Дмитрий Журавлёв: Деньги в руках людей - это средство развития. А у нас они воспринимаются, как проблема

Дмитрий Журавлёв: Деньги в руках людей - это средство развития. А у нас они воспринимаются, как проблема
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем

Бюджетники не выполнили указы. Зарплаты бюджетников вновь отстали от майских указов. Большинство регионов не смогли довести выплаты до нужной черты. Целевые показатели полностью достигнуты только в четырех регионах. И хуже всего ситуация у сотрудников детских садов и яслей. Медперсонал тоже в проигрыше. По крайней мере, так считают в Счетной палате. Но Минздрав настаивает на обратном. Кто и как считает? И почему президентские поручения зарплатам бюджетников - пока не указ?

Петр Кузнецов: Ну что?

Дарья Терновская: Первая тема.

Петр Кузнецов: Мы переходим к первой теме, да.

Дарья Терновская: Сегодня на всероссийской повестке дня снова зарплаты бюджетников. В большинстве регионов они не соответствуют Майским указам. Это следует, по крайней мере, из данных Росстата за первое полугодие. На нужном уровне выплаты находятся только в четырех российских регионах – это Ленинградская область, Пензенская, Алтайский край и Чечня. Но опять-таки здесь речь идет только о формально достигнутых целевых значениях.

Петр Кузнецов: Хуже всего ситуация оказалась с зарплатами работников детских садов и яслей: из 85 регионов только шесть смогли удержать их на уровне Майских указов – четыре вышеперечисленных Дашей региона плюс здесь добавляются Белгородская и Новосибирская области. В целом по стране уровень зарплат, предусмотренный Майскими указами, не сохраняется для педагогов дошкольных организаций, дополнительного образования, социальных работников, а еще для всех медицинских работников – врачей, среднего и младшего медперсонала. Это следует из данных опять-таки Росстата.

Дарья Терновская: Давайте сейчас восстановим в памяти эти поручения. Согласно Майским указам, к 2018 году средние зарплаты учителей в образовательных учреждениях разного уровня, социальных работников, младшего и среднего медперсонала должны составлять 100% от средних по региону. А зарплаты врачей, преподавателей вузов и научных работников, то есть людей с высшим образованием, – 200%.

Эту тему будем сегодня обсуждать с Дмитрием Анатольевичем Журавлевым, генеральным директором Института региональных проблем. Здравствуйте.

Дмитрий Журавлев: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Добрый вечер.

Дарья Терновская: Все действительно так плохо? Ну, вы понимаете, я бы не сказал, что все и в этих четырех регионах так хорошо. Потому что ведь вопрос в чем? Смотрите. Кто у нас попал? Далеко не самые богатые, да? Ну, если не брать Ленинградскую область…

Петр Кузнецов: Давайте, Дмитрий Анатольевич, может быть, найдем что-то общее у них.

Дмитрий Журавлев: Нет, они очень разные.

Петр Кузнецов: Или здесь дело не в этом?

Дмитрий Журавлев: Смотрите. Дагестан… ой, Чечня. Основная часть доходов – это трансферты и дотации, потому что они даются по населению. Население большое.

Петр Кузнецов: Дотации тоже большие.

Дмитрий Журавлев: Собственные доходы республики не очень большие. Они не нулевые, конечно, но не очень большие. Поскольку на одного человека социальных выплат должно быть одинаково в любом регионе (а этого требует Конституция), то федеральное правительство доплачивает. Это довольно большие суммы по всему Северному Кавказу, не только Чечня. Это и Дагестан, это и Ингушетия, и везде так. Понятно, что здесь задачи легче выполнять.

Алтай – регион с довольно низким уровнем жизни. Пенза – регион сельскохозяйственный, где все стабильно, все неплохо, но база… Вот те самые 100% – они не очень большие, их не так трудно найти. Заметьте, что в Ханты-Мансийске или на Ямале не получилось, а здесь получилось, потому что на Ямале пришлось бы отсчитывать от 100 тысяч, а здесь, наверное, от 20 тысяч. Что у нас там? Раз, два, три… Какой четвертый? А, Ленинградская область.

Петр Кузнецов: Ленинградская, Ленинградская.

Дмитрий Журавлев: Вот Ленинградская область – это немножко другое. Потому что Ленинградская область, как и Московская область, – там все-таки относительно высокий уровень жизни. Им это удалось. Но у них Питер рядом. У них, как и у нас в Московской области, какая-то часть работает в столице. Доходы платят все в областной бюджет.

Понимаете, в чем проблема? Проблема не в том, что кто-то что-то плохо сделал (хотя, наверное, это все тоже есть), а в том, что указы принимались в 2012 году. И предполагалось, что региональный бюджет найдет средства до 2018 года. Вот шесть лет. Почему не сразу в 2012 году всем поднять? Эти шесть лет давались, чтобы региональный бюджет нашел средства для того, чтобы эти выплаты установить. А за шесть лет, извините, случились санкции и еще много чего другого. А региональные бюджеты, как мы многократно об этом говорили, у нас напряжены и перенапряжены. Там и так, в общем, лишних денег никогда не было.

Поэтому сделать эти 100% очень трудно. Точнее, их можно просто сделать – взять и сократить половину сотрудников. Вот таким способом – да. И я, наоборот, рад, что данные такие, потому что это значит, что путем оптимизации мы хотя бы не пошли. Это уже хорошо.

Петр Кузнецов: Это значит, что нет массовых увольнений в большинстве регионов. Это тоже хорошо. Потому что это единственный способ.

Дмитрий Журавлев: Увольнений нет, да. Вы вспомните, что в некоторых учреждениях в Москве тоже вдруг люди стали получать восьмую часть оклада.

Дарья Терновская: Но при этом Московский регион…

Дмитрий Журавлев: Оклад был, все правильно, в соответствии с указом.

Дарья Терновская: Но Московского региона нет в этой четверке. Почему? Не самый перенапряженный бюджет.

Дмитрий Журавлев: База высокая. Сколько вы должны платить врачу в Москве, чтобы соответствовать 200%? Ну, я думаю, тысяч 180, да? Боюсь, что при таком количестве врачей у медицинской системы рука задрожит столько отдавать. Понимаете? Поэтому… Вот я же говорю: кому удалось? Где эффект низкой базы. По разным причинам: в силу структуры местной экономики, в силу уровня жизни.

Вы заметьте, что в Европе самый высокий объем свободных средств, вообще-то, в Венгрии, а самый низкий – во Франции, потому что там база была высокая, и там прожиточный минимум в несколько раз выше, чем в Венгрии. И поэтому в Венгрии вроде бы как хорошо.

Это проблема не статистических ошибок, а это проблема самого факта статистики. Ошибок не было. Была сделана работа некая. И получилось, что у тех, у кого база была низкая, у них, в общем-то, все ничего. Но не у всех же. И у бедных регионов… Не попали в четверку и многие бедные регионы. Богатым труднее всего.

Конечно, богатые у нас тоже по-разному богатые. Есть Москва. А есть Чукотка, где уровень зарплат, кстати, соизмерим с московским, но вряд ли кто-то скажет, что на Чукотке живется так же хорошо, как в Москве, потому что к уровню зарплат еще и уровень цен надо прибавить. Все-таки там он выше, да? У нас на Сахалине очень высокие зарплаты. Понимаете, вопрос именно в соотношении.

Еще раз говорю, когда указы создавались, то это была планка: «Ребята, у вас врач должен получать две зарплаты средние по региону. Вот придумайте, как вы это сделаете». Но тогда экономика росла, тогда не было санкционного режима, тогда много чего другого не было. Хотя и тогда, наверное, не все бы справились, потому что нет у нас внутренних доходов у регионов.

Понимаете, если бы к этому указу после санкций было добавлено распоряжение, что нехватающие в региональных бюджета средства будут добавлены из федерального бюджета, вот тогда бы я сегодняшнее возмущение понял. «Что же вы, ребята? Вам денег дали. Где? Где результат?» Но такого же распоряжения, насколько я знаю, никто никогда не давал, даже в устном виде. Никто на выполнение Майских указов дополнительных средств из федерального бюджета в региональные не переводит. По-моему, даже вопрос так никем не ставится.

Поэтому, в общем-то, удивляться-то особо нечему. Можно удивляться конкретно: Алтай попал в четверку, грубо говоря, а Забайкальский край не попал. Вот так можно. Но в принципе то, что их будет немного – это неудивительно.

Петр Кузнецов: По-моему, в Майских указах четких каких-то критериев не было, где можно недобрать по выполнению…

Дмитрий Журавлев: Нет, там четкий критерий как раз был. Нигде нельзя недобрать.

Петр Кузнецов: Нигде нельзя.

Дмитрий Журавлев: Но не было написано, а что будет, если я недоберу.

Петр Кузнецов: Очень хочется послушать как раз бюджетников из этих регионов-лидеров, по данным Росстата: Ленинградская и Пензенская области, Алтайский край и Чеченская Республика. Позвоните нам, пожалуйста, и расскажите.

Дмитрий Анатольевич, а можем мы предположить, что реально хотя бы в этих четырех регионах, которые мы очень хорошо обсудили, действительно повышали так, как это велит сам Майский указ? Не за счет набора низкоквалифицированного персонала на ставки, не за счет увольнений…

Дмитрий Журавлев: Нет, это еще другой вопрос, то есть соотношение – кому платят зарплаты. Ну а так-то я думаю, что брали… Понимаете, если у вас средняя зарплата… Пусть на меня не обижается ни один регион, что я это сказал про него. Если у вас там средняя зарплата 12 тысяч, то наберете вы. Ну, сократите зарплату в областном правительстве – и найдутся средства. Эффект низкой базы – очень хорошая штука, она очень удобная.

Вопрос в том, что дальше. Понимаете, еще раз повторяю: а что будет с теми, кто не выполнил? А что будет с теми, кто выполнил? Я помню, был такой… ну, не заявление, а некий разговор, но публичный: «Тем, кто выполняет, мы будем какие-то бонусы давать». Вот если будут эти бонусы, то тогда разговор пойдет другой. «А тем, кто не выполняет, мы тоже будем что-то…»

Петр Кузнецов: Судя по всему, стимулирования никакого нет.

Дмитрий Журавлев: А если сейчас выяснилось, что четыре региона только выполнили (слава богу, всех сразу не накажешь), то встает вопрос: а стоило ли? Может быть, те, кто не выполнили, оказались, с точки зрения бюрократической логики, мудрее.

Дарья Терновская: Что касается мудрости. Бюджетник – согласно определению словаря, это работник, который трудится в организации, являющейся государственной собственностью. Казалось бы, мудрое государство должно было бы на основании этих указов предоставить средства.

Дмитрий Журавлев: Дело в том, что государство у нас многослойное. Понимаете? Есть бюджет федеральный, есть региональный и есть местный. Местный очень маленький, точнее, исчезающе маленький. Региональный небольшой и очень напряженный, потому что, извините, школы все на местном бюджете. Вот эти 100% от зарплаты региона где будет глава района брать? У него ни своей промышленности, ничего. Из каких доходов?

Понимаете, у нас изначально эта проблема. У нас были определены уровни бюджета, было определено, куда какие налоги пойдут, и одновременно были определены функции. И, по-моему, два этих процесса не встретились. Вот функции определяла, похоже, одна комиссия, а кому какие деньги – другая комиссия. И эти процессы идут как раз вот так, да? Они не встречаются.

Петр Кузнецов: Ну да. Так же, как у нас всякие льготы по разным законам, например, разбросаны, что-то в этом роде.

Вы сказали, что тут еще надо смотреть, кому повысили, а кому – нет. Смотрите. Хуже всего ситуация с дошкольными и социальными работниками, а также младшим медперсоналом (медсестрами, санитарками, сестрами-хозяйками). Потому что отчитываются в основном по учителям и врачам?

Дмитрий Журавлев: Ну, наверное, и поэтому. А во-вторых, психологически всегда считалось, что нянечка и женщина, которая в детском садике, она ниже все-таки учителя и врача. То есть в их картине мира…

Петр Кузнецов: Второсортные бюджетники, да?

Дмитрий Журавлев: Ну, может быть, пятисортные.

Петр Кузнецов: Их кто-то так назвал.

Дмитрий Журавлев: Цифру сорта не беру. Но то, что психологически… Так и в советское время было. Вот это разграничение точно повторяет советское. Это не потому, что злой губернатор сидел и думал: «Вот точно нянечкам не дам! Бог с ними, с врачами, уж заплачу. А нянечкам не дам!» Нет. Просто изначально… Вы посмотрите московские больницы. Уж точно мы не будем говорить, что в Москве плохо, да? Но ведь кто работает нянечками? Пенсионерки из области, потому что на зарплату свою жить нельзя, она может быть только бонусом к пенсии. У меня, к сожалению, матушка очень сильно болела, и мне приходилось со стационарами иметь дело.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем звонок, у нас есть Надежда из Смоленской области. Надежда, добрый вечер, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Сейчас сразу не скажем, куда ваш регион попал, но не в лидерах.

Зритель: Мы никак не можем быть в лидерах, поэтому, как только прошел этот Майский указ о повышении заработной платы врачам и персоналу медицинскому, так практически по всей стране (а я общаюсь со многими, в других регионах у меня много знакомых, родственников) везде в больницах сократили санитарок как таковых. Оставили по два-три человека на отделение, всех остальных перевели в разряд уборщиц, то есть это уже считается не медперсонал. И сделали им минимальную зарплату – 11 тысяч. Ну, то есть минималку обычную по стране. А вот обязанности остались те же. Понимаете, мы работаем и с химпрепаратами, и с растворами. Короче, все осталось то же самое, а вот зарплату сделали минимальную. И куда бы ни обращались, все объясняют: «А что же вы хотите? Нам же надо врачам повышать».

Дарья Терновская: Надежда, а у вас зарплата какая? Сколько вы получаете в месяц?

Зритель: Минималку.

Дарья Терновская: Сколько?

Зритель: 11 200 с копейками.

Дарья Терновская: И вы работаете на одну ставку, чтобы эти деньги получить? Правильно я понимаю?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Понятно, спасибо. Спасибо Надежде из Смоленской области.

Дарья Терновская: Спасибо.

Дмитрий Журавлев: Регионам тяжело.

Петр Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, Счетная палата же давно уже уличила в создании этих схем. Казалось бы, должны были разобраться. Ну, всем все очевидно, что речь идет…

Дмитрий Журавлев: Мы перед звонком об этом с вами говорили. Понимаете, разобраться – это что значит? Понять, как они работают, или раздать оплеухи? У нас со вторым проблемы. Понимаете?

Петр Кузнецов: Я бы со второго начал.

Дмитрий Журавлев: А если оплеухи не раздаются, то появляется мысль, что, может, не стоит упираться, потому что эти деньги реально нужны еще куда-нибудь. Я не говорю, что красть, коррупция. Представим себе, что губернатор – ангел с крылышками. Но ему и с крылышками деньги нужны и там, и там, и там, и там, и там. Ему и дороги чинить, и это делать, и это делать… И если его за невыполнение наказывать не будут, то он и выполнять особо не будет, потому что ему нужно сделать еще кучу всяких вещей.

Например, в Смоленской области школу построили. Как вам сама идея, что строительство школы – это некое событие для огромного региона? Я в ужасе был, когда это услышал! Не потому, что… Спасибо губернатору, что он ее построил. Как правильно мне другие эксперты сказали: «Ты смотри, в других и этого нет». Но представьте себе масштаб события, когда строительство школы – это пиар-повод, об этом можно поговорить. Это же ужасно! У нас тысячи школ.

Дарья Терновская: Алтайский край давайте послушаем. Это как раз тот регион, который попал в список счастливчиков. У нас на связи Светлана. Светлана, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Спасибо, что откликнулись. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте. Очень приятно вас слушать, слушаю каждый вечер. У меня такая проблема. Работаю в детском саду давно уже. Добавили нам зарплату. Конечно, спасибо всем. Вы говорите, что у нас все хорошо. Нет. Нас перевели на 0,8 ставки, и все. Работаю прачкой в детском саду. 0,8 ставки, все, больше не платят.

Петр Кузнецов: А зарплата в итоге получается какая?

Зритель: В итоге я сейчас получаю 9 800.

Дарья Терновская: А еще где-то подрабатываете, Светлана?

Зритель: Нет, я не подрабатываю. Мне 52 года. Здоровье тоже не ахти какое.

Дмитрий Журавлев: Ну, работа тяжелая.

Зритель: Вот операцию делать на ноге. Вот так вот мы живем. А говорят, что у нас тут выполняют указы. Нет, не выполняются указы. Это просто галочки делают, и все.

Петр Кузнецов: Это Алтайский край, еще раз напомним. Спасибо, Светлана. Алтайский край, который попал в лидеры.

Дарья Терновская: Дмитрий Анатольевич, мы говорим о таком региональном аспекте, да? Из разных регионов нам звонят, и еще масса звонков на линии ждут. Контакт какой-то между регионами и центром наверняка же должен существовать.

Дмитрий Журавлев: Он существует.

Дарья Терновская: То есть Майские указы выпустили. А что там говорят? Там же должны услышать их.

Дмитрий Журавлев: Смотрите. Есть целый огромный механизм государственный контроля исполнения указов, где сидят люди с ручками, бумажками, ну, с компьютерами и смотрят – выполнено/не выполнено. Сводят отчеты и пишут: в этом регионе вот это не выполнено, в этом это не выполнено. Вопрос не в том, есть ли контакт…

Дарья Терновская: Да, не в номинальном выполнении.

Дмитрий Журавлев: Да. А вопрос: ну и? Вот вы знаете, что есть проблема. Что дальше? Я еще раз повторяю, если бы, когда стало ясно, что ситуация с региональными бюджетами очень непростая, федеральный бюджет сказал бы: «Хорошо, это федеральные указы, мы поможем», – тогда бы сейчас надо было рубить головы просто всем губернаторам, может быть, за исключением этих четырех. А судя по тому, что сказано, и этим четырем тоже вместе с ними. Но этого же не было сказано.

Как раз именно потому, что есть эта связь, появляется вот такая схема с 0,8 ставки. «Смотрите – выполнено». Причем мы даже не можем сказать, на каком уровне эта гениальная идея появилась. Она может появиться как на самом верху региона, так и в самом низу.

Дарья Терновская: Ну смотрите. Мы говорим о том, что государство, по идее, должно было бы помочь…

Дмитрий Журавлев: Федерация.

Дарья Терновская: Федерация, совершенно верно. И при этом мы же знаем, что бюджет Российской Федерации профицитный, деньги там есть. В чем проблема? Вот кто должен был бы сказать: «Ребята, давайте поможем»?

Дмитрий Журавлев: Понимаете, в чем дело? У нас есть… Мы это тоже как-то обсуждали у вас. У нас есть Минфин и Минэкономразвития, очень важные два министерства. Главная задача Минфина – пополнение бюджета и делание его профицитным. Это их уставная задача, они для этого существуют. А Минэкономразвития – это министерство расходов. Оно должно говорит: «Нет, ребята, это все важно, профицит, но давайте потратим деньги и получим потом еще больше». Ну, хотя бы на тех же…

В действительности повышение зарплат бюджетникам очень выгодно для экономики, реально выгодно. Это даже не вопрос морали, чтобы люди хорошо жили. Это выгодно для экономики. Но у нас очень давно, не вчера и не при этом составе Правительства…

Минфин сильно мощнее Минэкономразвития. Вот Госплан, наследником которого является Минэкономразвития, был очень влиятельной организацией. Председатель Госплана был по должности первым заместителем премьера. Минэкономразвития исторически – не потому, что сейчас там этот министр или другой министр – менее значимое. Все время у нас министерство доходов важнее, чем министерство расходов, поэтому министерство доходов говорит: «Не дам!» И в своей логике оно абсолютно право. Просто должно быть равновесие. А равновесия постоянно не получается, постоянно выясняется, что Минфин главнее, что главное – деньги собрать, а потом…

Не этот министр, но у нас был министр финансов, который объявлял: «Как хорошо! Мы сожгли лишние деньги, они давят на экономику». Помните, был такой министр? Вот так и получается. Они честно делают свое дело. Просто в этом комбайне пропущена какая-то деталь. Помните, мультфильм был такой: один выкапывал яму, другой закапывал, а в середине один клал трубы. Только этот средний заболел, а они так и копали: один выкапывает, а другой закапывает. Задача выполнена. Вот здесь то же самое. Что говорит Минфин? Он говорит: «Ребята, у вас свой бюджет есть? Кто исполнитель по указу? Вы. Вперед!»

А у нас не только профицитный бюджет, у нас всевозможные фонды. В действительности, если это отдать бюджетникам… Я почему очень активно выступал за этот указ в свое время, в 2012 году? Потому что если мы отдадим людям эти деньги, они купят на эти деньги наши товары, из-за чего появятся… Наша промышленность вздохнет. А так мы их сложили в банк, потом переложили на счет в какой-нибудь другой банк – и счастливы сидим, нам так хорошо! Деньги в руках людей – это средство развития. А у нас они воспринимаются как проблема.

Петр Кузнецов: Послушаем Людмилу из Кемеровской области еще. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Я работа 50 лет медсестрой в педиатрическом отделении. Постовые сестры, палатные так называемые. Одно время повысилась, зарплата прилично получали. А потом упала зарплата. И еще такую фишку придумали в Кемеровской области. Я считаю, что это незаконно и не соответствует даже Трудовому кодексу. Вот стали начислять зарплату, квитки расчетные стали выдавать. Было раньше с одной стороны: «Начислено за месяц». С другой стороны: «Удержано за месяц». «Всего начислено» и «Остаток». Теперь стали выдавать такие квитки…

Зритель: Выключаю я телевизор, выключаю! Краснодарский край…

Петр Кузнецов: Краснодарский край вас перебивает. Продолжайте.

Зритель: Алло-алло-алло!

Петр Кузнецов: Видимо, у нас…

Зритель: Значит, стали так делать. Включают в один листок расчетный, например, за июнь месяц, включают майскую заработную плату за минусом аванса и плюсуют. Всего выдано, например, 18 тысяч, а с учетом июньской зарплаты – 30 тысяч. То есть зарплату в квитке показывают не за месяц, а фактически за два месяца – что не соответствует Трудовому кодексу и письму, рекомендации Минтруда, где говорится, что расчетный листок должен содержать четкую зарплату за месяц. И согласовываться этот листок должен с профсоюзной организацией. Наша профсоюзная организация уклонилась от утверждения расчетного листка. Я задала вопрос на «Прямую линию» президента: для чего такие расчетные листки нам сделали? Чтобы отчиталась Кемеровская область, что зарплата бюджетников соответствует Майским указам президента.

Дарья Терновская: Спасибо.

Петр Кузнецов: А еще проще делали: вообще каждого шестого, почти каждого шестого просто в отчеты не включали. И на бумаге очень прекрасно поднимали показатели!

Дмитрий Журавлев: Да. И общая сумма…

Дарья Терновская: Делили пирог…

Петр Кузнецов: Можно вообще эти листки… Вы говорили об отсутствии равновесия. Вот Челябинская область: «Спросите, сколько получают главврачи и заведующие?» Кстати, обратите внимание, здесь сразу же разница.

Дмитрий Журавлев: Это да, это есть. И не только, кстати… Сравните зарплаты ректора в вузе с зарплатой профессорско-преподавательского состава – то же самое. Про школу не знаю.

Петр Кузнецов: Преподавательский состав. И чуть ли не впервые за эти полчаса мы вспомнили об учителях. Обратите внимание, все звонки были исключительно по медработникам – что говорит о том, что по-прежнему болевая точка.

Дмитрий Журавлев: Я просто хочу сказать женщине, которая звонила. Ключевая фраза, которую она сказала: «Наша профсоюзная организация устранилась». Вот где… Потому что работодатель – он же не благотворительная организация, даже если у него государственные деньги. Он стремится заплатить побольше… ой, поменьше, а взять работы побольше. И тут тоже равновесие. Если профсоюзная организация существует только на бумаге, то не удивляйтесь, что у вас такие квитки.

Дарья Терновская: Дмитрий Анатольевич, очевидно, что указа не хватило. Какие еще инструменты должны быть привлечены, чтобы все-таки хоть как-то дотянуть, помочь этим людям получать достойную зарплату в рамках региона?

Петр Кузнецов: Или вот этот отчет Росстата, где только четыре выполнили, хоть как-то, может быть, будет использован дальше?

Дмитрий Журавлев: Вы понимаете, главное, чтобы потом произошло что-то, чтобы руководители на местах понимали, что этот документ, указ, его надо выполнять. Если выяснится, что, в общем, кто выполнял, кто не выполнял, а живем одинаково, то тогда считайте, что его нет – при всей его значимости. А он действительно нужен. Если бы его выполнили, то это было бы очень полезно. Не может быть управленческое действие без последствий. Если их нет, то нет управленческого действия.

А что касается «помочь». Я думаю, что нужно отрегулировать налоговую систему. Я бы, например, с бедных вообще не брал налоги. Мы больше тратим на организацию сбора этих налогов, денег, чем их получаем. Нужно отрегулировать налоговую систему для уровней, чтобы у регионов были эти деньги, но при этом жестко усилить контроль, потому что просто отдать ребятам деньги – ну, чей-то уровень жизни резко подрастет. И в-третьих, нужно, конечно, наверное прожиточный минимум как-то превратить в более значимое явление. Вот мы все время говорим, что больше, меньше…

Петр Кузнецов: То, от чего мы отталкиваемся.

Дарья Терновская: Человеческий прожиточный минимум.

Дмитрий Журавлев: Да. Ну, чтобы это хоть как-то с жизнью… Знаете грустный анекдот? «Поймал старик золотую рыбку – и теперь депутаты живут на прожиточный минимум».

Петр Кузнецов: Спасибо.

Дарья Терновская: Спасибо.

Петр Кузнецов: Хорошая точка. Спасибо, что многое разъяснили, что как-то постарались в будущее заглянуть. Ничего хорошего мы, конечно, там не увидели. Ну, приходите еще. Может быть, в итоге что-то найдем. Спасибо. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Говорили об исполнении тех самых Майских указов.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски