До бизнеса не дошло...

До бизнеса не дошло... | Программы | ОТР

Почему предпринимателям не удаётся воспользоваться госпомощью?

2020-05-21T14:42:00+03:00
До бизнеса не дошло...
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Что нового? Симферополь, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Гости
Антон Любич
заместитель главы «Ассоциации защиты бизнеса»
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»

Ольга Арсланова: Бизнес не может воспользоваться госпомощью. По результатам опроса аналитического центра «Синергия» 43% предпринимателей хотели получить предложенные меры поддержки, но не смогли.

Петр Кузнецов: По мнению экспертов всему виной здесь огромное количество оговорок, и помощи можно лишиться из-за одной неверной буквы в каком-то документе. Также, судя по этому опросу, 50% предпринимателей рискуют потерять бизнес, если дальше будут нести убытки. Чуть больше 40% говорят о неготовности к дальнейшим убыткам, несмотря на то, что сейчас они пока еще остаются на плаву. И только 7% предпринимателей готовы дальше нести потери. Вот до какого времени, об этом их уже в опросе не спрашивали, но пока готовы.

Ольга Арсланова: У нас сейчас на связи заместитель главы «Ассоциации защиты бизнеса» Антон Любич. Здравствуйте, Антон.

Антон Любич: Здравствуйте, Ольга, Петр.

Ольга Арсланова: Давайте для начала напомним нашим зрителям, среди которых наверняка есть предприниматели, на какую поддержку можно сейчас рассчитывать, то есть что было обещано, гарантировано властями на период пандемии.

Антон Любич: Были обещаны беспроцентные кредиты на заработную плату. Были обещаны субсидии, опять же, исходя из количества работников, на так называемые особо пострадавшие отрасли. Было обещано, что спишут кредиты на заработную плату через год при условии, что в течение года количество занятых на предприятии не сократится более, чем на 10%. Это основные меры поддержки, которые были обещаны предпринимателям.

Ольга Арсланова: Насколько сложно это получить, то есть какие процедуры нужны для того, чтобы претендовать на эту помощь?

Антон Любич: Основная проблема, с которой предприниматели сталкиваются, это так называемый ОКВЭД, то есть вы должны попасть строго в те коды, которые необходимы для признания вас пострадавшей отраслью. Я могу привести два реальных жизненных примера.

Пострадавшая отрасль - это общественное питание, а те, кто травил там насекомых, крыс - это уже не пострадавшая отрасль, хотя заказов, как вы понимаете, сейчас у людей нет. Или не считается пострадавшей отраслью кустарное машиностроение. Ко мне вчера обратились люди, которые делали различные приспособления для цирков. Цирки сейчас стоят, у них заказов нет, они не пострадавшая отрасль.

Или такой совершенно смешной пример из Перми. Туризм считается пострадавшей отраслью. У меня знакомые работают уже более 10 лет на этом рынке, когда они открывались, торговали билетами. У них основной вид деятельности - билетная касса, хотя они уже давно занимаются туризмом по побочному коду. Им не дается помощь и поддержка.

С кредитами ситуация очень сложная, потому что на сегодняшний день все равно 25% размера кредита - это кредитный риск банка. И банки, понимая тяжелое положение заемщиков, обращающихся к ним за кредитами, все равно очень часто отказывают, потому что просто не понимают, зачем им даже 25%, которые не гарантирует государство, терять.

Я уже не говорю о том, что сами по себе эти кредиты с точки зрения предпринимателя не всегда являются мерой поддержки, потому что выплачивая ими зарплату все равно нужно заплатить страховые взносы и эффективная процентная ставка по этим кредитам оказывается 60% годовых.

Ольга Арсланова: А какой смысл экономить на бизнесе? Ведь куда проще было бы дать помощь всем, кто смог доказать свои финансовые потери. То есть эти деньги, которые они не получат, они просто останутся в бюджете? Какой практический смысл в этой экономии?

Антон Любич: Я думаю, что практический смысл, Ольга, состоит в том, что чиновники просто опасаются того, что их обвинят или в том, что они за взятку дали деньги кому-то близкому, или просто обвинят в нерачительности.

Ольга Арсланова: Проще не давать.

Антон Любич: Да, они видят риски, потому что по коррупционным обвинениям у нас общество довольно лояльно к правоохранителям, подозревая всех и каждого во взяточничестве. Чиновники просто перестраховываются. Это то же самое, как с выплатами врачам. Там же по-русски сказали: «Каждому врачу 80 тысяч рублей», тем не менее, подумали кучу крючкотворства, чтобы их не сделали крайними. С предпринимателями, к сожалению, работает эта же логика.

Ольга Арсланова: А что вы можете порекомендовать предпринимателям, которые точно понимают, что пострадали, то есть по формальным признакам могут претендовать, но им отказывают?

Антон Любич: Если они действительно могут претендовать, то, конечно, обращаться в такие организации, как «Ассоциации защиты бизнеса», и мы постараемся им помочь с их обращениями во взаимодействии с государственными органами. А если им отказали, имея на то основание, как в банке, к сожалению, я могу в этой ситуации только одно: задуматься о том, могут ли они продолжать деятельности. Потому что копить долги и готовиться к банкротству, ставя под удар собственные семьи, у меня, к сожалению, язык не повернется...

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Антон Любич, заместитель главы «Ассоциации защиты бизнеса».

Петр Кузнецов: Алексей Петропольский с нами сейчас на связи, предприниматель и эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Здравствуйте, Алексей.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите пожалуйста, в каком виде нашему бизнесу сегодня нужна эта помощь: в денежном эквиваленте или это должны быть налоговые послабления? Все-таки если выбирать, не может бизнес просить и там, и там. Бизнес в большинстве своем должен свои проблемы решать сам, на то он и бизнес. Не совсем крупным немецким компаниям, например, раздали по 7,5 тысяч евро под строгую отчетность. Этого им хватило на оплату аренду и раздачу сотрудникам. Если сравнивать с такой немецкой фирмой и взять среднестатистическую нашу, чтобы понимать.

Алексей Петропольский: Деньги, конечно, это всегда хорошо для предпринимателя, он найдет им применение. Но, на мой взгляд, сейчас самая основная проблема даже не у бизнеса, а именно у потребителя, потому что сама потребительская способность с учетом двухмесячного падения заработков и проедания запасов очень сильно упадет. Выйдя из карантина, многие запустятся: кто-то с потерями, кто-то будет вынужден просто перезапуститься. Самое главное - это набрать прежние обороты, а прежние обороты можно набрать только когда у людей есть деньги. На сегодняшний момент в особо пострадавшей сфере - это торговля, услуги, туризм и перевозки, задействовано самое простое население, которое на сегодня не имеет денег, чтобы идти потреблять и покупать, как это было раньше. А может быть, где-то и не будет иметь желание.

Петр Кузнецов: Но это сильно долгосрочный проект вы сейчас описываете.

Алексей Петропольский: Бизнесу сейчас можно дать деньги, можно лишить его налогов, можно что угодно сделать, но если все не вернется на круги своя, все равно не перестроится. Не перестроится, если потребитель не будет хотя бы на 70% также вести себя, как до кризиса. Почему банки отказывают, они говорят: «Мы видим, что ваша сфера не выкарабкается из кризиса. Вы через 3-4 месяца нам эти деньги уже не вернете, вам будет нечем платить». Когда кончатся отсрочки по аренде, когда кончатся отсрочки по налогам, вы точно к октябрю уже будете банкротами.

Ольга Арсланова: А что тогда нужно сделать таким предпринимателям, которым никто не хочет давать в долг, потому что, очевидно, не вернут, которым бесполезно помогать государству, потому что это лишь оттягивать финал? Что им делать сейчас, может, им быстро тогда спрыгивать, закрываться и резко перестраиваться на что-то другое? Какой у них шанс?

Петр Кузнецов: Или просить помощи у бизнеса, у своих.

Ольга Арсланова: Таких компаний довольно много.

Алексей Петропольский: Я к чему вел: деньги надо раздавать людям, и тогда эти люди вернут деньги обратно в бизнес. А тем, кто уже себя видит сильно пострадавшим и совершенно не видит, как будет выбираться с учетом падения спроса, лучше всего не копить долги, сузить все расходы до максимума и вместе с рынком развиваться, как он это делал при самом старте своего бизнеса. Постепенно сузить штат: если было 100 человек, снизить до 30, понимая, что великого спроса не будет.

Ольга Арсланова: То есть нужно уменьшить свои аппетиты, быть скромными и вернуться в самое начало, начинать все заново, так получается?

Алексей Петропольский: Так и получается, потому что действительно многие компании разрослись на том, что и рынок был хороший, и деньги из бюджета выделялись лучше, и люди лучше их тратили. Но на завтрашний день этого предвидеть невозможно, поэтому лучше всего подготовиться, чтобы твои затраты, косты, были на самом минимуме, и постепенно уже, как будет расти спрос, экономика, наращивать заново базу кадров, расходов, услуг и прочего.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, как у вас сейчас идут дела в эпидемию? Упали у вас доходы?

Алексей Петропольский: На 85%. У меня три основных направления.

Юридические услуги, здесь падение, хоть мы и работаем в домашнем режиме, оказываем все те же услуги, но спрос упал примерно на 80%, то есть меньше звонков, меньше заказов. Даже если люди и планируют потратить деньги, то они думают о том, стоит ли их сейчас тратить или отложить на еду.

Моя гостиница 4 звезды в центре Москвы заселена на 3 номера из 27, и так продолжается уже третий месяц. То есть она работает в минус, но дабы ее немножко поддерживать, мы ее дотируем, просто выплачивая зарплату из своего кармана. Подали заявки на кредит, но в них нам отказали в связи с тем, что не видят перспективы возвратности средств, потому что не факт, что мы ее летом и осенью загрузим на 100% и сможем выплачивать этот кредит.

Кофейный бизнес полностью закрыт. Мы приняли решение, что проще будет открыться заново, чем копить долги и потом выйти на работу с долгами, пытаясь их как-то загасить. Дело в том, что 2-3 месяца простоя - это примерно себестоимость открытия кафе, поэтому никакого смысла нет копить долги.

Петр Кузнецов: Ух ты. Да, Алексей, вы привели свой пример. Сейчас еще у нас один конкретный пример, уже от нашей телезрительницы Ирины. Давайте послушаем ее вместе, и у вас будет возможность прокомментировать. Здравствуйте, Ирина.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Я индивидуальный предприниматель, у меня косметический салон. Оформлена медицинская лицензия только на меня, как на индивидуального предпринимателя - это сестринская косметология.

Петр Кузнецов: Что дает вам право сейчас хоть как-то функционировать, правильно?

Зритель: Это да. Но у меня основной ОКВЭД - бытовые услуги, то есть у меня еще есть бытовые косметические услуги, на которые наняты сотрудники. У меня два косметика, администратор. И получается, что не по основному ОКВЭДу, в который мне поставили медицину. Вы знаете, мы на эти ОКВЭДы никогда внимания не обращали. Они нам никогда, нигде никакой погоды не делали.

У меня салону уже 20 лет, и ни разу этот ОКВЭД нигде не пригождался. Ну поставили медицину основной, ФНС так посчитало, поставили и поставили. Но у меня сотрудники получаются не на основном ОКВЭДе, и я не получила эту субсидию на зарплату. То есть у меня сотрудники сейчас без зарплаты, и они не имеют права выходить на работу. А я с медицинской косметологией уже могу выйти и работать, но я не получила эту субсидию на сотрудников, при этом должна была выплатить им по 2/3 зарплаты за оба месяца. Вот такая ситуация.

Петр Кузнецов: Ирин, я так полагаю, еще арендодатель говорит: «У вас же есть лицензия, вам разрешили работать, да и работайте, почему я должен снижать стоимость аренды». Он идет навстречу?

Зритель: Арендодатель у меня идет навстречу, не проблема для меня.

Петр Кузнецов: А, идет.

Зритель: Проблема - то, что нет этой государственной субсидии, на которую можно было бы сотрудников поддержать. У меня сотрудники оказались вообще без содержания. Им родители, семья как-то помогает, все мы как-то выживаем.

Петр Кузнецов: Спасибо, Ирин.

Ольга Арсланова: Да, понятно. Давайте разберемся. Смотрите, Алексей. Ответственность работодателя, ему там что-то не дают по каким-то причинам, может, даже объективным. А что делать сотрудникам?

Алексей Петропольский: Здесь вообще большая проблема с этим списком пострадавших сфер. На мой взгляд, пострадали абсолютно все. Нет такого бизнеса, кроме алкогольных магазинов и продуктового ритейла, у кого бы не упали выручки. У всех от 50 до 99% падение выручки. И я считаю, что пострадавшими государство должно признать абсолютно всех бизнесменов, у кого падение выручки больше 30%. Привязываться к этим ОКВЭДам, на мой взгляд, просто какое-то издевательство над бизнесменами, потому что те ОКВЭДы в отраслях, которые выделены, это могут быть совершенно не те бизнесы, которые пострадали.

Те же общественные организации... Конкретно культурным почему-то денег дадут, а каким-нибудь общественным региональным организациям или общественным профсоюзам, которым сейчас тоже реально существовать не на что, денег не дадут. Хотя все они, по сути, единые компании. Или если у тебя основной ОКВЭД был по старинке направление по перевозкам, но по факту ты продавал туристические путевки и не задумывался о том, почему у тебя это не основной ОКВЭД. Денег ты тоже не получишь, потому что именно основной ОКВЭД у тебя должен быть тот, который пострадал.

В общем, здесь вопрос открытый, и я надеюсь, что в пятом, или какой у нас там сейчас пакет мер, пересмотрят эти списки и признают, наконец, отталкиваясь не от ОКВЭД, а от конкретного падения выручки. И мы сможем получить деньги из расчета МРОТ на своих сотрудников, хотя это тоже не так просто сделать в связи с тем, что бюджет и налоговая смотрят по количеству сотрудников, по налоговой задолженности и всяческие препоны придумывают, лишь бы деньги не выплачивать, даже если у тебя ОКВЭД совпал.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Алексей Петропольский, бизнесмен, предприниматель был у нас в эфире. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий
wow, It's
Почему предпринимателям не удаётся воспользоваться госпомощью?