• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Павел Медведев: Для 7 млн россиян-должников неподъемными оказываются ничтожные по банковским меркам кредиты. И это кошмар!

Павел Медведев: Для 7 млн россиян-должников неподъемными оказываются ничтожные по банковским меркам кредиты. И это кошмар!

Гости
Павел Медведев
общественный финансовый омбудсмен, доктор экономических наук, профессор

Оксана Галькевич: Вот ты знаешь, Костя, на самом деле те, кто говорят, что у людей все больше и больше денег, в каком-то смысле правы. Ну подумай, тут просто нужно добавлять, что у них все больше и больше не своих денег, люди берут все больше кредитов, друзья. Вот посмотрите, только за первые 3 месяца этого года объем кредитования вырос на 454 миллиарда, в общей сложности банки раздали больше 1 триллиона, естественно, на своих условиях.

Константин Чуриков: Ну а самое интересное в этом то, что россияне поставили рекорд в первом квартале: средняя сумма кредита на неотложные нужды достигла исторического максимума – это 141 тысяча рублей. Такого в нашей истории еще не было.

Оксана Галькевич: Между прочим, неотложные нужды – это самый массовый кредитный продукт российских банков. Говорят, что чаще всего люди берут кредит на кредит, то есть новым кредитом закрывают старый.

Константин Чуриков: С одной стороны, такая закредитованность, конечно, тревожит. Но есть здесь и относительно хорошая новость: просрочек становится постепенно чуть меньше, динамика небольшая, динамика прибавки просрочки всего плюс 0.2%.

Оксана Галькевич: Небольшая, но положительная, мы не можем об этом не сказать. Надо видеть хорошее там, где оно есть, Константин, а здесь оно есть.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, вопрос к вам: на какие такие неотложные нужды вы, если берете кредиты, то на что, собственно? Позвоните нам, расскажите, какая у вас зарплата, на какие конкретно нужды берете взаймы.

А в студии у нас эксперт Павел Медведев, финансовый омбудсмен. Павел Алексеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Павел Алексеевич. Рады вас видеть.

Павел Медведев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы знаете, обратили внимание, что это же не просто кредит на неотложные нужды, это кредит наличными. Значит, эти деньги требуется потратить вот прямо сейчас.

Павел Медведев: Ну почему требуется? Их можно потратить, а вовсе не требуется.

Константин Чуриков: Ну все равно, знаете, когда человек прямо вот берет не на счет, не куда-то, понятно, что он скорее всего ими сейчас и распорядится. Вот пока зрители звонят, отвечают, это проявление чего? Проявление того, что люди поверили в свои силы, поверили в то, что им повысят зарплаты в этом году, или это потому, что уже когтистая лапа какого-то кризиса схватила за горло?

Павел Медведев: На этот вопрос научно, достоверно ответить очень трудно. Я могу поделиться только впечатлениями, разговаривая с очень многими закредитованными людьми. Очень часто объясняют склонность к увеличению закредитованности тем, что поизносилось все то, что нельзя было обновлять в последние 3-4 года из-за кризиса: холодильник сломался, телевизор не работает, одежда порвалась.

Оксана Галькевич: То есть какие-то непредвиденные расходы, получается?

Павел Медведев: Предвиденные.

Оксана Галькевич: Но незапланированные.

Павел Медведев: Но те, которые не были осуществлены в свое время, в обычном крейсерском режиме они не могли быть осуществлены из-за кризиса, из-за того, что доходы граждан упали за последние 3-4 года почти на 15%, на 13% во всяком случае. Это очень заметно. Тем более что эти проценты падения вычисляются приблизительно так, как вообще все в этом мире: берется зарплата какого-нибудь миллиардера, складывается со мной и делится пополам. Закредитованы как раз бедные люди, и у них-то доходы упали значительно, в среднем более значительно, чем на эти 13%.

Оксана Галькевич: Ну вот я смотрю, кстати говоря, на ту же самую информацию, график №2, средняя сумма кредита на неотложные нужды. Он показывает, что в посткризисные или кризисные моменты люди все-таки более сдержаны в своих обращениях за финансами, за какой-то помощью, за кредитами.

Павел Медведев: Вы знаете, среднестатистический уже теперь в хорошем смысле этого слова россиянин достаточно хорошо финансово образован, вопреки общественному мнению. Еще 5-6 лет тому назад 95% долгов обслуживались день в день, из оставшихся 5% 2.5% приходились на трогательных разгильдяев, которые сегодня должны были заплатить, а до завтра не заплатили. Им звонили из банка, говорили: "Как же так? Ты вчера должен был заплатить". – "А, извините!" – и бежал платить. И только 2.5% неизвестно, то ли не могли, то ли не хотели, в душу не заглянешь, не платили, что называется, регулярно, всего лишь 2.5% должников. То есть люди, во-первых, склонны платить, а во-вторых, умеют считать свои деньги, раз они платят в 95% случаев.

Константин Чуриков: Вот что нам уже сейчас пишут зрители. "Кредит на обувь, чтобы босиком по улице не ходить", – это Чувашия.

Оксана Галькевич: "На протезирование зубов", – Свердловская область.

Константин Чуриков: Новосибирск нам пишет: "Взял кредит на похороны".

Давайте сейчас спросим наших зрителей, проведем небольшое SMS-голосование, а может быть, большое, пожалуйста, включайтесь: вам сейчас нужен кредит? Ждем ваших ответов "да" или "нет" на номер 3443, в начале буквы "ОТР". И сразу звонок.

Оксана Галькевич: Сразу звонок из Ростовской области, Ольга. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Нет-нет.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ольга.

Константин Чуриков: Нет и еще раз нет, кредит не нужен Ольге.

Оксана Галькевич: Ольга, говорите, вам не нужен кредит?

Константин Чуриков: Ольга, это вы нам отвечали?

Зритель: Да-да, я вас слушаю.

Константин Чуриков: Так "да" или "нет", вам сейчас нужен кредит или нет?

Зритель: Нет!

Павел Медведев: Ольга – счастливый человек.

Константин Чуриков: Ольга боится кредитов. Ольга, ну рассказывайте, как вы связаны вообще с этой историей с кредитной. Брали когда-то?

Зритель: Я просто-напросто, когда подписала вот этот дебет, я не прочитала, я плохо вижу. А когда дома начала все читать, получилось, мы с прокуратурой, вы верите, разбирали мои документы полюбовно, по одной буковке. И они сказали: "Это самая натуральная махинация".

Оксана Галькевич: Мошенничество.

Константин Чуриков: Введение в заблуждение.

Зритель: Мошенничество. Они меня… У меня и так… Я инвалид, у меня очень сильное заболевание, анемия, я живу на донорской крови.

Константин Чуриков: Ой-ой-ой.

Зритель: И они меня прессуют, как не знаю кого.

Константин Чуриков: Ольга, а кто "они"? Где вы взяли кредит?

Зритель: Отдайте то, что ты не брал.

Константин Чуриков: Ольга, скажите, пожалуйста, кто вас ввел в заблуждение? Кто эти люди? Микрофинансовая организация, банк? Где это?

Зритель: Это "Восточный банк".

Оксана Галькевич: Ольга, скажите, а вы в связи с чем обратились в этот банк? На какие нужды вам нужны были деньги?

Зритель: Вы знаете, вот так вот… У нас очень трудно с углем, и получается… Газ – урвал кусочек, сделал, что подсобрал, сделал. И вот такая вот… И вот остался небольшой, как говорится… Я к ним обратилась, а они мне этот дебет сунули…

Константин Чуриков: Ольга, а если можно коротко, когда дело было? Когда это все произошло?

Зритель: Это было в марте месяце.

Константин Чуриков: В марте, получается, этого года.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: В марте 2018 года в Ростовской области Ольга и, наверное, другие люди берут кредит на уголь.

Павел Медведев: Нет, на газ, для того чтобы избавиться от угля.

Константин Чуриков: А, на газ. Ну хорошо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Знаете, тоже от этого не легче. Ольга, спасибо.

Оксана Галькевич: То есть на подведение коммуникаций, получается?

Павел Медведев: По-видимому, да, это ужасно дорого стоит.

Оксана Галькевич: Это очень дорого. Не самая богатая область нашей страны, не самый богатый регион Ростовская область.

Константин Чуриков: Павел Алексеевич, вот в данном случае что можно сделать? Человека с заболеваниями, с никудышным зрением обманули, ввели в заблуждение. Это можно доказать?

Павел Медведев: Очень трудно. Для того чтобы можно было что-то доказать, нужно чтобы была сочувствующая полиция, чтобы она заинтересовалась этим вопросом и захотела провести расследование. Принципиально расследование провести можно, потому что в банках (теоретически во всяком случае) записывается разговор с клиентом, и полиция имеет право, возбудив уголовное дело, эти записи извлечь и просмотреть. Беда состоит в том, что побудить полицию возбудить уголовное дело очень трудно.

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич, разговор записывается – вы что имеете в виду? Когда клиент приходит, обращается за потребительским кредитом, ипотечным тем более, потому что суммы больше, этот разговор должен быть записан? Обязательно? Это требование законодательства?

Павел Медведев: Не то чтобы… Нет такого, к сожалению, требования, но все чаще и чаще это реально делается. В этом заинтересован честный банк, безусловно, потому что если он все правильно делает, он сможет с помощью видеозаписи доказать, что он все правильно сделал. Довольно часто, когда возникают конфликты, можно такую запись извлечь, после многих мучений удается ее извлечь.

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич, вот наша телезрительница сказала, что подпись-то она поставила в офисе банка, а когда пришла домой и стала читать, вчитываться… А кто запрещает, допустим, образец договора еще без собственной подписи, прийти домой, его сначала внимательно изучить, а уже потом, на следующий день или в любое другое удобное время прийти и подписывать или не подписывать? Такое возможно?

Павел Медведев: Вы знаете, вы соль на раны мне сыпете. Это не то что есть такая возможность, по закону человек имеет право забрать эти бумаги на 5 дней, и за эти 5 дней банк ни одной запятой в проекте договора, пока он не подписан (договор есть проект), переставить не имеет права. То есть 5 дней можно думать ровно над этим документом, на 5-й день явиться подписать, и банк обязан тоже подписать, потому что так написано в законе. Но, к сожалению, многие банки – не скажу, что все, но многие – придумали такой выход из положения: они теперь не предлагают вам проект договора, а они от вас берут проект договора, вы являетесь активной стороной, вы предлагаете банку заключить такой-то договор.

Константин Чуриков: Но это же тоже хитрость.

Павел Медведев: Раз вы предлагаете, так чего же вам 5 дней думать?

Оксана Галькевич: Это что имеется в виду, я не поняла, извините? Что значит "я предлагаю"?

Константин Чуриков: Ну ты журналист, Оксана, ты в состоянии составить юридически грамотный договор?

Оксана Галькевич: Нет, конечно.

Константин Чуриков: Я тоже не в состоянии.

Павел Медведев: От вас этого не требуется, за вас это делают. Но при этом делается вид, что вы предлагаете. Вам выдают кипу бумаг, в которых написано, что оферта от вас банку.

Оксана Галькевич: Очень интересно.

Константин Чуриков: Подождите, а разве сейчас не введен некий период охлаждения? Даже гражданин может заключить кредитный договор и там в течение нескольких дней подумать и переиграть.

Павел Медведев: Нет, период охлаждения существует теоретически во всяком случае, но он не касается договора. Охлаждение – это в 5 дней обдумывание, оно существует теоретически, но эти 5 дней избегаются способом, который я объяснил. Период охлаждения – это чрезвычайно важная вещь: когда выдают людям кредит, то им параллельно не диван предлагают купить, а предлагают застраховаться почему-то, не знаю, почему-то такая мысль кредитору приходит в голову.

Константин Чуриков: Так.

Павел Медведев: И теоретически, так во всяком случае написано на сайте Центрального банка… Есть специальный сайт Центрального банка, который позволяет людям образовываться, знаете, многие знания – многие печали. Так вот кто образовался, тот знает, что можно без страха подписывать договор о страховании, потому что в течение 2-х недель потом можно явиться в банк и от него избавиться, потому что период охлаждения 2 недели длится. Но вот когда человек является в банк, ему говорят: "Вы знаете, действительно в течение 2-х недель от договора страхования можно избавиться, но вы прочитайте, под чем вы подписались. Вы же не под своим договором страхования подписались, вы присоединились к договору, который заключил банк со страховой компанией. Ну что же, банк будет разрывать договор со страховой компанией? Идите домой, никакого периода охлаждения".

Константин Чуриков: Я вот сейчас специально…

Оксана Галькевич: А почему не объясняются, простите, вот такие нюансы…

Павел Медведев: кем?

Оксана Галькевич: В банке при подписании.

Павел Медведев: Ну банк же заинтересован. Вы знаете…

Оксана Галькевич: Получается, что банк заинтересован в обмане.

Павел Медведев: Банк заинтересован в заработке. Вот я являюсь председателем государственной экзаменационной комиссии в одном финансовом ВУЗе. Сразу после того, как было введено требование, регулирующее ставки по кредитам, – вы знаете, да, теперь как при советской власти, хлеб продавался по фиксированной цене, теперь нельзя вам выдать кредит по слишком дорогой цене. Как только было объявлено, что будет регулироваться ставка, так называемая полная стоимость кредита, у меня защищал дипломную работу человек, который был в одном очень респектабельном банке заместитель директора департамента, забыл точное название, но по-русски департамента накруток. И он мне рассказал, как первое лицо этого банка, хорошо известный мне человек, с которым мы 20 лет знакомы, тоже очень респектабельный банкир, ему велел придумать эти накрутки. И он гениально придумал, я ему должен был "5" поставить.

Константин Чуриков: И закон соблюсти, и банку добро сделать.

Павел Медведев: Да. И вот после этого я стал за этим банком следить. Значит, начиная с сентября 2015 года в этом банке монотонно падает процентная ставка и монотонно же растет стоимость кредита. Ставка упала с 19.8% до 15.9% за это время, а реальная стоимость выросла с 31% до 41.6%.

Константин Чуриков: Молодцы.

Павел Медведев: Правильно я "5" поставил этому мальчику?

Оксана Галькевич: Ну за…

Павел Медведев: Справедливый экзаменатор.

Константин Чуриков: Вы знаете, это тут уже конфликт.

Оксана Галькевич: …интересов.

Константин Чуриков: Смотрите, вы говорите, что люди заходят на сайт Центробанка, чтобы там что-то узнать, все становятся финансово грамотными. Я вот тоже решил стать финансово грамотным, зашел на сайт Центробанка – можно его показать, уважаемые режиссеры? Просто мне кажется, что простому человеку здесь вообще понять что-то и какую-то рекомендацию ценную почерпнуть совершенно невозможно: я не понимаю, мне куда кликать, в "Кредитные истории", в "Статистику", в "Экономические исследования"? Я просто к тому, что если Центробанк занимается какой-то пропагандой здорового образа жизни…

Павел Медведев: Есть специальный сайт fincult-info.ru.

Константин Чуриков: Хорошо, вот будем туда заходить.

Давайте сейчас послушаем нашего зрителя.

Оксана Галькевич: Константина.

Константин Чуриков: Тезку.

Оксана Галькевич: Тезка из Новокузнецка. Здравствуйте, Константин.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Константин. Разговаривайте с нами.

Оксана Галькевич: Алло.

Константин Чуриков: Константин пока просто решил с кем-то другим поговорить.

Оксана Галькевич: Константин, вы в эфире.

Зритель: У меня вышла из строя стиральная машина, мне пришлось ее взять, но через кредит. Конечно, сначала назвали, что это рассрочка. Полностью сумму мне трудно заплатить, я решил в рассрочку. И с учетом взносов у меня получается где-то полгода, 7 месяцев я пытаюсь этот кредит закрыть. Но банк практически перерасчет суммы процента отказывается делать, то есть первоначально сумма какая у вас зафиксирована, значит, вы обязаны эту сумму выплатить.

Константин Чуриков: Константин, скажите, пожалуйста, стиральная машинка, которую вы собирались купить, сколько стоила?

Зритель: Она стоила в пределах 25 тысяч.

Константин Чуриков: 25 тысяч. Вы взяли эти 25 тысяч или больше, сколько вы взяли?

Зритель: Нет, я ее оформил через магазин, она получается через банк как в кредит.

Константин Чуриков: Я понял, да. 25 тысяч. И вот у вас нет возможности выплатить? Там с процентами, наверное?

Зритель: Нет, сразу сумму я не смог заплатить, я ее взял в кредит, но погасить кредит в рассрочку, то есть большая сумма взносов месячных. То есть получается 6-7 месяцев.

Константин Чуриков: А сумма какая в месяц у вас взноса?

Зритель: Ну по расчету 2 тысячи с копейками, я плачу больше 3.

Константин Чуриков: 3 тысяч у нашего зрителя нет на то, чтобы погасить эту задолженность. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо, Константин поделился.

Давайте сразу еще одного телезрителя послушаем.

Константин Чуриков: На самом деле все это просто ужасно, в какую вообще кабалу, нищету люди…

Павел Медведев: Сначала нищета, а потом кабала. А подавляющее большинство тех людей, которые вынуждены брать кредиты, имеют очень маленькие доходы.

Оксана Галькевич: Но с другой стороны, это все-таки возможность, это инструмент, которым надо аккуратно просто очень пользоваться.

Павел Медведев: Конечно, это правда.

Оксана Галькевич: Чтобы себе не навредить.

Светлана из Омской области уже в прямом эфире. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте, алло.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Я говорю, слышно меня?

Константин Чуриков: Вот так вот, отлично.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Светлана, мы вас прекрасно слышим, говорите, пожалуйста.

Константин Чуриков: С хорошим человеком готов здороваться бесконечно.

Зритель: Мы пенсионеры, и вот как на что-то у нас денег, например, не хватает, на большие приобретения. Вот проводили газ, денег не хватает, мы взяли кредит; проводили воду в дом, тоже нет, кредит; гасим, досрочно погашаем. Нас как бы устраивает. Я всегда удивляюсь, слушаю вашу передачу, всегда смотрю, очень хорошая передача. Но как вот брать кредит и не рассчитывать свои финансовые возможности?

Константин Чуриков: Светлана, а можно еще вопрос? Вы говорите, значит, на газ взяли кредит, еще на что-то взяли кредит.

Зритель: На водопровод, автомобиль брали в кредит, также все это выплатили, досрочно погасили.

Константин Чуриков: Мне просто кафель послышался, думаю, что на кафель уже кредиты берут. Спасибо большое за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Вот смотрите, нам пришло сообщение из Петербурга, Ленинградской области, что в некоторых банках образец кредитного договора даже и почитать не дают, – это же вообще, наверное, нарушение всех возможных, мыслимых и немыслимых правил?

Павел Медведев: Это нарушение того принципа, о котором я говорил, 5 дней обдумывания.

Константин Чуриков: А я вот что подумал. Смотрите, почему мы все время, правоохранительные органы (и то если они этим занимаются) занимаются в тот момент, когда уже правонарушение произошло? Почему бы не устроить какие-то, не знаю, контрольные закупки, тому же Центробанку прийти, тайный покупатель, интересно, обманут не обманут этого тайного покупателя из ЦБ в этом банке?

Павел Медведев: Золотые слова.

Константин Чуриков: Было бы разумно.

Павел Медведев: Конечно же, это нужно делать. И я думаю, что не пройдет еще 5-10 лет, как это придет в голову большим начальникам и они начнут это делать.

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич, но с другой стороны, смотрите, если банк обманывает потребителя, чего-то недоговаривает, что-то не объясняет, он ведь по сути дела наживает себе проблемы, потому что человек в определенный момент, обнаружив, что он подписался под большими обязательствами, что он их не потянет в итоге, может и стать вот этим "токсичным" потребителем, может просрочить выплаты и так далее. Это проблемы банку, зачем они нужны? Честно работать выгодно.

Павел Медведев: В долгосрочной перспективе, но выгодно каким-то конкретным людям, работающим в этом банке. Девочка в окошечке получает премию каждый месяц, если она в предыдущий месяц хорошо работала.

Оксана Галькевич: А если девочке или мальчику выплачивать премию в окошечке за работу, а именно за то, сколько хороших клиентов было приведено? Вот чем меньше "токсичных" вот этих вот людей с просрочками, тем…

Павел Медведев: Центральный банк некоторое время тому назад решил, что премию надо выдавать по результатам долгосрочной работы, скажем, за несколько лет, тогда только, когда выданные кредиты начинают хорошо обслуживаться или кончают уже хорошо обслуживаться, не в том смысле, что перестают хорошо обслуживаться, а в том смысле, что уже почти все выплачено. Но это ужасно трудно сделать, в частности, потому, что текучесть кадров высокая, на маленьких постах в банках платят мало денег, и люди поработают немножко и переходят в другой банк или в микрофинансовую организацию.

Константин Чуриков: Мы уже обсуждаем более системные проблемы.

Вот сейчас у нас на SMS-портале среди причин, по которым люди берут кредиты, лидирует причина "стоматология". Кстати, отдельно надо будет о ней поговорить, об этом стоматологии. А сейчас небольшой опрос, видеоопрос, который наши корреспонденты провели на улицах разных городов со все тем же вопросом.

ОПРОС

Оксана Галькевич: Ну вот результаты опроса, который провели наши корреспонденты, а сейчас о том, что получили мы. Друзья, мы вас спрашивали: "Вам сейчас нужен кредит?" Вот посмотрите, что у нас получилось.

Константин Чуриков: Нужен 48%.

Оксана Галькевич: 48% сказали, что да, нужен, не нужен 52%. Весьма неожиданно.

Константин Чуриков: Честно говоря, мы не ожидали, потому что обычно нам пишут, что "чур меня, никогда больше, взял и больше никогда не буду".

Оксана Галькевич: Это как-то с официальными…

Павел Медведев: Но статистика такова: хотя бы один банковский кредит имеет 45 миллионов сограждан, хотя бы один микрофинансовый кредит имеет около 7 миллионов сограждан. По банковским кредитам не платят 3 месяца или дольше – это считается уже безнадежное дело, когда больше 3-х месяцев не платит человек – 8 миллионов. Среди этих 8 миллионов задолженность больше 500 тысяч, то есть сколько-нибудь заметную задолженность, имеют всего лишь 600-650 тысяч людей. То есть 7 миллионов сограждан, которые имеют безнадежную задолженность, имеют ничтожно маленькую, заметно меньше 500 тысяч общую банковскую задолженность.

Оксана Галькевич: Но учитывая, какая у нас средняя зарплата, какой у нас доход, сколько бедных, это существенная сумма.

Павел Медведев: Да, это как раз кошмар, что такие маленькие задолженности оказываются неподъемными, это кошмар.

Константин Чуриков: Я в конце нашей беседы просто напомню зрителям: если у вас есть та задолженность, которую вы ну никак не можете погасить, есть какое-то обременение, не знаю, болезни, заболевания, какая-то внезапная ситуация, вы можете обратиться к Павлу Алексеевичу Медведеву, к финансовому омбудсмену, информация о нем есть в Интернете. Если будет возможность, Павел Алексеевич замолвит за вас словечко. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Павел Медведев: Спасибо вам.

Оксана Галькевич: Ну а мы с вами не прощаемся, уважаемые друзья, вернемся к вам через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты