Современным девушкам нужно понимать, что врач-гинеколог должен постоянно присутствовать в их жизни

Современным девушкам нужно понимать, что врач-гинеколог должен постоянно присутствовать в их жизни
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Дмитрий Дмитриев
зам. генерального директора клиники «АльтраВита», врач акушер-гинеколлг, к.м.н.

В рубрике «Телемедицина» говорим об абортах и их причинах в России. В лидерах по числу прерывания беременностей - Еврейская автономная область, Тыва и Сахалин. Сотни таких «операций» делаются по-прежнему нелегально. Как решить эту проблему?

Марина Калинина: Сегодня в нашей рубрике «Телемедицина», которая обычно бывает по средам, будем говорить об абортах в нашей стране и не только. Будем говорить об их причинах, о проблемах, о том, какие последствия они несут и что с этим всем делать. Почему мы взяли эту тему именно сегодня? Потому что появилась последняя статистика. Минздрав назвал регионы с самым большим числом абортов. Больше всех их в прошлом году делали в Еврейской автономной области, республике Тыве и Сахалинской области. В среднем за последние 7 лет российские женщины ежегодно делали почти 800 нелегальных абортов. Это статистика.

Константин Чуриков: Есть еще официальная статистика по количеству абортов. Это уже источник информации – Минздрав. Как изменилась информация с 2005 года? Сейчас мы с вами увидим. Если с 2005 года официальных абортов было 1.5 миллиона, то по итогам прошедшего года – чуть более 500 000. Но, опять-таки, делаем акцент, что это официальная статистика. Вы знаете, уважаемые зрители, недавно было заявление Алексея Кудрина. Это глава Счетной палаты. Он отметил, что ситуация с количеством абортов у нас неблагоприятная. На 1000 родившихся обгоняем США в 2 раза, Германию более чем в 2 раза. Почему так? Высказывайтесь, звоните. Если у вас есть какой-то случай, о котором вы хотите рассказать, ждем вас в эфире.

Марина Калинина: Мы, к сожалению, находимся в антилидерах по данному вопросу. А сейчас будем говорить на эту тему с нашим гостем в студии. Это Дмитрий Дмитриев, заместитель генерального директора клиники «АльтраВита», врач, акушер-гинеколог. Дмитрий Викторович, здравствуйте.

Константин Чуриков: Дмитрий Викторович, можно мой вопрос сначала? Пока от Кудрина далеко не ушли. Почему мы обгоняем по этому параметру США и Германию более чем в 2 раза?

Дмитрий Дмитриев: Вообще к медицинской статистике не нужно относиться очень однобоко. Одна из причин – это на самом деле хороший сбор статистики. В Российской Федерации он является, наверное, одним из лучших в мире. Это одна из причин того, что мы видим реальные показатели. Хотя вы сказали, что это официальная статистика, но она очень приближена к реальности. Например, некоторые страны, где аборты полностью разрешены, либо, наоборот, полностью запрещены, очень плохо собирается статистика. И мы на самом деле действительно не так далеко от Соединенных Штатов, хотя разница есть, и даже Швеции с самым лучшим уровнем заботы о здоровье женщины. Потому что эти страны очень серьезно относятся. И статистика здесь является, наверное, одним из очень важных моментов.

Во-вторых, даже согласно этим статистическим показателям, в России количество абортов снижается из года в год. Но показатель действительно не самый лучший. Хотя мы пребываем в реальности и понимаем, какое количество есть. Конечно, мы все стремимся к тому, чтобы их было как можно меньше. И вы даже сказали, несмотря на то, что у нас легально разрешено делать и этим занимаются даже в рамках ОМС, то есть человек может бесплатно сделать себе аборт, то все равно есть какое-то количество нелегальных или криминальных абортов, то есть даже когда это разрешено официально. Если же мы будем идти по пути неразрешения этого, этот показатель резко увеличится, что приведет к смертности и так далее.

Марина Калинина: Смотрите, вот эти данные, которые мы привели, я все-таки хочу с цифрами немножко закончить. Вы говорите, что наша статистика более-менее близка к реальным цифрам. Но есть частные клиники, которые не обязаны давать информацию о том, сколько женщин обратилось к ним по тем или иным причинам, для того чтобы сделать аборты.

Дмитрий Дмитриев: На самом деле частные клиники дают также статистические показатели. Это одна из обязанностей для получения лицензии. Скрывать свои показатели смысла особенного нет. Потому что какие могут быть рестрикции для этого? Врачи выполняют свою работу. Она легальна. Это законная деятельность.

Марина Калинина: Какая врачебная тайна, я не знаю.

Дмитрий Дмитриев: Врачебная тайна. Никто имя, фамилию не скажет. Это действительно охраняется законом. Но статистически это безликие цифры. И это всегда можно посчитать. И клиники, которые себя как минимум уважают, обязательно это делают, потому что это говорит об уровне профессионализма. И мы знаем, например, у нас хоть… бесплодия, но мы знаем, потому что эти женщины, к сожалению, после абортов… бывают неприятные осложнения, в том числе и бесплодие. И мы знаем, что с этим делать. И поэтому весь анамнез в виде абортов, которые были, все это вписывается, это обязательно учитывается. И тактика лечения на этом основывается.

Константин Чуриков: Нам люди активно пишут. Извини, Марина. Спросили вначале, почему у нас на 1000 человек абортов больше, чем в США и в Германии в 2 раза. Ответы поступают. Ленинградская область: «Потому что нищета в стране». Астрахань пишет: «Очень дорогие противозачаточные средства». Я бы хотел на этой теме остановиться.

Дмитрий Дмитриев: На самом деле на сегодняшний день, если говорить откровенно, такой выбор противозачаточных средств, который существует, наверное, никогда не был у человека. К сожалению, они все имеют свои отрицательные. Идеального способа нет. Какой-то имеет свои плюсы, свои минусы. В том числе и стоимость. Есть достаточно дорогие, есть не очень. Современные таблетированные контрацептивы наиболее часто используются и наиболее безопасны на сегодняшний день. Но их нужно приобретать ежемесячно. Цены различные. Порядок в районе 200 рублей и гораздо выше, 800, 1000. Теоретически, мне кажется, это доступно. К сожалению, у нас немного забыта служба планирования семьи, которая занималась…

Марина Калинина: Вот, о чем я хотела спросить. Ведь аборт – это крайняя мера, на которую решается женщина. Если она решает не оставлять ребенка. Есть система контрацепции, о которой нужно рассказывать когда? Кто это должен делать? Насколько у нас вообще уровень осведомленности о том, как вести правильную половую жизнь, вообще существует? Каков он среди девушек? У нас сейчас все очень рано начинается – в 16 лет уже ведут половую жизнь.

Константин Чуриков: И в какой момент их надо начинать учить? Когда они уже научились?

Дмитрий Дмитриев: Я бы сказал, что уровень образованности очень сильно коррелирует и с частотой абортов. Если мы посмотрим статистику наших ужасных 1990-х годов, хотя и статистика собиралась тоже хорошо, но вы же знаете: в этот период времени людям нужно было выжить. К сожалению, частота абортов была очень высокая. И только с тех пор, как у нас стала налаживаться наша социальная, материальная жизнь, частота абортов стала снижаться. И уровень образованности, конечно, играет ключевое значение. Я вам скажу, что государства по-разному подходили в разные периоды к этому. И начиная со школ проводилось обучение, и студенческие какие-то коллективы, и профессиональные технические училища. То есть врачи специально приходили, читали лекции. К сожалению, сильного эффекта это не дает. Наверное, сейчас нужно использовать в большей степени средства массовой информации и интернет. Конечно, это сейчас наиболее популярные. И образованность в этом смысле… Дать понимание того, что… Знаете, здесь в каждом случае всегда надо думать особенно.

Константин Чуриков: Подождите, средства массовой информации и интернет. У нас есть информация, которая вредит развитию детей и не вредит. У нас есть категория «18+», и там нужно образовывать всех, кого угодно. Есть остальные категории. Я неслучайно спросил, в какой момент, с вашей точки зрения, нужно объяснять какие-то вещи.

Дмитрий Дмитриев: По опыту западных стран, например, широкое внедрение информации о контрацепции привело к всплеску заболеваний, передающихся половым путем. Потому что разделяли: «А, раз я не забеременею, значит можно что угодно и как угодно». А это, к сожалению, привело к всплеску заболеваний этих передающихся половым путем. Поэтому эту тонкую грань нужно решать определенными государственными решениями. На сегодняшний день я вам скажу, что в принципе информация о методах контрацепции достаточно широко представлена, в том числе и в интернете, но она представлена в большей степени этими коммерческими фирмами, которые производят контрацептивы. И они заинтересованы в распространении. И, наверное, в большей степени за счет них.

Марина Калинина: Но, смотрите, ведь человек зачастую не может сам себе назначить препараты, которые ему пить. Потому что это же и гормональный фон, нужно сдавать анализы. Это должен, наверное, делать гинеколог грамотный.

Дмитрий Дмитриев: Да. Это должен делать специалист, должен делать гинеколог. И, наверное, это самое главное, что нужно дать понять современной молодежи о том, что для женщины врач-гинеколог – это человек, который должен быть постоянно в ее жизни и в планах ее жизни. У нас почему-то всегда парикмахера своего вставляют в календарь. Но вот гинеколога, наверное, раз в полгода нужно обязательно посетить, поговорить с ним об этом. Как я говорил, к сожалению, идеального метода контрацепции нет. Поэтому нужно подобрать то, что подходит именно в этот период, именно в этом состоянии для вас, с данными характеристиками здоровья. Конечно, это может сделать только специалист.

Марина Калинина: Как часто к вам приходят женщины, которые хотят прервать беременность таким образом?

Дмитрий Дмитриев: Для нашей клиники это, конечно, редкость. Потому что мы позиционируемся как клиника «АльтраВита» лечения бесплодия и ЭКО. У нас с последствиями приходят в основном. И, как я говорил, мы уже знаем, что с этим делать. Но бывают разные ситуации. Обращаются к нам и с этим вопросом тоже. Сейчас, кстати, в рамках закона мы обязательно должны сделать определенную паузу для женщин от 2 до 7 дней. После принятия решения и обращения к врачу ей дается на обдумывание, действительно ли ей нужно такую операцию по прерыванию беременности. Это действительно хороший срок.

Константин Чуриков: Нам пишут из Калининградской области, что презервативы надо бесплатно раздавать. Марий Эл пишет: «Аборт – это убийство, тяжкий грех». Давайте сейчас спросим наших зрителей, просто поймем, какое отношение в обществе к этой проблеме. Как вы думаете, надо ли запретить аборты по системе ОМС? Пожалуйста, отвечайте да или нет, 5445. У нас на все про все 15 минут. Пожалуйста, прямо сейчас проголосуйте. И давайте послушаем Романа из Ростова-на-Дону. Роман, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, почему такая ситуация происходит, что женщина может сделать аборт конфиденциально? То есть об этом не сообщается. Врачи не спрашивают ее семейное положение, муж находится в неведении. Если она от кого-то где-то залетела, то это тоже непорядок, это уже нарушение семейной иерархии.

Константин Чуриков: Нормальной семейной жизни.

Дмитрий Дмитриев: Здесь ответ довольно простой и однозначный. Понятие конфиденциальности… Мы не можем даже матери говорить. Право на раскрытие подобной информации имеет только сам пациент, сама женщина. Если она посчитает нужным кому-то что-то рассказать, мы никому не имеем права преподносить подобные сведения или сообщать, если только нет решения суда.

Константин Чуриков: А если это несовершеннолетняя? Бывает и такое.

Дмитрий Дмитриев: Тем не менее, если этой девочке требуется помощь и она самостоятельно не может принять решение, тогда в этом случае… Но вы, понимаете, никто из врачей не будет специально вызывать родителей или родственников для этого. Это, наверное, ей придется сделать самостоятельно.

Марина Калинина: Когда так или иначе женщина приходит с таким решением, что хочет прервать беременность, какие причины называются в данной ситуации? По каким причинам в основном это происходит?

Дмитрий Дмитриев: Причины на самом деле разные. Но, как правило, это характеристика и понятие «непланированная беременность», наверное, заключает в себе и ответ на этот вопрос. Потому что женщина совершенно не предполагала сейчас с рождения ребенка заботу за ним и такой период жизни. Все, что угодно, здесь может быть. Но это непланированная беременность. Я могу даже сказать, что существует официальная статистика, например, по детям, которые рождены после ЭКО. У них даже интеллект выше, чем у сверстников. Это не связано с процедурой и так далее. Потому что эти дети специально запланированы родителями и вкладывают в них гораздо больше средств, в том числе материальных. Поэтому эти дети в интеллектуальном смысле более развиваются по сравнению с теми детьми, которые родились совершенно незапланированно. Кстати, поэтому и кабинеты называются «планирования семьи», и контрацептивы в этом смысле очень помогают, когда ребенок рождается в желанном время, когда люди готовы, может, даже и материально, а не только психологически и морально.

Марина Калинина: Хорошо. Есть другие проблемы, о которых, кстати, пишут наши зрители, что это сложное финансовое положение, это какие-то сложные жизненные ситуации. Кто бы мог помочь женщине принять противоположное решение? Это должен быть врач, это должен быть психолог, это должен быть кто? Как с этим быть?

Константин Чуриков: И почему, кстати, мы молчим о том, от кого ребенок будущий?

Дмитрий Дмитриев: На самом деле, может быть, было бы хорошо, если была каким-то образом ответственность переложена и на мужчину тоже, а не только на женщину, потому что, к сожалению, это, кстати, тоже относится к причинам прерывания беременности, потому что все это валится на голову женщины одной. Она чувствует всегда себя очень одиноко, она находится в сильном стрессе. Это тяжелое решение для женщины на самом деле, даже если аборт производится замечательно, идеально, современными способами. Это все равно моральная тяжелая травма для женщины.

Марина Калинина: И принять такое решение – наверное, тяжелая травма?

Дмитрий Дмитриев: Конечно.

Марина Калинина: Как переубедить?

Дмитрий Дмитриев: По поводу опыта. Вы знаете, в разных регионах России по-разному решают это. И одной из рекомендаций является даже необходимость посетить… Дается такой специальный чек-лист, где написаны фамилии специалистов, в которые входит психолог и даже священнослужитель. Но это не значит, что женщине откажут, если она не пройдет их. Это рекомендательно. И даже те люди, которые должны поставить эту подпись, если женщина категоричная и не хочет их выслушать, они просто распишутся и отпустят ее. Но это своеобразный… Я бы не сказал, что это переубеждение.

Константин Чуриков: Еще раз подумать об этом?

Дмитрий Дмитриев: Во-первых, по-другому посмотреть на эту ситуацию. Кстати, когда в этом участвовали мужчины, мужчины по статистике оказывают всегда положительное воздействие на женщину в том смысле, чтобы оставить этого ребенка. Вот здесь обсуждение о том, что, может быть, все-таки сообщить отцу ребенка, или, если он знает, как он относится… То есть если человек не чувствует себя брошенным в этой ситуации, очень сильно оказывает влияние общественное мнение, например.

Константин Чуриков: Давайте сейчас Татьяну пригласим в эфир. Татьяна, Свердловская область, добрый день, вам слово.

Зритель: Здравствуйте. Я к вам вот с каким вопросом. Советов много. А решение, допустим, одно. Я что хочу сказать? У меня у приятельницы дочка. Ей 18 с небольшим, почти 19. Вот она беременная. Пришла в поликлинику встать на учет, чтобы сделать аборт. Врач ей сказал: «А вы советовались с отцом ребенка?» - «Да, советовались». Мой начальник был нормально согласен, что будет растить. А потом, когда посоветовался он, видимо, со своей мамой или с родителями, говорит: «Ты учишься на последнем курсе. И она на 2 курсе учится. Зачем вам ребенок? Вы не стоите крепко на ногах. Помогать мы не можем». А у приятельницы дочка, которая беременна, она воспитывала ее одна. И та мама дочки сказала: «Я тебя воспитывала одна. И парень, который считается отцом этого ребенка, он тоже двояко». Все, сделали они аборт. Однако через 6 месяцев они снова стали жить вместе.

Константин Чуриков: Пусть ребята разберутся как-то между собой.

Зритель: Не разбираются. Мне жалко одно – что эта девочка молодая, сделавшая аборт, она же потом не будет иметь детей. И он же будет ее потом упрекать, что ты не можешь родить ребенка. Как повлиять на эту девочку, чтобы она успокоилась, чтобы она не нервничала, чтобы она не переживала?

Константин Чуриков: Да, спасибо, Татьяна. Я думаю, сейчас будет и частный совет, и вообще в целом в этой ситуации, как в капле воды, мы видим отражение всей этой проблемы.

Дмитрий Дмитриев: Я хочу сказать, что работы по статистике, которые отражают, что, как я вам говорил, что отцы, наоборот, положительно относятся и способствуют тому, что аборт не проводился, а вот их родители, как правило, или родственники, родители девочки всегда против, наоборот, способствуют тому, чтобы аборт был сделан.

Константин Чуриков: Какой это отец, если он слушает маму в таком вопросе? Какой это отец?

Марина Калинина: Ему внушают, что «ты загубишь себе все будущее».

Дмитрий Дмитриев: У каждого есть свои близкие люди. Родители всегда очень близки. Но такая статистика есть. И она говорит о том, что это надо учитывать. И это надо учитывать в работе с этими женщинами для профилактики абортов, конечно. По поводу того, что сейчас аборт – это «не будешь иметь детей» и так далее. Современное выполнение аборта на достаточно хорошем техническом уровне. Сейчас уже проводится и медикаментозно даже. То есть это наиболее щадяще.

Константин Чуриков: А учитывается в статистике как аборт?

Дмитрий Дмитриев: Обязательно. Дело в том, что, понимаете, медкаментозный аборт – это не выпил таблетки и пошла, что называется. Это делается под контролем врача. И, к сожалению, некоторые все равно инструментально заканчиваются, потому что за этим все равно должен следить врач. В интернете вы инструкцию не прочтете, как это делать. Это обязательно полно. И это оформляется как прерывание беременности, конечно же.

И эти психологи даже, которые работают, и остальные люди из того чек-листа, как я вам говорил, конечно, знают эти ситуации и должны это учитывать.

Марина Калинина: А есть ли какая-то статистика по возрастам? Кто чаще идет, для того чтоб прервать беременность? Молодые девушки или уже женщины, у которых есть дети?

Дмитрий Дмитриев: Слава богу, статистика этих женщин молодого возраста прерывания беременности пошла реально на спад. Причем, гораздо сильнее снижается, чем женщины активного репродуктивного возраста, как мы называем. Это и показатель образованности молодых девочек тоже повышается. Конечно, это большой плюс. Но, к сожалению, и травма более молодым может быть нанесена более сильная, чем женщинам, которые уже рожали, определенный опыт в этом имеют, социальное положение лучше, материальное лучше. Конечно, у них осложнений может быть меньше теоретически.

Константин Чуриков: Спрашивает нас зритель из Нижегородской области: «Есть ли прямая связь между абортом, который ранее сделан, и ДЦП, который возникает у следующего родившегося ребенка?»

Дмитрий Дмитриев: Такой прямой связи нет. Но мы всегда знаем, что когда отягощенный акушерский анамнез, в который входят и аборты, всегда чаще появление каких-то осложнений. То есть прямо говорить, что если было прерывание беременности, что будет так – нет, конечно. Тем более, я говорил, что методики улучшаются. И безопасность их повышается. Но она не может быть гарантирована, к сожалению.

Константин Чуриков: Вы знаете, вот еще ремарка. Я сейчас смотрю на большинство сообщений. Такое ожесточение на самом деле. Мне просто не хочется их даже читать в эфире.

Дмитрий Дмитриев: В каком смысле ожесточение?

Константин Чуриков: «Не надо рожать уродов, плодить нищету». Каждое второе сообщение.

Дмитрий Дмитриев: Вообще тему абортов очень любят использовать и в политике. Это удобно пиариться. «Не убий». Немного смешивают с этим. Мне кажется, что позиция должна быть направлена на то, что женщина должна сама решить, что с этим делать. Мне так кажется. В плане запрета абортов об этом выступают люди, которые, наверное, сами с этим никогда не столкнутся. Мужчины в том числе.

Константин Чуриков: Если у нас зрители с юмором даже по такой теме пытаются шутить. «Почему много абортов?» - мы спросили. Сергей нам пишет: «Потому что мы все очень сексуальны». Татарстан заметил: «На прошлой неделе папиллома матки. На этой аборты». Ну, извините. Тверская область предлагает запретить секс до пенсионного возраста.

Дмитрий Дмитриев: Сексуальное здоровье является частью нормального здоровья любого гражданина. И просто придумывать такие вещи – это только в качестве анекдота разве что можно. Это часть нашей жизни. Мы должны серьезно к этому относиться, в том числе нормально.

Марина Калинина: Спасибо большое. Нам осталось подвести итог нашего опроса. За то, чтобы запретить аборты по системе обязательного медицинского страхования, высказались 30%.

Константин Чуриков: Несмотря на всю оголтелость.

Марина Калинина: А за то, что не надо запрещать аборты и продолжать их делать по системе ОМС, 70% наших зрителей.

Дмитрий Дмитриев: Я очень рад, что такой результат, потому что это правильно. Кроме того, что мы криминализируем это все, ничего хорошего не будет.

Константин Чуриков: У нас в студии был Дмитрий Дмитриев, заместитель генерального директора клиника «АльтраВита», врач, акушер-гинеколог. Спасибо большое.

Дмитрий Дмитриев: Спасибо вам.

Константин Чуриков: ОТРажение через 2 минуты продолжится. Подумаем, где же нам взять столько рабочих рук, если этих рабочих рук становится меньше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски