• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Дмитрий Хомченко: Каждая УК ежегодно обязана отчитываться перед жильцами многоквартирного дома – сколько денег собрано, на что потрачено и финансовый план на следующий год

Дмитрий Хомченко: Каждая УК ежегодно обязана отчитываться перед жильцами многоквартирного дома – сколько денег собрано, на что потрачено и финансовый план на следующий год

Гости
Дмитрий Хомченко
эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ
Вадим Надточиев
начальник службы корпоративных коммуникаций АО «Мосэнергосбыт»
Валерий Шамсудинов
житель г. Сочи

Оксана Галькевич: Мы продолжаем наш прямой эфир. Должники, богатые и бедные – вот о чем будем сейчас говорить. По данным Минстроя, коммунальные услуги в России не оплачивает каждый десятый. И, что интересно, в этой группе не только одни малоимущие, например, или безработные, то есть люди, которые испытывают определенные финансовые трудности, но еще и миллионеры, за которыми числятся задолженности по 300-400 тысяч рублей.

Александр Денисов: Это, наверное, такая наша русская традиция. Дворяне, все мы знаем из русской литературы, любили копить долги. В карты проиграть – пожалуйста, долг заплатим немедленно. А вот расплатиться с поваром, кучером, портным не обязательно – подождут.

Оксана Галькевич: По состоянию на 1 ноября общая задолженность россиян, не погасивших долг за услуги ЖКХ по решению суда, достигла уже более чем 1.5 млрд рублей. За года она выросла на 27% с лишним. Число должников увеличилось тоже на 20%. В то же время средний размер задолженности немного уменьшился, составляет сейчас около 45 000 рублей.

Александр Денисов: И задолженность населения за электроэнергию составила 52 млрд рублей, увеличившись с начала года на 6,7 млрд. Таковы данные. И сегодня мы обсудим тему с нашим гостем. У нас в гостях Дмитрий Юрьевич Хомченко, эксперт аналитического центра при правительстве Российской Федерации. Добрый день.

Дмитрий Хомченко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Я перед эфиром наткнулся на еще одну цифру. Минстрой говорит, что у нас все долги по ЖКХ (и электроэнергия, и вывоз мусора, и прочее) 500 млрд рублей.

Дмитрий Хомченко: К сожалению, да. И мы говорим о задолженности физических лиц. Если взять задолженность промышленных предприятий, бюджетного сектора по воде, электроэнергии, теплу, мусора, то там более 1 трлн.

Оксана Галькевич: То есть главные в этой структуре долга – не физические лица?

Дмитрий Хомченко: Поскольку потребление в основном на физических лицах по объему вырабатываемых коммунальных ресурсах, то в соотносимых долях все-таки подавляющее большинство населения.

Оксана Галькевич: И на самом деле понемногу, потихонечку эта кривая ползет и ползет вверх.

Дмитрий Хомченко: К сожалению, да. От года к году увеличивается общий размер задолженности и задолженность физических лиц в частности.

Оксана Галькевич: С этим что-то можно сделать, или ничего не поделаешь, тут только экономика если как-то будет подниматься, то и задолженность будет падать, люди побогаче будут?

Дмитрий Хомченко: Как вы уже отметили, есть должники богатые и бедные. И если должники бедные не имеют физической возможности, просто денежных средств как таковых, чтобы расплатиться со своими долгами прошлыми и продолжают копить текущие, то масса, к сожалению, вполне платежеспособных граждан не то чтобы игнорируют совсем – платят время от времени, платят нерегулярно, платят сразу за полгода, причем, не вперед, а назад, тем самым эту статистику ухудшая и ставя отрасль вообще в тяжелое положение. Потому что для того, чтобы выработать тепло, необходимо приобрести уголь. И приобрести его надо сегодня, а не завтра. И заплатить за него надо авансом. И только когда придет авансовый платеж, будет отгрузка, после чего этот уголь будет переработан, появится тепловая энергия, а граждане за него платят постфактум.

И вот эти разрывы увеличиваются, как и увеличивается этот платежный дисбаланс, к сожалению.

Оксана Галькевич: Здесь какие-то управленческие предложения, сервисные – они насколько гибко используются , сервисные – они насколько гибко используются нашими ресурсниками? Я слышала, что в Китае (вы говорите – платят наши должники за полгода назад, если накопили) и еще в некоторых странах вы можете авансом проплатить услугу. У нас ведь такой возможности нет.

Дмитрий Хомченко: В России есть возможность платить авансом, но, к сожалению, желающих практически нет.

Оксана Галькевич: Мы плохо знаем об этом. Видите.

Дмитрий Хомченко: Законодательно возможно. И есть люди, которые действительно платят. Но это из сотни, может быть, 5 человек.

Оксана Галькевич: Но это такой сервис, который совершенно, знаете, не слышен, не виден, мало кому известен.

Дмитрий Хомченко: Но платежки то приходят всем, и приходят каждый месяц. И информация в этих платежках в том числе о возможности авансового платежа, в каждом регионе по-разному, но, тем не менее, присутствует.

Александр Денисов: Есть разная мотивация у людей, почему не платить. Понятно, богатым все равно. Они могут и махом заплатить. Вот житель Сочи Валерий Шамсутдинов уже больше года воюет с управляющей компанией, принципиально отказывается оплачивать коммунальные счета за обслуживание дома.

Оксана Галькевич: Именно принципиально. Его позиция такова. Десятиэтажке уже 30 лет, из которых Валерий живет в этом доме 11. И за это время он только один раз видел ремонт в своем подъезде, и то просто взяли и покрасили формально стены. По мнению Валерия, все эти общедомовые электрические коммуникации, трубы, окна, мусоропровод в ужасающем состоянии находятся.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Тем временем, долг управляющей компании достиг уже 18000 рублей. Но все ее попытки надавить Валерия отключить в его квартире какие-либо коммуникации заканчиваются провалом. Сочинец городу ничего не должен: за воду, газ, свет он платит регулярно.

Оксана Галькевич: Дмитрий Юрьевич, как вам такая позиция?

Дмитрий Хомченко: К сожалению, позиция очень распространенная. И чем меньше граждане проявляют желание платить, тем хуже состояние именно жилищного фонда.

Оксана Галькевич: Замкнутый круг, вы считаете?

Дмитрий Хомченко: Да.

Оксана Галькевич: Но, с другой стороны, ведь и Валерий тоже считает, что это замкнутый круг. Мы можем сейчас с ним побеседовать. Он у нас по телефону на связи из Сочи. Валерий, здравствуйте.

Валерий: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Скажите. А как вы к этой мысли пришли, что все плохо – платить не буду. В какой момент это произошло? Вы пытались добиться этого ремонта, какого-то исправления ситуации? Или просто не буду – и все?

Валерий: Я на самом деле к этому очень просто отношусь. Я вижу в квитанции, допустим, обслуживание электроэнергии, водоотведения или чего-то. Я просто выхожу на лестничную площадку и вижу это обслуживание воочию. Зачем я буду кому-то доказывать? Я не понимаю, за что мне платить. Я не вижу, за что я должен платить. Если я стабильно плачу какие-то 100 рублей, то я надеюсь, что на эти 100 рублей будет что-то сделано. Но в квитанции почти 1000 рублей… Представьте, весь наш подъезд и весь наш дом, какая сумма в месяц выходит. И ничего же не делается. Я не понимаю просто, что входит в эту сумму. То есть то, что написано в квитанции, этого не делают. И смысл мне платить? Я не понимаю. Если надо будет судиться, я, конечно, буду с ними судиться. Мне в принципе в суде есть, что рассказать.

Александр Денисов: Валерий, вопрос такой. Сейчас у вас общий долг 18 000?

Валерий: 19 000.

Александр Денисов: Смотрите, сейчас коммунальные компании тут же передают, даже если долг небольшой (2-3 тысячи) коллекторам. С вами еще никто не связывался, не требовал от вас по телефону заплатить?

Валерий: На самом деле, если честно, не было такого. Я думаю, что таких должников, как я… Я думаю, что на всех коллекторов не хватает пока. Придут, мы будем разговаривать – что делать?

Оксана Галькевич: Они на вас пытаются как-то воздействовать? Знаете, у нас любят иногда список должников разместить в подъезде, чтоб соседи видели.

Валерий: Да, согласен. Это все есть. Но последняя бумага, которая мне пришла, они ссылаются на какую-то статью, я ее открыл в интернете. Там масло масляное. Там общее положение, что я обязан платить управляющей компании, и всего лишь. Они ссылаются на это постановление, рекомендуют мне погасить долг, или они меня будут отключать от электроэнергии, от водоснабжения и так далее, и тому подобное.

Я, тем не менее, набрал Энергосети, задал им сегодня вопрос: «А у вас есть какие-то договора с управляющей компанией или какие-то соглашения, на основании которых они могут предпринимать такие меры? С вами у меня долга нет. Я за электроэнергию я плачу. Я ее потребляю». На что мне сказали: «Нет у нас никаких соглашений договора с ними, это очень спорная ситуация. Обращайтесь в свою управляющую компанию, на основании чего они могут вам это сделать». То есть такая непонятная ситуация.

Александр Денисов: Валерий, а вы не боитесь ограничения? Допустим, решите вы поехать в командировку, а вы не сможете вылететь за границу, потому что у вас эта история с коммунальной компанией. Что вы ей что-то доказываете, она вам. Вот решение суда будет, что вы должны такую-то сумму. Вот вас ограничат в правах. Допустим, автомобильные права заберут.

Валерий: Ради бога. Если решение суда будет, будем закрывать этот долг. Но пока я не вижу, за что я должен. Я уверен на 100%, что эта сумма должна быть пересчитана. Откуда они берут эти цифры, я не понимаю. Тем более, какая-то бабушка из моего подъезда платит только потому, что она просто боится, что у нее квартиру заберут.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое. Это Валерий Шамсутдинов, житель Сочи. Такая принципиальная позиция. Человек готов ее отстаивать.

Дмитрий Хомченко: Давайте разберем ситуацию. В каждом конкретном случае надо разбираться индивидуально, потому что нет общего рецепта. Но, с точки зрения законодательства, если гражданин не удовлетворен качеством оказываемых ему жилищных либо коммунальных услуг, есть легальные, детально прописанные механизмы снижения платежа. В случае некачественного предоставления с перерывами, превышающими установленную продолжительность, если мы о коммуналке, и так далее. Это первое.

То есть вполне легально можно бороться с управляющей компанией, требуя пересчета тех платежей, если не оказаны какие-то услуги, но не по умолчанию «не хочу – и не плачу», а через акты. Не является представитель управляющей компании – отдельный механизм, сами жильцы могут собраться и сказать: «Действительно, к этому электрощитку уже 5 лет никто не подходил, и он находится в предаварийном либо аварийном состоянии, что чревато возгоранием». И дальше с этим актом можно действовать.

Более того, деятельность управляющей компании лицензируется на сегодняшний день и проверяется. В том же городе Сочи вполне сильное жилищное подразделение администрации, в которое можно жаловаться по каждому конкретному случаю, с управляющей компанией будут разбираться. Но не платить по умолчанию – это значит что? Это значит снижать общую сумму тех денежных средств, которые компания может потратить на дом. Вполне возможно, что работа не делается в силу того, что сумма недостаточна, которая собирается со всех жильцов.

Александр Денисов: То есть как раз им не хватает тех 18000?

Дмитрий Хомченко: Не только 18000. Там есть еще неплательщики. И если у нас обслуживание дома по нормативам требует 1.5 млн в год, управляющая компания может собирать 300-500. И то, что она собирает, ровно настолько она работ и выполняет. Почему она активно не борется и не работает с неплательщиком – это вопрос к управляющей компании, потому что жителям надо разбираться, тем более жителям, которые принципиально свою позицию…

Оксана Галькевич: Потом, это получается с точки зрения отдельно взятого человека в некотором смысле суд Линча в отношении коммунальной компании. А есть определенное законное поле, алгоритм, который выглядит несколько иначе.

Дмитрий Хомченко: Безусловно. Это первое. И второе. По поводу непонятности той платежки, которую мы получаем. Это скорее вина как раз управляющей компании, чем жителей. Каждая управляющая компания ежегодно на общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме и нанимателей, если там таковые есть, обязана отчитываться. То есть рассказывать жителям, сколько денег собрано, на что они потрачены и финансовый план на следующий год. То есть «Мы планируем с вас собрать столько-то через 100 рублей/квадратный метр или 120, или 150, и будьте добры. Тот объем работ, который мы выполняем, вы его должны, во-первых, видеть, во-вторых, вы можете его изменить своим решением». Это базовые основы, которые заложены в законодательство. Да, управляющие компании, к сожалению, не проводят эти общие собрания. Да, собрание объявляется – приходит, может, 1/3 от всех собственников. Естественно, нет кворума, никакие решения принять невозможно. Когда управляющая компания говорит: «Граждане, давайте увеличим тариф на 10-20 рублей за тот же квадратный метр, подавляющее большинство граждан говорит – нет, нас все устраивает. Вот какой щиток есть, такой и есть. Но тарифы за жилищные услуги трогать не надо». И муниципалитеты вынуждены уже, понимая, что управляющие компании просто прекратят свою работу и встанет вообще проблема обслуживания жилищного фонда, представьте, что эта управляющая компания… Один не заплатил, второй, третий, четвертый, пятый, и начала с дома получать совершенно какие-то минимальные платежи, которые не хватают на зарплату дворника, техничек, которые моют подъезды. Она закроется и уйдет. Что дальше? Кто будет обслуживать это здание, и за какие деньги?

Оксана Галькевич: Получается, что вопросы надо задавать не только управляющей компании, но и своим соседям тоже, да?

Дмитрий Хомченко: В том числе.

Оксана Галькевич: Давайте быстро выслушаем Татьяну из Москвы. Она дозвонилась в прямой эфир. Татьяна, здравствуйте. Если можно, коротко.

Зритель: Здравствуйте. Я по долговому обязательству. Пришла долговая квитанция. Так как там проживает моя дочь, я оплачиваю. И я смотрю. Я распечатываю через портал «Госуслуг». И я увидела такое. За 2018 год, может, не дошли деньги, оплаченные за десятый месяц. И они как бы в долг уже вписали. Но здесь самое интересное. Я думаю, что им придет оплата, все они увидят. Это технические недоработки. Но здесь за 2017 год пришла, за 11 месяц. И, знаете, даже до смешного, я смеялась. Вода холодная на 716 рублей 11 копеек. А горячая – на 5578 рублей 03 копейки. А запирающее устройство…

Оксана Галькевич: А сколько за свет?

Зритель: У нас свет отдельно. У нас нет никаких уже долгов, ничего. Но откуда это берется, вот это непонятно. А что самое интересное? Газ – 41. В 2017 году вообще таких расценок не было. В общем, они берут неизвестно откуда. Просто долги, видимо, разбрасывают по всем жильцам.

Оксана Галькевич: Спасибо, Татьяна. У нас есть просто еще история из Бурятии. Там тоже не совсем понятная ситуация с долгами. Пенсионер из Улан-Удэ. Коммунальщики отключили ему свет за неуплату. Отключили, естественно, по суду. Константин Банчиков с коммунальщиками не согласен. Он исправно предоставлял сведения по счетчику, аккуратно оплачивал по квитанции. Но однажды получил такой астрономический счет за электричество, примерно как Татьяна из Москвы. Якобы всего за 1 месяц хозяин небольшого дома в одиночку сжег 120 000 кВт.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Однако Константин Банчиков уверен, что изначально эти же самые энергетики признали прибор учета шестизначным, а седьмой знак – это десятые доли. У пенсионера есть даже документальное подтверждение – акт проверки 5-летней давности и сопроводительные бумаги к счетчику. Сейчас мужчину ждет решение суда уже очередного судебного разбирательства.

Александр Денисов: Как в этой ситуации выходить из положения, давайте узнаем у нашего эксперта. На связи со студией Вадим Надточиев, начальник службы корпоративных коммуникаций «Мосэнергосбыта».

Оксана Галькевич: Вадим, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Вадим. Что в такой ситуации может предпринять герой из Улан-Удэ, например?

Вадим Надточиев: Вы знаете, уже коллеги обращались ранее по данному вопросу. Но тут надо разбираться действительно, шестизначный счетчик, семизначный счетчик, куда смотрели контролеры, когда ранее приходили, и так далее.

Конкретно по этой ситуации необходимо понимать, что же было на самом деле. Возможно, сам клиент некорректно снимал показания. Возможно, контролеры как-то некорректно списали. Может быть, имеет место самовольная замена прибора учета. И так далее. Там надо разбираться, более детально вникать.

Оксана Галькевич: Вадим, скажите, как у вас вообще обстоят дела? Насколько сложная ситуация с задолженностью населения перед вашей организацией? И как вы решаете эти проблемы?

Вадим Надточиев: В должники человек попадает в случае, когда у него задолженность за электроэнергию составляет 2 месяца и более. Если 1 месяц, счет вам пришел, вы еще не должник.

Оксана Галькевич: Два месяца есть на реабилитацию себя и ситуации?

Вадим Надточиев: Да, совершенно верно. Тех людей, кто не платит 2 месяца и более, в Москве 2 200 000 человек, в Московской области 1 800 000. И в общей сложности получается где-то около половины всех наших клиентов. У нас 7 500 000 потребителей. Даже больше. Но, опять же, есть злостные неплательщики, а есть те, которые платят раз в 3-4 месяца.

Оксана Галькевич: Каких больше? Злостных или случайных?

Вадим Надточиев: Больше забывашек, которые платят несвоевременно. Забыли либо что-то еще произошло. Или просто им так удобно. Но злостных неплательщиков в Москве порядка 600 000 человек, а в Московской области примерно 500 000.

Александр Денисов: Какие меры принимаете к злостным? По выходным отключаете электроэнергию? Вообще какой долг нужно накопить, чтобы в итоге отключили свет?

Вадим Надточиев: По злостным неплательщикам, соответственно, совершенно верно, самой действенной мерой является отключение электроэнергии. Еженедельно в график включается только по Москве порядка 5000 человек. И до конца года мы планируем увеличить эту цифру, усилить данную работу. Порядка 60 000 человек в график планируем поставить. То есть уведомления люди уже получают. Отключения вводятся и в будние дни, и, соответственно, где-то с мая месяца мы начали вводить ограничения еще и по субботам.

Александр Денисов: И как люди реагируют?

Вадим Надточиев: Конечно же, негативно.

Александр Денисов: Тут же бегут оплачивать или скандалить?

Вадим Надточиев: Кто-то бежит оплачивать, кто-то бежит скандалить. Но тут, понимаете, электроэнергия – это тот же самый товар. Мы же не выходим из магазина, взяв молоко со словами: «Я вам заплачу через 3 месяца». Нам это молоко просто-напросто не продадут. Мы платим за телефон, мы платим за интернет. Потому что если мы не заплатим день в день, нам его тут же отключат. Соответственно, электроэнергия – это тот же самый товар за той лишь разницей, что период между тем, как ты перестал платить и когда тебя отключили, может составлять порядка 3 месяцев.

Оксана Галькевич: Вадим, мы в самом начале приводили статистику по стране. И там говорили о том, что число неплательщиков растет, средний чек тоже растет. У вас как? Какую динамику вы наблюдаете в рамках вашего поля ответственности?

Вадим Надточиев: С начала года за 10 месяцев задолженность по населению в Москве и области выросла на 310 млн рублей. И сегодня составляет где-то 3 млрд 250 млн рублей. Это по населению Москвы и области суммарно.

Оксана Галькевич: В общем, тоже на самом деле безрадостно. Не в ту сторону идет кривая, как вам, наверное, хотелось бы. Спасибо. На связи с нами был Вадим Надточиев, начальник службы корпоративных коммуникаций Мосэнергосбыта.

Александр Денисов: На днях новость была, что Владимир Путин разрешил не доказывать отсутствие задолженности по ЖКХ при получении льгот. Для кого эта новость? Что за льготы люди получали раньше, доказывая, что у них нет долгов?

Дмитрий Хомченко: При начислении субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг либо при использовании льгот (частичное либо полное освобождение от оплаты за определенные виды или за все виды услуг для соответствующих категорий населения) требовалась справка о том, что нет задолженности за прошлые периоды. Это отдельный поход в управляющую компанию либо в информационно-расчетный центр, либо в коммунальное предприятие. И потом эту справку необходимо было представить в органы социальной защиты. Но та цифровизация, которая идет на сегодняшний день, да, цифровая экономика, эти программы работают, и любое коммунальное предприятие, управляющая компания либо информационно-расчетный центр, который занимается оформлением квитанций, своих должников знает и знает их суммы. Причем, все это в электронных базах, и органы социальной защиты вполне в состоянии оттуда эту информацию получить напрямую, не гоняя человека лишний круг за этой дополнительной бумагой.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Ставропольского края. Давайте послушаем Таисию. Таисия, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: У меня тоже проблемы. Мы живем вдвоем с дедушкой. Оба пенсионеры. Уже по 70 лет нам. Платим ежемесячно ЖКХ. У нас одна квитанция по газу, по воде, по свету, по мусору. И постоянно каждый месяц нам присылают бумажки, что мы должники. Приходит дедушка, я инвалид. Постоянно оплачивает мой муж. И ему предоставляют бумажки, что мы должники, и вынуждают его оплачивать. Сейчас передо мной квитанция на воду за 2017 год. Я посмотрела квитанцию. У меня с 2014 года каждая квитанция за каждый месяц есть. Я обращалась, откуда у нас получилось задолженности 980 000.

Оксана Галькевич: Ничего себе задолженность. Давайте в режиме прямого эфира консультацию, что делать, куда идти.

Дмитрий Хомченко: Смотрите, надо взять все квитанции, которые у вас есть. И если вы не найдете общего языка с водоканалом либо с тем расчетным центром, который вам эту общую платежку формирует и вы эту платежку оплачиваете, выходите на уровень администрации вашего города либо поселка, и разбирайтесь с ним. Потому что граждане квитанции, как правило, хранят. Даже не обязательно электронные. Они бумажные. У них все подложено по месяцам. Эта оплата легко подтверждаема и доказываема. Поэтому собирайте все. Да, придется потратить время. К сожалению, бывают ошибки технические. К сожалению, бывают ошибки счетные. К сожалению, где-то теряются те пресловутые базы данных, когда управляющая компания говорит: «А у нас нет ничего. Поэтому мы не знаем». К сожалению, бывают перерасчеты за прошлые периоды, когда существует дисбаланс между оплатой реально собранной и теми счетами, которые управляющей компании выставили коммунальщики. И вот эти деньги действительно разбрасываются. Сегодня звучала эта мысль. Сумма слишком велика. Она нереальна. То есть невозможно потребить столько ресурсов даже в частном домовладении, тем более в квартире индивидуальной, за много лет.

Оксана Галькевич: Если выяснится, что была какая-то ошибка и несправедливо начислено, перерасчет и вернут деньги?

Дмитрий Хомченко: Может быть, граждане платили не на тот счет. То есть платили непонятно куда, и деньги по каким-либо причинам не возвращались. Такое тоже, к сожалению, бывает. Потому что фальшивые квитанции и куча других причин. Придется доказывать в судебном порядке. Тут…

Оксана Галькевич: Долг очень большой. Наверное, все-таки надо пытаться. Дмитрий Юрьевич Хомченко был в студии программы «Отражение», эксперт аналитического центра при правительстве Российской Федерации. Но, друзья, дневной эфир «Отражения» практически уже закончен. Мы с вами прощаемся, но увидимся вечером.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О должниках за услуги ЖКХ

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты