Дмитрий Курочкин: Мы - страна-кубышка. Огромные средства и у государства, и у бизнеса, и у населения сегодня не работают

Дмитрий Курочкин: Мы - страна-кубышка. Огромные средства и у государства, и у бизнеса, и у населения сегодня не работают
Реальные цифры: что с работой?
Как люди переносят вынужденное заточение в своих домах и квартирах?
У нас огромный фонд национального благосостояния, мы все ради него работаем. Зачем он нужен, если не для того, чтобы помочь людям?
Дмитрий Градинар «Рождественская сказка»
Самоизоляция самоизоляции - рознь
История учит нас, что карантинные меры - единственное, что может помочь при эпидемии
Дыхательные и разминочные упражнения для детей и взрослых
Занимательные физические опыты. Показывает популяризатор науки Юрий Трифонов
Как справиться со стрессом?
Кто работал, а кто нет на выходной неделе? Итоги опроса
Гости
Дмитрий Курочкин
вице-президент Торгово-промышленной палаты

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда, по вторникам в 14:30 по московскому времени мы рассказываем о российских предприятиях, показываем продукцию, которую они делают, рассказываем о людях, которые там работают. И, естественно, о проблемах и достижениях, которые присущи тем или иным предприятиям. Но сегодня не совсем обычная программа. Рубрика «Промышленная политика» существует почти 3 года, и мы решили сегодня не концентрироваться на каком-то одном предприятии, на одной отрасли, а поговорить в целом о том, что сейчас происходит в промышленности в нашей стране, какова сейчас промышленная политика. У меня в гостях Дмитрий Курочкин, вице-президент Торгово-промышленной палаты России. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

Дмитрий Курочкин: Добрый вечер.

Марина Калинина: За 3 года мы объехали с нашей съемочной группой если не всю страну, то, точно, половину. Очень много предприятий, разных совершенно. И мы собрали такой небольшой материал, несколько взяли, с востока на запад по принципу они расположены в стране. Вот давайте посмотрим это, а потом побеседуем.

Вот смотрите. Чебоксарское предприятие «Сеспель» производит цистерны для перевозки различных грузов. Работать начали в 1988 году. Предприятие выросло из гаража, из одного всего лишь ангара. Сейчас это 2 большие производственные площадки, и работают на заводе 650 человек. И вот о том, что нужно для повышения производительности труда, директор «Сеспель» Владимир Бакшаев рассказал в прямом эфире.

Владимир Бакшаев: Знаете, я вам могу утверждать, что таких предприятий становится довольно много. Они, может быть, не так видны, но в рамках политики импортозамещения, которая сегодня провозглашена у нас в стране, и в рамках нового технологического уклада наше предприятие, если будет нормальный стабильный спрос, который обеспечивается, конечно, федеральными закупками, помимо розничного рынка, то мы будем иметь рост производительности труда. И таких предприятий, я думаю, будет множиться.

Марина Калинина: Побывали мы и в Пермском крае, на Краснокамском ремонтно-механическом заводе. Завод был основан в 73-м году, а сейчас производит оборудование для заготовки сенажа в упаковки. Сотрудников больше 200 человек. Директор Дмитрий Теплов в интервью в нашей студии рассказал, чего ждет от банков для облегчения работы производства.

Дмитрий Теплов: На самом деле мы, конечно, очень верим в то, что в России ситуация в целом, ­вот начиная с прошлого года, с этого года, будет все-таки меняться в позитивную сторону страшно быстрыми темпами. Т. е. сейчас мы, очень хорошо, что мы пришли к низкой инфляции. Т. е. мы видим, что ставки по кредитам в целом снижаются. И мы рассчитываем на то, что банки начнут увереннее смотреть в будущее и активней поддерживать и сельхозпредприятия, и промышленные предприятия в их развитии.

Марина Калинина: Машиностроительный завод «Тонар» в Подмосковье существует с 1990 года. Производит сельскохозяйственную прицепную технику, прицепы различные и автопоезда. На заводе работают около 1000 человек. В эфире ОТР директор завод Денис Кривцов рассказал, как изменилась ситуация для производителей за последние годы.

Денис Кривцов: Еще несколько лет назад мы четко не могли представить вообще, мы для государства нужны, важны, что у нас будет дальше. Сейчас я могу четко сказать, что с нами разговаривают, нас слышат, нам четко дали понять, что, ребята, развивайтесь, мы вас поддержим. Даже на словах – это уже половина дела. Нам легче принимать решения о новых инвестициях, и нам видно, что это кому-то нужно, за нами есть государство. Если все эти слова еще поддержаны деньгами, ну, вообще прекрасно.

Марина Калинина: Компания «Веломоторс» в Брянской области – крупнейший в России производитель велосипедов. Начинали с того, что просто продавали эти велосипеды. Потом стали делать сами. Сейчас построено уже 6 новых цехов. На заводе трудятся почти 1000 человек. Александр Начевкин, генеральный директор, рассказал в эфире о трудностях конкуренции с зарубежными производителями.

Александр Начевкин: Дело в том, что на ввоз велосипедов в Китай, они очень грамотно, умно сделали, при ввозе велосипеда в Китай таможенная пошлина в Китае составляет 130% от стоимости велосипеда. Если китайские велосипеды поступают на наш рынок, то таможенная пошлина на велосипед 10%. Это самая низкая пошлина в мире на велосипеды. И еще такой момент. Если мы возьмем таможенную стоимость велосипедов, которые, допустим, продаются на рынке 50-100 тыс. руб., до 200 тыс. руб., то ввозная цена, декларируемая на таможне, не превышает 5 тыс. руб. Поэтому фактически границы открыты, идет без практически ввоз этих велосипедов. И очень трудно отечественным производителям при таких условиях конкурировать с китайскими.

Марина Калинина: Станкостроительный завод «Саста» в Рязанской области. Предприятие производит металлообрабатывающие станки. Управляющий директор «Састы» Юрий Чуркин говорит, что его компания плывет против течения относительно всей станкостроительной индустрии. И вот как он видит ситуацию в этой отрасли сейчас.

Юрий Чуркин: На самом деле, да, меры заявляются. Но фактически они не приводят к каким-то существенным изменениям в станкостроении. А наше государство часто забывает про детали. А в деталях что? В деталях те самые 20 лет провала в технологиях, разрушенные производства, кадровый голод, отсутствие кадров. И вот те локальные посылы, которые нам дает государство, они в общем-то неэффективны в связи с их несистемностью. С одной стороны. А с другой стороны, надо сказать, что не до всех эти меры поддержки в итоге доходят. Т. е. у нас есть разные предприятия, и некоторые преимущественным правом располагают, некоторые по остаточному принципу финансируются. Так что здесь надо разделять. И, на мой взгляд, очень важный момент – это то, что, к сожалению, у нас нет нормальной, хорошей обратной связи между отраслью и теми лицами, которые принимают решения об изменении управления этой отраслью.

Марина Калинина: И еще одна компания – «Фишеринг Сервис» в Калининграде. Производит рыболовные тралы. Компания была основана в 1993 году. Более 200 человек там сейчас работают. Начинали с продаж тралов за рубеж. Сейчас переориентировались на российский рынок, потому что рыболовная отрасль в стране активно развивается. Но экспорт все равно остался, и он важен для предприятия. Вот какие проблемы в прямом эфире рубрики «Промышленная политика» обозначил на сегодня директор «Фишеринг Сервиса» Андрей Фёдоров.

Андрей Фёдоров: Назрела необходимость привести валютное законодательство в соответствие с Гражданским кодексом Российской Федерации. Потому что и, честно говоря, вы видите, в условиях санкций наша экономика устойчива. Как бы там ни было трудно, это всегда в переходный период, но нет катаклизмов. Почему? Это основа, это законодательство, по которому работают внутри рынка. А с экспортом у нас нелады. У нас промышленного экспорта практически нет.

Марина Калинина: Вот такой получился срез. Предприятия разные, как вы видите. Дмитрий Николаевич, вот эти проблемы, которые обозначали все главы этих предприятий, о которых мы рассказывали, – в связи со сменой правительства сейчас, недавней, в связи наверняка со сменой промышленной политики в стране, как будут эти проблемы решаться? И какие еще есть проблемы? Чего ждать сейчас? Какая сейчас ситуация?

Дмитрий Курочкин: Я должен сказать, что те мнения, которые мы услышали, они типичные. Потому что, действительно, вот мне приходится практически каждую неделю бывать на многих предприятиях, в том числе и на тех, которые только что мы видели. Должен сказать, что каждый из них по-своему прав. И те, кто говорили о серьезных проблемах, и те, кто акцентировал внимание на положительных изменениях. Но я могу сказать, что то, что мы услышали первые решения нового правительства, в частности принятие стратегии развития электронной промышленности, целый ряд очень серьезных таких, программных, я бы сказал, заявлений о инвестиционной активности именно в производство, – они не просто внушают определенный оптимизм и надежды, но они, я могу подтвердить, опять-таки отталкиваясь от нашего опыта общения с многими предприятиями, они уже основаны на определенных хорошо проработанных стратегиях. О чем идет речь? Я думаю, что, может быть, не все заметили, что в последние годы, особенно где-то последние 5 лет, все-таки заметно произошел перелом, если хотите, в сознании многих предпринимателей…

Марина Калинина: Какой?

Дмитрий Курочкин: Ну, не секрет, что наша политика в последние десятилетия была основана на том, что мы должны куда-то вписываться, встраиваться. По сути дела, та роль, которую нам отвели и планировали отвести в мировой экономике в роли сырьевого придатка или аграрного придатка, естественно, нас устроить по целому ряду причин не могла. А на ту роль, на которую мы претендовали, нам не давали возможность получить. Поэтому сегодня, повторяю…

Марина Калинина: А мы хотели?

Дмитрий Курочкин: Ну, кто-то хотел. У нас всегда была определенная борьба, вы знаете, между промышленниками и финансистами. Конечно, сейчас, я бы сказал, очень серьезный поворот произошел к собственной стране, к тем проблемам развития, и прежде всего производства. Вот некоторое время назад известный журнал «Эксперт» целый номер посвятил тому, что мы ничего не производим. Действительно. Т. е. масштаб бедствия был такой, что мы утратили… мы при жизни фактически одного поколения из страны, которая давала чуть ли не четверть мирового промышленного производства, превратились в какую-то страну с… чье промышленное производство действует где-то в рамках статистической погрешности, если говорить о мировом уровне. То сегодня мы – и руководство страны, и все, по-моему, уже предприниматели – пришли однозначно к выводу, что нам абсолютно необходимо строить собственную экономику – экономику другого качества. И переходить от этой, если хотите, от игры с различными показателями к новому качеству экономики, которая дает совершенно осязаемый и конкретный социальный результат. И прежде всего речь идет о создании производственной базы в наших регионах. Нельзя сказать, чтобы это началось сегодня. И Минпромторг, и другие наши министерства, действительно, проводят достаточно активную промышленную политику. Могу сказать, что за эти годы, скажем, с 15-го по 19-й год в проекты по импортозамещению было инвестировано 2 трлн. руб. Это очень серьезные деньги. И то, что мы видели, это тоже результат этой работы.

Марина Калинина: Но вопрос, дошли ли эти деньги до адресата? Вот как говорил…

Дмитрий Курочкин: Вопрос на самом деле интересный. И если говорить об инвестиционных механизмах, то, конечно же, то, что мы наблюдали определенный застой в экономическом росте, это говорит о том, что те механизмы, которые существовали в нашей экономической модели, были неэффективны. И, будем откровенны, 19-й год, он практически был вообще на нуле, если бы… Тем самым мы с каждым годом отставали и все больше отстаем от экономических лидеров мировых. Но сегодня, я повторяю, достаточно важно понимать, что произошел такой вот перелом, когда вся система управления у нас перестраивается под ускоренное промышленное развитие. Те планы, которые были озвучены, вот на прошедшей неделе, сейчас мы видим, они говорят о том, что в самое ближайшее время пойдут очень большие инвестиции, причем именно в промышленные предприятия.

Марина Калинина: А Минфин готов к таким тратам? Будут же постоянные споры между реальным сектором и финансистами.

Дмитрий Курочкин: Конечно, конечно. Но объективно их интересы, финансистов и промышленников, всегда расходятся. Потому что одним хочется больше денег и меньше риска, это понятно. Но должен сказать, что мы, кстати, в прошлом году создали совет по финансово-промышленной и инвестиционной политике, именно как, если хотите, место встречи финансистов и промышленников. То место, где они могли бы понимать друг друга, научиться вместе работать. И мы действительно пытаемся выстроить именно финансово-промышленную политику. Потому что, к сожалению, действительно по-прежнему финансовый блок и промышленный блок, и в правительстве, и в целом в стране, они как-то существовали, если угодно, параллельно. Очень важно, чтобы вся финансовая система, вся инвестиционная деятельность была ориентирована на производство. Не секрет, что у нас огромные средства – и у государства, и у бизнеса, и у населения – сегодня просто пропадают. Мы в какой-то степени страна-кубышка. И речь идет о триллионах рублей. И вот именно пробуксовка тех механизмов, о которых вы только что сказали, вот именно она и не позволяет выстроить отношения, скажем, доверия, эффективного взаимодействия между бизнесом, государством и населением страны.

Марина Калинина: А я хочу как раз у населения российского спросить, которое сейчас смотрит нашу программу. Позвоните или напишите, расскажите, как в вашем регионе, где вы живете, обстоят дела с производствами. Замечаете ли вы, что появляются какие-то новые? Или, наоборот, исчезают заводы? Хотелось бы, конечно, побольше положительных примеров, но, а там уж как получится. Так что звоните, пишите, задавайте вопросы моему сегодняшнему гостю. А мы давайте просто тоже по регионам немножко пройдемся. Где лучше, где похуже? Есть ли какие-то рейтинги, какие-то списки?

Дмитрий Курочкин: Если говорить о наших традиционных таких промышленно развитых регионах, то, конечно, наиболее выгодно выглядят сегодня Центральный, Приволжский, Уральский федеральные округа. Там действительно наиболее активны и промышленные предприятия, и руководство многих регионов. Мы постоянно проводим по видеоконференцсвязи совещания, семинары с нашими региональными торгово-промышленными палатами, и они в тесном контакте с региональными фондами развития промышленности. Могу сказать, что по итогам, скажем, предыдущего года в лидерах оказался Пермский край, Свердловская область, Нижегородская область, Челябинская область, Республика Татарстан. И многие другие регионы. Где достаточно активно действительно проводится экономическая политика, где эти решения, которые были недавно приняты, они уже реализованы и воплотились в конкретные проекты. И в инфраструктурные проекты, и в чисто коммерческие.

Марина Калинина: У нас есть звонок, насколько я понимаю. Владимир из Москвы. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, товарищи, господа или как вас там назвать. Я бы хотел данному товарищу задать вопрос. За время правления Путина был уничтожен такой институт, как профсоюзы, который четко регламентировал тарифную систему между работодателем и рабочим. Я во всех сферах народной деятельности Российской Федерации вот этого понятия, как единая тарифная система, не вижу. Получается, что то, что при правлении Путина было создано: был создан не рабочий свободного труда, а был создан раб. И колоссальное количество чиновников, которые порабощают вот этого рабочего. Вы приведите мне пример, как непосредственно человек, занимающийся экономикой. Вы можете мне яркий показать пример вот на всю страну, что действительно мы в этом году или в прошлом году собрали профсоюзы отраслей и заключили единую тарифную систему на оплату труда, она составляет по промышленностям такая-то (легкая промышленность, пищевая промышленность)? Нет. Потому что всю модель, которую вы построили, она является хищнической, она является варварской и милитаристской она является.

Марина Калинина: Да, Владимир, понятен ваш вопрос, просто время у нас ограничено, извините, что я вас прерываю. Дмитрию Николаевичу дадим возможность ответить.

Дмитрий Курочкин: Я все-таки не могу согласиться. Безусловно, признавая очень большую роль профсоюзов, и если у нас по Конституции социальное государство, то мы не можем не признать, скажем, значимой роли взаимодействия работодателей и профсоюзов. Далеко не везде их, как вот по мнению звонившего, ликвидировали. Достаточно активно они во многих регионах и на многих предприятиях, во многих отраслях работают. Более того, у нас, например, в качестве членов Торгово-промышленной палаты есть Союз и Ассоциация народных предприятий, которые вообще являются по сути дела коллективными предприятиями и показывают достаточно хорошие результаты. Т. е. на самом деле таких примеров, когда рабочие на предприятиях, скажем так, во многом контролируют производство, их немало. Повторяю, есть достаточно много, мы наблюдали в той же Калининградской области, которую показывали, я могу сказать, что на меня сильное впечатление произвел технопарк, который был, по сути дела, наукоград, не признанный еще, может быть. Компания GS питерская, как раз занимающаяся производством электроники, спутниковых антенн, они вложили миллиарды и сделали собственный технопарк, который в общем-то вызывает, можно сказать, восхищение. И таких примеров, повторяю, достаточно много. Причем это все инициатива снизу. Это никакого отношения, ни одного рубля государственных денег, никто людям не приказывал, это все вот то, что создали сами работники, сами предприниматели.

Марина Калинина: Вот Торгово-промышленная палата России, есть торгово-промышленные палаты во всех регионах нашей страны, я так понимаю. Чем занимается Торгово-промышленная палата? С какими просьбами приходят предприниматели? Они же все входят в эту Торгово-промышленную палату. Естественно, куда им идти? К вам. Вот что вы можете, что делаете?

Дмитрий Курочкин: Прежде всего должен подчеркнуть, что Торгово-промышленная палата России – это единственное деловое объединение, которое действует в рамках федерального закона о торгово-промышленных палатах, 93-го года. Причем в редакции декабря 2015 года, в соответствии с которой органы государственной власти в случае необходимости или целесообразности часть своих функций могут передавать торгово-промышленным палатам. И соответственно мы действуем на всей территории страны, во всех регионах, во всех отраслях. У нас порядка 53 тыс. членских организаций. У нас 179 на сегодняшний день торгово-промышленных палат по регионам. Из них соответственно 82 это региональные и 97 муниципальные. Т. е. практически в каждом городе у нас есть торгово-промышленная палата.

Марина Калинина: Но вот что они делают-то, как?

Дмитрий Курочкин: Прежде всего они, во-первых, защищают интересы бизнеса. И сейчас мы об этом можем более подробно поговорить. И не менее важно, что они оказывают огромное количество услуг. Прежде всего, конечно, предпринимателям. Часть из этих услуг являются эксклюзивными. Т. е. те, которые, кроме нас, никто не оказывает. Это выдача, например, Сертификата Происхождения СТ-1, там 7 видов различных. Причем сертификатов, которые, вот мы сейчас говорили о проектах импортозамещения, для того, чтобы доказать, условно говоря, российскость происхождения того или иного товара, опять-таки есть целая система подтверждающих документов, а один из них – вот такой сертификат, который позволяет участвовать предприятиям, получившим этот сертификат, в госзакупках и соответственно получать целый ряд вполне ощутимых льгот. На сегодняшний день порядка 40 палат по всей территории страны во всех федеральных округах такие сертификаты выдают. Тех услуг, которые мы оказываем предпринимателям, в общей сложности порядка 500, если в целом по системе брать. Но на самом деле, если брать наиболее такие конкретные и наиболее востребованные, то это порядка 25-30 услуг, которыми регулярно пользуются предприниматели. И плюс, я хотел бы подчеркнуть, что те палаты, которые работают, они полностью самостоятельны в своих регионах. Т. е. это самостоятельные юридические лица, это не наши отделения. У нас с ними договорные отношения. Они члены, в свою очередь, Торгово-промышленной палаты. И у нас система ТПП включает не только территориальные палаты, но и наши дочерние структуры. Это Центр международной торговли, это Экспоцентр, это «Союзэкспертиза», «Союзпатент» и т. д.

Марина Калинина: А вот то, что говорили главы компаний: что нужно менять законодательство. Каким образом Торгово-промышленная палата может на это повлиять? Какие-то такие глобальные вещи…

Дмитрий Курочкин: Вот именно этим мы и занимаемся, да. Членами Палаты, именно на федеральном уровне, являются 220 отраслевых союзов и объединений, которые все отрасли охватывают. Т. е. это весь экспертный потенциал, который позволяет на очень серьезном профессиональном уровне вносить конкретные предложения по изменению предпринимательского климата, в рамках оценки регулирующего воздействия…

Марина Калинина: Вас слышат те лица, от которых зависит решение?

Дмитрий Курочкин: Конечно, слышат. Я могу сказать… Вот, если мы говорим о законодательстве: есть известный механизм оценки регулирующего воздействия. Т. е. речь идет о том, чтобы, что называется, на дальних подступах, когда еще готовится какой-то законопроект, касающийся предпринимателей, по мнению наших экспертов, он оказывает, может оказать негативное влияние на развитие экономики, развитие предпринимательства, более того, принести уже какой-то конкретный ущерб. Мы готовим соответствующие предложения, обобщаем их, направляем в Министерство экономического развития. И мы ведем учет. Вот насчет того, слышат нас или нет. Мы ведем учет, какой процент наших предложений был услышан и принят, хотя бы частично или полностью. Вот по итогам второй половины прошлого года у нас этот коэффициент составил 87%. Это очень высокий показатель. Мы считаем, что это говорит о том, что уровень наших экспертов, профессионалов очень высокий.

Марина Калинина: У нас пара минут остается. Я хочу вернуться к первому вопросу, который я задала. Чего ждать в ближайшее время от тех перемен в правительстве, которые были?

Дмитрий Курочкин: Очень серьезной, напряженной работы, которая потребует отработки механизмов. Сейчас принимается целый пакет инвестиционных законов, технологических законов, которые позволят резко увеличить объем инвестиций в наше производство.

Марина Калинина: Но за счет чего?

Дмитрий Курочкин: За счет того, что были созданы серьезные резервы, отработаны механизмы, в том числе с участием всех деловых объединений, в тесном контакте с нашими министерствами, ведомствами, с институтами развития. Мы эти предложения уже все подготовили. И сейчас они, скажем так, уже в стадии принятия.

Марина Калинина: Очень хочется спросить: когда же нам ждать каких-то подвижек заметных более или менее?

Дмитрий Курочкин: Я думаю, что мы их сможем ощутить уже в этом году. Я в этом убежден.

Марина Калинина: Еще буквально один маленький вопрос. Что с кадрами у нас вообще? Полминутки буквально. Создаются у нас, как раньше было, профтехучилища, где можно рабочих выращивать?

Дмитрий Курочкин: Это очень действительно сложная тема. Более того, по тем опросам, которые мы регулярно проводим среди предпринимателей, вот тема кадров часто выходит вообще на первый план, даже опережая административные и прочие барьеры. Это действительно серьезная проблема, связанная с тем, что вот мы 20-30 лет фактически выпали из активной такой производственной деятельности и сейчас у нас большой дефицит. Несмотря на то, что есть большое количество вузов, они очень плохо связаны с реальным производством, и у нас большой дефицит рабочих специальностей, инженеров. С этим сталкиваемся постоянно. Иногда приходится их даже завозить из-за рубежа. И часто, многие крупные промышленные предприятия когда вводятся, мы видим уже иностранных инженеров. Но их все меньше и меньше.

Марина Калинина: Спасибо большое. Тема действительно большая. Спасибо. Дмитрий Курочкин, вице-президент Торгово-промышленной палаты России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Про население что-то недоперепонял. Надо экспертам прожиточный минимум назначить.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски