• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Дмитрий Гусев: Если сегодня независимых заправщиков жмут, жмут и жмут, то какой смысл вкладываться в их развитие?!

Дмитрий Гусев: Если сегодня независимых заправщиков жмут, жмут и жмут, то какой смысл вкладываться в их развитие?!

Гости
Дмитрий Гусев
вице-президент «Независимого топливного союза»

Оксана Галькевич: Вот знаете, тот самый случай, когда официальное сообщение «соглашение подписано всеми участниками» еще не значит, что буря закончилась. Речь, как вы поняли, о ситуации на топливном рынке. Облегчения мы с вами, автомобилисты в первую очередь, не получили, узнав о том, что нефтяники вроде бы договорились о мерах по стабилизации цен на АЗС.

Константин Чуриков: Ну потому что началась настоящая война миров. Наш нефтяной гигант «Роснефть» в очередной раз заявила, что в росте цен на бензин виноваты независимые АЗС, якобы они же виноваты в дефиците топлива на рынке. Ну а накануне в интервью «Коммерсант FM» глава «Роснефти» Игорь Сечин сказал открытым текстом: «Мы сейчас с этим будем разбираться очень серьезно». Ну и вот, видимо, промежуточный результат этих разборок: уже второй день подряд «Роснефть» не продает топливо на петербургской бирже.

Оксана Галькевич: Хотя есть совместный приказ ФАС и Минэнерго, по которому крупнейшие нефтяные компании обязаны продавать на бирже не меньше 10% бензина и авиакеросина и 5% дизельного топлива, и делать это они должны равномерно и регулярно в течение месяца. Но, возможно, отдельным компаниям этот приказ не указ, может быть такое?

Из разных регионов тем временем приходят сообщения, что крупные компании отказывают независимым заправщикам в поставках топлива, и это, друзья, серьезная проблема, потому что на независимые сети приходится большая часть автозаправочных станций в нашей стране, это 60%, я повторю, 60%.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, если вы имеете обыкновение заправляться, у вас есть автомобиль, расскажите, какая ситуация у вас в регионе с бензином, с дизелем как раз-таки на этих независимых АЗС, есть ли там топливо и сколько оно стоит: 8-800-222-00-14.

А в студии у нас сегодня и сейчас Дмитрий Гусев, вице-президент «Независимого топливного союза».

Дмитрий Гусев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Дмитрий Валерьевич, главный вопрос. Вот эта новая заваруха, очередной виток этого топливного кризиса, – мы увидим его развитие на заправках в виде цен?

Дмитрий Гусев: Я думаю, что нет, потому что на текущий момент цены зафиксированы. Продавать выше, чем зафиксировано в соглашении, нельзя, даже если у вас будут минуса, даже если у вас будут отрицательные значения, покупать кроме как на бирже на текущий момент негде, поэтому если хотите продавать через свою АЗС, покупайте дороже, продавайте дешевле.

Константин Чуриков: Подождите, но ведь и не реализовывать требуемый объем топлива на бирже тоже нельзя, однако вот одна из компаний себя ведет таким образом.

Дмитрий Гусев: Понимаете, есть требование равномерности торгов. По большому счету в течение месяца мы не знаем, исполнится оно или не исполнится, пока один или два дня по большому счету глобальной роли не играют, это всего-навсего какой-то технический показатель…

Константин Чуриков: Объем имеется в виду на месяц указанный?

Дмитрий Гусев: Да, месячный показатель.

Константин Чуриков: А, все понятно.

Дмитрий Гусев: Понятно, есть требование размерности, то есть должно быть так, что каждый день равномерно должен весь объем распределяться в течение месяца. Ну день нет, ну два нет, посмотрим, к чему это приведет, все-таки интересно. Я не думаю, что сейчас стоит поднимать бучу.

Константин Чуриков: Нам не то что интересно, нам страшно.

Оксана Галькевич: Вы знаете, на самом деле мы знаем о том, что в регионах проблемы все-таки возникают в отношении независимых заправщиков и крупных нефтяных компаний перерабатывающих.

Вот мы сейчас вам покажем небольшой сюжет из Сибири, где, кстати говоря, доля независимых автозаправочных станций весьма и весьма велика в отличие от европейской части нашей страны. Там на нефтеперерабатывающем заводе в Ачинске, возможно, вы слышали, водители бензовоз по несколько суток стоят в многокилометровой очереди, им там прямо жить приходится, в автомобилях. Пробка образовалась из-за того, что оптовые цены на топливо снизились, туда съехались не только из Красноярска, но и из соседних городов. Водители говорят, что в первую очередь заправляют бензовозы той самой «Роснефти», поскольку эта компания, собственно, хозяин завода, а все остальные должны ждать в очереди, что и делают.

На ачинском НПЗ считают, что такой ажиотаж появился из-за морозов и большого числа желающих получить зимний дизель, это такая официальная формулировка. Там утверждают, что топливо подается в запланированном объеме, но завод физически не успевает отгрузить его всем бензовозам. Вы слышали об этой истории?

Дмитрий Гусев: Да конечно мы слышали об этой истории, многие наши коллеги уже об этом сообщали, присылали ролики…

Оксана Галькевич: И ей не два дня просто.

Дмитрий Гусев: Нет, этой истории несколько дней. К сожалению, на самом деле ситуация сложилась по многим регионам такая, что пока прошел процесс согласования документа, который вышел из правительства и ВИНКи, во многих регионах большая часть нефтяных компаний приостановила в той или иной мере поставки топлива в том числе и на мелком опте.

Константин Чуриков: Чтобы зрители нас понимали, ВИНК – это вертикально интегрированная нефтяная компания.

Дмитрий Гусев: Нефтяная компания, да. И опять же неожиданно пришла зима, все поняли, что нужно производить зимнее дизельное топливо в очередной раз, видимо, и создают такую ситуацию. Зачем нагнетается этот социальный конфликт, непонятно: то ли всем уже надоели независимые АЗС и малый бизнес, но вроде как у нас президент говорит о том, что малый и средний бизнес должны развиваться, а здесь почему-то совершенно противоположная ситуация.

Константин Чуриков: А мы сейчас, кстати, узнаем у зрителей, надоели им независимые АЗС или нет. Сначала сообщение нашей зрительницы Натальи: «На независимых АЗС можно заправиться, но кто потом будет чинить автомобиль? Качество топлива ужасное, люди на свой страх и риск там заправляются». Уважаемые зрители, вы доверяете независимым заправкам? – «да» или «нет, пожалуйста, отвечайте на номер 5445, это наш SMS-портал.

Оксана Галькевич: Скажите, откуда тогда такие сообщения? Вы говорите, что цены сейчас зафиксированы, но вот я смотрю, через одно на нашем SMS-портале сообщение о том, что бензин дорожает, бензин дорожает, цены растут, поднимутся, Тюмень…

Константин Чуриков: В Екатеринбурге и области дизель с 14 ноября подорожал на 2 рубля.

Оксана Галькевич: Красноярск, Краснодар.

Дмитрий Гусев: Вы не забывайте о том, что сейчас идет переход с летнего дизеля на зимний, соответственно, в том же соглашении указано о том, что при переходе с летнего топлива на зимнее топливо плюс 2 рубля имеют право все поднять. То есть это те законные 2 рубля, которые дали при переходе.

Оксана Галькевич: Какая неожиданность.

Константин Чуриков: То есть есть 2 рубля законные и незаконные? Понятно.

Дмитрий Гусев: Нет, у нас сейчас все законно, у нас сейчас все в рамках соглашения.

Оксана Галькевич: А, все четко в рамках соглашения? То есть стороны, как вы считаете, сейчас придерживаются этих позиций?

Дмитрий Гусев: Ну единственная проблема в том, что нас-то к этому соглашению не допускали, ни к обсуждению, ни к нему, поэтому это называется «без меня меня женили»: к чему-то пришли, где-то согласовали, какие-то цены, какие-то уровни, какие-то пределы рентабельности заправок…

Оксана Галькевич: Так вы же можете не участвовать, если вас не пригласили.

Дмитрий Гусев: Мы, к сожалению, можем не участвовать, но Антимонопольная служба и Федеральная налоговая служба, это им ориентиры, они будут считать, что это незаконно полученная прибыль. Я боюсь, что следующим шагом будут проверки и попытки доказать незаконно полученную прибыль и еще с независимых изъять эти деньги.

Оксана Галькевич: Подождите, подпись в итоге ваши представители поставили под этим соглашением?

Дмитрий Гусев: «Независимый топливный союз» не был приглашен.

Оксана Галькевич: Не был приглашен, но впоследствии вашей подписи…

Дмитрий Гусев: Нет, ее даже никто…

Константин Чуриков: Подождите, летом же собирали как раз за одним столом в правительстве, регулировали розничные цены.

Дмитрий Гусев: Еще раз говорю: нас как «Независимый топливный союз», мы на самом деле уже достаточно долго бьемся, все время говорят, что мы кричим. Мы на самом деле кричим не ради того, чтобы что-то, а хотя бы чтобы нас допустили к обсуждению, чтобы донести наши точки зрения, донести мнение большого количества АЗС о том, как они вообще видят этот рынок, как его нужно регулировать, как в нем нужно участвовать. Мы, к сожалению, даже не можем прийти к диалогу с регуляторами, а принимают решения без нас.

Оксана Галькевич: У меня тогда вопрос, почему, собственно, это соглашение имеет законную силу для тех, кто не был приглашен к его подписанию, чьи подписи там не поставлены?

Дмитрий Гусев: Вы знаете, у нас, к сожалению, многие решения правительства имеют законную силу без обсуждения с населением страны, понимаете, поэтому это принятое решение, которое экстраполируется на всех.

Оксана Галькевич: На всех распространяется?

Дмитрий Гусев: Да.

Константин Чуриков: Хороший вопрос из Свердловской области. Вы говорите, что дизель летний, дизель зимний, когда зимний, цена повышается на 2 рубля. А почему летом стоимость дизеля не падает?

Дмитрий Гусев: Скажите мне, пожалуйста, а почему на 25% нефть упала в цене, а у нас на бирже цена, все ушли, цена пошла вверх?

Константин Чуриков: А это вы мне скажите, пожалуйста.

Дмитрий Гусев: А потому что, к сожалению, наш рынок не зависит от мирового рынка. Понимаете, наш вечный баланс между поиском социальной справедливости в цене на нефть и попыткой удержания уже при жизни дойной коровы в виде нефтяной отрасли, он все время балансирует на какой-то грани то ли выжить, то ли не выжить, то ли цены низкие, то ли бензин постоянно будет, то ли побольше денег срубить в виде акцизов, пошлин, еще чего-то, то ли еще чтобы отрасль развивалась и добыча росла.

Понимаете, отсутствие какого-то системного подхода и большое влияние финансового блока в правительстве, основной задачей которого является пополнение бюджета, приводит к тому, что постоянно рассматривают отрасль как, еще раз повторюсь, некую дойную корову, постоянно всех дергают безумным количеством проверок, согласований, начиная с того, что просто АЗС построить, то там разрешение, то какие-то постоянные службы, которые приходят и проверяют, проверяют, проверяют, а необходимой рентабельности бизнеса нет. И вообще никто не задумывается о том, нужен этот бизнес или не нужен.

Константин Чуриков: Дмитрий Валерьевич, ну правильно, если бизнес не идет, может быть, лучше закрыться, открыть что-нибудь другое?

Дмитрий Гусев: Давайте вообще все заправки закроем и посмотрим, что будет.

Оксана Галькевич: Костя, видите ли, не автомобилист в принципе, он особенно на большие расстояния особенно за Урал не ездил…

Константин Чуриков: Будем делать палки для скандинавской ходьбы.

Оксана Галькевич: …когда ты такой едешь-едешь, уже медведи тебе навстречу, а заправиться негде, Костя.

Дмитрий Гусев: Будет отпуск, от Москвы до Владивостока скандинавской…

Оксана Галькевич: Да на Алтай хотя бы сгоняй.

Дмитрий Гусев: Да, на Алтай.

Константин Чуриков: Как предки встарь.

Давайте послушаем звонок.

Оксана Галькевич: Звоночек, у нас Киров, Анатолий. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Слушаем вас, Анатолий.

Зритель: У меня такое предложение по бензину, по дизтопливу, по всем остальным вопросам. Государственная Дума должна вернуть закон о прогрессивном налоге на сверхприбыль, и тогда цены встанут на свои места, будут такие же, как, допустим, в Иране: 14 рублей дизтопливо, 21 рубль бензин 92-й. Или в Саудовской Аравии 8 рублей дизтопливо, 21 рубль бензин. Нужно еще иметь в виду, что себестоимость дизтоплива на 30% дешевле, чем стоимость бензина.

Константин Чуриков: Ну да, у нас почему-то такой бардак, что все как раз наоборот. Спасибо за ваш звонок.

Почему дизель дороже бензина?

Дмитрий Гусев: А почему в Европе дизель дороже бензина? Он везде дороже.

Оксана Галькевич: Ну есть этому какие-то…

Константин Чуриков: Ну почему? Ну хорошо, есть обоснование, что так везде, а рационально?

Дмитрий Гусев: Есть себестоимость производства, есть производство дизеля, есть производство бензина. К сожалению, я сейчас не готов на этот вопрос ответить и разложить вам просто по экономическим составляющим, но как таковой… Плюс опять же дизель все-таки больше у нас в стране на текущий момент рассматривается как коммерческое топливо, нежели как топливо для домохозяйств, поэтому априори его рост…

Раньше, если вы помните, ценник был, как правило, на дизель ниже, чем на 92-й, сейчас он растет, потому что это топливо коммерческое, больше используется для коммерческих целей, соответственно, не так сильно влияет на настроения населения, поэтому потихоньку-потихоньку растет. А с точки зрения предложения зрителя из Кирова, я в принципе полностью согласен, но у нас сейчас 65% почти налог на сверхприбыль нефтяных компаний, в каждом литре у нас 65% налогов. Отмените из текущих 45 рублей 25 рублей налогов, и мы увидим 20 рублей за литр на АЗС.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы как-то в эту студию приглашали, вы его знаете, наверное, Крутихина Михаила Ивановича.

Дмитрий Гусев: Михаил, да.

Константин Чуриков: Он рассказывал, что с норвежскими друзьями встречался, они тоже держат заправки, тоже, как и вы, независимые АЗС, и они рассказывают, что не на бензине зарабатывают, а зарабатывают на сосисках, на том, что у них там кофе покупают…

Оксана Галькевич: Шоколадки, кофеек.

Константин Чуриков: Да. Может быть, как-то в эту сторону двигать?

Оксана Галькевич: Так и Сечин, по-моему, то же самое посоветовал: зарабатывайте на продаже сопутствующих товаров.

Дмитрий Гусев: Вы понимаете, мы еще раз в рамках…

Константин Чуриков: Там, кстати, на заправках «Роснефти» все это есть.

Дмитрий Гусев: Да мы готовы все что угодно сделать. Поймите, что смысл тогда торговать бензином? То есть в любом случае торговля бензином должна как минимум оправдывать торговлю самим бензином. Безусловно, в других странах, в тех же европейских странах есть некие коммерческие преимущества, которые создают заправкам. В некоторых странах, допустим, вы не можете купить после 18 часов, вы знаете, в Европе в 18-19 часов закрываются все магазины, после 19 часов единственная точка, где можно купить либо ехать в дальний магазин, крупный молл какой-то, либо заехать на заправку. То есть создаются внетопливные преимущества, которые позволяют тем же самым автозаправочным станциям выживать. Сколько мы говорили про продажу алкоголя? 7 лет. Она не влияет на статистику, никто не едет специально за рулем и не покупает алкоголь, не пьет его, управляя транспортным средством. За 7 лет фактически до сих пор там окончательно вопрос не решен. Если будут созданы некие преимущества для АЗС, которые позволят перекрывать…

Ну и в конце концов, опять же минимальный расход, для того чтобы это топливо купить, привезти, продать… Вы понимаете, мы покупаем 20 тонн, продаем их в течение месяца, это затраты денег. Сейчас очень большая проблема, банки не кредитуют топливный бензин, потому что они считают, что он очень высокорискованный. Мы не можем ни взять кредитов, ни купить топливо, ничего. Ну хорошо, мы будем продавать сосиски, дальше что? Топливо от этого не пойдет, не появится.

Константин Чуриков: А крупные игроки рынка как-то к вам присматриваются, делают предложения о покупке сети АЗС?

Дмитрий Гусев: Последние наши замечательные крупные компании летом, когда был очередной виток кризиса, они сказали, что уже жить невозможно, может быть, купить кто-нибудь, сказали, что независимые никому не нужны.

Оксана Галькевич: Ну понятно, почему они не нужны, – потому что большие нефтяники стоят вдоль больших, проходимых трасс, я знаю это как автомобилист. Как только ты съезжаешь на какую-нибудь небольшую региональную, там, собственно, стоит независимый автозаправщик. И я вижу, что там и публика, соответственно, другая, соответственно, проходимость совершенно иная.

Дмитрий Гусев: Да, и пролива меньше, и потребление. И опять же вопрос, там в какой-то деревне магазин не построишь, чтобы сосиски продавать, там никто покупать не будет.

Оксана Галькевич: Это точно совершенно. В малых городах, в наших малых населенных пунктах за сосисками точно, там вряд ли кто-то что-то у вас покупает, доход, достаток у людей другой.

Дмитрий, а почему так происходит, я как раз вас и хотела спросить. Почему вы не стоите в большом количестве? Есть отдельные примеры вдоль больших, проходимых федеральных трасс, на скоростных трассах? Вот, например, М11 сейчас открыли, такой простор для деятельности, вставайте, развивайтесь, вам…

Дмитрий Гусев: На что? На какие денежные средства, вы мне скажите, пожалуйста.

Константин Чуриков: Ну если Оксана Глебовна заплатила за проезд по этой трассе, наверное, она себе и бензин позволит по особой цене.

Оксана Галькевич: Заплатила, конечно. Там 800 километров, по-любому приходится заправляться.

Дмитрий Гусев: Там раз 10 приходится платить и, наверное, несколько раз заправляться. Еще раз говорю: необходимы денежные средства для развития бизнеса. Если мы на сегодня видим, что независимых жмут, жмут и жмут, смысл вкладываться в развитие?

Оксана Галькевич: Я вас спрашиваю, порог входа на такие трассы высок? Вас туда не пускают?

Дмитрий Гусев: Нет, вообще вход в бензин. Нет, вообще… Во-первых, начнем с того, что и особо никого пускать не будут, это раз, то есть это проблема, во-вторых, биться за кусок земли с «Газпромнефтью», «Роснефтью» и «Лукойлом», вы сами понимаете, у них априори предложение будет лучше. Их денежные средства, их финансы позволяют гораздо дешевле и привлечь деньги, вообще в принципе просто их привлечь. Потому что на сегодня, еще раз говорю, проблема независимых – это вообще проблема привлечения денежных средств.

Константин Чуриков: Анатолий из Екатеринбурга у нас в эфире. Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Анатолий, здравствуйте. Нам из вашего региона писали, что у вас с 14 ноября выросли цены на дизель на 2 рубля – было такое? Видели? Анатолий, вы нас слышите?

Оксана Галькевич: Анатолий?

Зритель: Екатеринбург, Анатолий слушает вас.

Оксана Галькевич: Так это мы вас слушаем, в прямом эфире вы, Анатолий.

Зритель: А, спасибо, что ответили. Вот у меня такой вопрос к вам просто чисто… Допустим, сегодня по радио говорили, что в городе Екатеринбурге бензин упал маленько в цене. Но это, конечно, вранье, ничего он не подал.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Дизельное топливо с позавчерашнего дня поднялось на 2 рубля полностью везде, на «Лукойле», на «Газпроме»…

Константин Чуриков: Вот-вот, нам об этом зрители писали из вашего региона. Так.

Зритель: Ну вот послушайте дальше, дайте я договорю маленько хотя бы. Тут вот говорят про Европу, про бензин, про дизтопливо. У меня вот просто вопрос. В Германии на данный момент стоит 1 евро 30 центов бензин 95-й, то есть от 1.30 до 1.45, а дизельное топливо стоит 1.25, как бы немножко получается разница, небольшая. Зачем нам все придумывают в телевизоре, в радио говорят? Нас что, государство всех обманывает, я не понимаю?

Константин Чуриков: По поводу чего обманывает? Уточните.

Оксана Галькевич: Дизель дешевле, а у нас он дороже.

Зритель: Ну, допустим, здесь… Я, конечно, не хочу плохо говорить, буквально было собрание у господина Путина, здесь показывали, сейчас новости смотрю. Вот этот же Козак себя пяткой в грудь колотил, что они договорились с нефтяными компаниями цены не подымать, но почему цены-то подняли на дизтопливо? В чем дело?

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Дмитрий Гусев: Ну опять же это та же самая ситуация с дизельным топливом о том, что там зимнее и летнее. Тут ничего не поменяешь, зима пришла, топливо подорожало, потому что это немножко другой фракционный состав, оно должно выдерживать другие температуры, чтобы ехать.

Оксана Галькевич: А смотрите, у нас регионы вот еще такой момент отмечают, я не знаю, работает это на вашем топливном рынке или нет. Вот Ростовская область пишет: «Ну почему у нас вообще в принципе бензин стоит как в Москве?» Это к тому, что уровень благосостояния регионов разный, мы знаем, что, допустим, в продуктовых сетях где-то молоко подешевле, где-то хлеб подешевле, в Москве, в Петербурге это все несколько дороже, потому что там люди могут себе это позволить.

Дмитрий Гусев: Ну потому что в городах-миллионниках, как правило, ценники выше, то есть это в любом случае зависит не столько от Москвы…

Оксана Галькевич: Но вот Ростов нам пишет, что у них как в Москве.

Константин Чуриков: Но зарплаты явно не московские, мы с вами это понимаем, даже на заправках.

Дмитрий Гусев: Ну в любом случае. Зарплаты не московские, но все же зависит от потребления. Поверьте, там те же крупные нефтяные компании достаточно активно используют маркетинговую политику и спрос. То есть, соответственно, если, видимо, регион потребляет хорошо, то и цены поднимают в зависимости от потребления.

Оксана Галькевич: А, вот так. То есть чтобы показать, как говорится, вот эту вот кузькину всем вот этим бизнесменам, надо меньше потреблять, тогда они цены снизят.

Дмитрий Гусев: Ну а в целом вы поймите, есть базовые правила экономики о том, что товар в каждой точке рынка должен стоить одинаково, соответствие не может быть такого, что… Идеальный рынок говорит нам, что от Камчатки до Калининграда единая цена на товар.

Константин Чуриков: Давайте рассмотрим дальнейший сценарий развития событий. Как вы думаете, к чему сейчас все придет в самое ближайшее время на наших с вами глазах и к каким ценам?

Дмитрий Гусев: Вы знаете, пока цены у нас определены, я думаю, что пока они повышаться не будут, если только все-таки не будут приняты какие-то разумные решения с точки зрения регулирования рынка. Потому что то, что создано сейчас, ведет к уничтожению независимой розницы. Невозможность выживания, невозможно существования бизнеса в текущих условиях говорит о том, что автозаправочные станции будут закрываться.

Константин Чуриков: Я просто хочу напомнить, что у нас сегодня цены на нефтепродукты на бирже показали резкий рост после того, как «Роснефть» уже второй день не продает там…

Дмитрий Гусев: Предложение уменьшилось, цена увеличилась.

Константин Чуриков: Да, резко.

Оксана Галькевич: У нас телезрители очень, вы знаете, внимательно все это отмечают, нам из разных совершенно регионов люди, не знающие друг друга, пишут, что у них на 2 рубля выросло ровно то, о чем вы говорите, у кого-то на 2.50 увеличилась цена.

У нас вот такой вопрос есть из Иркутской области, может быть, вам даже проще будет на него ответить: «А почему у нас цена на топливо все-таки в 3 раза ниже, чем в Европе?»

Дмитрий Гусев: А потому что у нас есть социальное сдерживание рынка, потому что у нас рынок не рынок. Потому что если бы у нас отпустили его, топливо, перестали сдерживать розничную цену на заправках, мы бы увидели в один прекрасный момент, я думаю, сегодня 60-65 рублей…

Константин Чуриков: Дмитрий Валерьевич, я не ослышался, у нас есть социальное сдерживание рынка?

Дмитрий Гусев: Да. А как вы считаете? А вы думаете, что при условии того, что, условно говоря, ваш любимый помидор можно продать туда за 2 рубля, а здесь он продается за рубль, куда вы продавать будете?

Константин Чуриков: Подождите, просто у нас внутри ощущение, что как раз-таки вот этого социального сдерживания мы не видим.

Дмитрий Гусев: Ну это у вас неправильное ощущение.

Константин Чуриков: Да?

Дмитрий Гусев: Да.

Константин Чуриков: Нужны правильные ощущения?

Дмитрий Гусев: Нужны правильные ощущения.

Константин Чуриков: Хорошо, будем стараться.

Дмитрий Гусев: Я еще раз говорю: если рядом, в окружении топливо на экспорте всегда продается с премией, то есть там рынки более высокомаржинальные…

Константин Чуриков: Там зарплаты более высокомаржинальные.

Дмитрий Гусев: Я прошу прощения, но я же не глава профсоюза, то есть это тоже серьезный вопрос, почему у нас в стране низкие зарплаты, но я же говорю за отрасль, а не за зарплаты. Это опять нужно в рамках соглашения с правительством переговорить: может быть, все-таки легче поднять всем зарплаты и тогда можно поднять, отпустить цены на топливо?

Оксана Галькевич: Дмитрий Валерьевич, вот это вот соглашение, к обсуждению которого вы, собственно, не были приглашены, увы на самом деле, наверное, это неправильно, оно все-таки до какого момента подписано?

Дмитрий Гусев: До 31 марта лимиты стоят.

Оксана Галькевич: Что будет после 31 марта?

Дмитрий Гусев: Вы знаете, я, честно говоря, не знаю, что будет и до 31 марта. Потому что я все-таки надеюсь на какие-то разумные решения, на проведение совещаний и консультации с правительством о введении какой-то разумной позиции, вообще что будет с рынком.

Константин Чуриков: То есть вы надеетесь, что вслед за двумя соглашениями будет еще третье и вот оно-то сработает.

Дмитрий Гусев: Я надеюсь, что будет третье или четвертое, потому что вот рубка Козаком с плеча шашкой ни к чему хорошему не приведет. Мы приведем к Венесуэле: все дешево, хорошо, замечательно, но все бегут куда-то. Почему бегут, непонятно, но топливо дешевое.

Константин Чуриков: Олега из Саратовской области давайте еще послушаем. Здравствуйте, Олег.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Как у вас там с бензином, с дизелем?

Зритель: Вы слышите меня?

Константин Чуриков: Вот так слышим, говорите.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Я просто хотел сказать, что недавно включил телевизор, вашу передачу всегда смотрю. Не знаю, как вашего эксперта зовут, но я бы сказал, что он немножко лукавит насчет подорожания, что солярка зимняя. Да, я уже давно, это у меня своей…, своя фура, и получается так. Время подходит к зиме, солярка подорожала. Почему? Говорят, что зимняя. Ну ладно, зимняя, я согласен покупать ее, все. Приходит весна, зимняя солярка не нужна, но она не дешевеет.

Константин Чуриков: Потому что она не летняя, она весенняя.

Дмитрий Гусев: Нет, там межсезонное…

Константин Чуриков: Ну понятно, о чем вы говорите, что все равно казино не остается никогда в проигрыше.

Зритель: Каждый год она поднимается, поднимается из-за того, что зимняя, но весной не падает.

Константин Чуриков: Да-да, спасибо за ваш звонок, мы просто об этом уже говорили.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Сейчас внук у меня ездил в сторону Татарстана, говорит, там уже солярка зимняя 49 рублей.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Давайте подведем итоги нашего опроса. Мы вот спрашивали, доверяют ли независимым АЗС наши телезрители. Вы знаете, получился у нас такой результат: 77%, к сожалению, с опаской относятся к заправкам на независимых станциях, 23% доверяют.

Дмитрий Гусев: Ну сложно сформулированный вопрос. Что значит «доверяют»?

Константин Чуриков: В широком смысле слова.

Оксана Галькевич: Качество.

Дмитрий Гусев: В широком смысле слова… Качество, количество?

Константин Чуриков: Ну знаете, кто напарывался, тот, наверное, тоже сделал свои выводы, потому что всякое бывает, согласитесь и не независимых заправках в том числе.

Оксана Галькевич: Спасибо нашим телезрителям, спасибо нашему гостю. В студии был Дмитрий Гусев, вице-президент «Независимого топливного союза».

Константин Чуриков: А мы к вам вернемся уже через пару минут, кстати, продолжим автомобильную тему и в следующей получасовке.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Александр
Умные люди (и я с ними согласен) уже неоднократно подчеркивали в своих выступлениях, что на лицо самый настоящий саботаж! Правительство в очередной раз выглядело как нищий на паперти! Одно только заседание , где жалким просителем выглядел Козак, а улыбашечки бензиновых "королей", говорит о полной не состоятельности нашего правительства! Саботаж должен быть пресечен в самом его зачатии! Если уж допустили данный беспредел "нефтянки", подайте в отставку! Или кишка тонка??
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты