До свидания, пенсия!

До свидания, пенсия! | Программы | ОТР

Идея накопительной части пенсии себя дискредитировала?

2020-09-30T22:25:00+03:00
До свидания, пенсия!
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ
Сергей Мельничук
руководитель Департамента социального развития Аппарата Федерации независимых профсоюзов России

Оксана Галькевич: Ну а теперь к обсуждению других тем. Интересно, случится ли однажды в нашей жизни год, ну хотя бы месяц, когда у нас не будет новостей об очередных изменениях возможных, планируемых в пенсионной системе Российской Федерации. Эта неделя принесла уже две новости по этой части, вот сейчас мы вам обо всем расскажем.

Константин Чуриков: Во-первых, еще накануне профсоюзы попросили нашего премьер-министра отменить накопительную часть пенсии. Они написали письмо Михаилу Мишустину. Сейчас, кстати сказать, от каждой зарплаты ежемесячно в Пенсионный фонд уходит 22%, из них 16% – это страховая часть, а вот еще 6% – это наша с вами накопительная часть, на будущее.

Оксана Галькевич: Наша-наша, да не очень-то. Вот интересно, чем Федерации независимых профсоюзов претит эта идея накопительной части, об этом спросим буквально через минуту у представителя этой организации.

Сейчас новость вторая этой недели. Пока все ждут, что председатель правительства ответит профсоюзам, Госдума в очередной раз готовится рассмотреть законопроект о заморозке накопительной части пенсионных отчислений россиян.

Константин Чуриков: Ну, я думаю, что это чисто технический уже вопрос, потому что с годами это движение автоматически отработано, голосование за этот законопроект.

Что касается тех самых 6%, которые вот напрямую идут в Пенсионный фонд...

Оксана Галькевич: Сейчас.

Константин Чуриков: Сейчас, да, на выплаты нынешним пенсионерам, вместо того чтобы оседать на наших с вами счетах, будущих пенсионеров, и чтобы прирастали какие-то проценты к тому времени, когда мы не состаримся, но, в общем, лет нам будет побольше.

Оксана Галькевич: Будем готовы выйти на заслуженный отдых, да. Впервые накопительные отчисления россиян, ты правильно сказал, много лет назад, ну как много, несколько лет назад, в 2014 году заморозили, с тех пор повторяют это все, эту операцию. Собственно, сейчас депутаты хотят повторить это еще раз...

Константин Чуриков: Легким движением руки...

Оксана Галькевич: Нажатием, наверное, пальца, как это там происходит...

Константин Чуриков: Там карточку прикладывают.

Оксана Галькевич: И заморозить уже до конца 2023 года. И вы знаете, нет ведь никакой гарантии, что это не повторится потом снова до 2024-го, 2025-го и так далее. Так какой, собственно, смысл тогда в этой накопительной части?

Константин Чуриков: Вот небольшое обновление: буквально несколько минут назад стало известно, что Антон Силуанов, наш министр финансов, считает преждевременной идею отменить накопительную часть пенсий, сначала нужно ввести какие-то добровольные накопления.

Давайте мы сейчас спросим сразу у вас, уважаемые зрители: как вы считаете, накопительную пенсию надо отменить? «Да» или «нет» на номер 5445, голосуйте, через 20 минут подведем итоги.

Оксана Галькевич: Вы думаете как Силуанов, или думаете как профсоюзы, или думаете как-то по-другому? В общем, голосуйте, высказываетесь.

Ну а на связи с нами сейчас в прямом эфире руководитель Департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России, как мы и обещали, Сергей Мельничук. Сергей Андреевич, здравствуйте.

Сергей Мельничук: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сергей Андреевич, ну как раз требуется от вас пояснение вашей позиции, чем же, собственно, вам претит эта идея накопительной части пенсии, почему вы решили, что ее нужно отменять, вы и ваши коллеги.

Сергей Мельничук: Объясню. Мы не против добровольных накоплений, если люди готовы сами копить для себя. Но прежде всего на что хочу обратить внимание? Наша идея заключается в том, что вот в той системе, которая обязательная, государственное обязательное пенсионное страхование, она создана по единым принципам и работает по ним, а вот закон, который ежегодно принимается об ожидаемом периоде выплаты накопительной пенсии и меняет как бы структуру в выводной системе, он создает как бы обособленное регулирование в рамках одной системы. Именно поэтому мы считаем, что накопительный именно компонент, вот который в системе обязательного государственного пенсионного страхования, нужно вывести.

Константин Чуриков: Так, понятно.

Сергей Мельничук: Сейчас мы в принципе эту позицию ежегодно, с 2016 года, как появился показатель, ожидаемый период выплаты накопительной пенсии, доводили до Минтруда России, до секретариата Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. И на данный момент у нас ожидаемый период выплаты составляет 264 месяца, это 22 года. Он с каждым годом растет, и таким образом ставится под сомнение вообще идея накопительной пенсии, так как снижается размер пенсионных выплат для застрахованных.

Константин Чуриков: Да, ага. Сергей Андреевич, можно у вас уточнить, вот чего конкретно добивается Федерация независимых профсоюзов России? То есть вот эти 6%, которые сейчас уходят на накопительную пенсию, вы хотите, чтобы они пошли куда? Обратно нам в зарплату возвращались или шли в страховую пенсию, хотя это так сейчас и происходит? То есть какой конечный итог вы задумали для этого процесса?

Сергей Мельничук: Ну, здесь есть несколько вариантов, они... Было бы хорошо, чтобы люди сами могли распределиться вот этими накопленными своими деньгами: они могли оставить их в солидарной части либо при желании направить их в добровольную пенсию.

Оксана Галькевич: Но подождите, по сути она сейчас, накопительная, и должна быть как бы нашей, просто таковой не является в силу определенных обстоятельств...

Сергей Мельничук: Да, потому что постоянно растет ожидаемый период выплаты.

Оксана Галькевич: Ну, не только ожидаемый период растет, а еще и потому, что, собственно, она никак не накапливается, она замораживается с 2014 года.

Сергей Мельничук: Да.

Константин Чуриков: Сергей Андреевич, а не боитесь, что вот ваше слово как-то иначе будет понято и другими действиями отзовется там, где-то в правительстве: отменить накопительную часть пенсии? – отменим! И все.

Сергей Мельничук: Ну, я в начале обратил внимание, что мы не против добровольных пенсий, но деньги-то уже были отложены.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Мельничук: Они должны куда-то пойти, и хорошо бы, чтобы люди могли ими воспользоваться.

Константин Чуриков: Очень хорошо бы.

Давайте сейчас послушаем звонок, у нас на связи Михаил из Московской области, наш зритель. Интересно, что он думает по этому поводу. Михаил, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, у меня тут первое. Во-первых, я бы отменил вообще Пенсионный фонд и платил бы пенсию из бюджета...

Оксана Галькевич: Ох... А, из бюджета? Так, ага.

Зритель: Да. Второй вопрос. Пускай вот эти 22% перечисляют на личный счет каждого человека, на его именной, чтобы они никуда не делись, и пусть копятся до пенсии, а там он разберется, что с ними делать.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: А так 22% перечисляют, куда они уходят, непонятно. А сколько пенсионеров не доживают, пардон, до пенсионного возраста, чего с этими деньгами делают? В общем, тут надо разобраться.

Константин Чуриков: Вопросов много, да, и, кстати, продолжительность жизни, ожидаемая продолжительность жизни довольно такая теоретическая величина, в общем-то, действительно, есть и к этому вопросы.

Оксана Галькевич: Но эта теоретическая величина тоже растет, так же как, собственно, и фиксируемая продолжительность жизни тоже растет.

Вы знаете, нам многие зрители сейчас пишут, что зачем вообще что-то копить, потому что неизвестно, что будет вообще с этими деньгами, их постоянно то замораживают, то какие-то там разговоры ходят о том, что как-то неправедно распоряжаются. Орловская область нам пишет, что нужно просто поступить, вернуть советскую пенсионную систему, вот такие мнения. Еще Иркутская область предлагает вернуть сингапурскую модель без пенсионного фонда, не очень, честно говоря, знакомы с этой сингапурской моделью, может быть, будет возможность у наших экспертов уточнить.

Константин Чуриков: Сергей Андреевич, может быть, такой излишне острый вопрос, но, пожалуйста, напомните, какая была позиция у Федерации независимых профсоюзов по поводу вообще, в целом пенсионной реформы, повышения пенсионного возраста? Потому что тоже вот вопросов много на портале.

Сергей Мельничук: Ну, эта позиция отражена у нас была в решении Российской трехсторонней комиссии. Мы были против повышения, мы считали, что рассмотрение законопроекта о повышении пенсионного возраста, надо вообще рассматривать все проблемы в комплексе, включая проблемы рынка труда. Так что это были комплексные вопросы, которые надо было вместе рассматривать.

А что касается предложений по отмене Пенсионного фонда, это такой очень острый вопрос, который, наверное, так нельзя ставить. Потому что мы действуем в рамках нашего законодательства, которое существует сейчас; законы, которые уже были приняты в 2013 году, они действуют, они уже какую-то обработку прошли. Может быть, что-то нужно корректировать, в том числе как раз, может быть, рассмотреть вопрос о законодательном выведении накопительного компонента из системы государственного обязательного пенсионного страхования.

Константин Чуриков: Да, просто возникает вопрос, нам вот, собственно, Пенсионный фонд так вот дорог как что? Как часть закона, как какой-то жупел, символ, или... ? Собственно, нам шашечки или ехать, наверное, вот так? Понятно.

Сергей Мельничук: Здесь все-таки, наверное, какую-то концептуальную мы должны принять позицию и определиться, какая у нас система все-таки.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Мельничук: В 2018 году, когда принимался закон о повышении пенсионного возраста, была ратифицирована 102-я конвенция МОТ. Там есть международные нормативы, и нам кажется, что надо уже подходить к вопросу ее реализации.

Константин Чуриков: Ну да, нормативы-то международные, просто пенсии российские, вот в чем беда. Спасибо большое. Сергей Мельничук, руководитель Департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России.

Оксана Галькевич: Международные нормативы, по-моему, по 40%-й компенсации от зарплаты, если я не ошибаюсь, вопрос в том, как это сделать в условиях нашей экономики.

У нас еще один эксперт сейчас на связи, Сергей Николаевич Смирнов, доктор экономических наук. Здравствуйте, Сергей Николаевич.

Сергей Смирнов: Оксана, Константин, рад вас видеть.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Сергей Николаевич, а вот каков сейчас по практике сегодняшней выхлоп от этих накопительных пенсий? Сколько в среднем наш российский пожилой человек получает в год, в месяц от того, что у него есть такая пенсия?

Сергей Смирнов: Ну, вы знаете, получают сейчас эту накопительную часть очень немногие. Проблема начнется, и правильно тот же Никита Александрович Кричевский говорит, в 2022 году, когда право на ее выплату получат женщины 1967 года рождения. Сейчас их относительно немного, получивших или получающих накопительную часть. Вы помните, что сначала был более широкий контингент, кто имел право на накопительную часть пенсии. Потом, спустя 2 или 3 года, по-моему 3 года, количество имеющих право уменьшилось, тогда были введены параметры, 1967 год для женщин и 1967 год для мужчин.

Значит, в чем проблема состояла? – в том, что сразу, как омертвилась накопительная часть пенсии, Пенсионному фонду России перестало хватать денег на выплату пенсий ныне действующим пенсионерам. Пенсионный фонд, нельзя там, понимаете, завести свой личный счет, он может быть только виртуальным, там не деньги накапливаются, там фактически накапливаются ваши права, и у нас солидарная пенсионная система.

То, о чем говорил, не помню, один из наших уважаемых телезрителей, предыдущий был звонок, когда он говорил, что давайте накапливать каждый, пусть каждый сам распоряжается, – ну извините, это на самом деле то, что предлагалось нашими либералами (без кавычек) в 1990-е гг. сделать индивидуальное пенсионное страхование, никаких обязательств государства, вы сами себе копите на пенсию. А у нас солидарная система и молодое поколение платит за старых; когда оно станет старым поколением, новое поколение молодежи, молодых будет платить пенсии пожилым, и вот в этом есть проблема.

Оксана Галькевич: Да. Сергей Николаевич, вы знаете, вот интересно, накопительная часть пенсии ведь была введена незадолго до того, как она в первый раз была заморожена. Скажите, это какая-то арифметическая ошибка, так скажем, неправильно рассчитали? Ведь знали же про этих женщин 1967 года, что вот это поколение выйдет и им надо платить.

Сергей Смирнов: Оксана, вы вспомните, что происходило в период пенсионной реформы 2002 года: цены на нефть пошли вверх, зарплаты быстро пошли вверх, и сначала угрозы этой никто не видел, хотя та же самая Оксана Генриховна Дмитриева уже тогда предупреждала, что, ребят, рано или поздно вы с этой проблемой столкнетесь, кто будет компенсировать недополученные доходы Пенсионного фонда. И на самом деле накопительная часть существовала достаточно долго, и сейчас ее де-факто, в общем-то, нет. В Госдуму внесен закон о замораживании до 2023 года, но я как-то, по-моему, у вас в передаче говорил, что не надо рубить хвост...

Оксана Галькевич: Так вот, вот и я хочу вас спросить, чего тянуть-то вот этого кота за этот хвост уже?

Сергей Смирнов: Да, вот мне тоже это не очень понятно.

Оксана Галькевич: Рубите уже, не дожидаясь перитонита.

Сергей Смирнов: Я думаю, что просто, вы понимаете, Оксана, правительство боится. Чего? Боится, что какой-то феномен накопления на пенсию, у нас уйдет вообще такое понятие. Я думаю, что где-то подспудно эта мысль у них все-таки существует.

Константин Чуриков: Ой, хорошо, что правительство чего-то боится, да.

Сергей Смирнов: И пока не придумана альтернатива.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем нашу зрительницу Татьяну из Ростова-на-Дону. Татьяна, добрый вечер вам.

Зритель: Добрый вечер, добрый вечер, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, что я хочу сказать? Интересное, конечно, выступление коллег. Я уже на пенсии, не так давно вышла, я получила эту часть накопительной пенсии. Но вы знаете, мое мнение таково, вот я столкнулась с такой ситуацией, что, будучи человеком очень активным, работая на двух-трех работах, а это были непростые годы, я вышла на пенсию, как мне сказали, с хорошей пенсией, это где-то около 14 тысяч. А люди, допустим, мои знакомые, которые не работали и которым сегодня начислили пенсию 8 тысяч, но доплаты идут до минимального прожиточного минимума, ну практически 12 с чем-то, с копейками. То есть получается такая ситуация со многими людьми моего возраста, моих лет. И получается, что это...

Вообще у нас все время какие-то странные реформы, которые очень странно просчитываются, эти баллы придуманы были... Вот мне кажется, все-таки накопительная часть пенсии должна быть, это право самого человека, только у него пенсия должна быть такая, чтобы он мог откладывать.

Константин Чуриков: Да, и зарплата еще должна быть такая, чтобы мог откладывать.

Оксана Галькевич: Добровольные накопления... Татьяна, вот интересно ваш мнение: если введут, предложат вам систему добровольных пенсионных накоплений, как вы считаете, вот вы бы пошли, подписались бы на такую историю?

Зритель: Если бы у меня зарплата моя была достойная, конечно, я бы откладывала. У меня дочка сейчас, понимаете, дочка, ей около 30 лет, она говорит: «Мам, а смысл какой?» Сначала, помните, была ситуация, когда было предложено, если вы позже уйдете на пенсию, вам будет в 2 раза больше, опять там какие-то цифры, цифры... Понимаете, все это снивелировалось уже.

И сегодня, получается, люди, которые в принципе, ну была возможность жить как бы достаточно нормально и несильно работать, понимаете, то есть они вышли вроде как с пенсией 8, но доплата сегодня такая, что человек практически приравнен к человеку, который трудился. У меня вот мой знакомый хирург, он около 30 лет простоял, извините меня, за операционным столом, у него пенсия 16 тысяч. То есть получается, что вообще снивелированы, понимаете, сегодня понятия пенсионных выплат и пенсионных накоплений.

Константин Чуриков: Абсолютно точно, Татьяна. Нам сейчас наперебой разные регионы, Тульская, Воронежская область, Краснодарский край пишут одно и то же примерно, если так коротко изложить: «Нас обманут в любом случае».

Сергей Николаевич, чтобы нас не обманули, что происходит вот с нашими накопительными пенсиями, вот тех людей, которые еще не в пенсионном возрасте? Значит, они замораживаются, и что дальше?

Сергей Смирнов: Да, вы знаете..., с ними ничего не происходит и никто, я думаю, государство не пойдет на то, чтобы конфисковать эти накопления, вы прекрасно это понимаете, с этими деньгами ничего не происходит. Когда вы оформляете пенсию, вы получаете эти деньги либо в виде разовой выплаты, либо в виде, значит, какой-то доплаты месячной, там есть количественные критерии.

Оксана Галькевич: В виде баллов, Сергей Николаевич, разве нет?

Сергей Смирнов: Нет, не в виде баллов. Баллы переводятся в рубли, правительство ежегодно индексирует стоимость балла на уровень инфляции, да? Вот это есть такой момент.

Теперь по поводу вот этой нашей не возмущенной, но сомневающейся зрительницы, которая говорит, что у нее пенсия 14 тысяч, а неработающий тоже получает 12–13 по прожиточному минимуму. Я должен сказать, что тут два разных сюжета: первый – это страховая пенсия на самом деле, а второй сюжет – это пенсия социальная. И те люди, которые получают и не работали, вот эту самую социальную пенсию, получают право на нее где-то только через 5 лет после того, как получается право на страховую пенсию, ну а доплаты, вот такое законодательство. И идут эти доплаты не из страховой части, не из Пенсионного фонда де-факто, а из государственного бюджета на выплату вот этих самых пенсий. Поэтому...

Я с утра смотрел, или точнее днем, комментарий коллеги Сафонова из Финансовой академии, и я целиком и полностью разделяю его точку зрения: копить на пенсию в нынешней ситуации, мне кажется, особого смысла нет. Есть смысл использовать альтернативные финансовые инструменты. Есть депозиты, да, я понимаю, сейчас небольшой процент; есть облигации федерального займа для населения; для работающих есть индивидуальные инвестиционные счета. Короче говоря, да, платите налоги, точнее работодатель платит за вас в Пенсионный фонд России, а вы сами заботитесь о себе, вот в чем, как мне кажется, выход из той ситуации, которая есть.

Оксана Галькевич: Ну понятно, вы подвели нас просто к мысли, Сергей Николаевич, что спасение стареющих дело самих стареющих, да?

Сергей Смирнов: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: Пенсия – это наша в основном забота.

Константин Чуриков: Оксана, и голосуем еще...

Оксана Галькевич: Мы в принципе так примерно и предполагали. Спасибо. У нас еще один звонок...

Константин Чуриков: Это еще не все, не отключайтесь, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Смирнов: Хорошо.

Оксана Галькевич: Петр из Волгоградской области. Петр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ну конечно, накопительные нужны обязательно, и чтобы они были защищены, чтобы эти накопительные никуда не делись. То, что вот была ситуация, такой был период, когда люди работали всю жизнь по 30 лет, по 40 лет, эти накопительные были, в банках лежали, и потом эти накопительные уходили, и государство не находило концов. Чтобы просто в банках была какая-то защита, чтобы контролировали эти банки, чтобы не уходили куда-то налево, чтобы защищены наши...

Потому что, когда ты работаешь, зарплаты везде разные. Например, в Волгоградской области у меня зарплата, не везде платят 20–30 тысяч, я даже работал, мне платили 15 тысяч, а в районных у нас платят и по 5, и по 10 тысяч, понимаете? Поэтому я сейчас езжу везде по вахтам, потому что на эти деньги невозможно жить. Поэтому люди, которые зарабатывают большие деньги, пускай откладывают, но чтобы защищены были, дополнительную какую-то структуру придумать, чтобы государство контролировало.

Константин Чуриков: И смотрите, Петр, какая несправедливость. Вы говорите, у нас не везде платят по 20–30 тысяч, и мы понимаем, что 20–30 тысяч в Волгоградской области – это какое-то мерило благополучия. Сейчас нет времени проверять, но я уверен, что это ниже даже средней формальной по Росстату, по Минтруду зарплаты в регионе. Сергей Николаевич...

Зритель: Но это, понимаете, потребность человека. У человека средняя потребность должна, чтобы человек хоть сам себя кормил, ну тысяч 25 в среднем хоть была, а то не везде, а эти деньги не везде платят.

Константин Чуриков: Ну да, и этих денег нет.

Зритель: И везде, везде... Многие вот фермеры, у нас здесь везде фермеры, сейчас все земли выкупили...

Оксана Галькевич: Сельскохозяйственный регион, да.

Зритель: Да, раньше были совхозы и была стабильность, и многие... Человек жил, работал на тракторе, на машине, не надо было куда-то за километр ехать в Москву, на Север...

Константин Чуриков: Ну да. Но какая сейчас стабильность, Петр? Готовимся к рывку который год.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Николаевич, вот хочу вернуться к защищенности, о которой говорил наш зритель Петр...

Сергей Смирнов: Да-да-да, наш телезритель...

Константин Чуриков: Секундочку. С тех пор, как проголосовали люди, наши граждане за поправки в Конституцию, где, кстати, уже записано, что, значит, ежегодно гарантируется индексация пенсий, по-моему, даже не ниже инфляции и так далее. Вот это нас как-то защищает или нет?

Оксана Галькевич: Увидим в следующем году.

Сергей Смирнов: Ну, это защищает с точки зрения каких-то текущих... Вот вы получаете пенсию 10 тысяч рублей условно, инфляция 5% в году, значит, через год вы в худшем случае будете получать 10 500 рублей, не ниже инфляции.

Я о другом немножко тоже хочу сказать, о защищенности. Гораздо важнее, вот телезритель наш поднял вопрос, но он был не вполне корректен, накопительная часть – это совсем другое. Он говорил де-факто о накоплениях наших в тех же самых депозитах, в банках и так далее, а там наши сбережения реально защищены, 1 миллион 400 тысяч рублей при средней пенсии в России 14–15 тысяч рублей, – это, извините, 100 месяцев, это 8–9 лет, да? Это уже хоть что-то, понимаете?

Оксана Галькевич: Сергей Николаевич, это меньше возраста дожития, который рассчитывается как раз.

Сергей Смирнов: Да, я согласен.

Оксана Галькевич: Поэтому нет, надо защищать бо́льшие суммы. Если человек сознательно берется накапливать, стало быть, надо брать под защиту и под полные гарантии гораздо бо́льшие суммы, согласитесь.

Сергей Смирнов: И это уже, Оксана, не 50 или не 200 рублей, о которых сегодня с утра говорил Александр Львович.

Оксана Галькевич: Сергей Николаевич, вот нам пишут, что военные пенсионеры получают пенсию из бюджета, такая же мысль прозвучала в звонке нашего зрителя, платить просто напрямую из бюджета. Так ли это про военных пенсионеров и как вам такое предложение, такой алгоритм?

Сергей Смирнов: Я думаю, не только военные пенсионеры, извините, депутаты Государственной Думы, государственные чиновники...

Оксана Галькевич: Умеете подлить масло в огонь.

Сергей Смирнов: Нет, я не хочу подливать, просто вот действует вот такое законодательство, там у них совершенно другие принципы начисления пенсий, там индексация происходит на совершенно иных основах, по военнослужащим от оклада, повышается оклад последователю, занимающему ту же должность, ну условно командир полка, и на автомате повышается пенсия, значит, бывшему командиру полка, там другие абсолютно принципы, это действительно государственный бюджет, поэтому там совершенно другой вопрос. Справедливо это или не справедливо, важны эти 40–70% от должностного оклада? Коллеги, ну вот такое законодательство, вот Дума, Совет Федерации и президент подписали вот такой закон.

Оксана Галькевич: Да нет, Сергей Николаевич, законодательство понятно, вопрос в том, почему нельзя, собственно, сделать такое же законодательство для остальной части. Бюджет не потянет? Какие проблемы?

Сергей Смирнов: Я думаю, что, во-первых, не потянет бюджет. Кто будет... Вы понимаете, откуда взять доходы? Сейчас страховые взносы от этой заработной платы, которую мы получаем и которая идет в Пенсионный фонд, Фонд соцстраха, кстати, в федеральный Фонд обязательного медицинского страхования. И тогда получается, что мы должны откуда-то взять эти деньги. Пенсионный фонд России, я бы не стал его ни в чем обвинять, это чисто распределительная структура...

Константин Чуриков: Ключевое слово «чисто».

Сергей Смирнов: Они там... пенсии, материнский капитал и так далее. Я бы не искал там, я не думаю, что это какой-то... Понимаете, все равно те функции по выплате пенсий, которые сейчас осуществляет Пенсионный фонд, они лягут... Вы думаете, количество чиновников сократится? – конечно, нет, потому что эти же функции должна будет выполнять какая-то другая структура.

Константин Чуриков: Но как-то, подождите, Сергей Николаевич, мне кажется, из бюджета как-то надежнее, оно вот так раз и напрямую, понимаете, клиентоориентированный подход.

Сергей Смирнов: А вы знаете, бюджет-то у нас на очередной год будет дефицитным, и на следующий, и на 2022-й, и на 2023-й, насколько я понимаю по сегодняшнему законопроекту, который внесен в Государственную Думу. Так что неочевидно, что лучше, а что хуже.

Константин Чуриков: А мы как в Норвегии, там раньше так и назывался нефтяной фонд, он же как бы пенсионный и все.

Сергей Смирнов: А у нас Фонд национального благосостояния.

Константин Чуриков: А, вот так, да?

Сергей Смирнов: Это отдельная песня, его отдельно надо обсуждать, конечно, почему он не вполне расходуется так, как должен расходоваться.

Константин Чуриков: Ну, потому что задачи перед страной стоят большие.

Оксана Галькевич: Бюджет не потянет, Фонд национального благосостояния мог бы потянуть в принципе.

У нас еще один звонок, из Челябинской области Ирина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот у меня такой вопрос. Раньше всем прибавляли, индексировали пенсии одинаково, по тысяче рублей, а сейчас почему-то привязали это к пенсии, 7%. Вы представляете, если пенсия 70 тысяч, тот получает 7 тысяч, а у кого 10 тысяч пенсия, получает соответственно. А почему бы всем одинаково? Мы же сейчас пенсионеры, так сказать, никто не работает, пенсии у всех разные, прибавляли бы всем по тысяче, вот бы и копились пенсии, повышались бы, так скажем.

Константин Чуриков: Да. Я просто сразу подумал, насколько продукты подорожали, какие-то услуги, может быть, эта тысяча даже и не отбивает этих всех вещей.

Оксана Галькевич: Сергей Николаевич, а вообще, в принципе как должно быть в пенсионном обеспечении? Смотрите, у нас часть людей хотят какого-то равенства в этом вопросе, всем одинаково прибавлять, всем какие-то пенсии, чтобы по-честному из бюджета, а кто-то хочет, чтобы было все-таки какое-то разделение, если я трудился, значит, у меня пенсия должна быть больше, если ты сидел всю жизнь, то, пожалуйста, тебе и поменьше. Как должно быть?

Сергей Смирнов: Вы знаете, вот насчет нашей телезрительницы я, честно говоря, не помню, чтобы всем прибавляли по тысяче рублей, всегда была индексация на пенсию, которую вы де-факто получали.

Оксана Галькевич: Зрительница имеет, видимо, эти единовременные выплаты, помните.

Сергей Смирнов: Да, единовременные выплаты – это другой вопрос. Помните, там 5 тысяч выплатили когда-то работающим и неработающим...

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Смирнов: ...независимо от размеров? Это другой вопрос. И второй сюжет, я что-то не понимаю, где наша уважаемая телезрительница нашла пенсии в размере 70 тысяч рублей...

Оксана Галькевич: Да-да-да, мы тоже вздрогнули.

Сергей Смирнов: ...кроме как у военнослужащих, чиновников и так далее.

Оксана Галькевич: Ну, может, у депутатов?

Константин Чуриков: Ну точно факт.

Сергей Смирнов: Да, у депутатов и так далее, но у них там совершенно, я уже рассказывал, какой там порядок перерасчета пенсий. Поэтому здесь как бы не вопрос, это сделать, по-моему, просто нельзя.

Теперь вот второй сюжет, который вытекает из выступления нашей телезрительницы, из звонка, – это на самом деле одна из концепций будущего развития пенсионной системы, и такая точка зрения существует, она время от времени возникает, она, как правило, отвергается. Речь идет о том, чтобы платить, да, возможно, из бюджета всем поровну абсолютно, и это называется пособием (ну, чтобы никого не обижать, по старости) по достижении 65 и 60 лет.

Константин Чуриков: Серебряного возраста, как сейчас говорят, да.

Сергей Смирнов: Всем поровну, 15 тысяч рублей, все, получайте из бюджета, распишитесь, работали не работали и так далее, а все остальное – это зона вашей ответственности: копите в течение трудовой жизни, размещайте где-то, считайте свои расходы, свои доходы и так далее. И вот за счет этого обеспечить дифференциацию.

Константин Чуриков: Ну да, это в рамках новой концепции, но, как было в том не совсем приличном анекдоте, «концепция изменилась».

Сергей Смирнов: Это старая концепция, да.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Сергей Николаевич. Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики.

Оксана Галькевич: У нас очень интересные итоги опроса. Мы спрашивали вас, нужно ли отменять накопительную часть пенсии, и вот смотрите, у нас бо́льшая часть, 87%, если я не ошибаюсь, считают, что да, нужно отменять, не нужна она совсем. Вот так.

Константин Чуриков: Нет, я думаю, что она-то нужна, но в том виде, в котором это сегодня...

Оксана Галькевич: ...смысла в ней нет никакого.

Константин Чуриков: ...наверное, смысла это особого не имеет.

Мы продолжаем «ОТРажение». Через несколько минут о том, нужна промышленность, не нужна и какая вообще она, экономика настоящего и будущего.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)