Дмитрий Заворотный. Как нацпроекты повлияют на цену продуктов в магазинах?

Дмитрий Заворотный. Как нацпроекты повлияют на цену продуктов в магазинах? | Программы | ОТР

Рубрика «Личное мнение»

2019-09-26T15:19:00+03:00
Дмитрий Заворотный. Как нацпроекты повлияют на цену продуктов в магазинах?
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Дмитрий Заворотный
руководитель Центра экономических стратегий Института Нового общества

Иван Князев: Ну а прямо сейчас время для нашей постоянной рубрики «Личное мнение». Рост цен на продукты беспокоит не только нас с вами, вопросы появились и у Счетной палаты.

Тамара Шорникова: Вот цитата аудитора ведомства Алексея Каульбарса из выступления в Госдуме: «С 1 января текущего года подорожали яблоки, лук, морковь, мороженая рыба, рис, пшеничная мука, ржаной хлеб». При этом рост объема производства сельхозпродукции в этом году составил 6%. Цитируем дальше: «Учитывая позитивные итоги уборочной кампании, такая ситуация на потребительском рынке вызывает некоторое беспокойство».

Иван Князев: Ну да. Почему хороший урожай не гарантирует нам с вами хорошую жизнь? Из чего складываются цены на продукты? И почему они летят вверх? Будем разбираться вместе с нашим экспертом. Поприветствуем в нашей студии Дмитрия Заворотного, руководителя Центра экономических стратегий Института нового общества. Дмитрий Сергеевич, здравствуйте.

Дмитрий Заворотный: Добрый день.

Иван Князев: Давайте будем разбираться, что опять у нас подорожало, на сколько, и самое главное – почему, когда урожай хороший у нас.

Дмитрий Заворотный: Ну, на самом деле надо отметить, что сезонный фактор у нас все-таки проявляется. В августе относительно июля у нас все-таки даже была небольшая дефляция, в том числе, естественно, и по такой категории товаров, как овощи и прочие культуры. Но при этом, естественно, цены с начала года выросли. Инфляция в целом у нас составила за этот период 4,9%.

Опережающими темпами росла стоимость топлива – и это неслучайно, потому что с этого года у нас был очередной раз повышен акциз, и вот этот повышенный акциз привел к росту бензина. А это, в свою очередь, в общем-то, влияет негативно и на инфляцию, увеличивая транспортные расходы ритейлеров. Соответственно, отсюда и дорожают продукты.

На самом деле еще один момент. Сезонный фактор – хорошо, что он проявляется. Потому что когда не проявляется сезонный фактор – ну, это уже такой тревожный сигнал для экономики.

Тамара Шорникова: Через короткую паузу просим наших телезрителей рассказать, заметили ли вы подорожание продуктов. Что, по-вашему, заметнее всего прибавило в цене? И при таком увеличении цен приходится ли вам от чего-то отказываться или заменять одни продукты другими? В общем, звоните нам, пишите, рассказывайте.

Иван Князев: Да, рассказывайте, что и на сколько подорожало, что увидели недавно на ценниках.

Тамара Шорникова: Если говорить о цене, давайте, может быть, разберемся сначала, с чего же, собственно, она складывается. Как много в этой цене зависит от того же топлива, например?

Дмитрий Заворотный: Ну, безусловно, это одна из таких больших статей в издержках производителей не только пищевой продукции, но в целом потребительских товаров, потому что… Особенно если учитывать, что у нас страна очень большая, очень большие расстояния от производств до рынков сбыта, конечно, это играет серьезную роль. И даже незначительное повышение топливных цен автоматически ведет к удорожанию, ну, просто по цепочке – от сырья до полуфабрикатов и готовой продукции.

Тамара Шорникова: Вы знаете, с одной стороны, выглядит логично. Но, с другой стороны, всегда хочется спросить: а почему же тогда, казалось бы, из соседней области привезенные томаты, огурцы, картошка какая-то дорожает в разы просто, как будто ее везли из Владивостока?

Дмитрий Заворотный: Ну, я не знаю насчет «в разы». Конечно, дорожает, но, наверное, все-таки не в разы. И слава богу.

Здесь еще есть фактор, конечно же: с этого года у нас был повышен НДС на 2%. А это уже такой фактор, который влияет на инфляцию, вне зависимости от того, где произведен тот или иной товар. Вот эти 2% ложатся дополнительной нагрузкой при возникновении любой добавочной стоимости.

И вот мы уже имеем сумму двух факторов – то есть топливный акциз плюс НДС. Отсюда, на мой взгляд, скажем так, и часть вот этой инфляции за текущий год спровоцирована этими обстоятельствами.

Тамара Шорникова: Это негативные факторы. А есть позитивные – большие урожаи. Они могут компенсировать эти негативные?

Дмитрий Заворотный: Как я уже отметил, все-таки сезонный фактор действует, небольшая дефляция наблюдалась в августе.

Тамара Шорникова: У нас президент рассказывает, что дефляция у нас появляется не только благодаря естественным причинам, но и благодаря «подкруткам» разных ведомств.

Дмитрий Заворотный: Да, небольшие «подкрутки».

Иван Князев: К тому же деньги…

Дмитрий Заворотный: Это отдельный такой нюанс. Сейчас у нас идут большие бюджетные вливания. Это слова Владимира Путина. Он обратил внимание нашего министра экономики на то, что в связи с тем, что ожидаются большие вливания в бюджетную систему… точнее, бюджетных средств в экономику, Центробанк немножечко «подкрутил» показатель инфляции, чтобы показать более благоприятную макроэкономическую ситуацию.

Конечно, трудно мне судить, насколько этот эффект здесь играет роль. Возможно, мы узнаем, скажем так, какую роль он сыграл. Но в любом случае мы видим, что инфляция все-таки в годовом выражении никуда не делась, но, с другой стороны, она в пределах нормы.

Но я хочу заметить, что на самом деле проблема у нас не в инфляции, она действительно у нас не какая-то астрономическая. Проблема у нас в том, что не растут доходы – вот в чем проблема. Инфляция – это совершенно нестрашное явление, если растут реальные доходы населения. А у нас они продолжают сокращаться. По итогам первого полугодия текущего года они сократились еще на 1,3%. И это при условии, что они падают, в общем-то, пятый год подряд.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. Нам дозвонился Николай из Мордовии. Николай, слышите нас? Алло. Николай?

Тамара Шорникова: Да, слушаем, если вы нас слышите.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Я приветствую вашу программу.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Меня зовут Николай. У нас очень сильно крупы подорожали, в частности рис. А сильнее всего подорожала пшенка – она стоила 25–28 рублей, а сейчас 60 за килограмм и выше.

Иван Князев: А рис на сколько подорожал, Николай?

Зритель: Рис? Процентов на двадцать примерно. Потихонечку и хлеб дорожает. Ну, я предполагаю, что его сдерживают, потому что народ может…

Тамара Шорникова: Это, конечно, важный продукт, да. Скажите, в связи с таким подорожанием вы от чего в своей продуктовой корзине отказываетесь? Как-то меняете свой обычный набор из магазина?

Зритель: У меня набор простенький. У меня в основном, если мясные продукты, то это курица – основное. Вот крупы – основное. Ну а колбаса и сосиски – я редко пользуюсь этим, они мне даже ни к чему.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Спасибо вам за звонок.

Иван Князев: Несколько SMS. Иркутская область: «Хлеб стоил 24 рубля, сейчас – 40 рублей. Яблоки 78 рублей стоили, сейчас – 125. Курицу можно было купить за 120 рублей, а сейчас – минимум 180 рублей». Ивановская область пишет: «Цены вообще растут на все».

Знаете, Тамара и уважаемый гость, я сейчас мониторил просто, несколько цен посмотрел в разных магазинах (не будем называть). 25 рублей – хлеб ржаной в одном из столичных магазинов. И смотрю графики того, что подорожало. То, что ушло в минус – буквально раз, два, три пункта. Это немножко мяса, немножко сахара. Вот гречка вроде как дорожала у нас. Это за последние 12 месяцев. Все остальные показывают плюс. И самое большое – это подорожание яйца за единицу (так считают почему-то).

Тамара Шорникова: Давайте свою статистику продолжим собирать с помощью видеоматериала. Мы спросили наших телезрителей, заметили ли подорожание и от чего готовы отказаться. Вот какие ответы получили.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Про молочную продукцию многие пишут. Нижегородская область как раз удивляется: «Сезонный фактор, лето – казалось бы, высокие надои на естественных полях. При этом в этом году молочная продукция не дешевела даже летом. Сливочное масло подорожало. Скоро хлеб не купить», – пенсионерка пишет.

Иван Князев: Ленинградская область пишет: «Пшено подорожало в два раза». Краснодарский край вообще целую таблицу привел, что у них и сколько стоит: «Картошка – 25 рублей. Свекла – 50 рублей. Морковка – 35 рублей. Лук – 35 рублей». И еще отдельно пишут: «Перекупщики наглеют! На рынок ходим, как в музей».

Дмитрий, вы отметили такой фактор, как сезонность. У нас уже люди задаются вопросом. Ну, все-таки осень, Новый год не за горами. А когда следующего-то всплеска ожидать? И каким он будет?

Дмитрий Заворотный: Следующий инфляционный всплеск?

Иван Князев: Ну, не инфляционный, а подорожание. Ну, инфляционный.

Дмитрий Заворотный: На самом деле ее следует ожидать до конца этого года, и вот по какой причине. У нас сейчас такая ситуация сложилась вокруг расходования средств федерального бюджета по нацпроектам, когда средства просто не расходуются. Регионы отказываются осваивать вот эти миллиарды рублей в рамках нацпроектов. И деньги, в общем-то, зависли на счетах бюджетной системы, скажем так.

Тамара Шорникова: Отказываются или не могут их освоить?

Дмитрий Заворотный: Отказываются, потому что не могут. Причин там много.

Иван Князев: Потому что не знают, как…

Дмитрий Заворотный: Но смысл в том, что под конец года сейчас начнется активизация освоения этих средств, потому что за это регионы уже упрекнул и президент, и премьер-министр, и министры разбираются, в чем же дело. Вот сейчас, под конец года, я думаю, мы увидим такое авральное расходование бюджетных средств. И такое вливание, естественно, приведет, возможно, к инфляционному скачку. Поэтому, в общем-то, до конца года здесь мы еще можем увидеть…

Тамара Шорникова: А это будет равномерный скачок и, скажем, подорожает все или какие-то конкретные сегменты?

Дмитрий Заворотный: Трудно сказать, что подорожает, но это будет такой именно скачок, он не будет плавный. Если бы деньги расходовались сейчас планомерно, как это запланировано по всем бюджетным программам, то мы бы не заметили этого фактора. А сейчас, возможно, он еще сыграет до конца года какую-то роль.

Иван Князев: Дмитрий, а можно вас попросить? Объясните мне как человеку, который не очень сильно в этом понимает. Я думаю, я не один такой. Каким образом национальные проекты связаны со стоимостью колбасы и риса? Как вот это все друг на друга повлияет?

Дмитрий Заворотный: Понимаете, когда мы говорим об инфляции, мы говорим об общем показателе, он является агрегатором всех цен. Я не утверждаю, что нацпроекты…

Иван Князев: Нет, я просто очень хочу понять. Вот начнут…

Дмитрий Заворотный: На колбасу они точно не влияют, скажем так.

Иван Князев: Да нет, я просто к тому, что, смотрите, начнут осваивать эти деньги… Мне само слово «осваивать» уже не очень нравится.

Дмитрий Заворотный: Не вызывает доверия.

Иван Князев: Да. Особенно в нашей-то стране понятие «осваивать». Очень интересно, что будет происходить.

Дмитрий Заворотный: Проблема есть, да.

Иван Князев: Хорошо, начнут они с этими деньгами что-то делать, что-то начнут строить. Какие у нас там нацпроекты?

Дмитрий Заворотный: Дороги, инфраструктура…

Иван Князев: Дороги, да-да-да. И что? И как это повлияет?

Дмитрий Заворотный: Это такая макроэкономическая закономерность. Когда в экономику из бюджетной системы вливается большое количество денег, они начинают стимулировать спрос в различных сферах экономики. И вот где спрос растет быстрее всего – там, естественно, начинают расти и цены. Потому что растет спрос – растет и цена.

Но на самом деле это не главный и не ключевой фактор. Как я уже отметил, более всего на цены в этом году влияет повышение топливного акциза, повышение НДС – повышение налоговой нагрузки. НДС, естественно, производителем перекладывается на конечного потребителя. Я думаю, это один из ключевых факторов, который привел к тем сюжетам, которые рассказывают сейчас в разных регионах жители нашей страны. Это влияет на все, НДС влияет на все.

Транспортный акциз влияет, в общем-то, тоже на большую часть, особенно на продукты питания, которые перемещаются в большинстве своем по автомобильным дорогам. Подорожал бензин – подорожали и продукты, которые перевозятся таким способом.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонные звонки. К нам дозвонился Константин из Московской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Константин.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас, да. Что вас в магазине удивляет больше всего сейчас?

Зритель: Многие факторы, которые перечислил эксперт, конечно, влияют на тот или иной ценовой сегмент товара, но тем не менее я хочу сказать, что почему-то никто не освещал такие события. Ну, нам попроще, конечно, в Москве и в Подмосковье. Я слышу такие грабительские цены на овощные российские товары. Но на самом деле в середине лета были скачки на тот же картофель. Я беру минимальный ценовой сегмент. С 14–15 рублей он подскочил до 42 рублей. Сейчас опять цены стабилизировались (я имею в виду – упали) на ту же линейку, но тем не менее почему-то у нас это в лучшем случае все импортное или белорусское, а в худшем случае китайское.

Пропал отечественный чеснок, сейчас он стоит в среднем 300 рублей за килограмм. Это уму непостижимо! Конечно, скачки будут, особенно с ноября, в преддверии не только Нового года, но и других праздников. Поэтому я думаю, что цены на помидоры, на лук, на картошку, на огурцы опять подрастут кратно.

Но мы почему-то перестали употреблять ввиду этих катаклизмов и коллизий так называемые морепродукты. У нас два океана, тринадцать морей, но тем не менее я не вспомню… У нас и доходы растут непропорционально. Обращаю внимание на растущие цены. Еще 15 лет назад горбуша самая дорогая, например, стоила 26 рублей, а сейчас, вы знаете, в десятки раз она подорожала. Не говоря о других деликатесах, которые непосредственно должны присутствовать у нас на столе.

И еще один вопрос эксперту. Вы знаете, нам говорят об импортозамещении. На самом деле статистика даже ведущих светил и академиков говорит о том, что все заливают глутаматом, глютеном, в том числе пальмовым маслом на трансжирах…

Тамара Шорникова: Константин, Константин, очень много сейчас разных поворотов темы вы задаете в одном и том же вопросе. Давайте сконцентрируемся. Спасибо вам за ваше мнение. Очень многосоставный вопрос, попробуем его немножко все-таки по полкам разложить.

Во-первых, действительно, многих расстраивает, если не злит, отсутствие отечественных продуктов, когда, например, из каждого утюга нам рассказывают про то, что яблок тех же просто море. Рецепты с утра до вечера различные. Только что смотрела объявление: «Самовывоз, приезжайте на дачу, забирайте бесплатно», – и так далее.

Иван Князев: В новостях на днях обсуждали – сахара у нас миллион тонн скопилось.

Тамара Шорникова: Да. При этом все-таки те же яблоки – исключительно иностранные. Картофель тоже везем из Белоруссии – что дороже, естественно. И уж тут бензин и цена – вполне все понятно.

Дмитрий Заворотный: На мой взгляд, здесь, конечно, серьезный пробел у нас в экономической политике. Мы действительно говорим очень много об импортозамещении, но, как я вижу… Этот процесс очень много обсуждался, но он как-то больше был пущен, что ли, на самотек. И главным фактором, который влиял на определенные сдвиги в отечественном производстве, все-таки была девальвация рубля. Часть производителей вышла на внешние рынки – таким образом они смогли укрепить свои позиции и на внутреннем рынке.

Но это все такой во многом стихийный процесс. Как мне кажется, недостаточно инструментов было предоставлено нашим отечественным производителям, чтобы действительно они могли наращивать производство.

И что очень важно? Протекционистская политика у нас все-таки по-прежнему хромает. Мы должны лучше защищать свой рынок, по крайней мере там, где мы точно можем себя обеспечить своими товарами. Да, не надо отказываться от импорта гаджетов, потому что мы их не производим самостоятельно, по крайней мере все компоненты. Но то же продовольствие – здесь, мне кажется, можно и нужно действовать смелее нашим властям, закрывать рынок от той продукции, которая однозначно есть. Вот те же яблоки. В Подмосковье сейчас просто гниет урожай. Действительно, это ситуация вопиющая.

Тамара Шорникова: Давайте еще послушаем Людмилу из Приморья. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Спасибо, что я успела дозвониться до вас. Очень приятно слышать. Даже странно видеть вашего гостя – как уж на сковороде, выкручивается как может.

У меня такие вопросы возникли. Из Китая везут помидоры на дальнее расстояние, таможню приходят – и намного дешевле, чем те, которые выращиваются в нашем совхозе. Это один вопрос.

Второй вопрос. Два магазина, один и тот же продукт. В одном магазине сметана 66 рублей, а 20–30 метров пройдешь – она уже 72 рубля. Не на копейки дороже, а на целые рубли! Как это можно оценить? Почему нет контроля над этим? В третий магазин зайдешь – там вообще 80 рублей эта же сметана, эта же упаковка, этого же производителя.

Тамара Шорникова: Да, Людмила, спасибо огромное, спасибо, что дозвонились и очень важные вопросы задаете. Действительно, это то, с чего начали. Даже не из Владивостока, а из Китая дешевле, чем отечественные из соседней области. Почему?

Дмитрий Заворотный: Я-то в этом не виноват.

Тамара Шорникова: Вы – нет. Но вы говорите, что бензин дорожает и так далее.

Дмитрий Заворотный: «Как глава Правительства я распоряжусь, чтобы исправили эту ситуацию немедленно».

Тамара Шорникова: Может быть, тогда все-таки не в бензине дело?

Дмитрий Заворотный: Нет, понимаете, тут факторов-то много. Мы вроде бы пояснили, что происходит с бензином и как это влияет. Китайский фактор – это вообще отдельная история, она развивается последние 30 лет. То есть здесь акцизы и все, что мы обсудили, не играют роли. Играет роль фактор дешевого китайского труда.

Иван Князев: Они все равно делают много, дешево.

Дмитрий Заворотный: Да, взрывной рост китайского производства, который, естественно… Они готовы весь Дальний Восток завалить своей продукцией. Здесь опять же нужна более активная протекционистская политика.

Иван Князев: Понимаете, в некоторых моментах ее, может быть, даже и не стоит применять. Ну, это мне так кажется. Может, вы не согласитесь, а опровергнете меня. Вот смотрите. Если мы сейчас обложим пошлинами китайские товары вообще поголовно все, то наши-то от этого дешевле не станут.

Дмитрий Заворотный: Я же сказал, что здесь нужно подходить секторально.

Иван Князев: Ну, некоторые.

Дмитрий Заворотный: Не надо запрещать то, чего мы производим недостаточно или плохого качества, или вообще не производим. Нужно…

Иван Князев: Просто получится так, что мы и китайское не получим, не съедим, и на свое денег не хватит.

Дмитрий Заворотный: Понимаете, это вопрос, конечно, к капитанам нашей экономической политики. Можно ли сделать так, чтобы обойти эти все острые углы? Конечно, можно. Но для этого требуется активнее заниматься этой проблемой. А у нас в целом отношение: «У нас рыночная экономика. Понимаете, ну как мы можем запретить китайские товары даже секторально? Нет, свободная торговля, мы член ВТО».

Это вопрос к капитанам: как они видят выход из этой ситуации? И видят ли вообще они его? Есть ли какие-то планы, кроме того, что заявляется декларативно?

Тамара Шорникова: Собственно капитанов приглашаем к нам в эфир, руководителей финансово-экономического блока в нашем Правительстве. Приходите и расскажите. Всегда ждем.

А сейчас на наши вопросы отвечал Дмитрий Сергеевич Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо вам, Дмитрий.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рубрика «Личное мнение»