Дмитрий Котровский: За последние семь лет в стране так и не появилось никакого системного подхода к вопросу социального жилья

Дмитрий Котровский: За последние семь лет в стране так и не появилось никакого системного подхода к вопросу социального жилья
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Дмитрий Котровский
член президиума «Опоры России», председатель Комитета по строительству

Снять квартиру у государства. Когда в России появится социальное жилье, и кто сможет на него рассчитывать? Эксперты говорят, что поручение президента позволит решить квартирный вопрос для тех, кто не может потянуть ипотеку. Так ли это, и как реформа отразится на рынке жилья?

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем. Хорошая новость для тех, кто арендует жилье и уже устал тратить на это деньги: в России может появиться социальное арендное жилье. Новая программа должна помочь семьям с невысоким уровнем дохода, так считают эксперты, комментируя поручение президента Владимира Путина.

Иван Князев: Реализация такой программы возможна только за счет федерального бюджета, оператором арендного жилья должно стать вот именно государство. Квартиры будут передаваться в найм на долгий период, именно в найм по очень низким ценам, но без права собственности, это тоже важно.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, кто же сможет претендовать на такое жилье, которое, правда, пока не существует, но планируется. Эксперты говорят, что это коснется семей, у которых доход ниже 30 тысяч рублей, при этом у них не должно быть собственности. Отдельно рассматриваются социальные категории граждан, врачи и учителя, а также другие специалисты, которым надо где-то жить при переезде в другой регион на работу.

Иван Князев: Кто еще в нашей стране имеет право на соцжилье, давайте вспомним. Например, военным дают жилищный сертификат после 20 лет службы или при увольнении по состоянию здоровья не менее чем через 10 лет выслуги. Также оно положено страдающим хроническими заболеваниями и инвалидам.

Ольга Арсланова: Ежегодно, по данным Росстата, социальное жилье получают примерно 5% от всех семей, стоящих на учете. В 2008 году жилье получили 144 тысячи семей, в 2018-м только 99 тысяч. Об этом проекте подробнее поговорим с нашим экспертом: у нас в студии член президиума «Опоры России», председатель Комитета по строительству Дмитрий Котровский. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Михайлович.

Дмитрий Котровский: Здравствуйте.

Иван Князев: Вот смотрите, цифры – ниже 30 тысяч рублей, вообще нет собственности. Мне кажется, у нас очень много в стране найдется таких людей, которые смогут фактически после этой программы, когда она начнет реализовываться, претендовать на такую вот социальную аренду жилья. А квартира-то хватит? Где их взять-то столько?

Дмитрий Котровский: Дело в том, что буквально на днях глава налогового ведомства журналисту ответил на вопрос, какой он пил кофе на днях, используя все те инструменты, которые сегодня в Российской Федерации используются, кассовое оборудование. Поэтому если мы попытаемся в ближайшее время ответить на вопрос, у кого нет квартиры и у кого доход семейный совокупный меньше 30 тысяч рублей, я думаю, что хорошо, что у нас прошел определенный избирательный цикл, потому что мы будем все удивлены.

Вы правильно говорите о том, что нам бы сейчас справиться с объемом 120 миллионов квадратных метров возводимых. Хотя если говорить о нацпроекте, то, что сегодня предлагается запустить как отдельную программу по обеспечению малоимущих людей этими квартирами, – конечно, это вписывается в паспорт нацпроекта, так как там кроме 120 миллионов квадратных метров указана еще одна цифра: не менее 5 миллионов семей должны быть обеспечены комфортным и доступным жильем.

Но с учетом того, что это абсолютно не новая тема, был у нас в 2012 году 600-й указ президента, был подготовлен Советом Федерации проект к Жилищному кодексу, в котором, собственно, перечислялись те группы лиц, о которых вы сейчас проговорили. К сожалению, с 2012-го по 2019-е гг., за 7 лет в стране не появилось никакого системного подхода к этому вопросу. Да, есть определенные качественно выполненные проекты, например, Калужская область, но там «Volkswagen» участвовал в реализации такого проекта…

Ольга Арсланова: Это новое, абсолютно новое жилье?

Дмитрий Котровский: Это абсолютно новое жилье. Поэтому говорить на сегодняшний день о том, насколько рынок, насколько государство, насколько, собственно, та самая категория граждан готовы будут участвовать в этом проекте, решив эту задачу, то нам надо внимательно, конечно, читать Жилищный кодекс. Там две важные статьи есть, 51-я статья и 91-я статья. Вот по Жилищному кодексу, каждый гражданин имеет право на доступное жилье, и конечно, этим правом они должны воспользоваться.

Но с другой стороны, муниципалитеты могут ограничить это право, потому что это право реализуется только в случае того, когда гражданин заявляет о том, что он действительно на сегодняшний день имеет отношение к одной из названных категорий, он должен встать в очередь. Это мировая практика, хотя с рынком она ничего общего не имеет.

Ольга Арсланова: То есть еще и вот этим придется людям все равно побороться за то, чтобы получить?

Дмитрий Котровский: Ну чтобы… Мы же сейчас с вами говорим о том, что идея неплоха, она не нова, к этому снаряду мы подходили еще в 2012-2013-х гг., результатов нет. Но если у людей падают доходы, то вот таких людей явно должно быть более, а чтобы понять объем, который должен быть переложен на строителей, сами же по себе дома не появятся, то есть нужны определенные региональные разнарядки. Надо понять, сколько таких людей в Чувашии, сколько таких людей в Ленинградской области. Москва по сути может самостоятельно справиться с этой задачей, потому что это субъект федерации обеспеченный и является донором, а у нас всего 8 субъектов федерации, которые дотируют федеральный бюджет, остальные должны каким-то образом попытаться решить и ответить на вопрос, как это сделать.

Иван Князев: Там разные механизмы предлагаются.

Ольга Арсланова: Но Дмитрий, вы говорите, что к снаряду к этому мы подходили, а почему неудачно подходили? Необязательно же, понятно, инвесторов сложно привлечь, строить новое жилье, можно на вторичке что-то брать, а государство, например, компенсирует разницу.

Дмитрий Котровский: Абсолютно верно! Дело в том, что у нас сегодня только зафиксированный рынок вторичного жилья, арендного вторичного жилья благодаря «Авито» и «Циан», это 10 миллионов единиц, штук, которые на сегодняшний день находятся в обороте.

Ольга Арсланова: Еще и налоги не платят, а так будут.

Дмитрий Котровский: Но это вопрос надзорных органов, это вопрос регулятора, каким образом сделать, чтобы налоги платились, понимаете. Ведь есть ряд других примеров, когда, например, по самозанятым на сегодняшний день достаточно колоссальный результат в 4 субъектах федерации.

Иван Князев: Да-да.

Ольга Арсланова: Предположим, их можно же привлечь?

Иван Князев: То есть теоретически механизм такой можно выработать?

Дмитрий Котровский: Это чисто ручная работа, это работа муниципальных органов власти, региональных органов власти; это, безусловно, дотационная программа с федерального бюджета. Только мы должны понимать с вами, что по сути мы должны решить этот вопрос с минимальными затратами федерального бюджета, потому что, например, если у меня решен вопрос квартирный всей моей семьи, я не очень понимаю, почему из тех налогов, которые я перечисляю в бюджет, этими деньгами будут закрываться вопросы, которые ко мне абсолютно никакого отношения не имеют.

Иван Князев: Да.

Дмитрий Котровский: Было же рациональное предложение еще в 2013 году привлекать деньги физических лиц, если прогарантировать им, что те облигации, которые будут замещены путем предложения вам ипотечного облигационного документа взамен на ваши деньги, если ставка в Сбербанке сегодня, грубо говоря, по депозиту 7%, вам предлагается 8%, вовлекаются ваши деньги. Но ведь все, что попытались сделать с обманутыми дольщиками, приняв все поправки в 214-й Федеральный закон, мы не можем на сегодняшний день даже рассматривать такую возможность. Что мы тогда предлагаем? Мы предлагаем залезть в бюджетные денежные средства и оттуда начать финансирование таких проектов.

Иван Князев: Компенсировать. А если говорить о новостройках, не о вторичном жилье, а о новостройках, там поднималась такая идея, как в рамках ГЧП это делать. Бизнес пойдет на это?

Дмитрий Котровский: На сегодняшний день срок окупаемости от 25 до 34 лет. То есть если, например, мне 40 лет, я предприниматель, я готов пойти с государством в подобную игру, где мне зафиксируют концессионное соглашение и тарифы, то, возможно, к 74 годам у меня будет окупаемость этого проекта. Если я планирую свой бизнес передавать своим детям, то, возможно, для крупных девелоперов, коих сегодня не так много… У нас сегодня в стройке по 2017 году 94% – это малый и микробизнес, это проект «Стратегия 2030», подготовленный Минстроем, оттуда увидели эти цифры. На самом деле мы тоже немножко были приятно удивлены и шокированы, потому что мы думали, что хоть какую-то долю выделят хотя бы среднему бизнесу.

Посему это вопрос тогда, когда надо рассматривать каждую территорию в отдельности. Безусловно, надо сначала понять потребность, потому что не понимая потребность, очень сложно вклиниться в комплексное развитие территории с тем сегментом, о котором мы сегодня говорим. Ведь еще один минус есть: если вы занимаетесь возведением доходного дома, вы не можете часть квартир реализовывать коммерческим способом, то есть продавать, а часть предлагать для коммерческого или некоммерческого найма, у вас весь этот дом должен быть структурно 100% наполнен только одной категорией возможностей при реализации этого проекта.

Иван Князев: Подождите-подождите, так я понимаю, что как раз-таки по этой программе и будет такая возможность, то есть часть квартир будет использоваться для социальной аренды, а остальные будут, я не знаю, продаваться…

Дмитрий Котровский: Вы столкнетесь в определенно скором времени с проблемой содержания такого дома, потому что нанимая управляющую компанию либо товарищество собственников жилья, вы вовлечете этих людей просто в конфликт. Почему? Потому что люди сами на сегодняшний день снизу принимают решение, сколько скамеек им нужно, каким образом греть котельную в зимний период времени. Вопрос экономии важен, но его решают люди с тем достатком, которые могут позволять нагревать батареи до того уровня, до которого не могут сделать соседи. Там очень большой комплекс отчислений, например, в капфонд отдельной строкой в регионах…

Иван Князев: Ну понятно, да.

Дмитрий Котровский: Набирается очень много. Это было бы неправильно, если бы замешивалась среда людей, для которых невозможно нести вот эти обременения в дальнейшем. Это неправильно.

Ольга Арсланова: Давайте вот на что посмотрим. На минувшей неделе в городе Анива на Сахалине отметили новоселье 36 семей. В новый дом на улице Гоголя заселились бюджетники, это педагоги, врачи, полицейские, молодые специалисты из других отраслей. Это жилье арендное, но платить жильцы будут в 2 раза меньше среднерыночной стоимости. За аренду 2-комнатной квартиры нужно будет отдать 9 тысяч рублей, 3-комнатной – 12 тысяч. Некоторым семьям компенсируют при этом и эти затраты.

Надежда Сон: Шесть, семь, восемь лет даже работаю уже в Доме детского творчества и подала заявление на арендное жилье. У меня трое детей, и вот нам дали жилье, нас обрадовали. А до этого снимали квартиру.

Станислав Кириллов: За 8 месяцев, что я здесь руководителем лесничества, я уже сменил три квартиры по причине «цена-качество». Цены, конечно, в Анивском районе на съемное жилье очень большие, при этом выбора квартир нет.

Иван Князев: Жильцы смогут приобрести эти квартиры на льготных условиях: например, молодые семьи с двумя детьми смогут взять ипотеку по ставке 3,5%, многодетные – беспроцентную ипотеку. В ближайшее время в Анивском районе сдадут в эксплуатацию еще 2 таких дома.

Ну вот на самом деле да, хороший пример.

Ольга Арсланова: Красота!

Дмитрий Котровский: Хороший пример.

Ольга Арсланова: Дмитрий, а нам вот, знаете, интересно – в Москве, например, появится такое арендное жилье? И сколько оно будет стоить с учетом цен?

Дмитрий Котровский: Ну в свое время…

Иван Князев: Вообще условия для разных регионов разные будут или одинаковые?

Ольга Арсланова: То есть это хорошо, да.

Дмитрий Котровский: Безусловно, в каждом регионе должен быть подход в том числе к ценообразованию разный.

Иван Князев: Конечно.

Дмитрий Котровский: Все идет из средней зарплаты по региону, среднего дохода. Конечно, в Липецкой области при средней зарплате в 15 тысяч рублей мы должны с вами на сегодняшний день понять, во-первых, насколько вторичный рынок предлагает свои возможности, безусловно, эта тема должна конкурировать с частным вторичным рынком.

Ольга Арсланова: Ну в Москве сколько может стоить аренда такого жилья?

Дмитрий Котровский: Ну вот несколько проектов было запущено АИЖК, бывший «Дом.рф». Такие проекты, например, на Ходынском поле, там 2-комнатная квартира составляла 85–95 тысяч рублей в месяц.

Ольга Арсланова: Это, простите, социальное жилье, да?

Дмитрий Котровский: Нет, это доходные дома, которые предоставлялись открыто в рынке для тех, кто, например, не планирует приобретение в собственность жилье, не могут получить по разным причинам ипотеку, но совокупный доход позволяет тратить такие деньги.

Ольга Арсланова: Социальной арендой это сложно назвать.

Дмитрий Котровский: Рынок Москвы просто по арендному частному жилью настолько велик, что по сути… Например, среди тех людей, с которыми я знаком и которые пытаются решить этот вопрос, они закрывают этот вопрос в Москве. В Москве можно совокупный доход по занятости найти такой, чтобы этот вопрос закрыть и решить его, если мы говорим сейчас про московский регион.

Иван Князев: Карелия пишет: «Каждый гражданин имеет право на жилье социальное, а не вторичное, нормальное по всем параметрам, соответственно что было у нас в нашей стране раньше».

Ольга Арсланова: Кто же им должен это обеспечить, интересно знать.

Дмитрий Котровский: Жилищный кодекс, там все написано, мы с этого начали.

Иван Князев: А вот сейчас, может быть, узнаем у нашего телезрителя. Нам дозвонился Альберт.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Альберт.

Ольга Арсланова: У нас Ямал на связи. Здравствуйте.

Иван Князев: Альберт, вы нас слышите?

Ольга Арсланова: Ай-яй-яй, не получилось у нас.

Иван Князев: Пропал Альберт.

Ольга Арсланова: У нас знаете чего боятся многие зрители? Вспоминают, как выдавали участки многодетным. Сначала дали регионам самим право решать, кого можно вычеркнуть из этого списка, то есть какие должны быть документы, какое имущество и так далее. Потом выделили самые плохие участки, на которых невозможно ничего построить, инфраструктура плохая и так далее. А формально на бумаге вроде как выполнили программу. Не будет ли то же самое с квартирами? Построят дешевые, плохие и дадут мало кому.

Дмитрий Котровский: Во-первых, мы же больше не можем строить дешевое и плохое – у нас существуют стандарты, мы в какой-то момент исключили понятие экономного жилья, если вы помните, и перешли именно к наименованию такого жилья стандартного. Сейчас разработаны «Дом.рф» эти стандарты, которые должны применяться. Буквально сегодня, если не ошибаюсь, я не могу вспомнить область, в которой был руководитель Государственной Думы, они хотят обязать застройщиков в том числе уделять внимание школам, детским садам и придворовой территории.

Посему, если мы говорим о том, что такое жилье должно быть доступным, оно по крайней мере должно быть на уровень, наверное, ниже, чем то, что коммерчески реализуется. Если мы говорим о том, что бизнес должен подключиться к этому, выстроить за собственные деньги и дальше передавать его в наем. Но так как у нас приемка таких домов ведется с применением тех требований, которые сегодня в законе прописаны, то мы будем с вами иметь все-таки качественное жилье, при этом которое должно быть доступным.

Вот здесь возникает основной вопрос. Если регион, если федеральный бюджет готов к компенсациям, что было из последнего сюжета, мы с вами это услышали, тогда вопросов никаких нет, конечно, безусловно, любую экономику можно сделать приемлемой, для того чтобы бизнес часть своих ресурсов, часть своих возможностей, в том числе земельные участки, которые они будут проектировать для дальнейшей застройки, уделяли в том числе таким проектам.

Иван Князев: Ну конечно, если им деньги сразу пойдут.

Дмитрий Котровский: Если им деньги сразу дают, безусловно.

Иван Князев: Любой регион на это пойдет.

Дмитрий Котровский: Мы же с вами понимаем, что доходный дом может строиться за собственные денежные средства, доходный дом, в котором будет часть квартир реализовываться на рынке, а часть квартир будут предназначаться для найма. В рамках последней 26-й поправки к 214-му Федеральному закону, ни один банк, проектный финансист, такой проект рассматривать не будет, он будет рассматривать проект, который должен иметь конечную точку своей реализации. Как правило, конечная точка своей реализации является буквально ввод в эксплуатацию плюс остаток, 5–7% непроданных квартир.

Банк не будет рассматривать проект, в котором в течение 20 или 30 лет будут сдаваться квартиры, cash flow, денежный поток, о котором мы говорим с вами сейчас, просто банковскому сектору это абсолютно не интересно. Там нет маржинальности, она будет снижена, там нет той самой рентабельности, на которую смотрит банк, и банк в первую очередь, конечно, такой проект… Он будет находиться в выборе, этот ли проект финансировать либо финансировать проект, где не будет такой социальной нагрузки.

И на самом деле государство подвело сейчас рынок именно к инструменту, когда вы не можете из кармана взять деньги и построить дом, вы не можете просто привлечь деньги у физических лиц, пообещав им определенные сроки выполнения. За все сегодня отвечает банковский сектор, выдавая проектное финансирование, те самые эскроу-счета, о которых мы говорим. Поэтому вот эти идеи, которые сейчас звучат, их очень важно транспарентно накрыть на все те существующие нормативные акты, регуляторику, которая на сегодняшний день разрабатывается, применяется, вносятся изменения. В ближайшую осеннюю сессию такая возможность будет.

Иван Князев: Да, о рынке жилья буквально через минуту вернемся, поговорим об общей ситуации, как это отразится на рынке жилья. Сейчас у нас телезритель, Павел из Самары. Здравствуйте, Павел.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Зиновьев Павел, Самара.

Иван Князев: Здравствуйте, Павел.

Зритель: Есть такая пословица: «Спасение утопающих дело рук самих утопающих». И есть у нас старая традиционная система помощи друг другу в области приобретения жилья – это вскладчину строить себе жилье, жилищные кооперативы. Жилищные кооперативы, являющиеся некоммерческими организациями, дающими возможность каждому иметь жилье в зависимости от своих усилий в этом направлении. Прекрасный пример: 6-й год работы жилищного кооператива… города Питера. Работает на всей территории страны, замечательные условия, 0%. Да, есть членские взносы. Вот такая тема, друзья, давайте поддерживать ее, развивать ее. Это замечательная возможность для всех.

Ольга Арсланова: Есть смысл поддерживать?

Дмитрий Котровский: Я считаю, что против облысения все средства хороши, и если это ситуация, которая может дать еще 36 человекам возможность получить такое жилье…

Иван Князев: …почему бы и нет.

Дмитрий Котровский: …то это будет уже в 2 раза больше, знаете, это с точки зрения показателей. Другой вопрос, что из федерального законодательства понятие жилищных кооперативов, так же как и юридические лица, которые могут приобретать жилье в рамках ипотеки либо прямого приобретения, не исключены. Поэтому если уж возвращаться к этому, то надо тогда работать, безусловно, с Федеральным собранием, доказывая, что такие проекты имеют возможность к реализации.

Но самое главное, надо ответить на вопрос: да, нулевая ставка, да, это взносы тех, кто входит в этот кооператив. Если мы отвечаем на вопрос, каким образом они будут защищены от того, насколько кооператив справится со взятыми на себя обязательствами или нет, если понимаем, что эти риски кем-то покрыты, вопросов никаких нет, это круто. Если мы понимаем, что риски не покрыты, то здесь все-таки ситуация, при которой основной национальный проект «Жилье и городская среда»…

Иван Князев: …провалится.

Дмитрий Котровский: Да, провалится, безусловно.

Иван Князев: Говорят некоторые эксперты, что программа вот эта по строительству государственного жилья может быть таким вот экономическим драйвером в регионах. С одной стороны, это рабочие места, в том числе смогут туда специалисты из других регионов приезжать. А как это вообще в целом отразится на рынке жилья?

Дмитрий Котровский: Если этот масштаб будет в ближайшие 5–6 лет, тот, который мы с вами видим, утрирую сейчас, 36 квартир, это никак не повлияет. Если все-таки мы сделаем замеры, кто может претендовать на это жилье, и если мы не будем ограничивать…

Иван Князев: И там будет большая цифра.

Дмитрий Котровский: Да, и там будет большая цифра. Если мы не будем ограничивать эту очередь, а создавать все условия, для того чтобы такое жилье появилось, я думаю, что банки… Среди тех, кто первым откажется от реализации национального проекта, будет банковский сектор, потому что в него будет, безусловно, внеконкурентная угроза, с которой он справиться не сможет. Вкладывать в коммерческие объекты денежные средства под 12% годовых с учетом того, что у вас просто на соседней улице будут появляться такие дома…

Просто чтобы зрители понимали, те, кто видят на карте масштабы Российской Федерации и думают, что у нас земли много и поэтому мы можем вовлекать ее в оборот, это не так. На сегодняшний день даже есть проблема с вовлечением в оборот тех земельных участков, благодаря которым мы вообще должны к 2024 году добиться тех цифр, которые в нацпроекте указаны.

Ольга Арсланова: Удивляются некоторые наши зрители: «Неужели толковое предложение? Я «за». Но многие сомневаются, не способ ли это государства уйти от выдачи квартир нуждающимся, заменив арендой огромные очереди нуждающихся в жилье? Очень просто их из этой очереди вычеркнуть и сказать: «Ну поживите пока вот тут».

Дмитрий Котровский: Но чтобы вычеркнуть кого-то из очереди… Дело в том, что в 51-й статье Жилищного кодекса прописаны подобные вещи, что гражданин вправе судиться с подобными действиями; другой вопрос, насколько суды просто будут готовы, во-первых, к такому объему, во-вторых, к положительному вынесению решения в случае появления таких исковых заявлений со стороны граждан Российской Федерации. Я все-таки считаю, что позиция президента как и в 600-м указе, так и в последнем майском указе, в результате которого появились вот эти нацпроекты, намерения у государства все-таки, конечно, как у государства, которое несет социальную нагрузку, решать подобные вопросы.

Вопрос только в том, чьими руками будут решаться эти вопросы, насколько те вещи, которые мы наблюдали в последнее время, то есть отсечение физических лиц как инвесторов от рынка жилья… Я думаю, что как раз в таких проектах они могут быть возвращены в этот рынок, потому что проще, конечно, взять деньги у населения, гарантировав им, что… Эти люди, конечно, на какое-то время откажутся от этих денег, но они будут иметь постоянный пассивный доход. Надо понимать, что если банки имеют на сегодняшний день прерогативу, было бы неплохо, чтобы у банковского сектора появилась подобного рода конкуренция.

Но если идти только по пути бюджетирования через специализированные институты, специализированные организации, которые мы сегодня знаем, которые сегодня созданы… Страна слишком большая и слишком разнородная, чтобы во всех 85 субъектах федерации на одном лекале, с одним клише подойти к решению этой проблемы, это практически невозможно.

Ольга Арсланова: Евгений у нас на связи, Ямал. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Скажите, пожалуйста, вот была такая программа, она, по-моему, была в московском регионе лет 15 назад запущена, самоокупаемые дома. То есть человек… Заключали договор, соответственно, наверное, какой-то, и он платил именно стоимость жилья, квадратного метра, и становился собственником лет, может быть, через 15. Я точно не помню, это давно было, она просуществовала полгода, наверное. Вот куда она делась? Было такое.

Дмитрий Котровский: Пятнадцать лет назад еще не было долевого участия, с 2004 года этот закон вступил в силу. Возможно, это были какие-то инвестиционные решения, при которых по сути по предварительным контрактам вовлекались люди в реализацию по капитализации земельного участка.

Но я бы не хотел сейчас вспомнить период до 2004 года. По сути только благодаря, в общем-то, долевому участию те объемы обманутых дольщиков, которые мы сегодня видим, если взять их за какую-то абсолютную величину, без этого закона, я думаю, катастрофа была бы просто кратной тем цифрам, которые мы сейчас видим. Скорее всего, это тоже напоминает жилищный кооператив, тогда когда люди объединялись в рамках одного проекта…

Иван Князев: Что-то вроде этого.

Дмитрий Котровский: …и брали на себя ответственность.

Иван Князев: Спасибо, Дмитрий.

Ольга Арсланова: Спасибо, стало немного понятнее. Член президиума «Опоры России», председатель Комитета по строительству Дмитрий Котровский был в нашем эфире. Говорили о социальной аренде, социальном жилье, которое, возможно, скоро появится в России.

Иван Князев: Это был дневной блок программы «Отражение», а вот о чем мы расскажем уже вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски