Договор Россия - НАТО

Гости
Владимир Жарихин
политолог

Виталий Млечин: Американская сторона изучает российские проекты двусторонних договоров США и НАТО о гарантиях безопасности, об этом объявили в Белом доме. В пятницу МИД России опубликовал проекты документов, в которых изложены российские требования к США и НАТО относительно гарантий безопасности.

Ксения Сакурова: Ну, прежде всего, коротко расскажем, о чем вообще идет речь в этих бумагах. В договоре с Вашингтоном Москва предлагает закрепить принцип невозможности развязывания ядерной войны. От США требуется принять обязательства: исключить дальнейшее расширение НАТО в восточном направлении, отказаться от приема в альянс государств, ранее входивших в состав СССР. Кроме того, США не должны создавать военные базы на территории государств, ранее входивших в состав Советского Союза и не являющихся членами НАТО.

Виталий Млечин: В проекты соглашения с альянсом Москва предлагает вернуться к работе Совета Россия – НАТО, восстановить каналы связи и перестать рассматривать друг друга в качестве противников. Документ предполагает неразмещение Россией и странами НАТО своих Вооруженных сил на территории всех других государств Европы в дополнение к силам, которые уже находились на этой территории по состоянию на 27 мая 1997 года, а также исключение дальнейшего расширения НАТО, в том числе присоединение Украины и других государств.

Ксения Сакурова: Могут ли такие предложения быть приняты американской стороной хотя бы частично? Об этом будем говорить прямо сейчас. Что думаете вы? Напишите, позвоните, присоединяйтесь к беседе.

Виталий Млечин: Ага. 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – бесплатный номер для ваших SMS-сообщений.

Мы сейчас побеседуем с Владимиром Жарихиным, заместителем директора Института стран СНГ. Владимир Леонидович, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Владимир Жарихин: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Владимир Леонидович, как вы считаете? Требования в принципе, по крайней мере с точки зрения России, по-моему, вполне адекватные: мы перестаем рассматривать себя с НАТО как врагов, обязуемся не размещать оружие новое, НАТО обязуется не расширяться на восток. То есть от этого безопасность вроде должна только выиграть. Как вы считаете, с точки зрения американцев похожая логика или какая-то другая?

Владимир Жарихин: С точки зрения американцев нет. Мне кажется, они неслучайно взяли паузу. Господин Рябков уже сказал, что пока думают. А чего они так думают? А потому что, тем не менее, принципиальная позиция России поменялась, с моей точки зрения. Раньше мы все-таки рассчитывали, что называется, на добрую волю: мы объясняли, что ну не стоит это делать, не стоит переходить «красные линии», которые мы очертили, потому что это создаст проблемы не только для нас, но и для стран Европы. Они кивали головами, но при этом «красные линии» непрерывно переходили. И поэтому сейчас позиция России, с моей точки зрения, принципиально изменилась.

Во-первых, обратите внимание на субъект, к которому обращаются, – это Соединенные Штаты. Уже к европейским странам не обращаются, и неслучайно. Казалось бы, они в максимальной степени должны были быть заинтересованы в создании атмосферы безопасности в Европе, но сейчас в Европе такие власти, которые абсолютно безответственно относятся к очень многим вещам, в том числе и к безопасности собственных стран. И обратите внимание, вот господин Боррель, из него выскочило, что называется, не задумываясь: «Нет, нам это не подходит», – даже, что называется, толком не поглядев, а что Россия предлагает. Поэтому обращение к Соединенным Штатам и обращение уже не в качестве «ну давайте, мы разумные люди, мы не будем друг другу наступать на ботинки, давайте все-таки договоримся». Нет, если вы продолжите наступать на наши ботинки, мы начнем наступать на ваши.

Виталий Млечин: Ага. А как мы можем наступить на эти ботинки?

Владимир Жарихин: Это принципиальное отличие позиции. Раньше было: вот появится какая-то внятная команда в Вашингтоне и мы, в общем-то, помиримся, обо всем договоримся. Сейчас совершенно четко в России принято решение: с ними не договоришься, кроме как с позиции силы, и мы эту позицию силы, собственно говоря...

Ксения Сакурова: Так а разве в документе идет речь о какой-то позиции силы? Тут, наоборот, есть ощущение, что есть движение вперед, стремление договариваться. Про позицию силы как бы там нет речи, там не говорится «вот если вы не, то мы тогда да».

Владимир Жарихин: Так нет, раньше ведь, собственно говоря, все это было на словах: давайте обсудим, давайте поговорим. Вот предложение, в этом предложении мы предлагаем взять на себя определенные обязательства, и мы тоже готовы взять определенные обязательства. Если вы отказываетесь принимать эти соглашения, значит, мы тоже свободны в тех обязательствах своих, которые прописали в этом договоре, вот в чем дело. Значит, у нас...

Виталий Млечин: Так а чем мы можем ответить?

Владимир Жарихин: ...руки свободны, и да, если вы создаете для нас военно-политические проблемы на Европейском континенте, мы будем создавать для вас, Соединенных Штатов, военно-политические проблемы, и будем создавать еще более серьезные проблемы для ваших союзников в Европе.

Виталий Млечин: Каким образом, каким образом? Что мы можем сделать?

Владимир Жарихин: Много чего можем сделать.

Виталий Млечин: Ну, например?

Владимир Жарихин: Ну, например, мы можем отказаться от договора о ракетах средней дальности, раз. Во-вторых, мы можем приблизить наши средства доставки к Соединенным Штатам по-разному. Сейчас все время говорят, вот поставим на Кубе, поставим в Венесуэле, – не только это, есть морские системы базирования. Но мы тогда уже будем действовать симметрично, то есть в той же степени, в которой американцы устанавливают свои системы в Европе, мы будем устанавливать рядом с ними, и для этого у нас есть технические возможности.

Виталий Млечин: Ага. Давайте послушаем Сергея из Москвы, узнаем, что он думает. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ну, мое субъективное мнение совпадает с вашим инспектором, экспертом. Я вот что скажу. Американцы не будут соблюдать данные как бы предложения, которые высказало наше руководство, это первое. И второе. Я согласен, что, если американцы, допустим, примерно говорю, установят, как бы разместят ракеты в Прибалтике, нам надо разместить на Кубе, в Венесуэле и в ближайших странах, где государства разрешат нам это сделать, баш на баш. Разговаривают только с сильным государством: будем делать так – будут с нами разговаривать; будем только словесно с ними разговаривать, никто с нами разговаривать не будет. Это уже проходили, сколько раз проходили.

Виталий Млечин: Сколько?

Зритель: Сколько можно на одни и те же грабли наступать?

Виталий Млечин: Сколько раз проходили?

Зритель: По одной щеке ударили – надо другую подставить, что ли? Не надо, надо бить в лоб, тогда...

Виталий Млечин: Понятно, спасибо большое. «Бить в лоб» точно не надо... Но вот скажите, пожалуйста, выиграет ли безопасность мировая от того, что мы начнем ракеты друг напротив друга устанавливать, как вы считаете?

Владимир Жарихин: Выиграет наша безопасность, это самое главное для нас. Пока что мировая безопасность как бы работает в одну сторону, она не уменьшается для них, но уменьшается для нас, и для нас самым уже опасным способом, и мы больше терпеть этого не можем. В конце концов, да, это в определенной степени жест отчаяния с нашей стороны, со стороны России. Да, России, может быть, раньше надо было ставить вопрос именно в такой достаточно жесткой плоскости.

Виталий Млечин: Ну а мы всерьез исходим из того, что американцы могут по нам ударить? Какой в этом смысл?

Владимир Жарихин: А почему они не могут по нам ударить?

Виталий Млечин: А зачем?

Владимир Жарихин: Они могут ударить по Сирии, они могут ударить по Ираку, они могут ударить по Ливии...

Виталий Млечин: Нет, ну не надо сравнивать Россию с Ливией все-таки, Россия побольше, у нас есть ядерное оружие. Какой смысл им по нам ударять?

Владимир Жарихин: А почему вы считаете, что это будет сразу, так сказать, широкомасштабная ядерная война? Это могут быть, как теперь выражаются, непрямые действия. Это может быть, ну, что ли, создание нестабильности внутри нашей страны.

Виталий Млечин: А зачем?

Владимир Жарихин: Создание... Они будут заставлять нас тратить огромные силы на то, чтобы противостоять здесь, в Европе, тем угрозам, которые они создают. А мы говорим: мы не будем здесь тратить огромные силы, мы просто перенесем свои угрозы ближе к вам – вот то, что вроде бы не сказано, но на самом деле прочитывается в этих документах, и это принципиальное изменение позиции. Неслучайно, ну как бы это помягче сказать про нынешнего министра обороны очень большой и влиятельной страны Европы Германии... Когда она сказала: «Ну вот теперь Путин не сможет ездить в Париж заниматься шопингом», – ну вы понимаете, да, уровень? Вот да, не сможет, не только Путин, но и многие у нас, но это будет цена нашей реальной безопасности, которую мы будем обеспечивать несмотря на то, что нам, может быть, попытаются не дать заниматься шопингом в Париже.

Виталий Млечин: Понятно.

Спасибо большое. Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, был с нами на прямой связи. Обсуждали наши отношения с Соединенными Штатами и с НАТО.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
вообще то именно Карибский кризис 1.0. позволил перейти от холодной войны без правил к холодной войне по правилам. Но там реально сила и возможность ее применения встала против силы (в Турции против на Кубе). Пока же на расширение военной инфраструктуры НАТО на восток Россия отвечает дипломатическими демаршами и политической риторикой. а значит нам опять дадут "честное слово с синей печатью" - "не считать друг друга противниками" и продолжат вполне конкретное расширение военной инфраструктуры. Логика подсказывает, что без Карибского кризиса 2.0 мы не обойдемся.
Что предлагает Москва Вашингтону?