти все приватизировались, кроме одного товарища, который решил, что платить надо будет больше, и не приватизировался. И вот мы жили спокойно, получив в 2014 году «зеленку», что мы приватизированы, все у нас нормально.

А в прошлом году этот товарищ начал нас терроризировать: давайте подписывайте, что мы будем приватизироваться, а приватизируется он в результате по полету дрона. Этот дрон пролетел, и оказалось, что все наши участки смещены: наш участок заехал на 1,3 сотки на его участок, к нам заехала соседка, между некоторыми вообще пробелы, крайний участок вообще в лес куда-то ушел, непонятно. В общем, сейчас этот сосед… А у нас по Челябинской области до конца октября заложены деньги, чтобы бесплатно все участки обмерить и привести в норму. Но этот товарищ до октября не хочет ждать, он уже подал на нас в суд, что мы должны 1,3 ему отдать своей площади.

Суд пока первый не удовлетворил его требование, там неправильно были замеры сделаны его адвокатом, но вот 13-го снова будет суд, и тогда уже мы должны и все судебные расходы, по всей видимости, платить, так как он вовремя не приватизировался, а сейчас он требует от нас 1,3, чтобы мы ему отдали своей земли. И вот что нам делать? Подскажите, пожалуйста.

Александр Денисов: Нина, вот что делать – что, теперь придется каждому судиться со своим соседом, он с вами, вы с другим соседом?

Зритель: Да, так и получается. Соседка на нас наехала…

Анастасия Сорокина: Понятно. Спасибо, Нина, за вопрос. Думаю, многие с такой ситуацией сталкиваются. Что в ней нужно сделать?

Федор Мезенцев: Это очень распространенная ситуация. У нас за последние 20 лет существенно уточнились измерения земельных участков, и если раньше землеустроители ходили с ручными инструментами, делали привязку к наземным координатам, то сейчас они ходят с GPS-навигаторами, специальное оборудование, которое обмеряет координаты по спутникам, поэтому многие границы уточнились. Но у нас еще и много накопившихся проблем и ошибок. Были, к сожалению, кадастровые инженеры, которые ставили участки на кадастровый учет без выхода на место, подделывали подписи в актах согласования границ земельных участков, и когда дело доходило до суда, выяснилось, что в землеустроительных материалах подписи стояли совершенно не тех владельцев, которые должны были это поставить, просто паспортные данные.

Александр Денисов: Пусть они с ними разбираются, кто ошибся в привязке на землю.

Федор Мезенцев: По закону, кадастровый инженер должен исправить свою ошибку бесплатно, но он несет эту обязанность до тех пор, пока он работает, пока у него есть квалификационный аттестат. Как только кадастровый инженер прекратил свою деятельность, то по сути с него спросить уже ничего нельзя.

Поэтому здесь две рекомендации. Первая – коллективно межевать земельные участки, и если такая ошибка возникла, то мы понимаем, можно по суду по принципу домино один участок снять с кадастрового учета, потом следующий, следующий до тех пор, пока весь кадастровый квартал не встанет на место. Этот процесс дорогостоящий, длительный, может занять до 5 лет.

Поэтому есть более простой способ, когда все соседи понимают, что нужно делать это одновременно, обращаются к одному специалисту, желательно чтобы это был специалист из крупной организации, которая работает давно и отвечает за свою деятельность не по каждому специалисту, а в целом за работу этой организации, и если все-таки потом возникнут ошибки, они это исправили. Поэтому это по сути такие комплексные кадастровые работы. Если все соседи достигнут доверенности, то они смогут поставить свои участки за один сезон, это будет существенно дешевле.

Александр Денисов: Федор Николаевич, а вот последний же у них в лес заехал, этому, может быть, больше всех не повезло, то есть в лесу-то он не имеет права участок иметь, это уже другая собственность – этому что делать?

Федор Мезенцев: Нужно разбираться, почему участок оказался в лесу. Если это наложение лесфонда, когда уточнили границы леса, а участок был предоставлен изначально и не был самозахватом земли, то здесь право на стороне дачника, на стороне владельца участка.

Александр Денисов: То есть даже если он заехал в лес и он говорит, что ему так отмерили, то и взятки гладки?

Федор Мезенцев: Если у него в постановлении администрации указано 10 соток и на кадастре у него стоит 10 соток, то в рамках лесной амнистии он сможет эту землю узаконить, будут уточнены границы леса.

Анастасия Сорокина: Из Карелии вопрос: «К кому обратиться? У меня два соседних участка запущены, заросли диким кустарником и травой». Вот в ситуации, когда соседей просто нет, а с кого-то спросить надо, куда обращаться?

Федор Мезенцев: Во-первых, это муниципалитет. Есть муниципальный земельный надзор, в администрацию местного муниципального образования, они должны прийти, комиссия зафиксирует, что участком никто не пользуется, после этого они по межведомственному обмену направят запрос в Росреестр, чтобы понять, жив владелец участка либо это уже выморочное имущество. И если хозяев нет, то администрация вправе решением суда это имущество изъять в пользу администрации.

Александр Денисов: Федор Николаевич, вот Нина из Челябинской области, которая звонила, упомянула, что это дрон пролетел. Вот сейчас народ на эти дроны болезненно реагирует, кто-то говорит, что сбивать их нужно, чтобы они не углядели, что мы там построили, нам налог чтобы не прислали. Как людям себя вести? Вот прилетел дрон, что делать?

Федор Мезенцев: Помимо дронов у нас есть еще и аэрофотосъемка, у нас есть космические снимки. Мы понимаем, что наука не стоит на месте. В любом случае…

Александр Денисов: То есть сбивать бессмысленно?

Федор Мезенцев: …мы призываем упорядочить все имущество, всю недвижимость в соответствии с законом. Почему? Сегодня измерения точные, это будет сделано один раз. Потому что если, например, границы земельного участка не установлены, то зарегистрировать дом на этом земельном участке не получится. И владельцы участков, которые относятся к оформлению документов прохладно, в наследие оставят детям не только землю, но и проблемы, которые чем больше происходит времени, тем труднее будет эти проблемы решить. Мы рекомендуем все сделать вовремя.

Александр Денисов: Так вы про дроны так и не ответили.

Федор Мезенцев: Дрон – это вспомогательная система измерения, они дают только картинку. Но «письма счастья», которые приходят из налоговой инспекции, это рекомендации поставить дома и строения на кадастровый учет. Никакой санкции за то, что дрон пролетел, дачникам нет.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Сергей из Орла дозвонился, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас в СНТ вот такой вопрос есть. Смотрите, по новому закону теперь каждый месяц мы обязаны платить членские взносы. Как это будет все рассчитываться, если раньше мы в год один раз платили, то теперь каждый месяц?

Второй вопрос еще у меня. Вот я смотрел в кадастровом учете через Интернет, у меня ни участок, ни дом на кадастровом учете не стоят, хотя в 2010 году я сделал межевание, как вы рассказывали, то есть все это есть, соседи мои, я есть, а в кадастровом учете почему-то меня нет. Как вот с этими вопросами решить вообще вот это все дело?

Александр Денисов: Сергей, трубку не кладите, если придется уточнить.

Зритель: Конечно-конечно.

Федор Мезенцев: По оплате взносов ежемесячно: взносы – это коммунальные платеж, у нас традиционно коммуналка оплачивается ежемесячно. Но 217-й закон не требует ежемесячной оплаты взносов, а указывает, что они не могут уплачиваться чаще, чем 1 раз в месяц. Традиционно взносы действительно платят один или два раза в год, некоторые дачники, у которых нет возможности оплатить взносы сразу, могут договориться с правлением и сделать рассрочку, это внутреннее решение товарищества, поэтому никаких нововведений в плане сроков оплаты закон не предусматривает.

Александр Денисов: С кадастром?

Федор Мезенцев: Что касается кадастра, нужно разбираться. Если межевое дело было оформлено, но не сдано в Росреестр, то понятно, что границы на кадастровой карте не появились, просто не довели дело до конца.

Александр Денисов: То есть заново нужно пройти?

Федор Мезенцев: С учетом того, что это был 2010 год, межевое дело придется делать по новой, потому что требования к подготовке этих материалов изменились существенно. По дому, который мы не видим на кадастровом учете, ситуация может быть разная. Во-первых, дом поставлен по дачной амнистии до 2017 года, в этом случае документ есть, свидетельство о праве собственности на это строение, но на карте он не отражен, потому что к координатам это не привязывалось, делать с этим ничего не требуется. Если дом был поставлен, дом оформлялся после 1 января 2017 года, в этом случае та же ситуация, технический план не дошел до Росреестра. Нужно обратиться к тому специалисту, который готовил эти документы, довести дело до конца.

Александр Денисов: Если он есть до сих пор.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок из Москвы, дозвонился Константин. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Константин, Москва. Можно говорить, слышите меня?

Анастасия Сорокина: Да, слушаем-слушаем.

Зритель: У меня большая проблема с соседом по даче. Он ведет хозяйство, не соблюдение никакие нормативы вообще принципиально. Он считает, что это его частная собственность и он может делать что угодно: строит здание в упор к забору, не соблюдая интервалы, положенные по нормативам, газовый баллон бытовой поставил прямо под забор; вместо туалета выкопал просто яму опять же на нашей границе, полметра от нашей границы, и поставил будку просто в землю, он все это дело… Никакой ни герметизации, ничего там нет, это все… То есть человек принципиально, вернее осознанно отравляет грунтовые воды.

Ничего сделать нельзя, правление СНТ не реагирует, на жалобы (я писал в администрацию Раменского района) никаких ответов нет. Кто может его привлечь в ответственности и исправить все это?

Александр Денисов: Спасибо, Константин. Очень интересный вопрос.

Анастасия Сорокина: Спасибо, да. Много, кстати, похожих вопросов в чате.

Федор Мезенцев: Да, вопрос правильный. Часто возникает ситуация, когда «моя хата с краю, ничего не знаю», правление действительно не всегда может отреагировать, у них нет полномочий…

Александр Денисов: В данном случае не хата, хата еще ладно.

Федор Мезенцев: Да. У правления нет полномочий официально заставить такого негодяя-дачника привести все в порядок, но здесь есть нормативный акт. Во-первых, что касается постройки, любая постройка должна быть не ближе 1 метра от границы земельного участка, по поводу если владелец построил ее вплотную к соседу, по сути она является частью забора, то здесь можно обратиться с иском в суд о сносе незаконной постройки.

Александр Денисов: С туалетом что делать?

Федор Мезенцев: Туалет – это ведение Санэпиднадзора. В любом случае все туалеты должны быть герметичными. Это категорически запрещено, когда делается обычная выгребная яма, как у нас это было в деревнях, поэтому…

Александр Денисов: Так близко она может располагаться?

Федор Мезенцев: Она не может вообще располагаться на дачном или садовом участке.

Александр Денисов: Выгребная яма?

Федор Мезенцев: Все септики должны быть герметичны в обязательном порядке, потому что расстояние от септика до ближайшего колодца, если он не герметичен, должно быть не менее 50 метров.

Александр Денисов: Ого.

Федор Мезенцев: Соблюдать это в населенном пункте невозможно, поэтому совершенно жесткая норма: все туалеты должны иметь герметичное дно и стенки, никаких утечек не должно быть в грунтовые воды.

Александр Денисов: То есть писать жалобу в Санэпиднадзор?

Федор Мезенцев: Жалоба в Санэпиднадзор здесь должна быть, заявление в администрацию о проведении проверки на целевое использование земельного участка либо участка по целевому назначению. Это работает, администрация в любом случае должна отреагировать. По постройкам можно сразу обратиться в суд, направить сначала досудебную претензию этому владельцу участка, заказать землеустроительную экспертизу, но самое важное, чтобы границы земельного участка стояли на кадастре, потому что без установленных границ доказать расстояние от соседского здания до своего участка будет невозможно.

Анастасия Сорокина: Из Комсомольска-на-Амуре до нас дозвонилась Татьяна. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я очень рада, что до вас дозвонилась. Ну вот у нас такая ситуация. У нас огромное садоводство было, больше 1,5 тысяч участков, и сейчас используется меньше 300, остальные все участки брошены. И люди отказываются приватизировать свои участки, потому что стоимость кадастровых работ превышает рыночную стоимость этих участков, и на сегодняшний день у нас приватизировано всего где-то участков 12–13, и то вот, я слышала, уже на сегодняшний день один человек расприватизировал и сказал государству: «Забирай этот участок, эту землю, делай с ней что хочешь», – ну как бы так. А вот теперь кому предъявлять претензии за те брошенные участки, которые сейчас зарастают тайгой, по ним в прямом смысле ходят медведи, отнюдь не в переносном, вот это вот – кто теперь будет за них нести эту ответственность, за эти участки?

Александр Денисов: Спасибо.

Федор Мезенцев: Тайга на дачных участках – это интересно, но это опасно для соседей. Если земельный участок был передан в администрацию, то есть собственник отказался, написал заявление, что он ему не нужен, имеет право по Земельному кодексу, то за такой участок отвечает администрация в полном объеме. Если участок просто не используется, тогда все претензии к собственнику. Но когда 1,5 тысячи участков в СНТ, а используется 300, здесь, конечно, мы понимаем, что рыночная стоимость такой земли очень маленькая. У нас и в Московской области есть отдаленные районы и округа, в которых рыночная стоимость земельного участка 10–15 тысяч рублей несмотря на большую кадастровую стоимость, это проблема.

Но мы думаем, что здесь надо решать комплексно, во-первых, помочь со стороны местных властей с дорогами, помочь с электричеством, для того чтобы у людей появилась возможность ездить на свои участки, что-то построить, а не за свои деньги полностью оборудовать все коммуникации, тогда люди вернутся. Ведь когда эти участки предоставлялись, наверное, из 1,5 тысяч участков почти все были заселены. Значит, они стали не нужны либо из-за непосильных расходов, либо новая традиция, поэтому здесь нужно придумать новое положение в администрации, новый посыл, для того чтобы люди вернулись на эту землю, потому что земля людям нужна, и мы понимаем, что это прежде всего не только отдых, но и наша продовольственная безопасность страны, каждой семьи. Это чистые продукты.

Анастасия Сорокина: Много новых штрафов появилось. Расценки такие: 2 тысячи, 3 тысячи, 5 тысяч рублей. Как вы считаете, это будет сдерживать, чтобы вот эти правила выполнялись?

Федор Мезенцев: Штраф на физических лиц за земельные участки, за использование их не по целевому назначению, за незаконное строительство действительно до 5 тысяч рублей, это стандартный штраф вообще по физическим лицам, он касается и правил дорожного движения. Но важен не сам размер штрафа, а важна неотвратимость наказания за действительно вопиющие нарушения. Потому что наша задача, чтобы дачники прежде всего выполняли требования, чтобы не мешали жить соседям, потому что когда дачник приезжает и понимает, что он может заплатить штраф и жить спокойно, – это не так, оплата штрафа не освобождает владельца участка от приведения его в порядок. Поэтому штрафы могут налагаться еженедельно до тех пор, пока владелец участка не исправит ситуацию, а в отдельных случаях земельный участок может быть изъят.

Например, когда на земле в СНТ у нас были случаи, строились многоквартирные дома, появились такие вот еще дополнительно обманутые дольщики, они покупали…

Александр Денисов: В Москве сейчас возобновился снос как раз опять этих домов, в Подмосковье точнее.

Федор Мезенцев: Вот. Эти дома подлежат сносу, и снос этот должен делать тот застройщик, который купил земельный участок за свой счет полностью, а если он отказывается это делать, то по решению суда участок выставляется на публичные торги, и если стоимость сноса такого многоквартирного дома превышает реальную рыночную стоимость этого земельного участка, он продается за 1 рубль, это норма Земельного кодекса. То есть для злостных нарушителей меры самые жесткие. Ну а добросовестные дачники совершенно нормально могут понимать, что закон их прежде всего защищает, а не штрафует.

Анастасия Сорокина: Ну что же, желаем всем хорошего дачного отдыха. На этом разговор заканчивается. В гостях был Федор Николаевич Мезенцев, исполнительный директор Союза дачников. Спасибо, что были с нами.

Не уходите, впереди у нас «Несерьезные новости».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Вова.
А зачем государство лезет вообще в наши дачные дела?

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео