Дистанционка forever!

Дистанционка forever! | Программы | ОТР

Должно ли получение знаний онлайн стать обычной практикой?

2020-10-23T16:34:00+03:00
Дистанционка forever!
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Михаил Кулик
юрист, специалист в области правового регулирования судоходства
Леонид Перлов
учитель высшей категории, почетный работник общего образования России
Дмитрий Винник
ведущий аналитик Института исследований интернета, доктор философских наук

Денис Чижов: Пандемия коронавируса спровоцировала резкий рост объемов онлайн-образования. Вице-премьер Татьяна Голикова заявила, что дистанционное обучение в школах должно войти в обычную жизнь. Ну, дистанционка – это горячая тема сейчас среди родителей.

Ну а мы сегодня хотели бы расширить тему, ведь обучение онлайн предназначено не только для детей. Есть еще дополнительное образование, различные курсы и мастер-классы. Вот посмотрите на интересное исследование.

Марина Калинина: В прошлом году объем рынка дистанционного образования в России составил почти 40 миллиардов рублей. Годовой прирост составляет порядка 20%. По прогнозам экспертов, к 2023 году объем достигнет 60 миллиардов. Основная доля приходится на дополнительное образование, треть – на иностранные языки, психологию и коммуникативные навыки. Четверть – это школьные курсы. И только 2% – это высшее образование.

Денис Чижов: К нам присоединяется Леонид Перлов – учитель высшей категории, почетный работник общего образования. Леонид Евгеньевич, здравствуйте.

Леонид Перлов: Здравствуйте.

Денис Чижов: На ваш взгляд… Онлайн-образование – штука, в принципе, хорошая. Но где это уместно и полезно, а где дистанционное образование вредит, на ваш взгляд?

Леонид Перлов: Я преподаватель школьный и, видимо, вхожу в эти самые 24%, которые показала статистика. На мой взгляд, дистанционное образование уместно и полезно там, где к нему технически, программно и кадрово готовы, есть соответствующие специалисты и есть инструменты, с которыми они могут работать. Во всех остальных случаях вреда больше, чем пользы.

Марина Калинина: Ну давайте про школу поговорим.

Денис Чижов: То есть проблема чисто техническая, получается, да?

Марина Калинина: Вот как вы считаете?

Леонид Перлов: Опять-таки три аспекта для учителя. Он должен обладать необходимыми навыками, знаниями, для того чтобы в таком формате работать. Он должен быть обеспечен техникой достаточно высокого уровня, чтобы работать без сбоев и неприятных неожиданностей. Он должен не только располагать соответствующими программами, мессенджерами, но и уметь ими пользоваться, не тратя времени на то, чтобы этому учиться прямо в процессе работы.

Что касается детей. Опять-таки дети должны быть обеспечены и техникой, и знаниями, и минимальными навыками работы в таком формате. Научиться этому в процессе работы? Ну, неизбежно. При этом теряется качество самой работы.

Денис Чижов: Леонид Евгеньевич, мы поняли, что техническая проблема есть, так как это все в авральном режиме ставилось на рельсы. Ну хорошо, техническую сторону реализовали полностью: у учителей программное обеспечение, компьютеры есть, у детей тоже связь отличная. Но вот эта формулировка «живое слово учителя»? Получается, что с помощью хорошей технической реализации можно и онлайн совершенно без потерь? Или все-таки важен взгляд глаза в глаза учителя и преподавателя, не через экран?

Леонид Перлов: Ну, практика показывает, что не получается, что живое общение монитор не заменяет и, по всей вероятности, заменить не сможет. В конце концов, больше 100 лет прошло с тех пор, как в обиход вошло радио. В начале XX века достаточно много было рассуждений на тему о том, что профессия учителя неизбежно и очень скоро отомрет именно потому, что в ней не будет необходимости, все можно будет сделать дистанционно по радио. Как вы понимаете, не случилось.

Денис Чижов: Это были такие первые пробы онлайна.

Марина Калинина: Леонид, еще один вопрос – про качество этого образования. Потому что тут сразу посыпались сообщения, как только мы заявили тему: «Онлайн-образование – прямая дорога к полному уничтожению этого образования»; «Будет поколение неучей»; «Дети тупеют с этим онлайном. Про это говорят сами учителя». Это сообщение из Пензенской области. А как с вашей точки зрения?

Леонид Перлов: Говорят и учителя, говорят и родители, причем родители говорят больше, чем учителя, что дети тупеют. Ну, в каком-то смысле – да. Одно из серьезных оснований так думать – именно то, что внедрение онлайн-образования происходит в авральном режиме. Внезапно все перешли с офлайна на онлайн. Учителя этим пока владеют не очень хорошо, а дети – тем более. И алгоритмы работы в онлайновом режиме просто пока еще не сложились, не созданы. До тех пор пока ситуация остается такой, боюсь, что недостатков больше, чем выигрыша, от этой ситуации.

Марина Калинина: Спасибо. Леонид Перлов, учитель высшей категории, почетный работник общего образования.

Денис Чижов: Я все-таки хочу найти… Мы поняли, что в школе пока система не отстроена. Но уже давно, еще до коронавируса, было же множество онлайн-курсов, мастер-классов различных, которые абсолютно успешно работали и только импульс получили в эпоху коронавируса.

«Чему можно учиться на расстоянии, а чему – нельзя?» – это опрос от наших корреспондентов. Вот что отвечали люди в Новокузнецке, Чебоксарах и Курске.

ОПРОС

Денис Чижов: Наши телезрители продолжают ругать в основном школьный онлайн. Друзья мои, давайте все-таки расширим тему – поговорим теперь уже не про школьный онлайн, а про различные курсы, мастер-классы, дополнительное образование, которое можно получить с помощью Интернета.

Марина Калинина: Может быть, вы такое образование получили, чему-то научились новому за время самоизоляции? Позвоните, расскажите, напишите. Просто очень интересно от вас узнать вашу информацию.

Денис Чижов: А как нам присоединяется Михаил Кулик – юрист, специалист в области правового регулирования судоходства. Михаил Федорович, чему вы можете научить онлайн? И чему вообще онлайн можно учиться абсолютно свободно, без потери знаний, на ваш взгляд?

Михаил Кулик: Добрый день. Кроме того, что я являюсь юристом и специалистом в чем-то там, я еще и создал школу дистанционной подготовки к аттестации на право управления маломерными судами, поднадзорными ГИМС МЧС России. Это те самые катера, яхты, лодки. И вполне себе успешно не первый год обучаю именно дистанционно своих курсантов со всей страны – от Сахалина до Калининграда, включая южные и северные наши окраины. И считаю, что это очень даже эффективный способ обучения.

Денис Чижов: Михаил, знаете, звучит как-то, если честно, страшновато. Я бы не хотел садиться на яхту к человеку, который онлайн отучился ею управлять. Я не прав?

Михаил Кулик: Тогда я вам сейчас расскажу, как это происходит.

Денис Чижов: Коротко, если можно.

Михаил Кулик: Я полностью согласен с Леонидом, предыдущим вашим собеседником по Skype, который против онлайн и дистанционного обучения школьников. Я против такого обучения, поскольку сам отец множества детей, большинство сейчас учится, трое из четверых. И я настаиваю на том, что учить их надо очно, поскольку, когда люди учатся на основных программах – то бишь школа, колледж, вуз – там они учатся еще и учиться, как бы это ни звучало. То есть учатся чему-то и учатся учиться чему-то.

Ко мне на дистанционные курсы приходят люди уже умеющие учиться, уже прошедшие какие-то общеобразовательные, средние специальные и высшие учебные заведения. Мало того, я не учу дистанционно управлять непосредственно маломерными судами. Как и в автомобильном деле, любое транспортное средство, обучение состоит из теоретической части, то есть правила обращения с этим транспортным средством, правила пользования им, ну и вторая часть – это практическая. Конечно же, я не стану лукавить и говорить, что я учу непосредственно управлять лодкой или…

Марина Калинина: А я уже хотела спросить: как там у вас? Симулятор какой-то или что?

Михаил Кулик: Нет-нет-нет. Соблюдая все указы мэра Москвы, все распоряжения Роспотребнадзора, мы проводим очно, конечно же, практические занятия, как я шучу, на расстоянии полутора масок и по одному метру в лодке. Конечно же, мы учим очно непосредственно управлять судном.

А вот вся теоретическая часть, которая во время аттестации сдается по билетам… Ну, большинство из зрителей, да и вы, дорогие ведущие, имеете права и помните, как это было. Пришел – билеты. Сдал билеты – пошел управлять транспортным средством. Здесь то же самое.

Я еще что хотел сказать? По таким программам… Как зрители говорили, которых интервьюировали, и в Чебоксарах, и в Новокузнецке, и так далее. Есть такие специальности, которые дистанционно получить вполне себе возможно, где не надо руками что-то щупать. Вот правила управления маломерным судном достаточно читать, слушать хорошего преподавателя.

Да и я вовсе за это время, пока длятся ограничения, связанные с карантином, пришел к такому убеждению, что, наверное, очную школу я, наверное, больше не стану открывать по той простой причине… Вот представьте сами, что такое дополнительное образование? Преподаватель (не основное место работы) уставший вечером приходит читать лекцию. Вы – слушатель такого курса – уставший вечером, как правило, вечером буднего дня приходите слушать этого уставшего преподавателя. И вот начинается попытка достичь взаимопонимания. Один пытается вспомнить и рассказать внятно все, что вам нужно, а вы – все это понять и запомнить.

Дистанционный курс – видеолекции, текст лекций, тренажеры какие-то, тестовые задания – позволяет и возвращаться к материалу, недопонятому с первого раза, и глубже его изучить. Кому-то удобнее читать, прочитать несколько раз один абзац или наискосок сначала, а потом – вдумчиво.

Поэтому я считаю, что те самые… Ну, по закону «Об образовании» есть основные образовательные программы и дополнительные. Вот мы – представители дополнительного образования – должны найти этот баланс. И я думаю, что карантин – это, конечно, очень плохо, и очень жаль, что люди болеют, и это страшно на самом деле, но вот тем, кто занимается дистанционным и иным дополнительным обучением, наверное, на пользу.

Мы оттестировали свои программы. Мы поняли, как сделать так, чтобы человек… Вот не поверите, у меня учатся представители коренного населения Сахалина. И когда я звоню и спрашиваю: «Что-то вы давно не проходили тренажер», – мне ответ: «А я в стойбище, у меня время что-то делать с оленями». И вот человек на очный курс точно не пошел бы. А вернувшись из стойбища или из командировки, или найдя вечером время, открыл курс, послушал, посмотрел, убедился, что он знает.

А главное с дистанционным обучением – никто нас не гонит на экзамен, на аттестацию или на работу в какое-то конкретное время. Всегда можно решить для себя: «Учусь сейчас, а пользуюсь потом – тогда, когда посчитаю необходимым». Вот в этом разница.

Марина Калинина: Спасибо большое, спасибо.

Денис Чижов: Онлайн открывает нам достаточно широкие возможности. С этим, конечно, достаточно сложно спорить.

Михаил Кулик был с нами на связи, специалист в области правового регулирования судоходства.

Несколько сообщений. В основном, Марина, нам пишут… Я прочту два сообщения, которые резюмируют практически все. Тверская область: «Медицинские, музыкальные, художники, резчики-ювелиры – как им обучаться, как проходить практику?» И из Ростовской области: «Как можно выучить, например, – ну действительно, – врача или учителя через онлайн?» Я бы не хотел попасть к такому врачу, который только через онлайн обучался.

А что скажет на этот счет Дмитрий Винник, ведущий аналитик Института исследований интернета, доктор философских наук? Дмитрий Владимирович, как нам быть с профессиями, которым, на первый взгляд, невозможно обучаться через онлайн? Но только на первый. Может быть, технологии достигнут такого развития, что будут симуляторы различные и так далее, будем из дома учиться на врачей?

Дмитрий Винник: Добрый день. Да, действительно, в общем, были сказаны вещи понятные, с точки зрения здравого смысла, их стоит поддержать. Действительно, предметы, которые требуют моторных навыков, умений и непосредственного восприятия. Непосредственного – это когда видишь глазами, чувствуешь руками, слышишь без использования…

Марина Калинина: Давайте все-таки поговорим о тех вещах, которым можно научиться через Интернет. Вот что наиболее популярно?

Дмитрий Винник: Да я считаю, что большинству, практически всем гуманитарным предметам можно научиться. Понятно, что, допустим, иностранные языки некоторые тяжело изучать, они имеют сложную фонетику. Тогда качество может пострадать. И какое-нибудь аудирование.

А большинство гуманитарных предметов – конечно же, вполне себе. К ним можно отнести и математику, которая, с этой точки зрения, тоже гуманитарный предмет. Хотя решение некоторых задач, конечно же, сильно облегчается, когда рядом преподаватель, учитель – он может быстро что-то зачеркнуть на твоем листке бумаги.

Все теоретические предметы в той или иной степени… Конечно, важны некоторые базовые навыки…

Денис Чижов: Вообще, конечно, сейчас мы Дмитрия перенаберем, он к нам присоединится вновь.

Онлайном как-то всех запугали, мне кажется. У страха глаза велики. Ну не так плох онлайн, как его малюют.

Что пишут, тем не менее, наши телезрители? «Онлайн-образование – это суррогат», – твердо и безапелляционно из Владимирской области нам пишут. Так, Иркутская область пишет: «Дети пока по наивности своей не понимают, зачем им в будущем нужны будут все эти формулы». Ну, это опять нас возвращают все-таки к школьному онлайну исключительно. Вот еще из одного региона: «Образование в онлайне – это деградация человека и мозга».

Дмитрий Винник к нам возвращается.

Марина Калинина: Дмитрий к нам вернулся. Дмитрий, здравствуйте еще раз. Слышите нас? Все в порядке?

Дмитрий Винник: Да, вполне.

Марина Калинина: Смотрите. А какие формы обучения онлайн наиболее популярные?

Дмитрий Винник: Формы? Классическая лекция. Проведение семинаров с разбором текстов, которые читали дома, если говорить о гуманитарных предметах. Далее – решение задач, когда выводится изображение на экран. В принципе, я сам занимался со студентами таким образом логикой. Они рисовали картинки, диаграммы, писали формулы. Вот такие основные формы.

Конечно же, использование в течение лекции презентаций, комментирование презентаций, грубо говоря. Какие еще есть формы? Демонстрирование, как пользоваться некоторым программным продуктом, то есть обучение пользования в той или иной программной среде, когда опять же демонстрируется экран компьютера преподавателя студентам. Вот это основные формы.

Марина Калинина: А что наиболее популярно, так скажем? Какие направления курсов? Ну что люди в основном хотят получить, какие знания (я имею в виду – дополнительные), взрослые люди?

Дмитрий Винник: А, взрослые люди?

Марина Калинина: Да.

Дмитрий Винник: Ну, обычно, конечно же, это какие-то прикладные предметы, когда люди повышают свою квалификацию в той или иной степени. Использование различного программного обеспечения – это достаточно популярная вещь. Далее… Ну, часто люди просто восполняют порой классическое образование, иногда пенсионеры порой получают это дополнительное образование.

Марина Калинина: А вот чему пенсионеры учатся? Интересно.

Дмитрий Винник: Ой, самым разным вещам.

Марина Калинина: Ну расскажите.

Дмитрий Винник: Просто предметам, которые им интересны. Есть факультеты дополнительного образования. Я даже знаю, что в МГУ есть. Что они там только ни учат: и языки, и философию, и историю изучают.

Денис Чижов: Я думал, вы в числе первых все-таки языки назовете. Как-то везде курсы – английский, французский онлайн. А вы как-то их где-то в конце списка назвали даже.

Дмитрий Винник: Назвал бы. Вы правы, конечно. Почему-то не назвал.

Денис Чижов: Дмитрий, вот важный вопрос, смотрите. Это же огромная индустрия, там какие-то сумасшедшие деньги просто вращаются. А вот вопрос с качеством. Очень много развелось кругом всяких курсов. Чтобы начать преподавать на этих курсах, достаточно интернета и придумать себе какую-то легенду: «Я заслуженный мастер по вышиванию, готов вам преподавать».

Дмитрий Винник: «Я умею оттопыривать ваши чакры и открывать ваши каналы общения…»

Денис Чижов: Вот здесь встает вопрос качества этих преподавателей. Это сейчас, по-моему, совершенно никак не контролируется, не нормируется. Я не знаю, какие-то лицензии, что ли?

Дмитрий Винник: Ну а как это контролировать и нормировать?

Денис Чижов: Например, в вузе не может работать преподаватель просто в улицы, там есть какие-то конкретные требования и так далее. А вот онлайн преподавать может абсолютно любой.

Дмитрий Винник: Если вы пользуетесь просто какими-то каналами связи, я не знаю, Zoom, то, конечно, это ваш кружок на самом деле. Никто же вам не может запретить собраться в подвале и тоже…

Марина Калинина: Нет, смотрите, мне кажется, что если преподаватель тебе не нравится, ты считаешь, что он неграмотный, тебе не подходит, то возьми другого.

Денис Чижов: А если нравится? Он тебе рассказывает интересно, только потом выяснится, что неправильно.

Марина Калинина: Мне кажется, в любом случае когда-то ты это поймешь.

А есть ли какие-то необычные, вновь появившиеся курсы, которых раньше не наблюдалось, и они становятся популярными?

Дмитрий Винник: Да нет, не встречал. На самом деле пока что идет процесс становления этого дистанционного образования, становление массового дистанционного образования. Наверное, есть какие-то курсы – да, уже появились – о том, как правильно читать лекции онлайн. Да, я знаю, такие есть. И даже вузы такие курсы проводят при подготовке своего личного состава, профессорско-преподавательского состава. Пожалуй, и все. А так все продолжается. Мы видим просто видоизменение форм преподавания традиционного содержания.

Денис Чижов: Из Иркутской области нам, Дмитрий, пишут: «Общение с Дмитрием Винником – наглядный пример минусов онлайн-образования: пропала связь, плывет звук». Вы сейчас переподключились, и мы нормализовали эту систему.

Дмитрий Винник: Да, традиционные каналы связи, о которых говорят, вообще-то говоря, не стоит их недооценивать. Как и непосредственное общение. Я все-таки считаю это вынужденной мерой. И я за непосредственное общение учителя и ученика.

Понимаете, есть вещи, которые действительно очень важны (я просто их скажу), а их недооценивают. Беспокоятся об удобстве учеников. А есть еще удобство преподавателей. Преподаватели должны чувствовать аудиторию. В конце концов, когда я преподаю, я не вижу реакции. Я люблю шутить. И я не вижу шуток. Я не вижу, понимают ли люди шутки или нет.

Марина Калинина: То есть вы не видите, смеются ли люди откровенно или не смеются?

Дмитрий Винник: Конечно, да. Я прошу их ставить смайлики. Если нравится шутка – в чате ставить смайлики; не нравится – не ставить их.

Далее. Понимаете, непонимание людей видно на лице. И преподаватели же работают с непониманием, непонимание переводят в состояние понимания. А при дистанционном очень плохо с этим.

В конце концов, дети сидят в какой-то расслабляющей атмосфере, их отвлекают. Негативная мотивация, понимаете, она снижена. У людей, у которых высокая позитивная мотивация, у тех все хорошо. Они что офлайн хорошо учатся, что онлайн. Они могут учиться вообще, я не знаю, на улице, на пригорке, на бетонном полу, если у них есть страсть к учебе. А если у них нет страсти к учебе, то их, извините, нужно шпынять, негативно мотивировать, одергивать, ходить с линейкой, окрикивать.

Денис Чижов: Спасибо большое, спасибо большое, Дмитрий.

Марина Калинина: Спасибо.

Денис Чижов: Время заканчивается.

Марина Калинина: Дмитрий Винник, ведущий аналитик Института исследований интернета, доктор философских наук, был у нас на связи.

Денис Чижов: Все-таки большинство зрителей уверены, что живого общения ничто не заменит.

Марина Калинина: Ну что, на этом мы с вами прощаемся. До встречи! Хорошего вам настроения.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Наталия
А вот мне интересно... После всего этого внезапно отключится интернет, электричество, вообще все. И?... И что будет? Как общаться станем? Что за идиотский посыл всех разъединить, посадить каждого у своего компьютера, лишить общения, лишить обмена энергией? Ведь преподавание это не просто передача знаний. Если бы это было так, то достаточно было бы книг, справочников и интернета. Образование - это общение, это обмен энергией, обмен знаниями! Преподаватель - это как второй родитель! Вот как это было когда-то! А что сейчас? Всё свели к тупой функции.