Дмитрий Котровский: Повесить все на девелопера можно. Выгодно тому, кто будет платить за аренду? Нет!

Гости
Дмитрий Котровский
член президиума «Опоры России», председатель комитета по строительству

Оксана Галькевич: Ладно, теперь к серьезным темам, переходим к обсуждению нашей первой темы в прямом эфире. У нас, вы знаете, и президент, и правительство ратуют постоянно за высокую мобильность населения. Но для того чтобы поехать куда-то работать в другой город, в другой регион, нужно ведь понимать, где ты будешь жить, особенно если ты с семьей.

Константин Чуриков: Нужно сначала найти работу.

Оксана Галькевич: Некоторые на самом деле отправляются в другой регион и уже там, на месте ищут работу, сначала снимают жилье. Но нужно снять квартиру. Как это можно сделать? У частных лиц, но это довольно дорого. Во-вторых, как-то ты вот на птичьих правах оказываешься. Вот, друзья, выходит, что такую высокую мобильность могут себе позволить те, кто едет действительно за более-менее, так скажем, длинным рублем. Врач, учитель, представитель какой-то другой неденежной профессии сделать этого не может или должен делать это как-то, я не знаю, вскладчину, неудобно.

Константин Чуриков: Вообще рынок арендного жилья у нас большой? Вот сегодня его объем составляет около 260 миллионов квадратных метров, большая его часть, понятное дело, находится в теневом секторе. При этом каждая десятая российская семья…

Оксана Галькевич: Каждая десятая!

Константин Чуриков: …именно снимает жилье, всего у нас как раз 5.7 миллионов семей в общей сложности. В том самом теневом секторе, как вы понимаете, снимается это жилье, потому что доходных домов в стране у нас на данный момент всего 132, ни о чем.

Оксана Галькевич: Ну и теперь вот хочется спросить, друзья, почему городские власти, муниципалитеты какие-то, собственно, власти разного уровня даже не думают строить такого рода дома? Ведь так делают на самом деле много где, те самые прожекты в самых разных кварталах, в том числе и в богатых, например, в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, – там ведь тоже нужны, в этих богатых районах, (да и в других каких-то, среднего достатка) учителя, врачи, сиделки, таксисты, а этим людям нужно временное жилье не в собственность, ипотеку не предлагать и не обсуждать, а именно в аренду и с понятными правилами пользования этими квадратными метрами.

Константин Чуриков: «Сниму жилье недорого» – наша тема прямо сейчас, присоединяйтесь к этому разговору. Если снимаете жилье, то сколько платите, кому и насколько это чувствительно для вашего семейного бюджета?

А в студии у нас Дмитрий Котровский, член президиума «Опоры России», председатель Комитета по строительству. Дмитрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий Котровский: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вот, собственно, первый вопрос, мы его уже задали во введении в тему, – почему власти об этом не думают? Именно я имею в виду не бизнес, бизнес понятно, включится на удобных условиях в какой-то определенный момент, а именно власти, нет со стороны властей городских, муниципальных, разных уровней запроса на возведение такого рода жилья?

Дмитрий Котровский: Ну я бы не сказал, что власти об этом не думают. Дело в том, что если мы вспомним указ 600-й президента еще из майских указов 2012 года, он гласил о мерах по обеспечению граждан доступным и комфортным жильем, как раз там говорилось, что нужно развивать в том числе арендное жилье. И более того, буквально спустя какое-то время Минстрой написал федеральный 217-й закон, который должен был улучшить такие условия. Дело в том, что это очень правильный подход в этом смысле, если мы вернемся сейчас уже к указу 204-му, который был озвучен в этом году, о национальных проектах, один из них касается строительства доступного и качественного жилья, к 2024 году такое количество жилья должно составить 120 миллионов квадратных метров.

Константин Чуриков: Увеличиться в 10 раз.

Оксана Галькевич: Подождите, это точно не о собственниках идет речь? Это точно надо коммерческий сектор, где люди потом берут кредиты, покупают эти квартиры в ипотеку?

Дмитрий Котровский: Ну смотрите, доступное жилье должно состоять не только из квадратных метров в новостройках, которые реализуются и продаются гражданам. Безусловно, в этой части должны быть еще и квадратные метры, которые имеют отношение к арендному жилью. Как раз власти об этом думают. Проблема только заключается в том, что идея, как это сделать, и механизмы, как запустить, чтобы это было реализовано, – это две большие разницы.

Константин Чуриков: Просто вы говорите, что очень много указов по этому поводу, каких-то программ, постановлений…

Дмитрий Котровский: Да.

Константин Чуриков: А доходных домов всего 132 штуки, притом что у нас уникальный исторический опыт, ведь до революции сколько у нас в Москве было этого жилья, в Петербурге, весь Петербург.

Оксана Галькевич: Весь Петербург был доходный дом.

Дмитрий Котровский: Конечно. Мне кажется, что эпохи между собой все-таки сравнивать не совсем правильно, тогда не было рынка и не было коммерческого рынка жилья. Все-таки те, кто могли себе позволить, конечно, могли тратить деньги исключительно на аренду. Покупки в собственность, такого класса покупателей и такой возможности на самом деле не было, она не была настолько распространена. Мы должны говорить о сегодняшнем дне, мы должны говорить о том, как это выглядит, мы должны понять, почему бизнесу это неинтересно и почему те механизмы, которые сегодня есть… Кстати, есть же примеры, ДОМ.рф запустил первый пилотный проект, вы знаете, ЖК «Лайнер», в котором реализуется подобным образом жилье на арендной ставке. Вопрос только в том, что говорят о том, что это дешево, а на самом деле это гораздо дороже, чем арендовать квартиру в частном секторе.

Оксана Галькевич: Вот, это дороже. Я просто вам хочу сказать, что я ходила туда и смотрела, это не очень удобные и не самые большие квартиры по каким-то «атомным» ценникам.

Дмитрий Котровский: 33 квадратных метра, 48 квадратных метров, за которые просят 78 тысяч рублей, 90 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Нормально? Доступное жилье такое.

Константин Чуриков: Для белых воротничков, для экспатов каких-то.

Оксана Галькевич: У нас ноги подкосились.

Дмитрий Котровский: Второй пилотный проект… Ну вы понимаете в чем дело? Мы же должны все-таки исходить из доходов населения, тут неважно, какой у нас с вами воротничок, здесь вопрос заключается в том, готовы ли платить такие деньги. Вот те деньги, которые требуют за проекты, которые имеют отношение к государственной компании (ДОМ.рф – это государственная компания, госкорпорация), то на самом деле это абсолютно нерыночное предложение, рыночное предложение гораздо ниже.

Оксана Галькевич: Так вот они говорят, что они как раз в рыночном сегменте работают, обеспечивая конкурентные цены на рынке, собственно, съемного, арендного жилья.

Дмитрий Котровский: Но мы-то с вами убедились, что это не так.

Оксана Галькевич: Мы-то убедились.

Дмитрий Котровский: Поэтому те люди, которые не могут получить ипотеку, те люди, которые не могут саккумулировать первоначальный взнос, вынуждены совокупный семейный доход тратить на то, чтобы искать дешевые предложения на вторичном рынке. Дальше становится вопрос, в теневом секторе находятся эти заработки, не в теневом секторе находятся заработки, это вопрос и правоохранительных органов, и удобства уплаты налога. На самом деле то, что ФНС было озвучено совсем недавно с налогом на самозанятых, сейчас у тех, кто находится в тени, есть хороший шанс уплачивать 4% от той ставки, которую они вписывают в договоры, на самом деле это не такая большая потеря…

Константин Чуриков: Сегодня 4%, завтра больше, ну как там решат.

Оксана Галькевич: Завтра 40%.

Дмитрий Котровский: Ну как, подождите, мы обсуждаем с вами сегодняшний день, сегодняшние реалии, сегодняшние возможности. Вот сегодня это такое предложение.

Оксана Галькевич: Вы советуете, да, на время выйти из тени?

Дмитрий Котровский: Выйти из тени, чтобы не было беспокойства у тех людей, кому вы сдаете квадратные метры. Мне кажется, что из того расчета и той процентной ставки правильнее было бы пойти сейчас навстречу и выйти из тени.

Оксана Галькевич: А. Вы знаете, это вообще, мне кажется, хозяев, которые сдают свои квартиры, мало волнует, вообще удобство людей, которые будут в квартире проживать.

Дмитрий Котровский: Значит, мы увидим еще больше возможностей по меньшей цене арендовывать квартиры, если, собственно, у людей будет такая возможность.

Оксана Галькевич: Дмитрий, вы знаете, меня вот еще волнует вот этот проект ДОМ.рф, на самом деле было поручено работать над проектом доступного арендного жилья, а мы видим, что на выходе эта государственная компания с государственным финансированием делает все несколько не так.

Константин Чуриков: Для других слоев населения.

Оксана Галькевич: И ведь эта компания продолжит заниматься развитием этого проекта, и я что-то сомневаюсь, что следующий проект, следующий дом, который будет запущен АИЖК ДОМ.рф…

Дмитрий Котровский: «Match Point» на Кутузовском проспекте, 500 квартир.

Оксана Галькевич: О, на Кутузовском проспекте.

Дмитрий Котровский: Там будет точно такая же ценовая политика, безусловно. Это как раз доказывает еще раз тот факт, что бизнес не готов к такому подходу, если ему государство не обеспечит снятие всех тех требований, с которыми, к сожалению, арендный бизнес…

Оксана Галькевич: Каких?

Дмитрий Котровский: Ну у вас есть имущественный налог, во-первых, вы его несете ежегодно, имущественный налог из расчета кадастровой оценки стоимости земли, на которой у вас стоит строение. Это достаточно серьезно: чем ближе вы к нулевой отметке Кремля, тем дороже у вас налоговое требование, которое к вам выставляют ежегодно, это первое.

Второе – это имущественное обеспечение. Что это такое? – это бремя содержания того имущества, которым вы владеете. Его надо содержать, содержать лифтовое хозяйство, инженерию, вывозить снег, вывозить мусор, все это закладывается в конечном итоге в арендную ставку. Почему по квартирам обычно в теневом секторе такое не происходит? Потому что там совсем не развита та структура, которую мы сейчас обсуждаем в рамках арендного жилья. Именно поэтому в конечном итоге закон о ГЧП, который был принят, попытки предложить бизнесу заниматься подобными вещами…

Константин Чуриков: ГЧП – государственно-частное партнерство.

Дмитрий Котровский: ГЧП ведь что гласит? Что если вы как инвестор, бизнес, девелопер заходите в такой проект, вы в конечном итоге должны подписать с городом концессию и вернуть в течение определенного времени денежные средства за те вложения, которые вы совершили. Но это, понимаете, 150-180 лет, если работать с теми ставками, которые мы сегодня с вами наблюдаем в городе Москве.

Константин Чуриков: Всего в нескольких регионах все-таки ввязались в строительство арендного жилья. Давайте сейчас посмотрим сюжет нашего корреспондента Татьяны Григорьянц.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Невыгодны, нерентабельны люди в нашей стране.

Давайте сейчас сразу послушаем звонок, у нас на линии Евгений из Омска. Добрый вечер, Евгений.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Слышно меня?

Оксана Галькевич: Да, прекрасно, говорите.

Зритель: Спасибо вам за передачу. Очень давно хотел задать вопрос, когда вы поднимаете эти темы в эфире. Вот конкретный пример. Город Омск, у нас в среднем, скажем так, молодая семья, состоящая из двух взрослых людей и одного ребенка, где-то, может, со средней заработной платы в пределах 20 тысяч рублей. Если вдруг женщина садится в декрет, то вы понимаете, какое будет доход. Стоимость аренды квартиры однокомнатной более-менее благоустроенной составляет как минимум 10 тысяч рублей. При таких доходах банки не дают кредиты под ипотеку, то, что вы сейчас говорили, что вроде как нерентабельно вкладывать. Вот интересно, посчитайте реальные цифры, а не то, что вы обсуждаете московский регион.

Оксана Галькевич: Мы обсуждаем не только московский регион на самом деле, я не знаю, за что вы нас так несправедливо, Евгений, мы со всей страной общаемся, с вами в том числе.

Константин Чуриков: И сюжеты сейчас показали, кстати, из других регионов.

Оксана Галькевич: Да, и сюжеты показали из Челябинска и из Кемерово.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Действительно, если в семье рождается ребенок, семья беднеет сразу, появляется лишний рот в семье, извините за выражение, жена не может работать, и как здесь быть?

Дмитрий Котровский: Ну смотрите, все-таки мы рассматриваем сейчас ситуацию, при которой увеличение количества членов семьи в любом случае заставляет эту семью рассматривать вопрос улучшения своих жилищных условий. Если люди жили в 30 квадратных метрах, они не могут уже родить второго или третьего ребенка, это просто ненормально, когда люди находятся в таких условиях. Если мы говорим о том, что мы можем посчитать количество таких семей, у которых семейный доход ежемесячный составляет 20 тысяч рублей, и в случае, если женщина переходит в состояние ухода за ребенком, мне кажется, это задача конкретного региона, конкретного регионального правительства, которое должно сначала посчитать такие семьи и понять, каким образом оно может помочь, субсидировать жизнь таких людей, если оно понимает, что они могут оказаться на улице.

Константин Чуриков: Посчитать они могут, помочь – скорее всего, нет.

Дмитрий Котровский: Если мы говорим…

Константин Чуриков: Скажут, как вы: а где вы раньше были, чем вы думали?

Оксана Галькевич: Вы знаете, здесь… Давайте просто от теории…

Дмитрий Котровский: …к практике.

Оксана Галькевич: Да, к практике. Я как практик вам скажу, что вот не будут вас считать. А знаете почему? Потому что вот этот человек, который из Омска нам позвонил, возможно, скорее всего, не омич, у него нет омской прописки, омской постоянной регистрации. Приехал он из какого-нибудь другого региона и все, его уже считать никто не будет и никто ему помогать… Даже если его посчитают, ему никто не будет помогать по той причине, что он не омич.

Дмитрий Котровский: Ну вы сейчас усложнили ситуацию…

Оксана Галькевич: Я не усложнила ситуацию, я ее развернула…

Дмитрий Котровский: Мы сейчас с вами, мягко говоря, перейдем в некую тупиковую ситуацию, при которой мы никогда в этом эфире не найдем ответа на этот вопрос.

Оксана Галькевич: Она такая и есть.

Константин Чуриков: Оксана нам сейчас свою жизнь просто рассказывает.

Оксана Галькевич: Подождите, она такая и есть, потому что снимают жилье в основном не местные жители, местные жители как-то по-другому решают свою ситуацию.

Дмитрий Котровский: Не всегда и не везде, почему?

Оксана Галькевич: Москвичи… Вы много москвичей знаете, которые…

Дмитрий Котровский: Конечно.

Оксана Галькевич: Наверное, знаете, но их все равно в общей массе не столько, сколько иногородних, понимаете. Вот, собственно говоря, причина.

Дмитрий Котровский: У меня есть предложение. Мы не должны сейчас просто действительно разбираться в конкретных цифрах, потому что мы сейчас ими не владеем, мы сейчас говорим о том, какие могут быть решения в конкретной ситуации. Если человек не из Омской области, просить помощи от губернатора Омской области будет странно, и странно будет поведение губернатора Омской области, если он будет из федерального и регионального бюджета выделять деньги тем лицам, которые не имеют к его области никакого отношения. Все-таки, значит, это какая-то региональная, федеральная задача.

Константин Чуриков: Вот, делаем вывод, что этим все-таки должна заниматься федеральная власть.

Дмитрий Котровский: Тогда позвольте все-таки мне вернуться к тем задачам, которые лежат в плоскости, еще раз, вопроса, не на каком праве вы проживаете в квартире, а как сделать так, чтобы львиная доля россиян могла улучшить свои жилищные условия.

Оксана Галькевич: Дмитрий, у меня только один вопрос. Вы знаете, у нас очень часто, мы обсуждаем тему, Архангельская область, помнишь, Костя, мы говорили, что нет врачей, и привлекают из других регионов людей. То есть мы говорим о социальной мобильности, о мобильности трудовой…

Дмитрий Котровский: Да.

Оксана Галькевич: Поэтому мы и обсуждаем, что люди принадлежат у нас к разным регионам, передвигаются по стране.

Дмитрий Котровский: Совершенно верно, и я вам отвечаю, что если регион привлекает из другого региона врача, он не может его привлекать просто потому, что он ему дает рабочее место, он должен организовать ему весь тот необходимый быт комфортный, при котором врач понимает, что у него решены вопросы и с жильем, и у него есть рабочее место, он своевременно получает свою заработную плату и вправе тратить эту зарплату таким образом, чтобы у него оставались определенные излишки, благодаря которым он должен определить для себя момент накопительной части первоначального взноса, чтобы получить ипотеку в региональном банке и решить однозначно свой вопрос, чтобы у него квартира оказалась через сколько-то лет в собственности. Вот какую модель надо рассматривать, о которой мы должны с вами разговаривать.

Оксана Галькевич: Или не хочет он собственность, простите.

Константин Чуриков: Но эта модель возможна при принципиально другой экономике, правильно?

Дмитрий Котровский: Конечно, безусловно. Поэтому если вы смотрите практику…

Оксана Галькевич: Не хочу ипотеку третью, Костя, в Москве, я не хочу ипотеку. Можно я буду жить и работать, бюджетно снимать какое-то жилье и не копить на ипотеку, Дмитрий, ну правда?

Дмитрий Котровский: Можно, пожалуйста, вы правы абсолютно во всем.

Оксана Галькевич: У нас вот одно – ипотека.

Дмитрий Котровский: Все вопросы, которые вы поднимаете, особенно важно, если мы обсуждаем арендное жилье, арендное жилье может развиваться только тогда, когда у вас стабильные экономические показатели, когда доходы граждан увеличиваются, не стагнируют и не уменьшаются. В обратной ситуации это тупиковая история, которая в конечном итоге может закончиться тем, что мы увидели из ваших репортажей, когда люди оказались на улице.

Оксана Галькевич: Алена из Хакасии хочет высказаться так же, как Евгений из Омска. Алена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Сразу слышим, что уже дети у вас там.

Оксана Галькевич: Семья с детьми, да. Здравствуйте.

Зритель: Вот у меня такой вопрос. Я живу в Хакасии, у нас был предоставлен материнский капитал, второй материнский капитал в размере 100 тысяч рублей. Я их могу только подать на приобретение жилья в Хакасии. Но материнский капитал, который изначально был у меня, я получила его, 360 тысяч рублей, я могла воспользоваться им в любой ситуации, в любом регионе России. И как застраховать себя, воспользовавшись материнском капиталом, в использовании его на приобретение жилья или на съем квартиры и застраховать своих детей, чтобы они проживали в том регионе, в котором они хотят?

Константин Чуриков: Там, где им хочется. Да, почему у нас такое крепостное право на материнский капитал?

Дмитрий Котровский: Я впервые слышу, что…

Константин Чуриков: О дополнительных каких-то…

Оксана Галькевич: Речь, видимо, идет о региональных выплатах.

Дмитрий Котровский: Это, видимо, какой-то дополнительный материнский капитал.

Оксана Галькевич: Региональные выплаты.

Дмитрий Котровский: Это не федеральные выплаты, федеральные около 500 тысяч рублей, 480, если не ошибаюсь. Если это региональные выплаты, то мы возвращаемся еще раз к тому, что если региональный бюджет выделяет денежные средства, деньги эти должны оказаться в экономике региона, мне кажется, что это просто логично. Если мы говорим о том, что кроме этого есть федеральный сертификат, полученный вот этой мамой, она может его потратить не только на жилье, не только в Абакане или в Хакасии, она может потратить в любом другом регионе.

Константин Чуриков: Но согласитесь, нелогично, правда, это же с заботой о детях, кажется, делается, я о материнском капитале.

Дмитрий Котровский: Нет, подождите, еще раз, тут все-таки бюджетная политика. Еще раз: если вы выделяете региональные деньги для улучшения жизни тем, кто проживает у вас в регионе, вы должны оставить эти деньги в экономике региона, если это региональные бюджетные средства, если мы об этом говорим.

Константин Чуриков: Ну тут не бюджетная политика, тут вообще политики нет, тут просто бухгалтерия.

Оксана Галькевич: Дмитрий, скажите. Мы поняли, что у бизнеса много на самом деле возможностей, бизнес как раз должен все посчитать, выгодно не выгодно, как быстро отобьется, допустим, такая схема зарабатывания денег, я имею в виду доходный дом, да еще и чтобы бюджетно было, а не как у ДОМ.рф.

Дмитрий Котровский: Да.

Оксана Галькевич: Но почему, как вы считаете, все-таки власти на другом уровне не занимаются развитием и строительством такого рода жилья? Государство может себе позволить, так скажем, сроки отбивания проекта и подольше, чем бизнес, не так быстро, не 20.

Дмитрий Котровский: Согласен с вами абсолютно. Более того, мы и на своей площадке поднимаем постоянно подобные вопросы…

Оксана Галькевич: Потому что и вы бы подключились как бизнес, да?

Дмитрий Котровский: Вообще государство, конечно, должно регулировать отношения бизнеса и потребителя, а не занимаются работой, которую должен делать бизнес, потому что государство не отчисляет в федеральный бюджет никаких налогов от своей деятельности, именно бизнес отчисляет налоговые поступления, на которые живут те же самые учителя и врачи. В данной ситуации я считаю, что государство обладает уникальным ресурсом, а именно это региональные земельные фонды, которые должны быть введены в оборот, должно быть обозначено на этих землях строительство подобных домов. Региональные власти обладают невероятным количеством сетевых ресурсов: электричество, газ, вода, канализация, все остальное…

Оксана Галькевич: Подведение инфраструктуры.

Дмитрий Котровский: Должно быть подведение абсолютно всей инфраструктуры. Государство в рамках таких объектов должно снять все возможные налоги с того бизнеса, который в рамках основной своей деятельности, в том числе давайте начнем с 5% от объема, перейдем через 5 лет к 10% объема, мы с чего-то должны начать. Но именно такие проекты должны быть освобождены абсолютно от всех претензий со стороны государства, надзорных органов в части того, что пытается государство повесить на девелоперов. Вы понимаете, что сейчас все девелоперы строят всю социальную инфраструктуру, строят дороги, подводят сети, потом эти сети передают монополистам…

Константин Чуриков: С другой стороны…

Дмитрий Котровский: Невозможно решить эти задачи, когда мы говорим о том, что происходит. Во-первых, нет ни одной в Российской Федерации девелоперской компании, которая переступила черту в 30 лет. Если в вашем репортаже говорят о том, что окупаемость 30 лет, покажите мне такого бизнесмена, который должен подписать документы, выделить деньги и не увидеть прибыль, точку без убыточности, которая наступит через… Так не бывает, так никто из нас с вами не поступает.

Константин Чуриков: Дмитрий, но с другой стороны вы говорите, что девелоперы строят инфраструктуру. С другой стороны, что они, должны просто «повтыкать» свои дома, а дальше, может быть, у вас там завтра будет школа или детский садик?

Дмитрий Котровский: Ну если вы знаете, со следующего года у нас, например, не будет транспортного налога, все будет теперь перенесено в акциз бензина, вот сколько вы наездили, столько вы заплатили государству. Так и здесь. Задача девелопера – построить тот объект, который реализуется, а не делать за государство те задачи, которые он должен перекладывать на ваши плечи. Потому что если у вас сегодня есть дети, которым требуется детский сад, а потом школа, вы будете заинтересованы в этом проекте, а если я покупаю квартиру своим родителям, то им не нужны ни школа, ни детский сад, почему они должны из своего кармана оплачивать общий бюджет этого проекта? Мы это начали, государство это начинало, когда был определенный рост, у нас росла экономика, у нас росла стоимость квадратного метра, у нас люди могли себе позволять одну, вторую, третью квартиру, а потом ситуация поменялась.

Оксана Галькевич: У нас налоги были другие.

Дмитрий Котровский: Какие у нас были налоги 10 лет назад?

Оксана Галькевич: Подождите, у нас сейчас… Ну налог на квартиру, например, сейчас с вот этой кадастровой стоимостью все несколько…

Дмитрий Котровский: У нас его не было в таком виде, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Да, он был инвентаризационный, а сейчас у нас кадастровая стоимость…

Дмитрий Котровский: Конечно, по БТИ считалось, и были примеры, когда на Тверской квартира стоила по БТИ в имущественном налоге дешевле, чем в Южном Бутово.

Оксана Галькевич: Естественно.

Дмитрий Котровский: И вот эту ситуацию развернули, посчитали. Есть какие-то моменты несправедливости, они, безусловно, решаются, но еще раз подчеркну: повесить все на девелопера можно, будет ли это выгодно тому, кто будет платить за аренду, – нет, и результат с ДОМ.рф показал такую ситуацию. Мы оказались, в общем-то, свидетелями этого.

Константин Чуриков: Да.

Давайте сейчас вернемся к людям, у нас было мало звонков, просто не успели их дать в эфир. Еще Давид из Иркутска у нас на связи. Если можно, коротко. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Я вот слушаю, с интересом ждал эту программу, которая сегодня идет у нас. Хочу сказать, что я с 2014 года занимался, составил программу арендного жилья и так далее. По инстанциям ходил, тут наших чиновников просил обратить на это внимание и так далее.

Значит, что я хочу сказать? Во-первых, арендное жилье и доходные дома – это разные вещи. Частно-государственное партнерство только сможет помочь сдвинуть арендное жилье, это второе. И третье, что я хочу сказать. Мы говорим, что нам нужно территорию заполнять людьми, нужны профессионалы, нужны рабочие места и так далее. Но рабочее место без жилья ничтожно.

Константин Чуриков: И жилье без рабочего места. Спасибо, Давид, за ваш звонок, у нас, к сожалению, уже просто катастрофически мало времени.

Оксана Галькевич: Спасибо всем телезрителям, кто принимал участие в обсуждении. Спасибо нашему гостю: в студии программы «Отражение» был Дмитрий Котровский, член президиума «Опоры России», председатель Комитета по строительству.

Константин Чуриков: Программа «Отражение» продолжится через пару минут, не уходите.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Почему у нас не строят доходные дома?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты